HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Саша Сотник

Рекламist

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: , 30.05.2008
Оглавление

15. Святое дело
16. Антисволочь
17. Мечта домового

Антисволочь


 

 

 

Шефу стукнуло пятьдесят. Вообще-то, ему исполнилось, но все утверждали, что именно стукнуло. Он и вправду поначалу ходил как пришибленный, а потом смирился. Сказал Карпиной:

– Вот мне полтинник, а не верится. Кстати, как я выгляжу?

– На все сто! – Брякнула Светка.

Тогда он объявил, что приглашает всех сотрудников в клуб. Принял позу римского императора и провозгласил:

– Я проставляюсь!

И все огорчились, потому что теперь надо было ломать голову по поводу подарка. Гудман тут же заявил, что никуда не пойдет.

– Он меня обидел, – объяснил Лева. – Вызвал вчера к себе и соплями забрызгал.

– Не специально же, – вступилась Карпина.

– Не защищай.

– Болеет же человек. И жена уехала в Бразилию.

– Отдыхать?

– Ясно – не работать. Они с ней поругались. Шеф сказал – «посрались в хлам». А он напрягся. Надо расслабить.

Гельфанд оживился:

– Идеи кончились? Заперло? «Пурген»! – и из тебя поперло! Подарим слабительное. Устроим оживляш!

Деревьев махнул рукой:

– Пошляк. Я могу написать его портрет. Обнаженку.

– Представляю себе комод, а из него торчит маленький ключик, – захихикала Карпина.

– Все вы тут пошляки, – обиделся Деревьев.

Бекетов предложил:

– У меня есть знакомый композитор. Пусть он песню для Шефа напишет. Он и стихами балуется. По дружбе выйдет недорого.

Все согласились. Вечером Бекетов привел композитора в офис. Карпина тут же влюбилась, а Деревьев увял. И было отчего: композитор до боли напоминал белокурого красавчика Сергея Есенина. Правда, излишняя манерность и высокий тенор частично разрушали внешний образ, но, с другой стороны, кто знает, каким Есенин был при жизни?

– Сразу видно: бездарность, – резюмировал Деревьев.

– Он для мясокомбината корпоративный гимн написал, – с гордостью парировал Бекетов, и тут же процитировал: «Мясники, мясники, все в кровище мужики!..»

– Какой кошмар, – сказал я.

– А по-моему, прикольно, – возразила Карпина. – Как вас зовут?

– Юлиан, – сладко пропел Есенин.

– Он еще и Юлиан, – с ненавистью передразнил Деревьев.

– Юлик пишет для рекламы, – тараторил Бекетов. – Ролик туалетного освежителя видели?.. Ну вот!

– Что-то не припомню там музыки, – вредничал Деревьев.

– Да ты вообще глухой! – раздражался Бекетов. – Там в ритме вальса пшикает баллончик.

– Прикольно! – вторично восхитилась Карпина. – Нам как раз с композиторами не везло. Можно посотрудничать.

– И сколько стоит этот гений туалетов? – съязвил Деревьев.

– Полтинник с носа, и песня зазвучит? – Бекетов вопросительно посмотрел на Юлиана. Тот кивнул.

Деревьев напрягся, подсчитывая убытки:

– Да я за такие бабки Чайковского воскрешу!

– Жмот, – заявила Карпина. – Лично я – за! Женька, что ты молчишь?

Я пожал плечами:

– Да мне как-то все равно.

– Пусть пишет, – сказал Гудман. – Только чтобы нот побольше.

– И прикольнее, – вставила Карпина.

– Смени пластинку, – буркнул Деревьев.

Бекетов поставил задачу:

– Шеф у нас нормальный, с чувством юмора. Не сказать, чтобы сволочь, скорее, наоборот. Музыку уважает. Когда добрый, даже поет.

– Что поет? – спросил Юлиан.

– Марши вермахта. Сам слышал. Так что музон должен быть резкий и терпкий, чтоб бил наповал.

– Ты ему про свой запах не рассказывай, – встряла Карпина. – Юлик, напиши… Можно на «ты»?.. Напиши в стихах его человеческую характеристику, чтобы стало понятно, как мы к нему относимся.

– А как вы к нему относитесь?

– Херово, – злобно молвил Деревьев.

– Не сбивай автора! – возмутился Бекетов. – Мы относимся к нему как к источнику благосостояния.

– Как к носителю геморроя, – добавил Гельфанд.

– Как к соплежую, – вставил Гудман.

– Короче, типичное начальство, – подвел итог Бекетов. – Все ясно? Песня должна быть готова послезавтра.

Юлиан снова кивнул. Мне показалось, мы его смутили. Но истинный профессионал всегда найдет достойный выход. По крайней мере, я так думаю…

Через день после обеда Шеф уехал на переговоры. Все собрались в его приемной. Бекетов светился от счастья:

– Это будет суперсюрприз! Юлик уже в пути. Везет диск. Песня записана!

Композитор вальяжно вплыл в помещение. Он выглядел как лауреат, отхвативший государственную премию. Достал из кармана диск:

– Готовы к прослушиванию?

Карпина закатила глазки в предвкушении. Гудман саркастически усмехнулся. Деревьев вздохнул. Гельфанд потер руки. Бекетов воскликнул:

– Йес, маэстро!

Маэстро вставил диск в проигрыватель. Первые аккорды напомнили о реализации нацистами блицкрига, за ними последовала шокирующая барабанная дробь, как перед расстрелом и, наконец, зазвучали слова. От первых же строк я едва не лишился дара речи. Певец, следуя истеричным интонациям фюрера, по-рэпперски внушал:

 

 

Наш любимый Шеф – просто душка…

 

 

«Кто такая Простодушка?» – подумал я, и бросил взгляд на вытянувшиеся физиономии присутствующих. Солист, между тем, не унимался:

 

 

Мягкий, – йо! – как большая подушка;
Пусть иногда он сопли пускает,
Челюсть роняет, быстро вправляет!
Это прикольно! Это вставляет!

 

 

Припев, явно украденный из песни про «Черный бумер», безапелляционно утверждал:

 

 

Антисволочь, антисволочь,
Ты нам платишь, всех любя.
Антисволочь, антисволочь,
Как прожить нам без тебя?..

 

 

Это безобразие повторялось несколько раз, рождая ассоциации с черной нечеловеческой неблагодарностью, переходящей в коллективную ненависть. И тут дверь резко распахнулась и на пороге появился Шеф. Его лицо полностью соответствовало услышанному: челюсть сотрясалась, усы топорщились, глаза подмигивали, пораженные нервным тиком. Бекетов метнулся в сторону проигрывателя и прервал прослушивание. Воцарилась финальная сцена «Ревизора». Шеф нарушил молчание первым:

– «Ах ты сволочь»?.. – Прошептал он, доставая носовой платок. – Это кто «ах ты сволочь»?.. Это я «ах ты сволочь»?!..

Бекетов подскочил к Шефу, и замямлил:

– Антисволочь, анти… Это сюрприз. Ода к юбилею.

Однако Шеф его не услышал:

– Я вам покажу «ах ты сволочь»! Совсем охамели! Всех разгоню! Вообще меня в хер не ставите! Да таких как вы в Москве – «пучок – десять копеек»! Кто написал эту дрянь?

Бледный композитор сделал шаг вперед.

– Кто это? – пренебрежительно спросил Шеф.

– Автор, – растерянно пробормотал Бекетов.

– Сам ты сволочь! – возопил Шеф, пуская сопли и поспешно сморкаясь. – Хрен вам, а не юбилей! Все вон отсюда! Работать!..

Весь вечер в офисе было тихо. Есенин испарился тут же, словно его и не было. Гудман уехал к Надежде. Деревьев с Гельфандом забились в монтажную, откуда предпочли не вылезать. Бекетов сидел на кухне и нервно грыз ногти. Мы с Карпиной явно мешали ему думать. Я спросил Бекетова:

– Что же ты, проконтролировать не мог?

– Какой контроль? Он – мастер. Вон какую музыку пишет, – отмахнулся Бекетов.

– А по-моему, он вор. Слизал тему с «Черного бумера».

– Не придирайся. Это вынужденная цитата. Времени-то было мало!..

– А мне понравилось, – заявила Карпина.

– Это ты Шефу скажи, – ответил я.

– Да ну его. Тоже мне, юбиляр.

Бекетов решительно хлопнул себя по коленкам:

– Я исправлюсь. Сам облажался – самому и отвечать.

– Что ты опять задумал? – спрашиваю.

– Неважно.

– Не ходи к нему. И вправду ведь уволит.

– И не собираюсь. Будет ему подарок…

Спустя пару дней неугомонный Бекетов снова всех собрал в приемной Шефа. Загадочно щурясь, извлек из дипломата керамическую фигурку в виде толстого мужика в коричневом пальто, на котором желтыми буквами было написано: «ШЕФ». Мужчина явно смахивал на приблатненного «нового русского» с характерной распальцовкой. К тому же, у него отсутствовали усы.

– Ну, как? – спросил Бекетов.

– Допустим, на это Шеф не обидится, – сдержанно ответил Гудман.

– Не факт, – сомневался Гельфанд.

– Не похож, – капризничала Карпина. – Шарм не тот.

– Шарм будет. Мой креатив не подведет.

Он явно ждал появления Шефа. Наконец, дверь в приемную открылась.

– Что-то опять? – многозначительно спросил Шеф, надвигаясь на Бекетова.

– С юбилеем вас, – ответил тот, указывая на фигурку, и вновь полез в дипломат. Шеф придирчиво осмотрел «нового русского», но ничего криминального в нем не обнаружил.

– Спасибо, – облегченно выдохнул Шеф.

И тут Бекетов извлек из дипломата нечто стеклянное и фаллообразное.

– Что это? – спросил Шеф, бледнея.

Бекетов пафосно возвысил голос:

– Вы утверждаете, что никто вас в хер не ставит. Это категорически не так. Сей стеклянный символ плодородия и силы, что выдул мой друг из Гусь-Хрустального, как нельзя лучше отражает наше уважение к вам как к человеку и начальнику! – И решительным движением Бекетов накрыл фигурку стеклянным членом. – Вот!

Все обалдели. Внутри стеклянного фаллоса Шеф – точнее, его олицетворение, – смотрелся столь же нелепо, как балерина в скафандре.

– Кстати, насчет члена, – рискованно продолжал Бекетов. – В советской энциклопедии слова "член" как пенис, не существует. Там есть Чкалов, снова Чкалов, но уже город, затем Чкаловск, потом певица Чкония, следом – член, как дифференцирующее служебное слово, и наконец – член семьи. А члена нет. Сразу членистоногие. Отбросим предрассудки! Воспоем уважение!

– Он, гад, еще и подготовился, – шепнула Карпина.

– Нет, я когда-нибудь вас всех уволю, – процедил Шеф. Тем не менее, было видно, что он оттаял. – Ладно. Вечером не расходитесь. Я проставляюсь.

– С юбилеем вас! – радостно защебетала Карпина.

– С полтинничком! – добавил Савка Гельфанд.

– Нам причитается премия? – схохмил Бекетов, получив в ответ:

– Не наглейте…

Праздник удался. А керамический «новый русский» так до сих пор и стоит внутри члена, шокируя неискушенных заказчиков. Шеф по-детски им гордится, каждый раз повторяя:

– Отбросим предрассудки…

 

 

 


Оглавление

15. Святое дело
16. Антисволочь
17. Мечта домового
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!