HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 г.

Алексей Видьманов

Объятие вестницы

Обсудить

Новелла

  Поделиться:     
 

 

 

 

Купить в журнале за октябрь 2021 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

На чтение потребуется 27 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 18.10.2021
Иллюстрация. Автор: Дарья Гирина. Название: «Сирин - Птица печали в раю». Источник: https://daragir.artstation.com/projects/e2Nm3

 

 

 

«Всякое явление на Земле есть Символ, и всякий Символ есть открытые врата, через которые Душа, если она к этому стремится, может проникнуть в недра мира, где Ты и Я, день и ночь становятся едины».

 

Герман Гессе. «Ирис».

 

 

Весь день, вечер и всю как-то незаметно подкравшуюся ночь Станислав Вадимович пытался прекратить заниматься своим излюбленным делом – употреблением спиртных напитков. Но попытки были вялые, жалкие и явно не в пользу зачинателя такого благого и богоугодного дела. Очередная бутылка водки, величественно возвышаясь над всевозможной закуской, да и над всей обстановкой большой, светлой комнаты Станислава Вадимовича, как всегда была «королевой застолья». Только ей он поклонялся, не признавая больше никаких святых, родных и знакомых, всех, кто всячески, духом, словом, а бывало, и делом мешал проведению обряда посвящения его, Станислава Вадимовича, в бессловесное мычащее существо. Посвящение длилось уже третью неделю, что по меркам хозяина квартиры было делом самым обыкновенным.

Опрокинув в себя ещё несколько «божественных» рюмок, посвящаемый в «существо» с превеликим трудом достал из тарелки кружочек сервелата и, погрузив его в рот, нехотя принялся жевать. Включённый монитор компьютера, где шёл какой-то героический фильм, помогал Станиславу Вадимовичу совсем не лишиться рассудка. Но помогало это на какое-то короткое время. В конце концов веки упрямо потянуло вниз, отяжелевшая голова склонилась к груди, и телу ничего не оставалось, как распластаться на родном и уютном полу.

В такие моменты Станислав был похож на мертвеца, ни всхлипом, ни храпом не выдавая в себе жизненного присутствия. Спал он, не видя сновидений. Никто не тормошил и не поднимал его, пытаясь перенести на диван. Мужчина жил много лет как разведённый с женой, которая любила, мучилась, но всё-таки накопившиеся боль и усталость вынудили женщину навсегда исчезнуть из этого замкнутого круга. Только рыжий кот Персик, степенный, с умными зелёными глазами, единственный мыслящий обитатель холостяцкой квартиры, бывало, подкрадывался понюхать своего хозяина. Даже вздыхал по этому случаю и уходил восвояси на своё любимое кресло.

Проснулся Станислав от обжигающего холода, который пронзал и лихорадил в ознобе всё тело. Голова не болела. Лишь одна мысль пчелой жужжала в ней и не давала покоя: «Я не допил… ещё…». Он с большим усилием поднялся на ноги, протёр заплывшие глаза и подошёл к столу. Увидел, что в вожделенной бутылке ещё оставалось немного горячительного. В душе сразу потеплело, озноб поутих, и тяжело опустившись на жалобно скрипнувший стул, Станислав продолжил возлияние. Из другого конца комнаты, лёжа в своём любимом кресле, на хозяина сердито взирал кот. Он терпеть не мог пьющих и всей своей кошачьей сущностью презирал Станислава Вадимовича.

 

За окном уже вовсю куролесила весна, заботливо обдавая всех и вся тёплым настырным дождем. Ветер всё ещё больно кололся и норовил выморозить незакрытые лица торопливых прохожих. Но это предчувствие какой-то новой, пробуждающейся жизни, от которой невозможно было укрыться ни за какими дверями и стенами, будоражило душу, сотрясало сознание, переделывая, перекраивая его под себя. Сознание Станислава, стоящего на полусогнутых трясущихся ногах у окна, тоже изрядно сотрясало. Держась за подоконник некрепкими руками, он вглядывался в очертание улицы, где редкие автомобили и люди казались ему чем-то неестественным и чуждым всякому пониманию. Капли дождя, неустанно бросаясь в стекло, как был уверен Станислав Вадимович, насмехались над ним, и были похожи на гадкие, бессовестные кляксы.

Уже лёжа на диване, страдалец, вытирая полотенцем лоб от липкого пота, в полной мере начал ощущать все тяготы интоксикации. Напившись подсолённой воды, он несколько раз вызвал рвоту, выпил разведённый в воде порошок энтеросорбента и снова рухнул на диван. Шёл третий день его отказа от алкоголя. Сердце неистово колотило в грудную клетку, пальцы рук сводило, превращая их в крючковатые сучки, и Станислав Вадимович начал читать все молитвы, которые знал, и те, которые знал наполовину, страшась, что наступают последние минуты его никчёмной жизни.

Даже кот, на некоторое время отбросив своё презрение, чего никогда не случалось ранее, прыгнул на диван к больному хозяину и, положив рыжие лапки ему на грудь, с тревогой посмотрел Станиславу в глаза. Тот погладил своего питомца нетвёрдой рукой и скорбно улыбнулся:

– Персик… котейка мой… видишь, совсем мне плохо. Измучила меня эта проклятая водка. Да никто же мне в глотку её не льёт, сам, дурак, себя гроблю, сам убиваю. Прости ты меня, милый… прости.

И казалось, кот дословно понимал всё сказанное, проникаясь жалостью к хозяйской боли. Изумрудные глаза животного обволакивала грусть, смешанная с недоумением. Станислав Вадимович переводил измученный свой взгляд с кота на стол, где ещё стояла и кисла неубранная закуска да пустая бутылка, при виде которой становилось ещё горше и тяжелее на сердце. Кот спрыгнул с дивана, прошёл до дверного проёма и, оглянувшись назад, пронзительно и требовательно замяукал. Это означало, что Персик голоден и его нужно покормить, и покормить без промедления.

– Я иду… иду. Подожди.

Станислав поплёлся за котом на кухню. Вынув из холодильника кусочки рыбы, он положил их в кошачью миску, долил воды, а потом долго смотрел, как кот с аппетитом уничтожает свой обед.

«Нужно бы побриться, оброс до безобразия», – с досадой подумал Станислав, разглядывая себя в зеркале в ванной. Но сил на эту процедуру у него не было. Не было сил буквально ни на что. Мягкий спасительный диван опять погрузил в себя болезного хозяина, который с валидолом во рту уснул до наступления ночи. Ночь принесла с собой скребущую тоску, и едва уловимые звуки музыки, которые звучали тихо, ритмично и нежно, словно боялись потревожить чей-то покой. Станислав Вадимович открыл глаза. «Похоже, что кто-то из соседей лечит бессонницу джазом», – подумал он и, напрягая слух, попытался определить местоположение полуночных меломанов. Казалось, что музыка лилась отовсюду.

Она становилась всё отчётливей и смелее. Тромбон, рояль, ударная установка слились в единый организм, к ним присоединились саксофоны. Станислав приподнялся с дивана, опустив ноги на пол. Только сейчас он понял, что джазовый концерт включился ни где-нибудь за стеной; он включился в его голове, в его сознании.

«Как же такое может быть? Я совершенно трезв. Чудится мне всё это? Снится?», – думал Станислав Вадимович, но мысли испуганно разбегались, мешая сосредоточиться. Протянув руку к письменному столу, он включил ночник. Белый, холодный свет вспугнул черноту ночи, осветив потускневшие обои с замысловатыми фигурками. Фигурки вдруг задвигались, зашуршали обойной бумагой, превращаясь в забавные рожицы и человеческие силуэты. Энергично встряхнув головой, Станислав Вадимович, тяжело дыша, со свистом в грудной клетке дошёл до середины комнаты. Музыка в голове стала почти не слышна, а через несколько мгновений смолкла совсем, подчиняясь невидимому и таинственному дирижёру.

И вот в этот самый момент, когда хозяин взял со стола графин с водой и уже было приготовился принять живительную влагу, в голове раздался чёткий, знакомый, но почти забытый «окающий» голос из прошлого:

– Ну, вот Стасик… ты и сошёл с ума.

На мгновение Станислава замутило. Он отставил графин, с опаской огляделся по сторонам, пытаясь обнаружить обладателя такого знакомого голоса, но, кроме спящего в кресле кота, никого не увидел. Голос в голове тяжело дышал. Слышан был каждый вдох и выдох невидимого пришельца, который с каждой секундой вселял в сердце необъяснимый, необъятный ужас.

– Стасик, ты узнал меня? Это я, твой дед Семён, – продолжал вещать голос. – Не бойся…

– Что со мной происходит, почему я слышу тебя? – решился заговорить Станислав, медленно опуская безвольное своё тело на стул, который опять жалобно скрипнул.

– Я же говорю, ты сошел с ума, внук… Мы часто наблюдали за тобой с бабушкой Верой, её-то не забыл? Ты неплохой человек, но мозг твой отравлен алкоголем, повреждена психика…

– Дед, если ты и правда мой дед, то почему я не слышал тебя раньше? Я не сумасшедший, ты врёшь, боже! Да что же это за муки такие!

Станислав вскочил со стула и, побледневший, в остервенении заходил по комнате, обхватив голову трясущимися руками. Наконец долгое бесцельное хождение утомило его, и ноги сами повели тело к зовущему ложу.

«Я сошёл, сума… вот так, просто, взял и стал идиотом, помешанным»,– зло подумал Станислав, натягивая на себя холодное одеяло.

– Не просто стал, нет, – проговорил голос. – Ты шёл к этому долгие годы, постепенно теряя себя и близких. Внук, ты умный человек… но водка… – Чувствовалось, что деду Степану тяжело говорить. Он делал паузы, словно пытался подобрать наиболее нужные и правильные слова, выискивая их в недрах своего потустороннего разума, если это можно было назвать разумом. – Стасик, ты долгие годы не общаешься с родителями, так нельзя. Они твоя родная кровь. Кроме них у тебя никого нет, совсем никого.

– Кто… я не общаюсь с ними? Я пытался, много раз связывался с матерью, но она… она не может сейчас считать меня своим сыном, я уже не говорю об отце, который видит во мне исчадие ада. Я всё это заслужил. Все рухнуло.

Станислав Вадимович вытер со лба выступивший холодный пот, закрыл глаза и почувствовал, как незаметно и мягко к нему стала прикасаться лёгкая рука дрёмы, убаюкивая и расслабляя напряжённые мышцы. Он уже было совсем уснул, но глас деда в ушах заставил вернуться в реальность:

– Не уснёшь, не старайся. Когда приходим такие, как мы, в ваши больные головы – сны прекращаются.

Станислав Вадимович жалобно заскулил, перекатываясь со спины на живот, издавая при этом звуки, подобные щенячьему визгу. Кот уже давно не спал, он привстал в кресле и неотрывно следил за хозяином, быть может, почувствовав, что с ним происходят каки-то отвратительные вещи. Замысловатые фигурки на обоях снова засуетились, пришли в неистовое движение, зашипели и зашуршали бумагой. Некоторые из них толкались и попискивали противно, жалко, будто мыши.

– Кто же ты такой? Кто? – неожиданно и резко спросил Станислав, почти перестав дышать от напряжения.

Пауза была недолгой, дед Семён, похоже, даже обрадовался такому вопросу.

– Я пришёл разбудить твою душу, внук. Я хочу, чтобы она наконец проснулась и встряхнула так сильно, что при виде твоём, отражённом в зеркале, ты понял, кем стал. Считай, что я посланник твоей души. Неужели так интересно, кто я на самом деле?

Нерадивому внуку было очень интересно. Но спросить об этом ещё раз, или даже подумать, было невыносимо страшно. Думать тем более становилось ещё страшнее, так как все мысли его послушно и покорно перетекали в существо, которое именовало себя «дедом».

И Станислав Вадимович, крепко зажмурясь до красного тумана в глазах, пытался представить её, душу свою, которая, сжавшись от боли в серый дрожащий комок, стонала от нестерпимой боли.

«Душа-то есть во мне, чувствую… как же без души человеку», – с сомнением и робкой надеждой пытался размышлять несчастный обладатель души.

– Твоё эфирное поле истончено спиртом до крайности, – снова продолжил голос. – Защитное поле нарушено. И когда это происходит, приходим мы.

– Вы? Кто – вы? – не удержался от вопроса Станислав и тут же ужаснулся от своего любопытства.

– Те, кого в обычном состоянии не услышать и не увидеть. Смирись с этим, внук. В твой больной разум захотят забраться многие… Они не отпустят, пока не выпьют всю жизнь из твоего тела. Борись.

 

Так и лежал несчастный страдалец весь остаток ночи, закутанный серым одеялом, сливаясь с ним такого же цвета лицом, не смея моргнуть, остановив свой пустой взор на потолке. Он уже не слышал дыхания и окающий голос деда, но по-прежнему опасался думать о чем-либо, что удавалось крайне тяжело, да и было почти невозможно. Мысли, как назойливые мухи, всё равно просачивались в отяжелевшую от бессонной ночи голову и кружились там, натыкаясь одна на другую, выматывая ещё больше. С наполнившим комнату освежающим утренним светом Станиславу Вадимовичу пришло неожиданное, даже дикое желание закурить, да так пришло, что свело скулы. Он знал, что где-то в ящике письменного стола лежала пачка сигарет, лежала больше года, так как курить её было некому. Хозяин бросал.

Через минуту Станислав Вадимович уже сидел на табурете на кухне и втягивал в себя сигаретный дым, не спеша, наслаждаясь каждой затяжкой. И с каждой новой затяжкой приходило состояние лёгкого опьянения, и начинали приходить воспоминания об ушедших годах, которые так отчётливо предстали перед глазами, что в глазах этих набухли нежданные слёзы. Станислав представил свою бывшую жену, даже не представил, а как будто вызвал её образ у себя в воображении и залюбовался его правдивостью и красотой восприятия. Её звали Людмила. Мила, как всегда называл муж, зеленоглазая шатенка, хозяйка домашнего уюта и чистоты. Она очень хотела ребёнка. И ребёнок вполне мог родиться. Он был уже в утробе матери и спокойно ждал своего часа увидеть этот мир, но Станислав Вадимович так часто принимался накачивать свой организм алкоголем, что в супруге начали происходить разительные перемены, и в один не самый лучший летний день молодая чета поехала делать аборт. Он ждал её у больницы. Сидел на свежевыкрашенной в жёлтый цвет скамейке, и горькое, невосполнимое чувство утраты своего, родного, всё плотнее и больнее давило на сердце. Мила вышла к мужу, перекидывая ремешок сумочки через голову, стук каблучков её туфель сбивался с уверенного ритма, лицо выглядело побледневшим, но в то же время выражало необычное спокойствие и облегчение.

Она подошла, обняла сидевшего, подавленного, как неживого Станислава, и тот, уткнувшись лицом ей в платье, уже не в силах сдерживать всю горечь потери своей, зарыдал горько и беззвучно. Это было ощущение двойного убийства. Убийство маленького существа, крохотного человечка, который даже не успел посмотреть на свет божий, и убийство его, Станислава, несостоявшегося отца, который понял это слишком поздно. Не это ли позднее понимание оказалось безвозвратным, уверенным скольжением в пучину небытия? А может быть, эта пучина уже была под ногами и ждала удобного случая? Станислав Вадимович чувствовал себя подлым соучастником преступления, пусть даже убитым и раздавленным, и это чувство сейчас вновь захватило его. Захватило первый раз за долгие годы пьяной отрешённости от всего былого и настоящего.

 

Голоса пришли неожиданно, бесцеремонно, не дожидаясь ночи. Это были даже не голоса, а сгустки зла в огромной концентрации.

– Мы звери! – вопили они, рассевшись основательно в голове. – Мы гарпии! Мы смерть!

Станислав слышал их разъярённые возгласы в обоих ушах, чувствовал даже противный, смердящий запах, исходящий отовсюду. Они клацали зубами и вонзали свои поганые когти ему в мозг. В какие-то минуты этой несносной вакханалии казалось, что вся квартира, прихватив с собой всё содержимое в ней, вместе со всем холодным ужасом, падает в другой мир, мир, из которого никто и никогда уже не сможет возвратиться.

– Отстаньте… убирайтесь, гадкие твари, в свой ад! – кричал Станислав, сжимая и разжимая кулачки в бессильном своём негодовании.

– Мы твой ад! Мы навсегда теперь вместе! – огрызались в ответ неуёмные существа, с новой силой продолжая изводить свою жертву.

Голова его сделалась настолько тяжела, что онемевшая, ослабевшая шея прогибалась под её тяжестью, и приходилось поддерживать голову ладонями, чтобы случайно не разбить её о стену. Эта беспомощность настолько забавляла тварей, что они переходили от лютой злобы к шипящему осмеянию и радостному визгу. Голова болела, кружилась, как ржавая карусель в бесконечном кружении, и тогда, вот тогда к Станиславу пришла мысль избавиться от своей обременительной головы. Он был уверен, что мысль эта принадлежит ему, а не кому-то извне. Но все мысли теперь являлись достоянием кого-то ещё. Гарпии сразу же услышали это страшное, отчаянное желание и, подавившись злобой своей, замолкли. Они испугались. Испугались такому неожиданному повороту, который угрожал уже их поганой сущности. Станислав Вадимович поднялся с табурета, и спасительная решимость овладела им.

Стало вдруг так легко и свободно осознавать, что весь этот ужас скоро закончится, скоро наступит долгожданный покой и тишина, стоит всего лишь избавиться от опостылевшей головы.

«Мне нужно что-то найти… чем же это сделать?» – соображал Станислав, выдвигая один за одним ящики кухонного гарнитура. Глаза его жадно блуждали по шкафам, из которых через мгновение полетели банки с приправами и крупами, потом снова копание в ящиках, и вот уже в руке, будто приклеенный, оказался серебристый нож с крупными зазубринами. Чуть замешкавшись с выбором места своей казни, бедолага бросился в комнату. В темноте косой прямоугольник света от ночника зловеще пялился на него тусклыми обоями. Станислав Вадимович сделал несколько шагов к дивану и, не дойдя до него всего ничего, осел по стене на пол, едва не опрокинув ночник. Правая рука всё ещё сжимала рукоять ножа, и желание покончить с собой росло, как злокачественная опухоль, разрастаясь и проникая во все измученные алкоголем органы.

«Резану… только посильнее… порезче. Не достанете уже», – злорадствовал Станислав, и стальные зазубрины уверенно вцепились в покрытое испариной горло. Оставалось сделать всего лишь штрих, одно движение рукой, и коварный капкан, который не выпускал из своего бесконечного, изнуряющего плена, разлетится на мелкие, ядовитые осколки. Окинув прощальным взором квадрат своей комнаты сквозь душный полумрак вечера, Станислав заметил, как две серые тени, одна большая, а другая совсем маленькая, плавно выплыли к нему из дверного проёма. Они застыли у обеденного стола, чего-то выжидая, но через мгновение продолжили свое упрямое движение, всё ближе и настойчивей сокращая расстояние до онемевшего от ужаса самоубийцы. Станислав Вадимович почувствовал, как стылый бетон стены вжимается в его спину. Ещё какое-то мгновение, и... [...]

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в октябре 2021 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года в полном объёме за 97 руб.:
Банковская карта: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина» и введите ключ дешифрования: 1KREiYCtRGAQvNdRvAcEHw
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению октября 2021 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

 

 

  Поделиться:     
 
Акция на подписку до 1 июня

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за март 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2022 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?
Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

http://magazin-veshalok.ru вешалки деревянные для верхней одежды купить.
Поддержите «Новую Литературу»!