HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 г.

Владимир Юрлов

Гексаметрическое разложение

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: , 28.08.2008
Оглавление


1. Хронологическая дебильность
2. Гипнотическая дебильность

Хронологическая дебильность


 

 

 

Темнота. Тишина. Я – в обоих. Лучше бы толпы людей кричали, будто их собираются сбросить с утеса. Лучше небо разверзлось луной и проблевалось звездами, но неба нет, и ничего нет, даже меня. Я – частица всеобщей пустоты, но частица щупающая, подслушивающая и зыркающая в беззвучную темноту, которая стала миром без рук и ног, подпорок и кишок, нетерпеливых губ и сморщенных лбов. Это мир без смысла и даже без претензий на смысл. Безмолвная темнота обсасывает меня, стараясь выкачать из моего тела все, что я знал до сих пор. Я, как сгусток умирающего концентрата, забываю свое предназначение, потому что нахожусь в полнейшей изоляции.

Я получаю новое знание, ощупывая себя. Зондирование собственных органов помогает мне вспомнить свою внешность. Я подергиваю себя за волосы, потом вдыхаю пещерность полной грудью. Гранитные скалы простираются на тысячи миль во все стороны (об этом я только догадываюсь), не давая проникнуть в эту пространственную ловушку ни одному звуку. Нельзя сказать, что я заперт, просто нахожусь в пазухе мира, не имеющего предела. Чтобы проверить это, я двигаюсь на ощупь, но не могу встретить стену, которая ограничивала бы меня. Тогда я опускаюсь и осязаю пол. Он сух и гладок, и это меня успокаивает, потому что для меня это новая информация, проникающая извне. Нужно сконцентрироваться и не забыть о свойствах пола. Хотя нет. Если я забуду, то в любое время смогу снова опустить руки и прикоснуться к нему. Но вдруг когда я дотронусь до пола во второй раз, свойства его изменятся? Тогда я забуду, каким был первый пол.

Я знаю, что мне нужно бежать отсюда в поисках выхода, который подарит мне свет. Я бегу наугад, прислушиваясь к равномерному топоту ног, боящихся пропасти. Порядочно устав, я останавливаюсь и изо всех сил подпрыгиваю, желая достать рукой до потолка. Сверху ничего нет. Есть только пол и мое бьющееся сердце, которое я сейчас отчетливо слышу.

Я хронологически дебилен, ибо не ощущаю движения времени. Время для меня – это аппендикс, который вырезала темнота, запечатленная в тишине. Я не хочу делать зарубки на полу, как Робинзон, потому что мне нечем их делать, да и незачем. Время мне нужно только для успокоения. Чтобы чем-нибудь заняться, я сажусь по-индейски и принимаюсь считать аритмичные удары своего сердца. Время – это противное средство от скуки. Оно свернулось и утекло, захватив с собой все остальное. Оно бросило меня, и я обезвременел. Более того, я неизлечимо болен безвременьем, а отсюда вывод, я – дебил, страдающий авременностью.

Теперь я кричу, чтобы хоть что-нибудь слышать. Если бы эхо возвратилось, я бы подумал, что мне отвечают. Мой голос не способен родить эхо, потому что он летит в никуда, и ему не от чего отражаться. Страшно без эха. Мне нужны ориентиры. Я пою песенку в пять куплетов, стараясь зафиксировать в памяти момент, когда эта песенка началась и когда закончилась. Таким образом, я вырываю из небытия приблизительно две минуты, которые мне понадобятся, чтобы запомнить их навсегда.

Я заболеваю амысленностью, а это самое страшное. Чтобы избежать этого, я начинаю думать о сущности темноты и тишины, запертых в пустотелость. Так, все понятно. Темнота сложена вчетверо, как лист бумаги, на котором расплылась вечная клякса. Темнота – это простое вещество, имеющее атомную массу ноль и состоящее из ионов тишины, точнее тишина – анион, а катионом являюсь я, потому что иногда кричу, щелкаю языком, хлопаю в ладоши и пою. Стоит мне только подумать о тишине, как я понимаю, что с ней вообще дела плохи. Сначала она скрутилась спиралью, потом беззвучно развернулась рулоном, затем начала развеваться лентами. Пытаясь увидеть горизонт тишины, я опускаю в нее руку, представляя, что все остальное мое тело находится вне ее.

В моей теперешней жизни все примитивно просто. Не над чем раздумывать. Все и так ясно. У меня нет красного мелка и крысиного хвоста. Впрочем, остального у меня тоже нет. Лучше бы здесь открыли лазарет для больных брюшным тифом. Тогда я стал бы железной поскрипывающей койкой и смог бы кого-нибудь держать, время от времени поскрипывая пружинами. Я мечтаю стать апельсином, который съела дамочка с короткой стрижкой. Я легко адаптировался бы у нес в желудке и прежде чем разложиться, все-таки понял, зачем я был. Вся моя беда в том, что я не знаю, кто я и к чему должен приспособиться.

Полно молекул, и я – одна из них. Не слышно, чтобы мир гнил. Вообще ничего не слышно, и я лежу, раскачиваясь в гамаке, прикрепленном к неизвестности. Если бы здесь были крысы, мне было бы интересно с ними бороться. Я понимаю, что главное в моей жизни – это интерес, поэтому я проявляю его ко всему, и к полу, и к себе. Потом я замечаю тишину и проявляю интерес к ней, но это безуспешно, потому что тишина похожа на неощутимый хаос.

Я сидел, и мне ни с того ни с сего понравилось слово "квелый". Хоть "квелый" это интересно, но все равно временно. В общем, я досиделся до того, что из "квелый" получилось "клевый", то есть то, что клюет на крючок, соединяющийся с удочкой посредством лески, а моя рука – это удочка, значит, палец – крючок. Я прикусываю язык, и это мне приносит удовольствие, ведь боль похожа на смысл, который можно запомнить. Жаль, что нет бармена, способного налить полстакана виски и катнуть его по полированной стойке навстречу моей ловящей руке. Темнота хуже проститутки. Она ничего не скрывает и не продается. Она заволакивает. Темнота податлива, как густое варево. Можно плюнуть, и она проглотит плевок. Получается, напрасно плюнул. Я не вижу лужу, в которой можно было бы увидеть себя. Я могу пописать и сделать лужу, но темнота помешает ей стать зеркалом.

Мою реальность я называю пирамидально-трапецевидной, лоскутно-закройной, вогнуто-шаровидной, концентрично-эгоцентричной, периферийно-параллельной, синусоидно-вертикальной, примитивно-горизонтальной и квадратичной, но как ее не называй, моя реальность – это ничто и все сразу. Больше всего я страдаю отсутствием идентификации. Я похож на бабку, торгующую фисташками на пустом базаре или сорванца с Монмартра, ночующего на чердаке, куда никто не заглядывает. Я – девочка, которая не может увидеть свет не из-за слепоты, а из за страстного желания его увидеть. Я словно собачонка, скачущая в пустоте. Попирая ногами тишину, я в ней увязаю. Игольное ушко интересней, чем я. Полоска на свитере интересней, чем я. Оказывается, я не болею ни временозной лихорадкой, ни темноткой, ни половой дисфункцией. Это лишь симптомы. Я болею отсутствием.

Я устал думать и быстро засыпаю...

 

 

 


Оглавление


1. Хронологическая дебильность
2. Гипнотическая дебильность
1234 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.05 на 19.06.2024, 20:40 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Герман Греф — биография председателя правления Сбербанка

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

17.06.2024
Главное – замечательно в целом то, что Вы делаете. Это для очень многих людей – большая отдушина. И Ваш демократизм в плане работы с авторами – это очень важно.
Виталий Гавриков (@prof_garikov), автор блога о современной литературе «Профессор скажет»

10.06.2024
Знакома с «Новой Литературой» больше десяти лет. Уверена, это лучшая площадка для авторов, лучшее издательство в России. Что касается и корректуры, и редактуры, всегда грамотно, выверенно, иногда наотмашь, но всегда честно.
Ольга Майорова

08.06.2024
Мне понравился выпуск. Отметил для себя рассказ Виктора Парнева «Корабль храбрецов».
Особенно понравилась повесть «Узники надежды», там отличный взгляд на проблемы.
Евгений Клейменов



Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!