HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 г.

Записки о языке

Чуть выше облаков, чуть ниже пояса

Обсудить

Статья

 

Отечественной науке лингвистике,

её бесстрашным труженикам,

несущим благо русскому языку и его

прошлому сие разыскание

 

16+

 

Купить в журнале за август-сентябрь 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

 

На чтение потребуется 3 часа | Цитата | Аннотация | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 2.10.2016
Оглавление


1. Предисловие
2. Хвостики, стебельки, тычинки

Предисловие


 

 

 

«Народ наш не развратен, а очень даже целомудрен, несмотря на то, что это бесспорно самый сквернословный народ в целом мире».

Ф. М. Достоевский

 

 

Фёдора Михайловича понять можно, нравственную непорочность, которой исстари славились нравы на Руси, не могло испортить никакое внешнее сквернословие. Несмотря на очевидную связь между противоречивыми понятиями «разврат» и «непорочность», русский мат не развращает, но чудным образом делает человека целомудреннее. Парадокс или очередное сомнительное высказывание Достоевского? Но ведь и спустя десятилетия, уже явный наш недруг Гитлер не без удивления констатирует, читая секретный доклад: «из десяти русских девушек в 18 лет девять оказались девственными». Тогда откуда у наших современников устойчиво мнение о вреде обсценной лексики?[1] Почему, например, Госдума принимает законодательное решение о запрете мата в СМИ, допуская его замену запикиваниями или отточиями, но при этом не запрещает брань на иностранных языках?[2]

 

Мы не сторонимся и не защищаем мат. Отменить его повсеместное употребление можно только сменой общества или уничтожением его памяти. Мат – такое же культурное приобретение, как и всякое прикладное творчество. Но его значение глубже, ибо исторически проникает внутрь устной памяти народа. И это хорошо видно на приводимых ниже образцах, например, из русских берестяных грамот, в которых употребление мата нашими древними предками было делом нехитрым и естественным. И здесь возникает первый вопрос: правомерно ли в наше время матоупотребление, как говорится, в свободном доступе? Так ли уж правы депутаты, поставившие заслон его проникновению в СМИ? А если правы, то чем вызвана обеспокоенность парламентариев необходимостью содержать в гигиене наши нежные уши? Чем же особенным отличается русское матоговорение, скажем, от европейского, и почему только ему уделяется столько внимания?

 

Небольшое примечание. Публикация материала на столь пикантную тему неслучайна. В научно-исследовательском плане она не отличается от подобных ей материалов, посвящённых этимологии или истории языка, разве что стилистически, и посвящена в своей основе разысканиям русско-иностранных параллелей по маске-триаде: графика-фонетика-семантика, разбору значений бранных слов в двух и более языках для каждого случая, толкованию отдельных трудных случаев и т. д. Делается попытка философско-исторического обобщения явления, в целом называемого нами феноменом «русско-иностранных параллелей», а также оценки роли в решении проблематики российской лингвистической школы. Отбор проблемной лексики производится методом сплошного вычитывания русско-иностранных словарей и сравнительно-сопоставительного анализа по указанной маске-триаде. Выводы и заключения строятся на статистической частотности, здравом смысле и логике. Также для контраста приводятся отдельные иллюстрации так называемых научных лингвистических этимологий, на наш взгляд, не только ошибочных, но и весьма вредных в познавательном и культурологическом плане.

 

Побудительной причиной к написанию материала послужили три существенных фактора. Первый – это бремя накопленного за годы обширного, но разрозненного материала, так или иначе затрагивающего матерную лексику в русском, российских и иностранных языках, требовавшего своего разрешения.

 

Второй фактор – констатация глубокого равнодушия к проблеме со стороны представителей отечественного языкознания, осложнённого полным отсутствием или недоступностью материала подобного толка. Речь, конечно, не об издании словарей филологами с так полюбившимся им толкованием матерной лексики на потребу иностранцам, посещающим Россию. Проблема ментального ступора иностранца от услышанного им ненормированного слова – надуманная. Речь, повторим, идёт о поиске русского матерного корня в недрах иностранного словаря, о проникновении и взаимопроникновении бранной лексики из одного языка в другой.

 

И третий, важный фактор – потребность представить интересующимся сторонам новый взгляд на прошлое русского матерного слова, а, значит, и русского языка в его историческом и региональном разрезе. Что даст импульс для поиска следа восточного соседа в лексиконах различных нерусских языков, следа вполне предметного и, как выясняется, массового, замаскированного там в форме нейтрального, обиходного или непристойного слова. Практика изучения и общения на языках разных групп и работы со словарями, помноженная на неумолимую статистику, безошибочно подсказывают – этот аспект можно адресовать практически ко всем языкам евразийского континента. Естественно, мы не претендуем на полноту освещения проблематики, как и на докучливо-учёный стиль повествования.

 

Активными теоретическими исследованиями русской обсценной лексики в XX веке занимались в основном зарубежные исследователи. В конце 1970-х гг. на Западе был опубликован сразу ряд статей и монографий на эту тему. С началом перестройки несколько лексикографических справочников было выпущено в США – их характеризовала уже практическая направленность, стремление «пополнить лексический багаж» студентов-русистов, обучающихся на стандартных литературных русских текстах, облегчить для них живое общение с русскими.

 

Известно, что начало российским исследованиям в этой сфере положили работы Б. А. Успенского и В. Быкова, которые также вышли за рубежом. Структурному анализу обсценных высказываний посвящена статья Ю. И. Левина «Об обсценных выражениях русского языка», впервые опубликованная за рубежом в 1986 г. и вошедшая в российский том избранных сочинений учёного (1998). Одним из первых исследователей русского мата является Т. В. Ахметова, которая в шестидесятые годы защитила по этой теме кандидатскую диссертацию, которая сразу же после защиты была отправлена в спецхранилище Библиотеки имени Ленина и выдавалась только по специальному разрешению. В семидесятые годы она по этой же теме защитила докторскую диссертацию. А в 1996 году выпустила книгу. В 1998 российские исследователи А. Баранов и Д. Добровольский выпустили словарь «Русская заветная идиоматика».

 

Только в 1997 году в России появляется научная монография по проблемам сквернословия доктора филологических наук профессора В. Жельвиса «Поле брани. Сквернословие как социальная проблема». В 2003 году вышла книга В. Михайлина «Русский мат как мужской обсценный код: проблема происхождения и эволюция статуса». Критическому анализу словарей русского мата посвящена статья А. Плуцера-Сарно «Матерный словарь как феномен русской культуры», в которой приводится библиография лексикографических источников за период с 1970 по 1996 годы. В 2001–2005 годах Плуцер-Сарно издаёт первый («Лексические и фразеологические значения слова *уй») и второй («Опыт построения справочно-библиографической базы данных лексических и фразеологических значений слова «*изда») тома 12-томного «Словаря русского мата», который он составляет в течение 25 лет. Исследователь русского народного творчества А. Афанасьев собрал матерные образцы русского фольклора и опубликовал в книге «Русские заветные сказки».

 

Действенный характер ругательств – прежде всего обсценных – связан с тем, что само их употребление представляет собой нарушение табу (и тем самым уже некоторое действие), как сложившегося исторически (о брани как магическом действии), так и современного социального.

 

Авторы словарей мата больше озабочены тем, чтобы иностранцы могли понимать русские матерные обороты. Для того и пишут. Особые трудности, своего рода «культурный шок» испыты­вает и всё увеличивающаяся масса студентов, учёных, полити­ков, предпринимателей и других зарубежных гостей. Попадая в Россию, слыша «ядрёное русское слово» буквально на каждом шагу, они не могут получить его квалифицированной расшифровки даже у своих русских друзей. Чаще всего им лишь говорят, что употреблять эти грязные слова нельзя, либо же кон­статируют их непереводимость. И действительно, буквальный перевод большинства русских ругательств, особенно «многоэтаж­ных», может породить впечатление о какой-то гипертрофирован­ной, чудовищной «сексуальной озабоченности» и извращённости русских.

 

 

В полемике с языковедами о приоритете происхождения языков мы чуть было не прошли мимо целого пласта русской матерной лексики, которая точно так же, как и лексика нема̀терная (пристойная, литературная, потребная, цензурная, нормативная), оставила свой яркий завоевательский след в умах и словарях «древних» азиатов и европейцев.[3] Каким образом это стало возможным, традиционная лингвистика сегодня не скажет, ибо в такой плоскости вопросом не занимается. Да и приводимые здесь многие свидетельства не только могут показаться диковинными для читателя неискушённого, но и спорными для самих специалистов языка. Иначе и не может быть.

 

Материал для исследования, соответствующий заявленному масштабу, объективно существует, и мы это здесь показываем.[4] Он упрятан в современных иностранных словарях, в том числе, нормативных. Для его глубокого исследования, для систематизации недостаёт лишь волевого участия профессионалов. Лингвист, владеющий методом, сделает и больше, и лучше, если предвзятости предпочтет откровенность и добросовестность. Надо его только дождаться. Но почему важнейший вопрос в целом о русско-иностранных параллелях за последние 150 лет так и не сдвинулся со своего места? Почему этой важнейшей проблематикой занимаются люди, не обременённые филологическими санами? Естественно, что российским языковедам отвечать на вопросы всё равно придется. И мы искренне считаем, что сделать это по-настоящему могут только люди, посвятившие без остатка жизнь родному языку, его прошлому и настоящему.

 

И лингвисту не стоит дуться или замыкаться, лишь услышав в свой адрес обвинение в беспомощности или ориентированности на стандарты «западнической историко-языковедческой школы». Ведь в большинстве случаев это так и есть. Хотя речь не об общеметодологическом подходе двух родственных школ, давно подпавшим единой традиции, а об идеологии, о заглядывании в рот, о круговой предвзятости. Что заметно даже по таким мелочам, как непосредственное участие некоторых из них в сходках, подобных «болотному» конца 2011 года. Но давайте рассудим. Если сотрудники жилконторы какого-нибудь Урюпинска в вопросах коммуналки должны исполнять свои профессиональные обязанности, то почему того же самого мы не можем требовать от филологического сообщества? В чём разница? Вот, опять любители предлагают непаханое поле – «русско-иностранные параллели матерной лексики». Найдётся ли кто из армии здравствующих филологов? Или, может быть, мат для русского лингвиста слишком стыдливая тема? Посмотрим.

 

Как мы увидим на многочисленных примерах, в языках западной Европы присутствует множество слов, основанных сугубо на русских корнях, в том числе носящих обсценный характер в понимании самими иностранцами. Речь идёт не только о заимствованиях периода 16-17 вв. – переломного в судьбе Руси-России – но также и о корнях более древних, вопреки заявлениям академика Зализняка чудом оказавшихся в лексиконе современных западноевропейцев. Надеемся, несовершенный по форме материал вполне компенсируется объёмом свежей информации.

 

 

 



 

[1] Обсценная лексика – бранная, непристойная лексика. Русский мат – ма́терный язык, матерная ру́гань, брань, матерщи́на, устаревшее лая матерна.

 

[2] Закон 2013 года устанавливает штрафы за распространение и изготовление продукции СМИ, содержащей нецензурные слова и выражения, в размере: от 20 до 200 тысяч рублей для юридических лиц, от 5 до 20 тысяч для должностных лиц и от 2 до 3 тысяч рублей для обычных граждан. Правда, в Законе не приведён список слов, которые запрещено использовать, так как не существует перечня непечатной лексики. Поэтому, в каждом конкретном случае определять, что считается матом, а что нет, будут эксперты. Работы у филологов прибавилось.

 

[3] Подавляющее большинство выражений, которые мы возмущённо считаем неприличными, не являются матерными. Мат – это всего лишь несколько слов, обозначающих, в том числе, женский и мужской половые органы, а также процессы их многообразного использования. Зато количество их комбинаций весьма велико.

 

[4] В расследовании на базе сопоставления фонетико-тексто-семантических связей, рассматриваются как общеизвестные, так и (в большинстве своём) новые, ранее не учитываемые в рамках СИЯ заимствования русской обсценной лексики, так или иначе укоренившейся в различных евро-азиатских языках под видом собственных литературных, разговорных, цензурируемых и проч., а так же возникшие в этой связи новые иностранные словообразования, исконность и историчность которых в указанных языках считается неоспоримой. Делается попытка датирования этапов заимствований указанных русизмов в такие языки, как английский, французский, немецкий, шведский, монгольский и др.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению августа-сентября 2016 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление


1. Предисловие
2. Хвостики, стебельки, тычинки
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!