HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2022 г.

Олег Золотарь

Н****н

Обсудить

Рассказ

  Поделиться:     
 

 

 

 

Купить в журнале за март 2022 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за март 2022 года

 

На чтение потребуется 25 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 18.03.2022
Иллюстрация. Автор: Анастасия Григорьева. Название: «Эксклюзивный iPhone» (2014 г.). Источник: https://fineartamerica.com/featured/exclusive-iphone-anastasiia-grygorieva.html

 

 

 

Как только раздался удар в электрогонг, Ниночка тут же сбросила ласты, поправила причёску, спрятала под пятое ребро бухгалтерские счёты, выдернула с зарядки свой н****н и стремительно направилась к выходу.

Вот только влиться в первые ряды торжественных аксельбантов ей снова не удалось – в коридоре у лифтов было людно. И это ещё мягко говоря.

Ψ-ковролин здесь не справлялся с нагрузкой многих разочарованных ног, и вытертый корпоративный дух с готовностью уступал место чистосердечному хамству. Валик Белявский, коллега из соседнего отдела, и вовсе оттолкнул Ниночку локтем, процедив сквозь плотно сжатые зубы:

– В сторону, тупая сука! В сторону!

Это было уже даже не хамство, а что-то вроде попытки поговорить по душам (но только когда сами души в расчёт не принимаются, раненные с поля боя не уносятся, а гипсокартон подвесного потолка может осыпаться на головы раздраженных людей в любой удобный для него момент).

Вот и самой Ниночке сразу же захотелось плюнуть Белявскому в лицо, но в эту самую секунду звякнул баркас внеочередного лифта, и из открывшихся дверей на Ниночку пахнуло ароматом свежей клубники. Из разговоров с одним знакомым лифтёром-референтом Ниночка знала, что газ SOSSIBO изначально разрабатывался для спецопераций силовых структур, но своё основное применение нашёл в качестве социальных антидепрессантов самого широкого профиля. Поэтому она даже не удивилась, когда вместо акта профессиональной агрессии ей вдруг захотелось обнять коллегу, успокоить и даже пригласить на свидание.

Сам Белявский, подкошенный ароматом всеобщей любви и уважения, уже стоял перед Ниночкой на коленях, задыхаясь от переизбытка раскаяния, которое вырывалось из его арочных связок глухими, сморщенными стонами:

– Я н-недостоин прощ-щ-щ-ения! Я н-низок! Я н-негодяй! О, как же я н-н-низок! И подл! Подл! Под-л-л-л!

Сейчас Валик напоминал сведённых к единому знаменателю троих поросят, скрючивших хвосты в надежде хоть как-то заинтересовать прогрессивного волка-вегана, осознающего себя в качестве заколдованной принцессы. Его взгляд светился безумным отчаянием, а галстук с профессиональной готовностью облизывал всё тот же немощный ковролин.

Остатками независимого сознания у Ниночки промелькнула мысль повелеть Валику броситься вниз головой прямо с седьмого этажа. Под наплывом кирзовых чувств Белявский наверняка помчался бы выполнять этот летальный трюк с истинной самурайской покорностью. Разумеется, блокираторы СУ в самый последний момент заставили бы его одуматься (а заодно и спеть какую-нибудь весёлую песню), но взгляд обидчика, осознавшего собственную смерть в качестве достойного завершения трудового дня, мог послужить неплохой компенсацией за укол подн****нской реальности, с которой менее всего ожидаешь столкнуться на седьмом этаже головного офиса перспективной компании (если верить флаерам и собственным надеждам).

И всё же, сопротивляться напору химического человеколюбия Ниночка так же была не в силах. Она уже принялась укутывать бледные щёки Белявского размашистыми поцелуями, когда от щебечущих мыслей её отвлёк возглас Ильи Харина, старшего консультанта по общекоридорным вопросам их этажа.

– С дороги! Разойдитесь! Нина! Нина! Ниночка! – кричал Илья, отчаянно пробираясь через толпу парализованных взаимным уважением коллег.

Пнув коленом Белявского, Илья прямо с ходу схватил Нину за ягодицы и буквально внёс её в лифт, впечатав в стену рядом с кнопками принудительной социализации и аварийной остановки. Вот только останавливаться Илья точно не собирался.

Дефаунированный диссидент, Илья и без общих тиктоков общался с женщинами хамовато и многообещающе, а под напором газообразного караула и вовсе превратился в похотливое животное марки FASS.

– Даже думать о других не смей, слышишь?! Со мною пойдёшь! Со мною! – шептал Илья на ухо Ниночке, слегка полизывая её ланитные ускорители. – Сперва в боулинг, потом на карусели, а потом ко мне! Ферштейн?!

Ниночка молчала, стараясь собрать воедино мысли, затерявшиеся на просторах многоместно сжатой плоти. Она понимала, что в своей нерешительности выглядит неуместно и даже глупо. Илья проживал в трёхфазном парнокопытнике новой застройки с вертикальными гегель-занавесками и автоматическим крематором мух. Нине не раз доводилось слышать, как он хвастается фривольным бардаком в собственной стереомакаронной.

«Ради такой кубатуры с кем хочешь пойдёшь, совесть даже мыслеузурпатором выравнивать не придётся!» – мелькнуло в голове Нины.

Но отважиться на раскадровку собственной плоти прямо на глазах у коллег Ниночка всё же не решилась. Она понимала, что причиной внимания Ильи наверняка были только газ и базовые препараты, которыми ему приходилось накачиваться с утроенной энергией, чтобы выглядеть приемлемо в среде схоластического дресс-кода.

Илья был представителем гомопартийной номенклатуры, и его карьера была всего лишь вопросом времени, расписанного в листках айфи-генерации. Единственной опасностью, которая подстерегала этого эндоскопического юнца на пути к креслам самых верхних этажей, была вероятность умереть от тоски. Но, судя по общей шершавости языка, с этой опасностью Илья пока справлялся уверенно.

– Жди меня, я мигом! Только носик попудрю! – похотливо прохрипел он, как только лифт распахнулся, и масса служащих вынесла их с Ниной в просторное фойе, украшенное фонтанами и несколькими примерами современного искусства, очень похожими на развальцованные останки советского прошлого.

Илья умчался в сторону перманентных писсуаров, а Нина лёгким касанием н***на облачилась в вишнёвое uber-пальто и помятой розой замерла посреди клокочущего зала. Серьёзных надежд на долгосрочную память Ильи не было, но сейчас Ниночке отчаянно хотелось помечтать. Слишком уж давно на неё не обращали внимания вот так – пальцами, прилюдно, в компании с перспективной родословной.

Правда, свободному полёту фантазии мешал всё тот же Белявский. Он как раз дополз до Нины и теперь снова пытался обратить на себя внимание, прихватывая её лодыжки распухшими губами. На ксилиловую милоту у него была аллергия (скорее всего, последствия трансгендерной фито-симуляции), и беднягу раздувало прямо на глазах.

– В барокамеру бы! – надрывно сипел он. – Но сперва туфель ваших поцеловать!

Через считанные мгновения вокруг Нины и Белявского образовался круг из коллег, которые нервно хохотали и указывали на задыхающегося Белявского едва закамуфлированными пальцами.

Ковролина в фойе не было вовсе, а эффективность ортодоксальных патогенов оставляла здесь желать лучшего (как и любая идеология, они сильно страдали от сквозняков, заставляя людей терять чувство разницы между понятиями патриотизма и терроризма), поэтому фойе их офиса напоминало арену Колизея, где все старались выглядеть благородными и великодушными, но при этом всегда бились насмерть.

– Это надо же, за такой клушей увиваться! – язвил клерк Фёдор из отдела рыбьей трансформации.

– Да он просто отравился психоэмулятором! – вторил ему Вася Книксен, безрадостное, худое существо с подтяжками вместо совести.

– Вот поэтому трансгендеров в гомопартию и не принимают! – старательно вырабатывая гласные звуки, восклицал Лео Кныш, известный на многих этажах благодаря своему умению свистеть, закладывая мизинцы в уши.

– Позорище!

– Надо в барокамеру его, а то ведь подохнет!

– А пусть бы и подох! На его место давно пора стремянку поставить!

Наконец за спинами клокочущих коллег Ниночке удалось разглядеть Илью. Он уже успел сменить гардероб и теперь бодрой походкой гарцевал прямо к выходу. На Ниночку он внимания не обращал и, кажется, вовсе забыл о её существовании.

– Илья, а как же насчёт боулинга? – на всякий случай прокричала Ниночка, приветливо напомнив о себе кинематографическим взмахом руки (н****н по автонастройкам сработал чётко, и в этот момент на Ниночке оказались лёгкие перчатки подвенечного фасона).

– Ты хоть в зеркало себя видела, мымра? – фыркнул Илья и невозмутимо проследовал к выходу.

Судя по всему, он только что испытал на себе воздействие эго-респиратора, которые вшивались всем представителям гомономенклатуры и периодически напоминали им о непреложности соблюдения базовых принципов общепринятого животноводства.

Ниночке оставалось лишь глубоко вздохнуть, поправить абордаж и вынырнуть прочь из здания.

До третьего шлюза было метров триста, но Ниночка не торопилась начинать свой привычный вечерний забег. Она подумывала насчёт такси. Оставить мать и сестёр без еды было жестоко, но сейчас Ниночке хотелось шика. Пусть безродного, пусть плоского, пусть скользящего по линии ближайшей сточной канавы, но всё-таки шика. Тупая сука, клуша, раздувающиеся трансы и наивные мечты о собственном счастье – день заканчивался слишком знакомым набором разочарований, очень похожих на естественное положение вещей. И три кубика гашиша, которые слабо мерцали в кредитном приложении внутреннего кошелька Ниночки, изменить, в сущности, ничего не могли.

Потратив ещё несколько мгновений на сомнения, Нина вынула н****н и, трагически закусив губу, надавила кнопку вызова. На быстрый ответ она не надеялась. Большинство служащих после тяжёлого трудового дня спешило как можно быстрее добраться до ближайших летаргических баров, в надежде занять капсулу попросторнее и на несколько часов с максимальным комфортом погрузиться в предэмоциональную скотофазу. Такси в это время было нарасхват.

Но на этот раз Ниночке неожиданно повезло. Всего через несколько секунд н****н бодро переключился в фазу смешанных единоборств, после чего издал звук, похожий на растягивающийся ластик. Это означало, что кто-то из верховодок уже заглотил вызов и теперь спешил навстречу своему долгу и лишним миллиграммам платёжеспособных веществ. Опасность обрыва опознавалась н****ном как минимальная, и Ниночке можно было уже прямо сейчас принять три таблетки парализатора АЗ, чтобы избежать возможных осложнений (если вдруг у таксистов окажется период нереста или где-нибудь в районе Кацедальной вновь прорвёт подканализацию). Но стоило Ниночке нащупать на дне сумочки позолоченные пилюли, как кто-то уверенно схватил её за локоть.

– Знаете, дорогуша, за вами просто не угонишься! – услышала Ниночка бесполый, вкрадчивый голос. – Я всё понимаю, в вашем возрасте порхать подобно бабочке – дело естественное. Вот только забывать про корпоративную этику всё равно не стоит! В лифте следует здороваться или хотя бы сгибаться в почтительном поклоне. А вы меня, дорогуша, даже не заметили!

К удивлению Нины, это была Лидия Фёдоровна Ширзова, начальник отдела регистрации карболового контента нижних фаз предпоследней эхолокации. В прошлом, как знала Нина, Лидия была мужчиной, но по внешней обработке догадаться об этом было невозможно. Выглядела она и вправду впечатляюще: юбка-плед важно скользила по припорошенному снегом асфальту, серьги в форме львов хищно демонстрировали окружающему миру свои рубиновые клыки, а шестьдесят паспортных лет покорно растворялись в сорока часах еженедельных косметических операций.

– И глотать парализатор прямо посереди улицы, – поморщилась Лидия Фёдоровна. – Вы не боитесь, дорогуша, что вас изнасилуют или даже заставят купить лотерею?

Нина молчала, не понимая, какую из параллелей совести следует выбрать для неформального разговора с Лидией.

В плоскости рабочего этажа они сталкивались достаточно часто: сдержанно здоровались в буфете, разматывали пожарные рукава под час судебных тренировок, целовались взасос на новогоднем корпоративе. Но это было сухое, деловое общение, не выходившее за рамки профессионального этикета. Сейчас же в напористом дружелюбии Лидии ощущался хищный нерв личной заинтересованности. И чем этот нерв был воспалён, Ниночка понять не могла.

– Да и такси я бы вам использовать не рекомендовала, – назидательным тоном продолжила Лидия. – Жить, дорогуша, нужно по средствам!

– Но я же могу... – попыталась возразить Ниночка.

– Ничего вы себе не можете позволить, дорогуша. Ни-че-го! Уж передо мной свой н****н можете не накручивать!

В подтверждение своих слов Лидия выудила из мезозоя сумочки позолоченный гранд-н****н двенадцатого поколения. Седьмому н****ну ижевской сборки, которым довольствовалась Нина (и за который ещё должна была полкило гашиша Банку Национальных Меньшинств), с этим агрегатом тягаться было нечего. Скорее всего, Лидия видела даже поношенный бабушкин свитер, который Нина носила в подн****не четвёртую неделю подряд, и почти наверняка успела взломать её страницу флеш-шеринга, при помощи которого Нина пыталась подправить теоретическую плоскость своих ягодиц, а заодно и общемировую справедливость.

В любом случае, заблокировать экстенсивные функции этого гаджета Ниночка могла только наглядным проявлением искренней зависти. Для этого лучше всего подходил низкий поклон, при котором вектор проявленного подобострастия должен был совпасть с точкой фокуса закона всемирного финансового тяготения.

В целом, унизительный книксен Ниночке удался. Можно было чуть дольше задержаться в фазе вечной любви лба и асфальта, но Ниночку отвлёк звук визжащих покрышек. Это прибыло такси. Мелкокалиберный скотовоз затормозил в шаге от Ниночки и Лидии, заставив обеих отвлечься от нюансов социальной хореографии и отскочить в сторону.

Из бокового окна такси выглядывала покатая рыбья голова. Водорослями воняло не сильно, и, если бы не дружеское нападение Лидии, Нина могла считать, что сегодня ей действительно повезло: на её вызов клюнул сом или глубоководный толстолобик, время нереста которых ограничивалось началом мая. Свою исключительность таксист осознавал в полной мере, надменно осматривая сухопутный мир и претенциозно надавливая шизо-рукой на православную консоль, иконы которой издавали не очень громкий, но очень приветливый звук.

– Хлып! – шлёпнули губы извозчика, призывая потенциальных пассажиров поскорее занять места в багажном отделении.

– Проваливай отсюда! – крикнула таксисту Лидия, раздраженная вмешательством в геометрию своего благополучия.

– Хлып! Хлып! – настойчиво повторил своё требование таксист.

– Никому здесь твоя колымага не нужна!

– Хлып! Хлып! Хлып!

Рыба была возмущена. Она била хвостом по торпеде, вращала плавниками, красочно задыхалась, призывала клиентов к уголовно-наказуемой совести. Но на опытного менеджера вроде Лидии подобные фокусы подействовать не могли.

– Ты смотри, этот наглец ещё и дерзить пробует! – гневно выкрикнула Лидия, после чего ловко достала из рукава складную перролитовую плеть и метко перетянула извозчика по мясистым губам.

Такси, пристыженно взвизгнув факелами, тут же умчалось прочь, предусмотрительно сбросив на ближайшем перекрёстке номерные знаки и несколько зеркал заднего вида. Социализированные рыбы всегда слишком бурно реагировали на насилие и ввиду этого до сих пор не были внесены в реестр первичных средств эволюционной эргономики. Но сейчас Ниночка испытывала к умчавшемуся таксисту что-то вроде скользкой зависти. Так легко отделаться от Лидии у неё самой шансов не было.

Подтвердив опасения Ниночки, Лидия спрятала плеть, уверенно взяла Ниночку под руку и решительным шагом направилась в противоположном от третьего шлюза направлении.

– В общем, так, – доверительно сказала она, – Я давно хотела обсудить ваши перспективы в нашей компании. Как работнику безвариантного звена, я готова отдать вам должное, но в перспективах гаус-троллинга ваши навыки по-прежнему не превышают индо-черты. То есть, пользуясь терминологией 3D икебаны, вас выгоднее уволить прямо сейчас, чем рассчитывать получить от вас пользу в некоем условном будущем. По перманентному хазар-адюльтеру вы и вовсе нищеброд среднеполосной сборки, без каких-либо выраженных хромосом. Таким образом, как бы прискорбно это ни звучало, перспектив у вас в нашей компании нет. Да вы и сами это наверняка понимаете, правда?

Такой напор посторонней правды смутил Ниночку.

– А Геннадий Кондратьевич выставил меня на третью очередь апгайда, по внутренней раскадровке айфи, – попыталась оправдаться Ниночка, но впечатления на Лидию её доводы ожидаемо не произвели.

– Геннадий Кондратьевич – старый педераст с кумулятивными приступами внутричерепной аутодислексии! – невозмутимо продолжила Лидия. – Коммерсберг Иванович держит его начальником отдела только из жалости к своей трижды монетизированной супруге Ляле, которая приходится родной сестрой этому никчемному фальш-экскременту. По гуглу внутреннего пользования он и вовсе всего лишь третий знак справа в локальном поиске шумерских парнокопытных. Любые гайд-листы вашего отдела из третьих превратятся в шестые-двенадцатые, и это ещё в лучшем случае. Да и хазары с высших этажей не упустят возможности перекроить расписание первого и второго рейдеров исключительно под себя. Они же все гомопартийные, им наверняка разрешат. Вы слышали, что сегодня двое из отдела упаковки забаррикадировались в лифте и выдышали весь запас внешнего уважения? Теперь у них стойкий патриотический паралич, и если к утру они не умрут, то наверняка станут героями. Так что завтра мы будем вынуждены целовать лацканы их платьев и надеяться, что им не взбредёт в голову заставить всех нас носить швах-парики. Поэтому свои жиденькие надежды можете оставить для родных и близких. Главное в этой жизни, дорогуша – это не врать самой себе!

– Но...

– Но, моя хорошая, это когда лошадь остановилась посереди дороги. А в вашем случае лучше помолчать и перестать смотреть на мир сквозь свой допотопный н****н! К тому же, я хочу предоставить вам шанс, которого вы не заслуживаете. Вы понимаете, о чём я?

– Нет, – честно призналась Нина.

– Глупышка, я хочу взять вас к себе в отдел! – торжественно сказала Лидия.

– В предпоследнюю фазу? – открыла рот от удивления Нина.

– В предпоследнюю! – морщинистой гордостью улыбнулась Лидия.

Через мгновение её лицо снова сделалось серьёзным и гладким.

– Конечно, на первых порах многого я вам обещать не могу. Но вы же понимаете, как может изменить мир пара лишних кубиков рыбьей выжимки?

– А как же отсутствие хромосом?

Лидия Фёдоровна замедлила шаг, подняла линзарии к небесам и наиграно вздохнула.

– Знаете, дорогуша, с возрастом начинаешь уставать от повсеместных н****нов и барокамер. Естественность – вот, что трогает сердце пожившего, общегендерного человека. То самое неприкрытое и нецифровое айфи, о котором мы все уже порядком забыли. И то, как вы отшили в лифте этого прохвоста Илюшу, наполнило меня вдохновляющим трепетом. В офлайне вы ещё способны сопротивляться напору внешних чувств, хоть и не представляете до конца, зачем вы это делаете и для чего.

– Но ведь у вас в отделе работают только мужчины, – осторожно поинтересовалась Ниночка.

– Разумеется. А разве с этим могут возникнуть какие-то сложности? – ухмыльнулась Лидия. – Уж не хотите ли вы сказать, милочка, что вы одна из этих эвфеменисток, для которых физда дороже идеи?

– Нет, но...

– Тогда всё просто. Смените пол, и милости прошу! Знаете, из вас получится очаровательный юноша, способный заискивать даже перед собственной тенью. А когда вы обзаведётесь собственным гранд-н****ном и откроете хотя бы пару уровней шаблон-гардероба, – Лидия на секунду замерла посереди тротуара. – В общем, завтра с самого утра жду от вас заявление на G-пластику и подписку на мой соевый гештальт! Только, Ниночка, имя я выберу вам сама. Тут уж никаких возражений не приму. Это древняя традиция нашего отдела, нарушать которую я не позволю! Ринат или Пацетос. А может быть, Николай? Почему бы и нет? Простое славянское имя. Я всегда считала, что нужно помнить о своих истоках. И кстати, о гашише не волнуйтесь. Я вам только что перевела по н****н-директу! Считайте это чисто дружеским подарком. Можете даже не благодарить! Что ж, приятного вечера, дорогуша! Чмоки-чмоки!

С этими словами Лидия... [👉 читать далее...]

 

 

2021

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в марте 2022 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за март 2022 года в полном объёме за 97 руб.:
Банковская карта: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина» и введите ключ дешифрования: 3ch-jMMjbX58yFQ1xvu_vA
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению марта 2022 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

 

 

  Поделиться:     
 
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!