Форум журнала "Новая Литература"

29 Ноябрь 2020, 05:14:52



Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 ... 8
1  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Роман «Двойная жизнь профессора Ястребова» : 26 Февраль 2020, 17:07:30
Мамыко Галина. Роман «Двойная жизнь профессора Ястребова».

...После той жуткой ночи она не приходила к нему домой целых три недели. Она испытывала такой ужас при мысли о новой близости с ним, что подумывала бросить всё и уехать из города. Но он не отпускал её. Он ходил каждый день к ней в общежитие с цветами, он плакал и стоял перед ней на коленях, не стыдясь чужих людей. Однажды он пришёл к ней совершенно больным, с высокой температурой, и снова плакал, и говорил ей сквозь кашель о своей любви. Он показался ей таким одиноким, старым, заброшенным, похудевшим, никому не нужным, беспомощным, что жалость схватила её сердце. И она пошла с ним снова в ту жуткую для неё квартиру. Он слёг, и она выхаживала его в долгой болезни. Он предложил ей окончательно перейти жить в его квартиру. И вот тогда впервые он сам завёл разговор об их свадьбе. Пообещал жениться, но не сейчас, потому что сессия, лекции, работа. Летом тоже нельзя – заграничные поездки, реконструкции. А вот осенью, да, осенью мы поженимся, сказал он. И так сказал уверенно, твёрдо, что она безоговорочно поверила. И он тоже поверил.

Но пришла осень.

И однажды случилось то, чего он боялся.

Он вовсе не собирался убивать её. Да и заявление в ЗАГС уже было подано. Но они поссорились. Она впервые собралась уйти куда-то без его ведома. Он вернулся домой раньше времени и застал её на пороге. Она смутилась, и её смущение ему не понравилось. Она сказала, что приглашена на день рождения к сокурснику. Он вырвал из её рук модную, им подаренную, итальянскую сумочку, а потом пнул её в живот, запачкав подошвой ботинка её светлый, также им подаренный, французский плащ. Подобного он не допускал ещё… Это была не любовь, это уже была ненависть. Она побледнела, и внезапно, исказившись в лице, выкрикнула страшное для него слово. Кажется, она назвала его «ублюдком».

Это потрясло его. Это напомнило последний день с Лидией. Но Лидия не говорила таких слов. Она просто плеснула ему в лицо кофе. «Ублюдок» в лицо – это не кофе.

Последнее, что он запомнил, полные ужаса глаза Ксении. У него помутилось в голове. Бешенство охватило его. Будто в тумане, он слышал её душераздирающие крики...

2  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Чудо святого Николая» : 09 Август 2017, 15:54:37
Мамыко Галина. Рассказ «Чудо святого Николая».

...Иван Станиславович увидел, как в храм мужики вносят гроб. Из алтаря вышел отец Андрей, откуда-то набежали люди, служитель Божий с ними заговорил, люди молчали и смотрели на батюшку тревожными глазами. Заметно было, как тяжко им думать о смерти, а тем более участвовать в таком скорбном деле, как похороны. Иван Станиславович видел накрашенные глаза и нарумяненные щёки. Он подумал, как неуместна вся эта гнусная (так и подумал, именно «гнусная») женская бутафория возле гроба с покойником. А правда, снова подумал он, зачем на похороны бабы красятся? Да и не только на похороны. Дуры потому что. Других объяснений он не находил. Прислушался к взволнованному разговору. «А вдруг он в могиле оживёт, мало ли, сколько таких случаев известно. Святой отец, благословите со смартфоном хоронить», – молодой мужчина в белых джинсах с модными дырами смотрел на священника умоляющими глазами, прижимая к сердцу руку. Пожилые женщины с траурными шарфиками на пышных причёсках возмущались: «Это кощунство!». Тут из гроба зазвучала музыка. «Спят усталые игрушки, книжки спят… Одеяла и подушки ждут ребят… Глазки закрывай, баю-бай…» – «Безобразие!» – толпа загомонила, обещая скандал. Но смартфон всё пел, люди замолчали, слушали. Музыка располагала к приятному настроению. Дородная дама в обтягивающих брючках всхлипнула, громко сказала: «Спи спокойно!». Она вдруг звучно, как-то даже слишком громко («Театрально», – подумал Иван Станиславович) зарыдала, низко поклонилась гробу, непонимающе посмотрела на соскользнувший под ноги чёрный прозрачный шарфик и подхватила, рыдая, съехавший с головы парик, стала вытирать им растекающуюся по щекам краску с ресниц. («А может, и правда ей плохо, а я вот дурак. Да. Это я дурак. А не она», – от этой мысли ему стало и грустно, и ненормально весело, и вместе с тем неприятно от самого себя, что он вот, смотрит на чужое горе и надмевается. «Я просто очень плохой человек», – думал он в который раз и понимал, что это правда. И чем больше он называл себя плохим, тем сильнее у него першило в горле, и хотелось удариться головой о стенку, или просто пойти к этому гробу и залезть в него, и лежать рядом с тем покойником, и слушать «баю-бай, глазки закрывай»). Решили смартфон из гроба не изымать. Иван Станиславович услышал, как семинарист вполголоса сказал подошедшим певчим: «Звонки на девятый и сороковой дни – бесплатно». Те поджали губы, чтобы не смеяться. Кто-то всё же хохотнул. На него шикнули. Началось отпевание...

3  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Зверьки в коконах» : 05 Январь 2017, 23:08:38
Мамыко Галина. Рассказ «Зверьки в коконах».

...– Говоришь, совесть была мерилом жизни? А то, что Союз был страной несунов, и тащить с работы считалось в порядке вещей? С этим как? Впрочем, какое сейчас это имеет значение. Я вчера вернулся оттуда. А мог и не вернуться. И, наверное, ты на это рассчитывал, когда ставил подпись под этой иудиной бумажкой? Неужели ты так и не понял, для какой цели ты был ей нужен? Только не говори, что вы любили друг друга…

– А зачем ты вообще вернулся оттуда, с этой твоей войны, а? Ну и торчал бы там, глядишь, быстрее на том свете встретились бы.

– Видишь костыль? Если бы не ранение, я бы продолжал воевать... может быть.

– Может быть? Ага, ты сказал «может быть»! Значит, убедился в нелепости своего безумного патриотизма? Я правильно тебя понял? А?! И для этого понадобилось лезть туда и убивать? Убивать, чтобы прозреть?!

– Давай не будем. Сейчас всё это уже не важно. Ничего не важно. Ничего. Ни в чём нет смысла. Ни в чём. Лишь когда видишь смерть, тогда понимаешь, вот что важно. Перед лицом смерти нет ни своих, ни чужих, все одинаковые. Когда я тащил того хлопца на себе, он был ещё жив. Это я стрелял в него. А потом он сказал: «Слухай, ми з тобою вчилися в одній школі. Пам'ятаєш, ми разом грали у футбол?». И я поверил ему. И было неважно, что он ровесник моему сыну. Я тащил его километра два, думал успеть, в больницу. Перед тем, как умереть, он сказал: «Господи, помилуй мене, о, який же я був дурень»… Что говорить. Никто не хочет войны. Никто. Но есть те, кто ненавидит всех нас, неважно, из России мы или с Украины. Они есть. И они ненавидят нас, а почему? Они боятся.

– Кто – они-то? И чего им нас бояться? – сказал старик.

– Понятно, кто. Те, кто руководит этими процессами, а ещё есть их марионетки, ну, те, кто им подыгрывает... Они боятся нашей силы духа. И вообще нашей силы. Нашей веры. Вот это я понял. Там, эти человеки, что бегают с автоматами и делают друг в друга «пиф-паф», они не знают, что к каждому из них приделаны верёвочки. За эти верёвочки дёргают, и человеки бегут, стреляют, кричат… Их заставили поверить, что они ненавидят друг друга. Вот что. Это моя философия. А там не нужна философия. Но и бомбы там не нужны. Потрібна не философия, а нормальная жизнь. Русским не дают нормальной жизни там, на востоке. Вот что. Если бы не ополченцы, там уже орудовали бы националисты. Фашизм хотят искусственно навязать всей Украине. Но народу это не нужно. Вот что. Мне жалко украинцев, тех, простых. Но я шёл воевать не с ними. Я шёл воевать с фашистами. А встретил «звичайних хлопців», и не только украинских, по ту сторону баррикад полно и тех, чьи предки всегда считались русскими, вот что страшно. Их кинули в кипящий котёл. Там полная каша. Там варят кашу из русских и украинцев. И приправляют перцем из огнемётов...

4  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Смерть Валентины» : 25 Июнь 2016, 16:12:59
Мамыко Галина. Рассказ «Смерть Валентины».

«Отгрузка товара вынужденно задерживается. Нашей Валентины больше нет. Однако, как не вовремя она умерла», – написал он и отправил на три адреса. Во «входящих» выскочили два очередных послания со спамом. Запрыгали сигналы новостных лент. «Частота российских авиаударов в сирийских провинциях возросла», «Война в Сирии для России – упреждающая война», «Геополитическое значение участия России в войне на Ближнем Востоке. Москва стала центром сборки неатлантического мирового порядка». Никогда ещё военная тема так не привлекала Угрюмина, как сейчас, когда в зоне военных кошмаров оказался его старший сын. Мысли о войне и о смерти отныне жили в нём постоянно. Он подписывался на электронные рассылки военных новостей, сохранял в компьютерной памяти закладки военно-новостных сайтов, ждал выпусков теленовостей на эту тему. Сейчас, помимо привычных мыслей о войне и смерти, и ещё что-то вдруг стало мучить и зудеть в душе. Что? Он наморщил лоб, поднял глаза к окну.


За стеклом плавали весенние листья. Тучи рушились на землю серыми стенами тёплых дождей. Мокрые кошки завывали о безответной любви. Голуби любили друг друга на сухих чердаках.


В почте зажглось ответное: «Царство ей небесное!». Он навёл курсор, удалил.


Она умерла и правда не вовремя. Но зачем об этом оповещать клиентов, вот что. Это нервы. Это всё обыкновенные нервы. А на складе переучёт. Вот что. И кому, как не Валентине, следовало возиться с товарами. И это нечестно с её стороны, умирать в такой неподходящий момент.


Он понял, что его беспокоит. Написав «не вовремя умерла», он признался посторонним людям, кто он есть на самом деле: подлец. И теперь переживает о своей репутации. Идиот. Хотя ведь не хочется признавать себя подлецом, вот что...

5  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Последнее письмо странной старухи» : 23 Апрель 2016, 15:31:36
Мамыко Галина. Рассказ «Последнее письмо странной старухи».

...– Знаешь, Евгений. Хоть мы и утомили друг друга, но на такой ноте расставаться не будем. Это не по-людски. Ясное дело, амуров у нас с тобой уже не получится, и тем не менее…


– А почему это не получится? – сказал Евгений. Сказал просто так, на всякий случай, для вида. В глубине души ему понравился такой трезвый подход. Он с интересом взглянул на девицу.


– Ну как почему. Ты на одной волне, я на другой. Я тебе про Фому, ты мне про Ерёму.


– Ну-у… Разве это может быть причиной… м-м… для антипатии…


– Да нет. Дело не в антипатии, Евгений… Кажется, Николаевич? Правильно? Евгений Николаевич, да. Не в этом дело. А в том, что ты дуб, а я берёза. Ты рыба, а я птица. Ты осёл, а я …


– Ослица?


– Да хоть корова. Главное, что мы не по-ни-ма-ем друг друга. А если и понимаем, то не воспринимаем. Вот оно в чём дело. Но сейчас речь о другом. Так получилось, что у меня сегодня, как бы это выразиться… – Она замолчала, взглянула куда-то вверх, что-то там, в облаках, уточнила для себя и продолжила: – Ну, можно сказать, такие вот себе именины. Или даже не так. У меня сегодня как бы день рождения. А отметить как бы не с кем. А мне до смерти как бы надоело быть одной. Как и тебе, признайся. Вот в этом мы схожи. Поэтому мне подумалось, раз подвернулся случай не в одиночку отпраздновать, пусть будет так. Так что пошли… Чего уставился? Пошли, говорю. Пошли.


– Пошли, – согласился он...

6  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Гаммы на чужих ботинках» : 24 Март 2016, 15:45:32
Мамыко Галина. Рассказ «Гаммы на чужих ботинках».

...А за дверью спальни шептались и вздыхали. Он присел на край стула в гостиной, положил шило на стол и стал ждать своего часа. Входить в разгар событий было стыдновато. Повертел в руках банку с пивом и вернул обратно в карман. Потом слушал, как скрипит кровать, как тикают часы, как идёт жизнь. Потом всё-таки выпил полбанки пива. Хотел допить до дна, но увидел в открытом настежь окне Бога. Бог погрозил с небосвода пальцем. Гнилозубов потупился, виновато вздохнул, перекрестился и взглянул Богу в глаза. Бог улыбнулся и превратился в лето. У лета были крылья ворон, беззаботность воробьёв и радость свободы. И вдруг – чудо. Стало Гнилозубову на душе спокойно и так хорошо, что захотелось оторваться от земли, полететь на небеса и полюбить всех людей такими, какие они есть. Все жизненные передряги, что волновали его, показались размером с дождевого червяка.


И стали возникать в его голове такие мысли. Вот эти люди, там, за стеной, они хотят любить друг друга. Это их право на свободу. Так почему я должен нарушать эту волю свободных людей? Кто я такой, чтобы вмешиваться в чужие судьбы?


Он посмотрел на шило, взял и спрятал в один из пяти карманов. «Ах, шалун, ах, Мойдодыр!» – сказали за стеной голосом жены. И через пять минут дверь распахнулась, это госпожа Гнилозубова с Жабой-Молью решили пойти на кухню попить чая с бубликами и с коньяком. Они были абсолютно голые, а оттого родные и понятные каждому нормальному человеку, не только незваному зрителю с шилом в кармане. А ещё были они довольны всем на свете, кроме единственного. Того, что увидели перед собой в гостиной за круглым столом...

7  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Тронутая» : 02 Март 2016, 18:18:08
Мамыко Галина. Рассказ «Тронутая».

Бояться нельзя, ведь страх – лживый советчик. Нина это понимает. Но когда видит над собой кулаки, искажённое злобой лицо мужа, когда он тащит её за косы, валит на пол, пинает, она не может совладать с охватывающим душу животным ужасом. Помогает не раскиснуть молитвенное воздыхание. «Боже-Божечка, заступись, Матушка-Царица небесная, сохрани!» Нина закрывает голову руками, подставляет под удары спину, прячет живот. Там малыш. Его бить нельзя. Когда мужу надоедает и он, захватив из холодильника бутылку пива, уходит отдыхать под телевизионное бормотание в другую спальню, страдалица в ночной сорочке ковыляет вдоль стены из дома к колодцу. Садится на скамью, опускает горящее лицо в ведро с холодной водой, пьёт, плачет. Чёрное-пречёрное как земля южное небо вместе с блестящими звёздами плещется рядом с ней прямо тут, возле её пересохших губ, в колодезной воде. Молодица прикасается щеками к звёздной ряби, небо ласкает и проникает внутрь тела студёной прохладой, разбегается по членам, оседает дрожью в голых пятках, щекочет кожу мурашками, а она ещё глубже погружает голову, волосы намокают, и вот уже льдинки свербят в ушах, слепота замораживает глаза, озноб колет руки, живот, спину. Она растягивается на траве и слушает голос земли. Знакомое с раннего деревенского детства шелестение травинок, шаги букашек, вздохи пичужек. Пройдёт ласковой волной ночной ветерок, подует на ресницы, приведёт в чувство, даст расслышать, как там, далеко наверху, среди горних миров живёт Бог. Простирает Свою руку, поправляет реки, укрепляет горы, разглаживает небо словно кожу, дарит заботу Своему творению. Смотрит на Нину, утешает...

8  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Волчонок» : 15 Февраль 2016, 23:39:50
Мамыко Галина. Рассказ «Волчонок».

...Молчат пацаны, курят. Волчонок один не курит, руки в карманы куртки засунул, так теплее. Смотрит вдаль, туда, где луна круглая-круглая, совсем родная. И такая ясная, как взгляд сына.


– Так что дальше, братан? – Вялый переглянулся со сворой.


– А ты о чём, Вялый? Я тебе что-то должен?


– Не гони, Волчара. Ты всех нас обижаешь такими вопросами. Рубишь как бог. Этого не отнимешь. Ну, а где Бог, там и подаяние хорошо бы замутить. По заповедям, а? Ты же не бажбан, значит, всё тебе по мозгам идёт нормально. Подать обнищавшим сотоварищам милостыньку. А?


– И сколько?


– А всё. И сегодняшнее, и вчерашнее, Волчара. На благотворительных началах, Волчара. Ты, говорят, с самим Господом Богом корешиться хочешь. Так покажи, на что способен тот, кто в дружбаны к Богу набивается. Широту души, так сказать. Ты ж у нас широкий. А, Волчара?


– Вот как… Нечестно вроде получается, граждане разбойники. Не кажется ли вам, что это беспредел?


– Уж такие мы. Сами с усами. Так, всё, проехали. Без базаров. Сказано, гони. Всё остальное жене в постели прозвездишь.


– Сегодняшнее, может, и отдам. А вчерашнего уже нет. Потерял.


– Ты, братан, гляжу, совсем засадил фуфло. Вот так зачухованные в расход идут. Поэтому слушай сюда. Мы ещё ровно одну минуту пока по-хорошему с тобою тут базарим. Давай, значит, бабло, до последнего гроша давай сюда, или не только тебе тузов надаём, брат, а зацепим, ой зацепим. И до твоего золотаря доберёмся. На чьей хате затырил, колись.


Цыкает Вялый слюной, ощеривает вставные зубы, щурит подбитый в драчке больной глаз, стучит по брусчатке стиляжьим ботинком. Свора насупилась, тут не каза́ла-маза́ла. И это могли бы подтвердить те хорохористые братья-близнецы, несмышлёныши, что сгинули несколько лет назад. По сей день ищут их. Тоже всё себе цену набивали, то банк сорвут, то в потасовку со своими ввяжутся, а потом и вообще буром против Вялого попёрли, верховодить им вздумалось... А ведь говорил им Вялый, чтобы баланду не разводили...

9  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Последний человек» : 14 Октябрь 2015, 23:02:50
Мамыко Галина. Рассказ «Последний человек».

...Время шло, и услышал Господь моления родительские. С подозрением поглядывал я на большой живот матушки. Размышлял о своей горькой участи, о том, что будут неизвестного мне младенчика любить не меньше, чем меня, их кровиночку. Сердито наблюдал, как радуются мои родители появлению в нашем доме новорождённого. Понимал, что перестал я быть в центре внимания. Обдумывал, как вернуть себе преимущества единственного и ненаглядного первенца. И готовил змей в моей душе почву для преступления. Распалял сердце детское гневом нешуточным. И когда мне исполнилось шесть лет, приступил ко мне дьявол с искушением. И внушил мне придвинуть к плите стул и залезть на него. И вложил он в мои детские руки силу сильную, наклонил моими руками кастрюлю кипящую, опрокинул на пол, прямо на карапуза ползающего.


Оторвалась от дел хозяйственных маменька, полетела на шум птицей быстрою, потемнело в глазах её от увиденного, закричала в голос как раненая… И сбежал я в комнаты дальние, и сидел там, забившись под кроватями, и всё плакал и плакал без устали. И был в сердце моём страх огромнейший, но и было злорадство немалое. Сердце торжествовало победу тайную. «Я снова единственный!» – повторял нашёптывания змея лукавого.


И радовалась душа убитого мною младшего брата, возносимая Ангелом в рай.


Но спустя год омрачилось вновь моё существование. Послал Бог утешение тятьке с мамкой скорбящим. Разрешилась снова сынишкой матусенька, ненаглядным, таким желанным. И от счастья родители плакали, благодарственные молебны заказывали. И носил я в душе тучу тёмную, ревность злую, не перестающую. Наблюдал, как лелеяли братика мой папенька, моя маменька. И когда брату годик исполнился, приступил ко мне, восьмилетнему, дьявол с прежним искусом ужасающим. И послушался я аспида мерзкого, полюбил его речи коварные. И пришёл день чернее чёрного, когда я, как змей ласковый, согласился нянчить последыша. «Посмотри за ним, сынушка, чуточку, поиграй с ним, не дай расплакаться. А я скоренько, на минуточку, в магазин за хлебом сбегаю»...

10  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Чай выпит… Убийца в зале…» : 23 Сентябрь 2015, 18:00:09
Мамыко Галина. Рассказ «Чай выпит… Убийца в зале…».

...Сухари напоминают о революции и о войне, символами которых для меня на всю жизнь остались выстроенные на кухне вдоль стен мешки. На любопытные прикосновения четырёхлетней девочки мешки откликались сухим хлебным хрустом. Спустя многие годы, когда за заставленными шкафами окнами грохотало и завывало очередными мировыми катаклизмами, вновь срочно организованные впрок хлебные мешки уже было некому тревожить детскими играми. Девочка превратилась в молодую женщину без детей.

На закате жизни снова ощущаю себя в знакомой по-военному экстремальной обстановке, когда в любую минуту может прогреметь взрыв, и тебя не станет.

Я люблю думать о смерти. Она представляется мне близкой и надёжной. Вот кто никогда не предаст, не подставит. Это смерть. Она всегда рядом. Она всегда ждёт. Вот единственное в нашей жизни, чего каждый из нас достоин. То, что сближает всех и роднит. Это смерть. Она для всех одна. Она предназначена всем и каждому. И она не будет смотреть, кто из нас добрее или злее, богаче или беднее. Приютит в ледяных тисках всех до единого.

«До единого...» – повторяют мои губы. Горячий чай обжигает словно лёд. Наверное, и у смерти такие же прикосновения. Горячего льда. Чай... Он хорош тем, что его не нужно жевать. Когда во рту один зуб, начинаешь понимать преимущества чая. Особенно, если в рот положить крошку сахара и передвигать языком. Тогда даже не хочется ни о чём думать. Просто двигать языком и булькать чаем в горле...

Почему люди боятся смерти? Ведь они рождаются только для того, чтобы приготовиться к ней. Самое главное – что будет после...

11  Авторские разделы / Мамыко Галина / Re: Обсуждение: Рассказ «Три последних дня смиренной Ираиды» : 04 Сентябрь 2015, 11:51:12
Очень верно написано, Галя. Трудно людям ...как они сами себя любят величать "воцерковленным", понять и ПРИНЯТЬ Евангельское Христово: "Не человек для Субботы, а суббота для Человека!" К сожалению, это было и две тысячи лет назад и сегодня это есть. Про таких "воцерковленных" всезнаек, готовых треснуть по рукам всякого новенького, передавшего свечу впереди стоящему через левое плечо, знающего, к каким иконам и каким святым нужно купить и поставить свечку от пианства или болезни почек Подмигивающий   ...про таких о. Димитрий Смирнов и профессор Осипов говорят: "Они прислуживают в церквах в чине.... Подмигивающий бесов!!!" Так и есть.


Спасибо, Юрий, за отзыв.
12  Авторские разделы / Мамыко Галина / Обсуждение: Рассказ «Три последних дня смиренной Ираиды» : 03 Сентябрь 2015, 21:14:39
Мамыко Галина. Рассказ «Три последних дня смиренной Ираиды».

...Вышел по завершении литургии отец Игнатий на амвон, и прежде чем давать крест на целование, обратился к прихожанам с речью, предварив её эпиграфом из апостольского послания: «Жёны ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит». И зачитал с листа, по благословению выглянувшего из алтаря настоятеля, текст недавнего выступления предстоятеля Русской православной церкви патриарха Кирилла на заседании Высшего церковного совета. Речь шла о приходских «разбушевавшихся тётушках».

«…люди, которые грубостью своей отталкивают вновь пришедших в храм, наносят ущерба больше, чем приносят пользы все наши усилия по организации приходской жизни… Приходское «гостеприимство» давно стало притчей во языцех и предметом для множества шуток… А задумывались ли мы, кто несёт ответственность за духовную судьбу тех людей, душам которых такая «встреча» и такое «гостеприимство» нанесли глубокие раны? Тех, кто отшатнулся от храма – хорошо, если на время, – лишь потому, что ему нагрубили, от него отвернулись, мимо него равнодушно прошли? Вина в подобных случаях лежит не только на самих приходских разбушевавшихся «тётушках», но и на настоятеле, у которого «не находится времени» на заботу об атмосфере, царящей среди его паствы».

Кто-то согласно закивал. Некоторые посмотрели в сторону Ираиды Прохоровны. Старица в самом хвосте людского потока перебирала чётки, буравила взглядом пол и как будто ничего не слышала вокруг себя. Но, конечно же, это было не так. Тяжёлые чувства терзали её душу. Вся прожитая жизнь пронеслась перед мысленным взором, с печалями, радостями, духовными подвигами и борьбой со страстями, постничеством, молениями на коленях, вычитыванием канонов, акафистов, искушениями, преодолением соблазнов… И почувствовала себя она настолько глубоко обиженной, причём, незаслуженно обиженной, что приняла молниеносное решение – уйти в монастырь. А куда деваться, куда ещё можно спрятаться от такого великого, как ей казалось, прилюдного и жестокого позора, такого оскорбления, такой расправы беспощадной, какие пришлось сейчас, на старости лет, пережить.

В приступе накатившей обиды Ираиде Прохоровне чудилось, что это сам патриарх сейчас на амвоне держит крест для целования, и ещё немного и ударит этим крестом её по седой голове. Но за что, за что? За смирение, за труды, за ревность по Богу? Ах, как жестоки люди, как страшен, несправедлив этот мир, подверженный упадку и гниению, опутанный бесовскими сетями тьмы… Так думала Ираида Прохоровна, с такими неприятными ощущениями подходила она ко кресту, и не в силах была посмотреть в глаза отцу Игнатию, и не в силах была проглотить застывший в горле ком.

Но молодой священник сделал шаг навстречу старухе, сошёл с амвона, обнял её, расцеловал в щёки, опустил ей в дряблую руку, поверх намотанных на ладонь чёрных монашеских чёток, большую служебную просфору. Ох, лучше бы он этого не делал. Вспыхнула Ираида Прохоровна, онемела от нахлынувших слёз, отшатнулась, и посеменила, всхлипывая, к выходу с низко опущенной головой. Кто-то подхватил с пола оброненную старицей просфору, но вернуть ей святыню не смогли: она не откликалась, не оглядывалась, по сторонам не смотрела, прятала глаза, и шла так быстро, что сталкивалась с людьми...

13  Свободная публикация / Антип Ушкин / Re: ПРИВЕТ : 29 Август 2015, 21:17:37
  Веселый Веселый Веселый Веселый Веселый   ))))))) 
14  Авторские разделы / Гнедич Яша / Re: Обсуждение: Рассказ «Интервью с орнитологом» : 18 Август 2015, 11:58:47
Великолепно.
15  Авторские разделы / Александрович Ольга / Re: Обсуждение: Рассказ «Драма в купальскую ночь» : 17 Август 2015, 12:06:50
Ольга, рассказ впечатляет. Написано  достоверно, красочно, проникновенно. Согласна с Юрием, жалко, что человек, собиравшийся в монахи, потерял веру в Богу.

Ольга, удачи и успехов в дальнейшем творчестве! С уважением, с теплом, Г.М.
Страниц: [1] 2 3 ... 8

Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!
Рейтинг@Mail.ru