HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

АЛЕКСандр АНДРеев

Господин Шариков

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 28.05.2007
Оглавление


1. Детство. Отрочество. Юность
2. Зрелость

Детство. Отрочество. Юность


Полиграф Полиграфович Шариков родился в тихом и незаметном местечке на срединных русских равнинах. Место рождения было образцово-показательное для биографии какого-нибудь патриота своей срединнорусскостью и типичностью. Но для скромняг вроде Шарикова выгоды такого рождения были недоступны и непонятны. Поэтому и жил он как все, кувыркался с детворой на лугах, на полях, которые облепили со всех сторон его поселушку, милую, потертую жизнью, похожую на старенькую тетушку. Казалось, что никаких задач и загадок не ставила Шарикову жизнь. Дни мелькали веселые и крепенькие, с велосипедами, долгими самозабвенными походами по скудным местным лесочкам, охотой за жуками и стрекозами, солнечными бликами, скачущими по шалым мальчишеским глазам. Все приятно обнимало, щекотало и грело Шарикова, все в мире было на своем месте – от дворовых обидчиков до милой матушки.

Как и все хорошее, детство заканчивается, а с ним заканчивается безупречность мира. Отрочество заявило о себе наличием неполадок. Как и в чем появились первые признаки неполадок – не упомнить Шарикову. Может быть тогда, на биологии, когда Шариков долго и вдохновенно пересказывал прочитанные в книжках проделки друзей наших меньших. Замершая аудитория окрыляла его, у него не было и тени сомнения в том, что интересное ему должно быть так же интересно и другим. Но ироническое замечание учительницы сбило его, речь споткнулась на полуслове, и он замолчал, не понимая, что произошло. В растерянности он взглянул на учительницу, заметил ухмылку на ее лице, и оглянулся на друзей. Его поразил блеск в их глазах. Странный блеск, какого он раньше не видел. Шариков молча сел, робко озираясь вокруг, и больше уже не поднимал руку на уроках биологии. Слишком не по себе ему становилось, когда он представлял, что снова увидит эти странные взгляды. Да и дружить стало не так интересно, еще совсем чуть-чуть не так интересно, но уже появилось какое-то отчуждение. Появились неполадки.

Но как определить эти неполадки? Как определить ощущение? Вдруг, ни с того ни с сего, исчезает контакт в компании, и веселая ребячья болтовня обрывается, а потом разрывает пространство хохот, поблескивают слезами выпученные от смеха глаза. (Ох уж этот хохот, сколько раз его потом Шариков слышал, и научился разбираться во всех его подвизгиваниях и подтявкиваниях). Мы, люди взрослые, говорим, что в таких случаях и проявляется «момент истины». Но подростку ведь не объяснишь, что истина, та настоящая истина, которая прячется от случайного взгляда, и которая и есть самая трудная и главная в жизни, показывает свой лик мельком, в виде знамений, которые мы по небрежности ленимся разгадывать. И в результате дисгармония в мире становится все более и более ощутимой, ее уже как будто чувствуешь на ощупь, как слепой буквы. Так и Шариков чувствовал, что мир странен и неуютен. Чувствовал неким неизвестным чувством, как будто мир царапал его при поворотах.

Дальше – больше, не заставили себя ждать первые конфликты. Драка около качелей, мощнейшего центра притяжения младшего и среднего эшелонов двора. Пнули ни с того ни с сего Шарикова под зад, и пнули ногой, на которую не принято обижаться. Но Шариков решил обидеться, потому что ощутил всем нутром, что вот она – неполадка в мире, наехала на него. И замахал ручонками, пытаясь влепить оплеуху обидчику (который и пнул-то его под зад с ласковым ворчанием, не по злобе, а от избытка чувств, рожденного щедростью летнего солнца и опасно-манящим, бросающим пульсирующую темную тень движением качелей). Ущербность мира проявилась быстро и безжалостно в кулаке, стремительно въехавшем в глаз, в соленом вкусе во рту, во взрывных кругах в глазах и прочей физиологической дряни, вплоть до холода в желудке. Но с этой дрянью родилось и первое серьезное противостояние, нелепое и глупое, как и все мальчишечьи противостояния, но совершенно необходимое. А сколько их потом было – нелепых стычек, когда Шариков никак не мог оставить в покое безнадежную ситуацию. И сам себе он не мог объяснить, зачем это ему надо, а уж тем более не могли собирающиеся в кружок случайные свидетели, у которых начинали блестеть глаза, и как-то по-особому приподнимались попки, как будто они тщились завертеть несуществующими хвостиками.

Неполадки копились и множились, сливались в новые сущности. Вот и первое общественное порицание. Не смог Шариков понять, почему всем, в том числе и ему, нужно подписаться на одну из комсомольских газет, да и брякнул это вслух. И вот ведь интересно, что вроде все дружно подвывали на переменке, что не надо, мол, им всего этого, не надо, мол, им мозги заворачивать всякой газетной дрянью, а тут – посмотрели на Шарикова с холодным интересом и промолчали. «Какой-то ты … с червоточинкой», – произнесла учительница с явным огорчением, и еще бы тут не огорчаться. Непонятно было Шарикову, в чем эта червоточинка, но звучало как-то пугающе, да и представлялось как-то противно – внутри тела логово с уютно чавкающим червяком. А друзья-товарищи опять-таки посмотрели на Шарикова странно и попеняли вдобавок. «И зачем, Полиграшка, тебе это нужно было? Дурень, все равно же подписался, только еще родителей в школу вызвали!».

Но самая страшная неполадка явилась Шарикову в виде клетки на колесах, набитой изнутри бродячими собаками. В шариковской глуши не было никогда никаких бригад по отлову собак, и не слышал никто о них. Но ведомое прогрессом и просвещением районное начальство решило распространить цивилизацию на подведомственные территории и послало в виде полпреда в шариковскую поселушку бригаду по отлову собак. Мальчишки и подростки сбежались посмотреть на чудовищный механизм, в который потертые бесстрастные дядьки запихивали скулящих Найд и Жучек, большинство из которых все они знали с детства по именам и подкармливали. Ребята откуда-то уже знали, что происходит и, главное, зачем, и почему-то шепотом рассказывали об этом новоприбывшим. Некоторые мальчишки пошустрее побежали по дальним дворам, чтобы успеть спрятать своих любимцев. Большинство же, кроме некоторых, известных как живодеры, с оторопью взирало на происходящее. Грозное явление цивилизации прокатилось по дворам, почистило собачье население и укатило, оставив Шарикову тоску и смятение. Много лет являлась Шарикову страшная клетка во сне, и после этого одиноко и страшно становилось в мире.

И как-то много подобных мелких неприятностей и бестолковостей валилось на Шарикова, озадачивая и тревожа его. Но дни текут не спрашивая, успеваешь ты понять очередную бестолковость в мире или не успеваешь, они бегут и волокут вслед за собой – школа, институт, распределение. По всем этим дорожкам Шариков прокатился колобком, и никто его не съел, хотя мастер был Шариков находить неприятности там, где их никто не найдет. Но постоянно сопровождало его тревожное чувство странности людей в этом мире, и усилилось оно после открытия, которое сделал он для себя в институте.

Открытие произошло после одного из первых предательств, которые душой молодою переживаются остро. Это уже не детские конфликты, которые разводят в разные лагеря на вечность продолжительностью в полгода, а конфликты доподлинные, которые и выбор какой-то сделать заставляют, и в удивление приводят перед человеком. И вот после такого конфликта заметил Шариков, что у части людей глаза особенные, какие-то блестящие, как будто свет в них внутрь не проходит, а отражается, и чем-то неуловимо напоминают они глаза животных. Не обрадовало Шарикова такое знание, но и не насторожило, научился он распознавать такие глаза и привык к ним.

А ведь это судьба его ему приоткрывалась, пели ее трубы, слагая мелодию, пока что еще тему, вступление.


Оглавление


1. Детство. Отрочество. Юность
2. Зрелость

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.07: Максим Хомутин. Зеркальце (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!