HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 г.

Дмитрий Аникин

Свадебные песни

Обсудить

Цикл стихотворений

 

Купить в журнале за сентябрь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года

 

На чтение потребуется 15 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 23.09.2018
Иллюстрация. Название: «Боярский свадебный пир». Автор: Константин Маковский. Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Боярский_свадебный_пир

Оглавление

  1. Свадебные песни
  2. Заговор от боли нутряной и сердечной
  3. Волк и лисица


Свадебные песни

            1

Как ходила сваха в дом
хитрая,
говорила словеса свои,
сети ставила:
мол,
есть купец молодой,
слышь,
богатенький,
от любви слаб, бледен –
ты приголубь.

Как подарки нашивали ко мне
разные,
да не по сердцу были дары,
золоты,
кровью купленные, лихим
промыслом,
под мостом сидельцами с кистенём
до́бытые.

Как играли свадебку –
образа́
со стен, гвоздей падали
чёрные,
заходилось вороньё
хохотом –
ох, закогтили во́роны, вороний царь
лебёдушку.

Как поезд вдаль тронулся
от крыльца,
оглянулась на дом родной –
нет его.
Там туманы, пропасти,
гиблый вид,
там отца моего, матери моей
кресты.

Как приобнял меня жених,
муж младой,
так сердечко ретиво́е зашлось –
глухой стук.
А не знаешь, кого везёшь под родимый кров,
суженую,
то не похоть гоняет впустую желчь –
то голод мой.


            2

Жизнь окончилась моя –
заживу, томясь, другой,
была девичья, ничья,
стала женская, его.


            3

А мы будем жить с тобой в городе
среди белых стен,
где по улицам по широким толпою
крещёный люд,
где колокола звонят, где светло ночью –
фонари жгут, –
где соборный поп, о. Питирим,
нас анафемствует.


            4

А не так мы живём, как повелел Господь,
в светлы праздники плачем, скоромное в пост едим,
а ложишься ты спать и маешься ночь один,
а по весёлому делу моя с кем тоскует плоть.

Надеваем платье навыворот, запо́ем мы пьём песок,
со двора наметём сору в дом – и довольны в нём,
песни поём стрезва, плясом русским гнём потолок,
носим бремя – не я сама одна, мы с тобой вдвоём.


            5

Я устала таиться и плакать,
надо было весёлою быть –
удержала душевная слякоть
честь свою до тебя прокудить.

Сколько было играющих силой –
кудри ви́лись, и телом бодры, –
сохранила себя до постылой,
для осенней, ненастной поры…


            6

А в чужой стороне мне век теперь вековать,
а хожу я худая, лежу – не продавливаю кровать.
А молода была, глупа, всё ждала: заживу в дому
мужнем, новом, высоком, а чую – себя дойму.

Пью чего красно, сладенько – ох, страсть, голова болит,
и не расходишь боль, сонь, и к работе душа не лежит.
А муж придёт, с лаской полезет, так я вся дрожью дрожу,
как ни стараюсь, пробую, изгибаюсь – всё не угожу.


            *   *   *

Да только недолго мне, матушка, терпеть, мыкаться по чужим углам,
весна не начнётся, зима не кончится, а я уже буду к вам.
Вся земля нам, страдалицам, будет общая, станет пух;
ох, на чужом погосте, ох, не на отчем кладбище лягу я, отпустив ввысь дух.


            7

Тёмные ночи, в угаре и страхе,
ночи – надейся и жди
красного следа на белой рубахе.
Чтоб затеплело в груди,

тоже не будет. Давай же на эту
глупую, стыдную страсть
ты согласись, прими смерти примету –
первую тления сласть…


            8

Ох, часочек, мой часок,
часок утренний,
ох, заветный должок
неоплатный мой.
А кому выплатила я сполна –
вон лежит, ворочается,
кап-кап слюна,
всё никак не кончится…


            9

Миленькому моему, миленькому
оставила
денюжку-копеечку:
купи себе
пеньку, мать-верёвочку
висючую,
выбери обновочку
по случаю.


            *   *   *

А не увидишь более ты меня,
не пощупаешь;
а вспоминать любовь начнёшь,
так и сделаешь
дело над собой, мальчоночка,
ох, неправое;
а не любил бы ты меня, миленький,
а не знался бы.


            10

А не слаще ты, сахар-сахарок сахарный,
доли горькой моей, куска сиротского,
а не белей соли жгучей, не тяжелей
тугой плоти моей, тела женского.


            11

И что во мне творится, а?
Вместилище каких
сил тёмных, вод хозяйка я?
Доходов чьих лихих

я поле, чрево? В тьме моей
смесились плоть и кровь
в союзы нет темней, прочней –
в жизнь новую, я – новь

распаханная. Шли дожди,
хлестали по нагой.
Себя мне страшно – впереди
то, что не будет мной.


            12

Что в брюхе? – Время, тьмы его,
рост поколений, ход
за край – моё спит торжество
среди тишайших вод.


            13

А кого я рожу? – Ты узнай
стати зверя, гладь пёструю шерсть,
ты услышь клёкот орлий и лай
пёсий. Это, не думай, не месть –

это нещечко наше на свет
смотрит, морщится, это сама
жизнь заходится криком, и нет
ей предела. Ты сходишь с ума

от любви и несчастья, твой страх
и убьёт тебя – стану одна
надрываться у горя впотьмах,
колыбель колыхая, без сна.


            14

И, сделав дело, отошёл во тьму,
обставшую обоих. Жизнь за жизнь –
обмен нечестный. Кто б меня спросил,
готова ли я стать твоей могилой,
а будет сын, так Постумом назвать!


            15

Как я сердце бедное, на что размыкала
после тебя наследство моё великое?

Малыми, малыми я пила глоточками
водочку, сласть мутную с кипяточечком.

За помин души пила, для тепла пила,
для того пила, чтоб душа за тобой пошла.


            16

В страны уедешь белые на житьё-бытьё
райское. Мне чего? – Маета, вытьё.

Боли нет, как в обмороке душа,
омертвела, парна́я, к холоду твоему спеша.

Как ломоть отрезанный, я лежу,
черствею от воздуха, на свет гляжу.

Как ломоть отрезанный – не сжуёшь,
другим не доступная – а ты не ешь.


            17

Как ты умер – я рыдать,
кожу рвать, себя когтить;
не раздета – на кровать,
не трезва я – дальше пить,

не умыта – со двора,
поглядите, люди все,
в месте сердца что? – Дыра,
смерть на мне во всей красе.

На кого оставил? На
встречного – ищи его –
поперечного – одна
ради горя моего.

Встречи жду. Ужо тебе
и достанется, мил друг,
свет мой, тот в моей судьбе,
с кем совместный упряг туг.

Заговор от боли нутряной и сердечной

            1

Чёрная боль распадись, уйди,
оставь ретиво́е ровно стучать в груди,
с потом выйди из пор, хладным ливнем хлынь!

Сердце, тёмную – не захлебнись – теплынь
оставь в узких жилах, вдоль их гони,
не через край плесни!


            2

Перейди на беглого, на прохожего,
хворь, найди на меня похожего.
Перелети по ветру на кого живого,
на золотого, на красивого, на молодого.
Перетеки водою, дождём, ручьём
на тело бело – что не моё, хоть чьё.


            3

Распространись, поветрие, как злой слух дурной,
распространись над сонною, над бодрствующею страной!
Слушай ты слух, человек, и в него непреложно верь,
а кто смерти верит, тот ей широко отворяет дверь.


            4

За семью морями, семью ветрами
остров молодой из воды глубокой,
из солей – смерть – белых, валов свинцовых,
под звездой бегучей, далёкой, гиблой –
остров дурь-Буян – алатырник дикий,
где растёт трава – синева – плеск листьев,
мёртвая трава, из неё нить-нитка
тянется, прядётся – лён, лён – смерть-цветом.

Я слежу за нитью, её мельканьем:
пальцы – пробежь ловких – вдоль, вдоль – торо́пко –
дева, дщерь неспяща, играет нитью,
пока тянет-тянет – и мне быть живым…


            5

Сидит слепая, саван шьёт,
уколется – беда;
то песни жалкие поёт,
то песни без стыда.

Поёт о том, что вдалеке,
на чуждой стороне,
есть кто-то жив, – поёт по мне,
и нить скользит в руке.

И труд её от слёз промок –
и мой к ней в эту тьму
отводит путь на крюк, на срок,
немыслимый уму.


            6

Чёрную свечку ставлю, коптит её мёртвый воск,
горькие слёзы плавлю, весь в мыслях быстрых мозг.

Разное представляется – всё прошлое, и подробно;
зрение убыстряется – вспоминаю, смотрю беззлобно.

Чёрная свечка пламени кидает по ветру клочья,
сквозняк облетает голову, свечка льёт, кровоточит.

Чёрная свечка тает, как тает моя болезнь;
как, толстая, догорит, умрёт – так и мне воскресть.


            7

Долгими тропками ходил-ходил, собирал
травы разные, тайности лесные знал,

много чего слухом слыхивал от молвы,
ходил – мёртвой, живой находил травы.

Плоти трав мял зелёные, соки давил,
целебный напиток, панацейный, себе варил.

Понабрала трава с земли, неба силу свою,
я глотаю чего – будто землю ем, будто небо пью.


            8

С наговором,
с шепотком, с дымком,
кипятка –
свежа густая струя –
глотком
не обжигаюсь, целебная
горечь в нём.


            9

В жилы проникает,
хозяйски по ним идёт,
изымает боли,
счёт ведёт
стукам, чтоб ретиво́е
сверху вниз
не устремлялось, ухало.
Кровь из
вен брызжет лишняя,
в медь лиясь, –
бережёт меня воля вышняя.
Помолясь,
я отправляюсь здравствовать,
век жить,
над словесами царствовать,
заговоры творить.


            10

Мои окончены сроки,
а жизнь – она вот, течёт.
Условия лет жестоки,
дней идёт хитрый счёт.

И кто-то вдвойне заплатит
за лихву мою, втройне:
как жизни твоей не хватит –
другая отдастся мне.


            11

Как птица по небу,
отлетает пусть хворь-болезнь;
змейкой по камню
юркни, мелькни, исчезнь –
чтоб ни следа, ни шрама,
чтоб память, что о тебе,
была смутной самой
мне
в октябре.

Волк и лисица

            1

Погляди – как мертва лежу,
себе ворожу
добычу,
проголодь отвожу.

Подъезжай, мужик,
опускай вожжу,
подходи, сторожко меня пинай –
а ну как поднимет шкура вой и лай? –
а я неподвижность храню, как зеницу, ай!

А я видения вижу, и кровь холодна моя,
и холоднее тел тех лежащих в телеге рыб;
а я – испытай мя, старче, – почти мертва;
гляди-ка, взаправду синие
у меня глаза.

А я на весу свисаю с руки твоей.
Ох, блестит, переливается мех,
дунь – и взыграет он
рыжим огнём горячим;
представь – обовьёт вокруг
белую шею, смуглую воротник.

Да не к жёнке иди – не дарят таких, как я,
вашим бабам дебелым, – иди с села
в городской, богатый – шум, блеск – кабак
да такую же рыжую, чтобы в масть,
выбирай, старинушка, греби к себе.

Будет, что вспомнить в смертный, в постылый час,
когда тебя Бог взвесит, как ты меня, –
на весах покачнёшься, былинка нетяжела,
всё ты мужицкою, глупою жил судьбой,
а подобравши шкурку – сколько какой другой…


            2

Сколько удачи в голодную пору года!
Вода отдавала дары свои: навзничь рыбы
повалены – можно ехать; трещит погода
близким морозом; ну-кась, савраска, двигай…

Тоскливо глядеть в мёртвые – Русь – пространства;
серое трепыханье хладное за спиною
слышу; леса стоят торжественные, в убранстве;
вдали огоньки деревни, дом, печка с больной женою…

Рыжее солнце – ком на краю дороги – тпру, сивка! –
переступает глухо, фыркает недовольно.
Да, и хитрюгу вещую зимняя смерть добыла.
Хорошо умерла: от холоду-то не больно.


            3

Легла, добычу чую – так
близка, что зубом рвать
охота есть, – но пасть пуста,
слюны прогорклой хвать…

Плоть – нежно – рыбья – близко – да!
Заходится мой ум
весь в жадных мыслях: смерть, еда –
но дух суров, угрюм

желанья плоти обуздать
сумеет, чтобы в час
удачи все корысти взять,
не жалкую чтоб часть.


            *   *   *

Ну, время! И лиха беда
начало: по одной
я складываю вниз – я, да,
так мечу путь домой.


            4

Рыб добывший человек,
молчалив, суров, упрям,
хлещет одр и давит снег;
путь ухабист, долог, прям.

Он повытащил на свет
из тьмы, холода воды
рыбу красную и нет,
рыбу чёрную беды,

рыбу с белыми костьми,
пучеглазую глубин,
рыбу времени-зимы,
рыбу-мать и рыбу-сын,

рыбу неба и земли,
рыбу мёртвой тишины.
Не путём их увлекли
сети вверх, прервали сны

рыбьи, вещие; затем
им зима, густа вода,
чтобы смерть заспать совсем,
не проснуться никогда.


            5

Трепыханье серых масс
чувствую, волнует плеск
судорожный хищных нас:
человеков, зверей – всех.

Хищный дух и тухлый дух
смешиваясь, от возка
вверх идут, а было б мух
летом! – Зимняя тоска

нынче давит, холодит.
Вам что в воду – в белый снег,
кто хвостом пошевелит,
провожая тряский бег

наш в закат, кто ляжет – бряк! –
как летел – кратка дуга.
Вся свобода наша так…
Дар последний от врага…


            6

Еду, дорожка тряская
дрыг да дрыг;
досточками телега лязгая,
прыг да прыг.

Долог наш путь с пригорками
снежных глыб –
ох, и накормят мёртвую
тыщи рыб!


            7

Как в лабиринте человек плутает,
изгибы метит,
смерть его ведёт,
меня везёт – топор и кнут лежат
у смерти под рукой;
как человек,
решивший, что вернётся, метит путь –
на память не надеясь
(что в таких
опасных обстоятельствах запомнишь?
А камни одинаковы везде,
как снег),
он стрелки мелом чертит,
камень твёрдый
ножом толцит, то зубом –
будет скол –
примета рокового поворота, –
так путь от места смерти
я
пахучим,
долгим,
склизким чередом,
виющимся пока,
чтоб на морозе
коленцами немыслимыми вмёрзнуть
в путь санный,
отмечаю.


            *   *   *

На место смерти я вернусь с прибытком,
путь не дойдя,
увидев,
увильнув.


            8

Да не великий труд, волченька, братец мой,
большую корысть добыть:
пойди ты на озерцо,
да по-женски присядь
у проруби,
погулять
пусти в водах тёмных
большой да мохнатый хвост.

Ловитвы обычай, волченька,
завсегда прост.

Малой рыбоньке холодно быть
посередь мглы, тьмы,
и тоскливо ей плыть
на зимний солнцеворот,
водой брызгать.
Дай ей пути наверх,
дай ей свободы, волченька, –
плотью
отблагодарит.


            9

Ловись, рыбка малая карасёк,
ловись, большая – сом из осок,
ловись, рыбка вёрткая угорь-червь,
ловись, костяной да склизкий хват-ёрш.

Пора ли, лисонька?
Терпи, волчок!

Налим-лежебок – разевай роток,
щука-сестра – зубом востра,
боярин Осётр – рыб пасёт,
Царь Кит – водой кипит.

Пора ли, лисонька?
Терпи, волчок!

Все плывите: большие, малые – все –
повиснуть грузом богатым на хвосте-лесе!
Голод, брат вещий, всех нас к себе зовет:
волк голодает – и рыба средь толщи вод.

Пора ли, лисонька?
Тащи, волчок!


            10

Лиса
Я навожу морозы, воздухи замедляю,
облака разгоняю – смотрит благое небо
на большой зимний берег.
Озеро замирает,
ночь стоит,
вся в стеклянном воздухе высь сверкает,
звёзды друг друга видят,
их бел-бессмертный холод
над землёю гуляет
по синему
невозбранно.

Волк
Солнце-то нас покинуло,
солнце-то в высях сгинуло,
белое только, белое
пространство лежит,
яснеется;
месяц льёт светом, холодом,
я на ветру,
от звёзд поток
по́д шкуру забирается.


            11

Холодно,
холодно до кости.
Ну, не шути – пусти
до свету шастнуть в тёмное,
во леса;
видишь – рассвета тусклая полоса,
слышишь – в деревне снег скрипит,
голоса
бабьи проснулись, вскинулись;
хвать ведро,
коромысло тискают,
тяжела
ноша будет,
плеская
за края…


            *   *   *

Отпустила
с уроном добыча моя меня,
пуст, куц бегу, обычай зимний кляня,
по клыкам течет своя кровь и своя слюна.
Изворачиваясь, я рвал себя,
уворачиваясь, я когти рву.


            12

Ох, твоя рыжина, моя сед-седина!
Надо бы мне ума, да болит спина,
всяким охожена: всяк её бил дубьём.
Ну-ка, вставай, подруженька, ну, пойдём.

Хвать за загривок мощный – залезай!
Мы по дорожке-тропке – да в самый рай
волчий да лисий, псовый – ох, ествы
в мисках и вольно бегает меж листвы.

Примет нас старший, общий наш предок-зверь –
как пред большой добычей, клыки ощерь,
шерсть дыбом ставь, когти́ его так и сяк,
будто в раю пора больших и опасных драк.

Но мы-то с тобою битые – места нет,
чтобы осталось целое, – нам в бел свет
войти не зазорно: честно судьбу свою
мы отходили подлую – лисию, волчую…

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению сентября 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.12: Художественный смысл. Много-много почему (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!