HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Аркадий Макаров

Вкус полыни горький

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 13.06.2013
Иллюстрация. Название: «Прощай, лето!». Автор: Владимир Буряков. Источник: http://www.photosight.ru/photos/355884/

Оглавление

  1. «Вкус полыни горький…»
  2. «Вот птичий крик под горло срежет вечер…»
  3. Вечный огонь
  4. Взаимозаменяемость
  5. Годы молодые…
  6. Грачи прилетели
  7. «В красных губах заката…»
  8. Возвращенье после сельхозработ
  9. Воспоминания о первом морозе
  10. Восход месяца
  11. «Вот припомнились остро, до боли…»
  12. Всему нахожу оправданье
  13. Встреча с другом
  14. Встреча
  15. «Где лишь тропа верблюжья…»
  16. Год Лошади
  17. Гроза
  18. Грустный романс
  19. «Дай воды колодезной напиться…»
  20. Два белых облака летели…
  1. Два стихотворения


* * *

Вкус полыни горький.
Комариный звон.
Деревенька Горки,
Бондарский район.

На земле покатой
Изб нестройный ряд.
Здесь слова крылаты –
Далеко летят.

Под седлом кубанским,
С гривою в рублях.
Бродит конь цыганский –
Травы на губах.

Там, где вётлы мокнут,
Ты остановись!
В две досочки мостик
Через Ломовис.

Мне поверь на слово:
Горе – не беда,
С берега крутого
Не достанешь дна.

Вон звезда, сгорая,
Падает с высот…
Не ходи по краю –
Речка унесёт.

* * *

Вот птичий крик под горло срежет вечер,
Затихнут избы в синей полумгле…
Здесь каждый камень есть моё отечество
На дедами распаханной земле…

Потянет вновь, как воробья под крышу,
В далёкий мир забытых букварей.
На станции угрюмая кассирша
Мне даст билет до родины моей.

И замелькают снежные просторы
Где хорошо и вольно январю…
Где наш петух, позвякивая шпорой,
Мне пропоёт весёлую зарю.

На склоне лет судьбу свою не хая,
Шепча слова забытые молитв,
Опять без сна,
Ворочаясь, вздыхают
В пустой избе родители мои.

И зайчик детства резанёт осколком.
Кто этот дед, стоящий у крыльца?
И почему так сладостно и горько
Под тёплыми ладонями отца?

Вечный огонь

Всему свой срок и путь отмечен,
Моли судьбу и не моли…
Уйдёт родитель мой далече
И ниже уровня земли.

Не барахло возьму и сало
Из дома в этот чёрный день, –
Возьму отцовское кресало
И камень огненный – кремень.

Отягощённый горькой думой,
Исполнив свой сыновний долг,
С лицом суровым и угрюмым
Перешагну родной порог.

Бедой глаза разъест. Как дымом.
Я к страшной тайне прикоснусь,
И оглянусь на дом родимый…
На дом родимый оглянусь.

Увижу пропасть.
                            А оттуда
За мной ползёт глухая тень.
Но не померкнет свет, покуда
Со мной кресало и кремень.

Я искру высеку из камня.
Она, как молния, туга.
Пляши, пляши, живое пламя,
Ты из родного очага!

И тихо будет, словно в доме
При свете гаснущего дня…
Я уроню лицо в ладони
Склонясь у Вечного огня.

Взаимозаменяемость

 

        (опыт стихотворной прозы)

 

 

Ещё жила, ударившись о скалы, волна прибоя, а уже её спешит сменить волна другая, и разбивает голову о камни, и волосы, шипя, как змеи, уползают в море… И третья, и четвёртая, и пятая… И будет так всё до скончанья века: одна волна спешит сменить другую. И море тем живёт.

Взаимозаменяемость – есть движитель, толкающий материю вперёд.

Солдат упал, но строя не нарушил. И павшего – уже сменил другой, в затылок первому идущий по ранжиру. И подхватил с остывших губ хрипящее «Ура!».

Взаимозаменяемость в бою безжалостном победу обещает.

Конвейер встал – резьба сошла на нет, сорвался болт под грузом аварийным, но начеку всегда стоит ремонтник, и новый болт, головкою сверкая, взял на себя рабочую нагрузку. И замелькали опытные руки, – пошёл конвейер, делатель вещей.

Взаимозаменяемость – система важнейшая под сводом НТР.

Но, как остаться мне незаменимым – в своей конторе в дружеском кругу… в твоих ладонях, милая моя?!

 


Годы молодые…

Золотую радость-птицу
По судьбе ищу-свищу:
Спрячу душу в рукавицу,
Иль на волю отпущу.

А на воле ветер в поле!
За рекою – благодать!
Потому и рвутся кони
На тот берег погулять.

Наставляли дом и школа
На великие дела…
Мы увидимся не скоро
Захолустная дыра!

Кровь ударила по жилам.
Зашумело в голове.
И подался я по жизни –
Рупь в кармане, два в уме.

Путь накатанный пологий,
Да душа ещё слепа,
Не понять ей, – где дорога,
Где окольная тропа.

Заблудился. Темень пала.
Хлещут ветки по глазам.
Вспомнил – мама причитала:
«Воротись, сынок, назад!»

Оглянулся… Под горою
Избы прячутся в траву…
Как я мог назвать дырою
То, что родиной зову?

Свет прорезал тьму ночную.
Лёг под ноги крест окна…
Дом кричит в трубу печную,
Где ветёлочка.

Грачи прилетели

На стройплощадке утром рано,
Где надрывались тягачи,
Под самой маковкою крана
Гнездо построили грачи.

Имели к людям ли доверье,
Иль осторожность подвела?
Ведь наша стройка – не деревня,
И кран подъёмный – не ветла.

Она, грачиха, виновато
В гнездо уселась, присмирев,
Грач, как монтажник в куртке ватной,
Ходил вразвалку по стреле.

Гремел крылом, как будто спички
В карманах ощупью искал,
Семьи кормилец и добытчик
То прилетал. То улетал.

И я стоял – семьи опора,
Работ монтажных ветеран…
Коль стройка есть, то есть контора,
Ну, а контора пишет план.

Мы план, конечно, перекрыли.
У нас в бригаде каждый спец.
И мы досрочно приступили
К демонтажу подъёмных средств.

К земле средь грохота и гари,
Не зная страха, напролом
Грачиха ринулась, ударив
Меня растрёпанным крылом.

И я закрыл лицо руками,
Я царь природы и творец…
Разбился вдребезги о камни
Ротастый
    розовый птенец.

* * *

В красных губах заката
Вечер зажёг звезду…
Там, где я жил когда-то,
Ветер дудит в дуду.

Вот он летит со склона.
Он мне как брату рад,
Что я вернулся в лоно,
Что я пришёл назад.

Жестью покрылся ржавой
Лист на пустой меже…
Там, где лежал я в травах,
Осень лежит уже.

Пусто на белом свете.
Пусто в моей душе.
Сказками о лете
Не обмануть уже.

Возвращенье после сельхозработ

В низинах клочья зябкого тумана,
И пашни чернь. И сумрачный простор.
Растратчик-ветер сыплет из кармана
Рублёвки жёлтые стремительных листов.

Кого? Кого здесь удивишь деньгами?
В безлюдье превращается уют,
Село – в посёлок. В линию – орнамент…
И ходят куры деньги не клюют.

А вдалеке машина голосила,
На перекрёстке четырёх дорог.
Но засосала матушка-трясина,
Из колеи не вытащить сапог.

Шофёр – юнец. Ну, что он понимает?
За крепкий стебель держится вьюнок…
Земля, прощаясь, ноги обнимает:
«Останься здесь! Я не пущу, сынок!»

Воспоминания о первом морозе

Ты помнишь?.. Помнишь – было утро
И солнца красного овал…
Дорожку в сад морозец лютый
Ледком поющим оковал.

В то утро печь топилась жарко.
Душа томилась налегке.
И пламя красное дрожало
На золотом половике.

Ты в дверь вошла. И в белом дыме
На молчаливый мой вопрос:
– Мороз на улице, любимый.
Мороз на улице… Мороз.

Соболья шапка пала оземь…
И только выдохнув: «Родна…»
Горели щёки от мороза,
Как от весёлого вина.

Сегодня к ночи заметелит
И загудит в глухом котле…
Как волчья ягода чернеет
Воронья стая на ветле.

Восход месяца

...И вышел свет из недр безмолвных.
Упруго выгнувшись крылом,
Как белый парус, ветра полный,
Один в просторе мировом.

Я, сын степей, сидел у речки,
Ремнём и пряником учён.
И лошадь, звякая уздечкой,
Дышала в темень горячо.

Разверзлась тьма без дна и края.
Беспечность детская ушла.
И замолчала, обмирая,
Пред чёрной пропастью душа.

И, что-то тяжкое отторгнув,
Определив мою судьбу,
Упала в пыль слеза восторга
У мирозданья на виду.

* * *

Вот припомнились остро, до боли:
Наш плетень, что ушёл в молочай,
Мать, устало идущая с поля
В телогрейке с отцова плеча.

Дух загнетки, взывавшей к обеду.
Голос бабушки, цыкнувшей вдруг:
«Раскричались пошто, оглоеды,
Вот накличете к ночи беду!»

Тень войны над соломенной крышей.
Почтальон молчалив и суров.
«Он напишет ещё… Он напишет!»
О надежда извечная вдов!

Где ж от бед безотказное средство?
Где же, бабушка, средство твоё?..
Было время тревожного детства,
И некстати я вспомнил о нём.

И беспечная радость уходит.
На краю предосеннего дня
Багровеет закат на исходе,
Как на мраморе отблеск огня.

Всему нахожу оправданье

Всему нахожу оправданье:
Что молодость гробя, кружил,
К тебе не ходил на свиданье,
Что песни своей не сложил.

На голос удачи капризной
Кричал желторотым скворцом,
Что лгунью любил больше жизни,
Что дружбу водил с подлецом.

Всему нахожу оправданье…
Вот листья летят мельтеша.
Печальна пора увяданья,
А просится к свету душа.

Всему нахожу оправданье.

Снежок осыпается ранний,
И тает твой след в белизне…
Скажи, как найти оправданье
Мужской одинокой слезе?!

Встреча с другом

Коньячок армянского разлива,
В горнице просторно и светло…
Наливай, мой друг, неторопливо
В золотое тонкое стекло.

Будем пить за лёгкую удачу.
Отдадимся песне и гульбе…
Что ты? Что ты, милый? Я не плачу.
Я смеюсь и радуюсь судьбе.

Наше детство за окном маячит,
За собой таинственно маня…
Я свиданье девочке назначу –
Не узнает женщина меня.

Встреча

Материнских не помня заветов,
Оглянулся, – цветёт трын-трава!
На холодное сердце, на ветер
Я ронял дорогие слова.

Немотой перехвачено горло.
Всё длиннее годов моих ряд…
Вон старуха, согнувшись, упёрла
В сыру-землю безропотный взгляд.

Шапкой Бог с поднебесья ударил,
Или только почудилось мне?
Что ты, бабушка, там увидала –
Под собой на два метра в земле?

– Не глумись, – услыхал, – нечестивец!
Что ты трогаешь душу мою?
Тебе жить ещё в мире, счастливец,
Ну, а я на исходе стою.

Я последний свой срок разменяла,
Воздала палачу и судье!
Разменяла свой срок, растеряла,
Ничего не оставив себе.

Сына взяли Великие Стройки,
Муж погиб на Великой Войне.
След ищу я слезы своей горькой
Под собой на два метра в земле.

…В чистом поле безлюдно и пусто.
Нету бабки! Вся в землю ушла.
Лишь под звёздной высокою люстрой
Тихий звон источает душа.

* * *

Где лишь тропа верблюжья,
где травы не растут,
в краях сухих и южных
стоял я на посту.

Нёс службу, было дело.
Мечталось о зиме
И не было предела
Жизни на земле.

Я слышал её говор.
Вот воплощеньем зла,
Шипя, как шнур бикфордов,
Змея в камнях ползла.

А вот, – литая пуля –
Паук свинцово сиз
Меж веток саксаула
На ниточке повис.

Мелькнул варан проворный,
Да, видно, неспроста
С отливом воронёным
До кончика хвоста.

И много всякой живности
Шуршало под ногой.
И трудно было вынести
Молодость и зной.

Год Лошади

                новогодний этюд

Гладь воды обметали морозы,
Накидали снегов, намели.
И застыли на ветках берёзы
Запоздалые слёзы земли.

Заблудилась удача в России –
Все дороги её – поперёк!
Потому, знать, судьба обносила
Лёгким счастьем упрямый народ.

В рукавицах из чёртовой кожи
Ночь и День делят русскую ширь…
Вон – две птицы, а как непохожи –
Ворон-птица и птица-снегирь.

Как во сне, сквозь прозрачность рассвета,
Промелькнёт полушалок зари,
И небесным, и маковым цветом
Обернуться тогда снегири.

Ну, а вороны – птицы печали, –
Чёрный пепел в морозном дыму.
День повёл молодыми плечами –
Тень под ноги упала ему.

Из кручёного шёлка поводья…
Зауздал у крыльца жеребца.
Полоснули по снегу полозья.
Только видели так молодца!

Напуржила Зима, натрусила,
Новостей намела под порог.
Вывози, лошадиная сила!
Выручай нас, Конёк-Горбунок!

Гроза

                    С. В. Рахманинову

Дитя в перекрестиях молний
Стояло.
            Его восхитил
Чарующий отзвук гармоний
И отблеск небесных светил.

Сирень обнимала калитку.
Притихли в саду соловьи…
Дитя сотворило молитву –
Всевышний услышал:
                            «Твори!»

И дождь очищения брызнул.
«Огня! –
             закричали. –
                           Огня!»
Ударила музыка жизни,
И мальчика трепет объял.


Он, в клавиши пальцы куная,
С божественной сутью в крови,
Как будто из ада и рая
Вселенские звуки ловил.

И духи в ночи ликовали.
И души, что были детьми…
И ангелы смерти
                    вставали,
И падали
           ангелы тьмы.

Грустный романс

Отпусти эту песню, не трогай,
Не коверкай живые слова.
Видишь – месяц стоит над дорогой.
Слышишь – тянется к звёздам трава.

Отними беспокойные руки
От неверно настроенных струн.
По надеждам моим и по мукам
След упавшей звезды полоснул.

Пролетела звезда и потухла –
Искра Божья у самого лба…
Только вздрогнуло чуткое ухо,
И откликнулась эхом судьба.

Сердце рвётся к родному порогу.
Горькой думой полна голова…
Но не встретится месяц с дорогой,
И до звёзд не достанет трава.

* * *

Дай воды колодезной напиться.
Коротка полуденная тень,
Девочка. Подросток, выпускница –
Два ведра наполненные всклень.

Я у дома встану на порожек.
Воробьи купаются в золе.
Глухомань. Зелёный подорожник.
Крепкий дух нагретых тополей.

Что ты?.. Что теребишь руками
Поясок, плетённый у бедра?
Дай припасть горячими губами
К жестяному ободу ведра.

Наклонившись. Вижу дорогое.
Там, где дно сужается в кольцо.
Не твоё качается, другое
Временем размытое лицо.

Зубы ломит светлая водица…
С той, другою был и я знаком.
Девочка… Подросток… Выпускница…
Молоко и мёд под языком.

Два белых облака летели…


 1

Два белых облака летели,
С утра налитые зарёй,
Над плачем в детской колыбели,
Над изумлённою землёй.

Был птичий праздник новоселий –
Природы пир, мерцанье крыл…
Зелёный пух земли весенней
Поля отечества покрыл.

 2

О чём свистит скворец на ветке?
О чём толкует соловей?
Топор – о пне, простор – о ветре,
О вечном братстве – муравей.

Поля отечества – о хлебе,
Душа народа – о звезде.
Два белых облака на небе.
Два белых облака в воде.

Туман над речкою растаял.
Просторы воздуха полны…
Летят навстречу чёрной стаей
Индустриальные дымы.

Два белых облака прольются
Раствором серной кислоты.
Поля отечества напьются –
Поникнут травы и цветы.

Два белых облака летели…
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!