HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Анастасия Бабичева

Танина мозаика

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 2.12.2010
Иллюстрация. Название: "Взгляд в бездну". Автор: Mumji Serghei. Источник: http://www.photosight.ru/photos/3909549/

 

 

 

Желтый,

желтый,

белый – раз,

коричневый

и снова желтый…

А теперь зеленого – раз, два, три… шесть!

И еще одну желтую, тут, в середине.

 

Поле кончилось. Цветы заняли всё поле. Можно сидеть и любоваться. А можно перевернуть мозаику. Она рассыплется. Таня перемешает детали и начнет снова – будет рисовать поле и цветы. Мама Оля говорит, что у Тани нет… Какое красивое слово она потом говорит! Сложное! Но у Тани получится, Таня запомнила. Потому что:

СИ – это кошка Сима, она живет в коридоре на первом этаже. СИ, иди погулять.

МММ – это мама Оля, как Таня зовет ее. МММ, и мама Оля скоро придет. А если не придет сразу, Таня зовет громко МММ! МММ! И мама Оля все равно приходит.

ЕТ – это вЕТер, он веЕТ, дуЕТ. Когда открыто окно, мамы говорят, что Тане надо сидеть подальше. Когда открыто окно, дует ветер, дуЕТ вЕТер.

РРРРР – так рычит грузовик под окном. Тогда мама Оля ласково говорит, что Тане не надо бояться, что это привезли хлеб. А хлеб бывает очень вкусный. Когда под окном рычит грузовик, хлеб всегда бывает вкусным. А мама Лида не любит грузовик. Когда грузовик начинает РРРРРрычать, мама Лида хлопает окном и сердито говорит про хлоп-хлоп газы.

ИИИ, когда Таня боится. Когда приходит врач, Таня боится. Когда мама Оля долго не приходит, Таня боится. Иногда Таня боится даже маму Лиду. Если мама Лида сердится. Но она не обижает Таню, поэтому Таня редко боится маму Лиду. Когда Таня боится, она как будто маленькая. Большая, но маленькая. И Таня хватает себя руками, и больно вцепляется, и Тане больно. Таня не хочет снова быть маленькой. Тане лучше большой! И Таня боится еще сильнее! ИИИ, ИИИИ, ИИИИИ! Мама Оля говорит, что Таня смелая, Таня не должна бояться. Взрослая, смелая девочка, так говорит мама Оля. И мама Лида тоже, только сердито. И Таня слушает своих мам, и отпускает себя. И остается только тихое ИИИ…

Я. Мама Оля говорит Тане называть себя «Я». Мама Оля медленно говорит:

– Скажи, «я хочу». Не «Таня хочет», а «я хочу».

Мама Оля берет ладонь Тани, прикладывает к Таниной груди и говорит «Я». Таня повторяет «Я». Мама Оля чуть-чуть хлопает ладонью по Таниной груди и говорит «Я хочу пить». Таня повторяет «Я хочу пить», «Я ачу пииииииить». Мама Оля хвалит Таню, Таня должна говорить «Я». Я.

 

Я слушаюсь маму Олю, потому что мама Оля хорошая. Мама Лида тоже хорошая, но сердится. Я Таня. Я хочу пить. Я. Вот это красивое слово мама Оля говорит про поле с цветами: СИ-МММ-ЕТ-РРРРР-ИИИ-Я.

– У твоих цветов нет симметрии.

И мама Оля учит меня, как ставить детали мозаики си-ммм-ет-ррррр-иии-чно. Мама Оля объясняет, что си-ммм-ет-ррррр-иии-я это когда в центре белый, по бокам синий, еще по бокам два желтых. Когда ровно со всех сторон – желтый, желтый, синий, белый, синий, желтый, желтый. И наоборот тоже – желтый, желтый, синий, белый, синий, желтый, желтый.

 

Мозаика стоит на столе, а на столе лежат цветы. Это они растут на поле – пасонуки. «Пасонуки», говорит мама Оля, это моя клеенка. Клеенка с пасонуками. Я могу долго смотреть на эти цветы, а потом рисую их из мозаики. И я точно знаю, хотя мама Оля говорит по-другому, что у пасонуков нет си-ммм-ет-ррррр-иии-и. Цветы на моем столе, я смотрю на них каждый день, и точно знаю. Желтое пятно – лепестки. У других цветов лепестков мало, я могу посчитать. У пасонуков лепестков очень много, я не могу считать так много. Лепестки все разные, все разные. Я точно знаю, нет одинаковых. Коричневое пятно – серединка. К серединке крепятся лепестки. Серединка – дом лепестков. Зеленое пятно – листья. Один большой, один маленький, тоже разные. Много листьев, но лепестков больше. Пасонуки большие цветы. Белое пятно – между цветами. Пасонуки растут на белом поле. Белое большое, желтое большое, зеленое маленькое, но много, коричневое, зеленое большое, белое совсем маленькое, а желтое всегда большое. Нет си-ммм-ет-ррррр-иии-и, я долго смотрела, я долго считала, я проверяла, нет. Я хочу показать маме Оле, тыкаю пальцем в пасонуки и говорю «Нет си-ммм-ет-ррррр-иии-я». Мама Оля не понимает, потому что си-ммм-ет-ррррр-иии-я долгое слово. Я забываю, когда начинаю говорить. Но я запомню, хорошо запомню и скажу маме Оле, что у пасонуков нет си-ммм-ет-ррррр-иии-и, что я рисую правильно, я рисую хорошо. Мама Оля спрашивает, почему я не беру красный и синий. Я беру желтые, зеленые, белые, коричневые кусочки. Красные и синие оставляю. Потому что у пасонуков нет красного и синего. Желтые – лепестки, коричневая – серединка, зеленые – листья, белое – поле. Красного и синего нет. Я долго смотрела, я точно знаю. Я говорю маме Оле «нет», она сначала смотрит на меня, а потом говорит:

– Ну, нет, так нет.

И гладит по голове. Я точно знаю цвета, я проверяла. И я умею считать до шести. Один, два, три, четыре, пять, шесть. Потому что в моей мозаике шесть цветов. Один – желтый, два – коричневый, три – зеленый, четыре – белый. Четыре для пасонуков. Пять – красный, шесть – синий. Два у пасонуков нет. Четыре и два, всего шесть цветов. Я хорошо считаю до шести. Я рисую пасонуки из мозаики и считаю до шести.

 

Мама Оля подходит и спрашивает:

– Почему ты занимаешься только мозаикой?

И она забирает мозаику. Мне очень грустно, я люблю мозаику, но я люблю маму Олю больше, поэтому я не буду плакать и бояться. Мама Оля забирает мозаику и приносит картинки. Мама Оля показывает разные картинки, мама Оля рассказывает. Картинки бывают в книге.

– Что здесь нарисовано, Танюша?

Я боюсь, я не люблю врачей.

– Правильно, врач делает мальчику укол, чтобы мальчик был здоровым. А здесь что нарисовано?

У тети красивые волосы, у тети длинные кудрявые волосы. У меня волосы черные, я видела в зеркало, я умею смотреть в зеркало. У меня волосы не кудрявые, а у тети кудрявые, красивые.

– Да, тетя сушит волосы феном. Посмотри, какого цвета волосы? Коричневые. У тети коричневые кудрявые волосы. А кто это здесь, давай посмотрим!

Я люблю птиц! Птички, птички, птички! Когда я иду гулять с мамой Олей, мы берем кусочек хлеба, который привозит грузовик. Хлеб вкусный, и мы кормим птичек. Птички летают, клюют хлеб. Я люблю птичек, мне весело, я смеюсь и машу им руками. А птички боятся и так смешно летят! Мама Оля говорит:

– Вот видишь, Танюша, не надо бояться!

Я смеюсь, птички, птички!

– Да, это птички! Умница моя. Посмотри, девочка кормит птиц хлебными крошками. Девочка сыплет крошки, а птички их клюют. Совсем, как ты! Давай посчитаем, сколько птиц на картинке?

Птичка раз, птичка два, птичка три, птичка четыре, птичка пять, птичка шесть, птичка шесть, птичка шесть…

– Давай считать вместе, где твой пальчик? Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь. Всего восемь птичек. Восемь, Танюша, восемь. Молодец, как ты хорошо посчитала!

 

А еще картинки бывают на карточках из картона или из дерева. Я люблю дерево. С одной стороны оно гладкое, ровное, холодное, там краской нарисована картинка. С другой стороны оно шершавое, теплое, там нет картинки. Я держу деревянную картинку, я глажу ее с одной стороны, а потом с другой. Ровное, шершавое, ровное, шершавое.

– Танюша, кто это? Кот! Этот кот серого цвета. А это кто? Кошка, она белая. Кот – это мальчик, а кошка – это девочка. Покажи мне, где кот? Умница. А теперь давай найдем, где кошка? Правильно.

У мамы Оли много разных картинок. Я люблю смотреть картинки и слушать маму Олю.

 

Больше всего я люблю мозаику и рисовать пасонуки. Я смотрю на пасонуки на клеенке и рисую их из мозаики. Мама Лида всегда дает мне мозаику, и я рисую столько, сколько хочу. Мама Лида не приносит картинки. Мама Лида знает, как я люблю мозаику и пасонуки. Мама Лида не забирает мозаику. Зато мама Лида читает книги. Мама Лида ставит стул возле моего стола и берет книгу. Книги бывают разные – большие, маленькие, гладкие и мягкие, жесткие и неровные. Я люблю слушать, как мама Лида читает книги, пока я рисую пасонуки. Мама Лида вздыхает, когда начинает читать. Мама Лида часто сердится, и когда начинает читать, тоже сердится. Мама Лида сначала читает сердито, а потом читает весело, громко. Маме Лида тоже любит читать, и я рисую пасонуки весело. Мама Лида читает разные книги, но больше всего любит стихи. Про куклу и про слона, и про зайку, и про утку, и про самолет. А я знаю стих про мяч. Я помогаю маме Лиде читать:

– Мой веселый, звонкий мяч!

Ты куда помчался вскачь?

Синий, красный, голубой,

Не угнаться за тобой!

 

 

Способов для восстановления волос известно много. Но не все они одинаково эффективны и безвредны. На сайте http://vinpravda.com/kupit-azumi-zakazat-azumi-dlya-volos.html продаётся сыворотка для восстановления волос AZUMI. Утверждается, что противопоказаний к применению она не имеет.

 

У пасонуков нет синего и красного. Есть желтый, коричневый, зеленый и белый. Но синий и красный бывают! Когда мама Оля привела ко мне тетю, у тети на ногах были смешные синие носки. Тетя надела их на ботинки. Мне было весело! Тетя такая большая, а не знает, что носки надо надевать на ноги, а не на ботинки. Синие носки шуршали, я рассматривала смешные синие носки. А тетя достала из сумки мозаику и дала мне:

– Здравствуй, Таня. Какие у тебя красивые подсолнухи на столе! Я тебе мозаику принесла. А знаешь, из нее тоже можно сложить подсолнух. Давай открою. Смотри, желтые детали, это будут лепестки. Коричневые, это серединка. Зеленые – листочки, а между ними – белые. Смотри, похоже? Я оставлю тебе мозаику, ты будешь с ней играть? Как будто рисовать, только не карандашом, а кусочками. Будешь? Ну и хорошо. Вот, я оставлю ее здесь, на столе.

И я рисовала, как сказала тетя. Я люблю рисовать пасонуки, красиво, хорошо. Пасонуки на клеенке, пасонуки на мозаике, пасонуки на поле. Поля я сама придумала, белое – поле. На поле пасонуки. Когда тетю привела мама Лида, у тети тоже был пасонук на кофте. У тети был белый халат, как у других тетей с улицы. И белый халат закрыл пасонук. Желтый пасонук на кофте. Тетя подошла к столу и села на стул, а я хотела посмотреть пасонук. Я схватила тетин халат и стала тянуть, чтоб снять. Я говорила тете снять халат, чтоб было видно пасонук. Тетя дернулась, тетя стала вставать. Я схватила крепко и тянула халат, чтоб снять. И тетя тоже тянула халат:

– Танюша, что ты, не надо, отпусти!

Я говорила тете, что не надо халата. Из-за халата не видно пасонук. А мама Лида быстро пришла и стала отрывать мою руку от халата. Я не хотела отпускать, я хотела снять халат. Я говорила: нет, нет, нет, пасонук, пасонук, пасонук. А мама Лида говорила:

– Отпусти, отпусти тетю, Таня, отпусти.

Я отпустила, потому что я слушаюсь маму Лиду. А тетя совсем закрыла халатом пасонук. Я показывала на кофту, я говорила: нет, нет, нет, пасонук! А тетя начала уходить, тетя пошла к двери. И мама Лида говорила:

– Вы ее нервируете. Вы ее испугали.

И тетя смотрела на меня и молчала, халат совсем закрыл пасонук. Мне было грустно, я хотела посмотреть пасонук на кофте! И я стала звать тетю, но тетя не подошла. И я стала звать громко, громко, громко. А мама Лида говорила:

– Выйдете сейчас же!

И мне стало страшно, пасонук пропал, страшно, ИИИИИ, ИИИИИИ, Тане страшно, пасонук, тетя! Таня схватила себя, Таня больно схватила, Тане больно. ИИИИИИИИ! Мама Лида стала громко говорить Тане:

– Таня, послушай меня, все хорошо. Таня, все хорошо. Ты большая девочка, смелая девочка, ты не будешь никого бояться.

Но Таня не отпускала себя, Таня сжала себя, Таня стала маленькой, опять маленькой! Тане больно, Таня боится, Таня не хочет снова маленькой! ИИИИИИИИИ!!! Мама Лида говорит громко:

– Таня, посмотри на меня. Если ты не успокоишься, я позову врача! Все хорошо, ты должна отпустить себя!

Таня боится врача! Таня боится врача! Пасонук, пасонук, кофта, тетя, халат! Мама Лида обнимает Таню, крепко обнимает Таню. Таня не хочет врача, Таня хочет пасонух! Мама Лида крепко обнимает Таню, мама Лида любит Таню. Таня любит маму Лиду, Таня должна отпустить себя. Таня должна отпустить себя. Таня должна успокоиться. Тихо иииии, ииии, иии… Таня отпускает, отпускает, мама Лида гладит Таню по голове, тихо, тихо, гладит Таню… Мама Лида говорит:

– Ты молодец, Танюша. Хорошая, смелая девочка. Посиди минуточку, а потом я почитаю тебе про куклу, хорошо? Вот и молодец.

Мама Лида быстро идет за дверь. Таня слышит голоса, мама Лида и тетя. Тетя еще здесь, но Таня ее не видит. Мама Лида возвращается, говорит сердито, говорит тихо, но Таня слышит:

– Вообще, запрещу… Ходит теперь… А мне потом успокаивай… Раньше надо было…

 

 

Мама Лида берет книгу, садится на стул и читает про куклу. У куклы белые волосы. У тети черные волосы. У Тани тоже черные волосы. Таня видела в зеркале. Ухо, черные волосы, ухо. Си-ммм-ет-ррррр-иии-я. Я. Мама Оля говорит, что Таня должна называть себя «Я». Я Таня, я хочу пить. Я слушаюсь маму Олю. Я люблю рисовать.

 

 

 

От автора:

Этот рассказ написан по впечатлениям от общения с детьми-инвалидами. У меня нет медицинского образования, я не детский психолог; я всего лишь волонтер. Я почти уверена, что этот текст не обладает какой бы то ни было фактической, клинической точностью. Нет в нем и точности биографической. Зато он обладает точностью эмоциональной.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!