HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Евгения Баранова

Лимоновая лирика

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 6.03.2008
Иллюстрация.  Автор: а’ANTIst. Название: "Из дневника казненной (стр 2)"  Источник: http://www.photosight.ru/photo/2418327/?ref=section&refid=14

Оглавление

  1. Лист тянется к земле под тяжестью родства...
  2. «Как всякий выбор бессоюзен…»
  3. Исход
  4. Марш победителя
  5. Иуда-изм
  6. Нежность и немного вокзала
  7. Недостих
  8. Наличие дома нужней, чтоб туда не писать
  9. Поэтохроника
  10. «А рукопись горит. Или – «горят…»
  11. «Моя вечность живет в разговорах…»
  12. «Никогда не поймешь: а который – не предал…»
  13. «А ты не заметил, меня уже нет…»
  14. «Ничего уже жизнь не лечит…»
  15. «И я засыпаю. И я забываю Имя…»
  16. «Мертвыми ладонями не выхлебать реки…»
  17. «Включаю мобильник…»
  18. «Мертвое сердце стоит дороже…»
  19. «Жду…»
  20. Лимоновая лирика
  1. Парфюмер


Лист тянется к земле под тяжестью родства...

                Бог сохраняет все. Особенно слова…
                                                Иосиф Бродский


Лист тянется к земле под тяжестью родства,
За пятнами Голгоф припрятано бессилье.
Жизнь сохраняет все. Особенно слова.
Особенно слова, которых не просили.

От кружева арен кружится голова.
Но бабочка летит. – Светло самоубийце!
Жизнь сохраняет все. Особенно слова.
Особенно слова, успевшие разбиться.

От вымыслов друзей оправившись едва,
Восходишь на костер – и падаешь все выше.
Жизнь сохраняет всё. Особенно слова.
Особенно слова, которых не услышат.

* * *

Как всякий выбор бессоюзен,
бессмысленен – и вопреки.
Перерубая новый узел,
лишь затупляются клинки.

Как всякий выбор беззащитен
перед узором щек и глаз!
И, троекратный победитель,
я проиграла в третий раз.

Как всякий выбор – неразлучен.
Как вдохновенье и тетрадь.
Я продолжаю, мучась, мучить
и продолжаю – продолжать.

Исход

                            «Нас забудут, кукушка...»
                                                Я.Б.Минкин


Нас забудут, кукушка.
Я это мучительно знаю.
Нас забудут, кукушка. Таких забывали не раз.
И, пустив наши головы, будто ромашки по маю,
Жизнь споткнется крестом и застынет безмолвием фраз.

Нас забудут...
Листая страницы, как павшие листья,
кто-то новый пойдет в Ледниковый ненужный поход.
И безумий его безнадежно багровые кисти
отцветут и погаснут
в предложенный вечностью год.

Нас оденут землей.
Нашим именем не назовутся
пароходы, бульвары и прочие долгие дни.
«Нас забудут, кукушка!» –
но времени битые блюдца
невозможно, нельзя, бесполезно уже заменить.

Марш победителя

…А лица деревьев казались бритыми.
Я шла в одиночку, расправив Авеля.
Победа краснела своими битвами,
которые мы за собой оставили.

Я шла в одиночку. Карманный памятник
ужасно гордился своим величием.
И падало – небо, и звезды – камедью
стекали в асфальтное безразличие.

Я шла – босиком, тишиной, бульварами.
Считала осины своими кольями.
С какой бы я радостью проиграла вам,
когда бы вы это хоть раз позволили.

Иуда-изм

Предательство. Предали. Передали.
Пустили по завистливым рукам.
Вы слышите? Так звякают медали
с мундира неживого старика.

Я не одна! Я в середине стаи,
как в черепе Олегова коня.
Хоть бы один пытался не ударить!
Хоть бы один пытался – не меня!

Предательство.
Вы слышите?
– Не бойтесь.
Как на миру цена была красна!
Я ухожу.
Заканчивая повесть,
я зачеркнула ваша имена.

Нежность и немного вокзала

Куда ни глянь – промокли нáсквозь.
На елках белые бинты.
Растекший снег, как будто пластырь,
на теле ранней темноты.

Опять вагон. – Смотри, он дышит!
Совсем как ящер, но – живой. –
Я притворяюсь, я не слышу,
что на часах уже домой.

Я притворяюсь, превращаюсь
в проектор собственного «я».
Под каблуком скрипит, вращаясь,
тупая рыхлая земля.

Земля, зачем?
– Прости.
– Прощаю.
Уже звонков последний звон.
И снова лед, и стаи чаек,
И одиночества перрон.

Недостих

Недолет. Недострел.
Недобег. Недошаг.
Кто умел – не успел,
остальные – дрожат.

Недосмех. Недострасть
по белесым губам.
Кто пытался не пасть –
предавали гробам.

Недодом. Недодым.
Без тепла. Без огня.
Поменяюсь с любым,
распродавшим меня!

Недоболь. Недовой.
Не крестом, а мечом.
Поменяюсь с любой,
кто ко мне ни при чем!

По оскаленным ртам!
По осколкам комет!
Я живу только там,
где меня уже нет.

Наличие дома нужней, чтоб туда не писать

И улицы липнут, как пух на губах Птицелова.
Ты только молчи, если будут меня убивать.
Наличие Смерти
дороже
наличия
Слова.

Кто раньше стрелялся – в себя продолжает стрелять.
Кто брал твой почтовый,
тебе безразличен,
как паспорт.
У времени наста
есть ценное свойство – «опять».
Все прочие свойства работают только по красным.

И улицы – липнут.
И город похож на коня.
От этого кофе во рту непроглядная вьюга.
Пожалуйста, люди, не больно убейте меня.
Наличие Смерти
скорее
наличия
Друга.

Поэтохроника

И тон был резок, и вечер – резкий.
Оба охрипшие – тот и другой.
Путались звезды, как занавески,
падая в окна живой водой.

Вы говорили: пора расстаться.
Суп – пересолен, слова – горьки.
Перечисляли, как строчки в святцах
пробы, погрешности и грехи.

Вы говорили что-то про Таллинн,
Про колокольчики и пути.
И тон был резок, и взгляд раздавлен,
и мне хотелось от вас уйти.

…Позже, на «я» вспоминав певицу,
губы скользили, как замш в снегу.
Я вытирала ваши ресницы
и на «люблю» отвечала «угу».

* * *

А рукопись горит. Или – «горят».
Не кислород и даже не минуты.
Любое слово – пойманный снаряд,
отправленный далекому кому-то.

А если не горит, то, значит, брак.
Восстановить по вольному замесу!
Не рукопись – расправленный кулак.
Не рукопись – соломенная пьеса,

в которую играет уголек.
Из олова, из стали – всё солдаты.
У истины не измеряют срок.
Для истины не выбирают даты.

* * *

Моя вечность живет в разговорах,
на заборах,
исписанных русским,
на укусах
собак и соседей.
Ты не бойся, родная, доедем!
Ты не бойся,
используя уксус,
можно смыть заржавелость с доспехов.
Словари двадцать-энного века
нам подарят пластмассовый кубок...
Моя вечность в потоке маршруток!
Моя вечность – под столбиком пыли,
в волосах,
голосах
и простудах...
Моя вечность!
Тебя не любили.
Моя вечность!
Тебя не забудут.

* * *

Никогда не поймешь: а который – не предал?
Никогда не поймешь: а который – не спит?
Провожая мечту по последнему следу,
не забудьте в аптеке купить цианид.

Провожая мечту, до калитки и выше,
не забудьте промокнуть – и дать на такси.
Ведь на то и мечта, чтобы правды не слышать,
ведь на то и мечта, чтоб ее упустить.

Провожая мечту. По последнему следу.
По дождям-тротуарам. Столетье и час.
Никогда не поймешь: а который – не предал?
Никогда не поймешь: а который – не спас?

* * *

А ты не заметил, меня уже нет.
Иду потихоньку, как дождь или снег.

А рядом
английский,
ангина
и запах
«Шанели»,
шинелей
и в елочных лапах

остатки тепла и остатки комет.
А ты не заметил, меня уже нет.

А в сердце
печаль
обвенчать
не успели.
Так странно,
так радостно
пахнут метели.

– Так дымно гореть в кожуре сигарет…
А ты не заметил, меня уже нет.

А возле
морозным
распяты узором
все небыли,
были,
какие-то ссоры…

И все притворялось. – Один турникет
по-прежнему знал, что меня уже нет.

* * *

Ничего уже жизнь не лечит.
Вместо вывиха новый сгиб.
Знаю, снимет другой Предтеча
с головы моей ржавый нимб.

Я останусь лежать обломком
в белотканном сыром бреду.
Нагулявшись по края кромке,
я когда-нибудь в рай сойду.

И земли ледяное платье
натянув на судьбы костер,
я пойму, что не знала братьев,
как не знаю теперь сестер.

* * *

И я засыпаю. И я забываю Имя.
Мне снится Дантес и его пробивная меткость.
И хочется выпить. – Точнее, запить другими
твое неналичие или свою нелепость.

От этого тошно:
от мыслей, разлитых мимо,
от глупых таблеток,
от сна,
от плохого чая.
И хочется вымыть. – Точнее, отмыть от грима
последнюю душу, которой уже не чаю.

Иллюзия выжить похожа на смену дома.
На старую обувь.
На пластырь, когда упала.
                        …И я засыпаю.
                                    И кажется незнакомой
двуспальная площадь остывшего одеяла.

* * *

Мертвыми ладонями не выхлебать реки,
мертвыми губами не расскажешь эпилог.
Маленькие, маленькие люди-островки
просят океан не заходить через порог.

Просят не выдумывать – и вежливо на чай.
Крестятся-невестятся. Клюют через плечо.
Маленькая, маленькая глупая печаль
смотрит недоверчиво и спорит, что почём.

Кто кого не понял – тот того и не простил.
Кто кого выдумывал – да тот тому и бог.
Зареву-завыревусь, чтоб не хватило сил,
только бы побегом не изматывался срок.

Только бы в петлю мешали волосы пролезть,
только бы истерика не встала на курок.
Мертвое животное не ощетинит шерсть,
мертвыми ладонями не выпутать клубок.

* * *

Включаю мобильник.
Он больше не плачет.
Совсем как ребенок, больной лейкемией.
Он больше не нужен.
Он больше не значит.
Но хочется, чтобы
его не забыли.

Я еду на запад.
И больше не в моде
Рембо,
дневники
и породистый виски.
Я еду на запах.
Высокоугоден
любой,
не деливший молчанием миску.

Я еду на запад.
Печаль амплитудна,
как «Поиск сети» или – в легкое снизу.
Мобильник молчит, отдавая секундам
тепло,
неушедшее
на
перевызов.

* * *

Мертвое сердце стоит дороже.
Мертвое сердце – мертвая кожа.
Ороговело – и овдовело.
Сколько мишеней
                снилось прицелу!
Сколько лишений,
                дел неотложных…
Мертвое сердце:
мертвый не должен:
                – не вспоминать,
            встретившись утром;
                – не забивать
            стрелок кому-то;
                – не целовать
            щек под предлогом.

Мертвого – там – ранить не могут!
        Мертвому – жить.
        В полдень – ложиться.
        В розовость губ – привкус больницы.
        Вместо ушей – куст вермишели.
 
        Мертвому – здесь – выжить дешевле!
        И в аккурат
                к сердцу
                         платочек,
        чтобы
           не знать,
                       как
                             кровоточит.

* * *

Жду.
Дожидаюсь.
Минутами как
лезвием
сердце лижет.
По лестничной клетке ползет сквозняк.
Думает,
я не вижу.

Пальчики.
Пол.
Половина часа.
Ты уже где-то близко.
В глазах зажигалась и гасла гроза
компактней
компактного диска.

В глазах зажигалась и гасла жара.
Без – правильно. Без – утомимо.
Ждала – дожидалась.
Ждала – жила.
А все остальное – мимо.

Лимоновая лирика

Лимоны: ли!
            Лимоны: мо!
            А где-то
            ГАна, ЛИМА, Персия.
            В кармане денег на лимон,
            а хочется –
            десяток персиков.

            Лимоны – в.
            Лимоны – на.
            От кислоты хоть вой, хоть вешайся.
            Любви лимонная страна
            распродает последних беженцев.

            Лимоны – под.
            Лимоны – над.
            Кислы слова – твоею помощью.
            Я так ждала, что ты луна.
            А ты желтел
            обычным
            овощем.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.12: Константин Гуревич. Осенняя рапсодия 5 (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!