HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Ольга Баркалёва

Из цикла “Джимми”

Обсудить

Сборник рассказов

Опубликовано редактором: , 27.06.2008
Оглавление


1. Падение
2. Разговор

Падение


Yo que soy el que ahora esta cantando

Sere manana el mesterioso, el muerto.

El morador de un magico y desierto

Orbe sin antes ni despues ni cuando.<…>

 

    (J. L. Borges, “Los enigmas”)  Тот, кто сегодня пишет эти строки,/Назавтра мёртв и, значит, полон тайн,/Войдёт в тот мир, где время – не хозяин/И смысла лишены любые сроки. (Х. Л. Борхес, «Загадки»)

 

 

 

– Стоит, наверное, отметить заранее – я ненавижу продажную любовь. О, нет, вы сразу думаете не о том, мой милый мальчик. Да, я против проституции, но проституции душевной. Я помню хорошо, что во время войн простые проститутки скрашивали досуг солдат, по-своему храня нас от беды. Давая разрядку и отдых их молодому организму. Я ненавижу совсем иное – когда человек отдаётся с каким-то расчётом другому. Одно дело получать деньги за качественно выполненную работу, другое – пользовать других, придаваясь разврату и обману, растлевая чужую душу своим жалким виденьем мира… И ради чего? Выгоды, о которой и не вспомнишь никогда. Разве стоят чужая боль и доверие таких вещей?..

Я во все глаза смотрел на дядю. Куда уж мне, юному мальчонке одиннадцати лет, было понять его неожиданные откровения. Спустя годы я понял – дядя говорил самому себе, хотел выговориться, ему было всё равно, кто внимал его словам – я или соседская кошка Стелла. Просто это был его путь к очищению. В те годы я обожал длинные дядины истории о путешествиях, я жадно впитывал любое слово Джима.

Из последней поездки он вернулся сам не свой. Я часто слышал, как дядя в соседней комнате говорит что-то сквозь сон на польском, как зовёт кого-то, как вскакивает посреди ночи от собственного стона. А теперь вот он пришёл ко мне.

Было где-то чуть позднее десяти, мне полагалось уже полчаса как видеть самые сладкие сны этого дома, когда Джимми постучал в дверь и тихо спросил:

– Сэм, ты спишь? Можно, я зайду?

Я, естественно, не спал, о чём радостно оповестил Джимми. Он уютно устроился в кресле у моего маленького каминчика и неотрывно смотрел на язычки пламени. На его усталом лице жили тёплые тени, огонь осторожно поглаживал своими отблесками его брови, щетину на бороде, острый нос и жёстко очерченные скулы. В свои двадцать шесть дядя был, наверное, даже очень красив. По крайней мере, я часто видел, как на него украдкой оглядываются на улице женщины. А мама часто усмехалась и говорила брату, что надо быть осторожнее с женщинами, ибо когда-нибудь он обернётся на ту, которой также всё равно, как и ему сейчас. А ещё мама говорила, что Судьба – тоже женщина, и ничего не забывает.

– Я встретил её близ маленькой деревни в горах. Она сидела на камне и яростно обмахивала мокрое лицо веером. Рядом стояли её саквояжи. Знаешь, Сэм, я первый раз видел женщину в горах в таком одеянии, да ещё с веером. И я удивился, – по дядиным губам пробежала тень вымученной улыбки. – Такое очаровательное создание, и вдруг – в такой глуши… одна. Сэм, я в одночасье утонул в её глазах. Понимаешь? Просто за секунду. Тот вечер… Мы пили вино и говорили ни о чём. Я был счастлив каждой её мимолётной улыбке, скользившей по уголкам чувственных губ. Я рисовал её секунду за секундой всё ближе к себе. Я был опьянён её сексуальностью, меня тянуло как магнитом. Дальше я предложил ей проехать со мной до города, ведь проще путешествовать с мужчиной, чем одной. И она согласилась. Мы погрузили её вещи в мою машину и поехали. Я любовался украдкой её профилем, рассматривал чуть рыжеватые ресницы, меня как магнитом тянуло к мочкам её маленьких ушей. Знаешь, дружок, как я завидую тебе – ты ещё не знаешь, что такое терзаться желанием и бояться прикоснуться…

Дядя закрыл глаза и откинулся в кресле. Я мало что понимал из его слов, но мне было приятно думать, что он пришёл сюда, потому что я его маленький и верный друг, а значит, ему некому больше выговориться. Джим молча сидел в кресле очень долго: пять... нет, больше – целых десять минут. Но я не смел его тревожить. Что-то было в его чертах такое, что говорило мне: «Подожди». И я ждал…

– Знаешь, Сэм. Мы провели вместе почти полгода. Я всюду пытался брать её с собой. Знакомил со всеми своими друзьями: поэтами, художниками, путешественниками, послами других стран и просто влиятельными людьми. Она всем приходилась по вкусу. Они говорили: «Хей, Джимми, тебе повезло, паршивец! Мы уже любим эту женщину, хотя она и не делает для этого ничего!» А потом, ты представляешь, Сэм?! Эта женщина отвернулась от меня. Она стала ходить на рауты, куда не звали меня. Она стала знаменита. А я даже не успел понять, когда же всё произошло. Помнится, однажды я познакомил её со знакомым модельером – и вот результат – за три-четыре месяца она стала фотомоделью. Стала женщиной «не моего полёта». Уходя, она постаралась втоптать в грязь остатки моего достоинства. Знаешь, Сэм, она сказала, что нашим миром движет рынок. Что, покуда я мог дать ей связи, она смиренно делила со мной постель. Не будь у меня их столько, она бы в жизни не согласилась на такой глупый эротический эксперимент. И добавила… Впрочем, дружок, не стоит тебе знать всех её слов. Просто я сразу почувствовал, что она продалась мне, не чувствуя ничего. А это больно – знать, что горячо любимый человек ничего не чувствует к тебе. И спит из выгоды. Ой, как больно, малыш...

Мне показалось, что дядя сильно постарел за этот год и очень устал. Я вылез из тёплой постели, подошёл, забрался к нему на колени и обнял его за шею. Так мы и сидели, обнявшись, пока я не понял, что мой Джимми, мой мужественный и гордый дядя всё это время тихо, незаметно плакал. Зашла мама и приказала мне спать, а Джиму убираться к себе. Не знаю, почему, но он всегда её беспрекословно слушался, а потому отнёс меня в кровать, прошептал: «Спасибо» и ушёл. Дядю после того вечера я не видел восемь долгих лет. А когда мы встретились вновь, он был уже женат, жил под Цюрихом, путешествовал всё реже, и все говорили «Хей, Джимми, тебе так повезло, паршивец!». Но в дядиных глазах больше не загорался его яркий огонёк. На эти фразы он лишь отвечал: «Да, да, мне тоже так кажется всё чаще и чаще».

Спустя восемнадцать лет я стоял и смотрел ей в глаза. Внутри была дикая, всепоглощающая пустота. И она, она тоже, как и все... другие, кто был со мной, была здесь из-за денег... Я точно это знал. Сейчас я почувствовал и в ней это. Я предложил ей взять всё, что она посчитает нужным, и вышел на балкон, не в силах больше её видеть. На улице шёл январь, и потому стоять было промозгло и сыро; через каких-то пару минут я весь дрожал. Правда, не только от холода. Перед моими глазами была знакомая картинка – наш старый дом и полутёмная комната, мой усталый Джимми и отблески пламени на его лице. И все его слова тоже в десятый раз стояли передо мной.

Когда я зайду в комнату, там будет царить хаос – она заберёт свои вещи, купленные на мои деньги, разбросает мои и оставит в моей жизни ещё пачку никому не нужных фотографий. Почему и она тоже? Почему она сказала, что ей нужны мои связи для своего «семейного» дела? Быть может, это проклятье моей семьи? Неужели так трудно было понять, что я люблю её, и не требовать от меня только материальности? Я почувствовал, как по щекам текут слёзы. Сзади открылась балконная дверь. Видимо, она решила что-то ещё мне сказать. Я совсем не хотел её видеть… Сверху лёг плед, я удивлённо открыл глаза. Она стояла рядом на коленях и держала чашку горячего шоколада. Её глаза внимательно осматривали моё лицо. Я вдруг понял, что причинил ей боль. Слишком увлёкся своими страхами и не заметил ничего вокруг.

– Я больше не попрошу помощи, прости… Не знала, что ты так отреагируешь. Иначе никогда бы не сделала этого… Не сиди здесь долго, ты совсем замёрзнешь… Я захлопну дверь… Ключи оставлю на тумбочке… Прости, что я такая. И что тебе плохо было со мной, тоже прости, если сможешь...

Я смотрел, как она поспешно выходит за дверь, пряча глаза. Свои прекрасные зелёные глаза. Столь необычные для её народа. Я вдруг осознал, что я идиот, и кинулся за ней. Пролетая сквозь комнаты, я заметил, что ни одной вещи, подаренной мною ей, не тронуто. Исчезла только её косметика со столика у кровати. А на самой кровати были разбросаны лепестки каких-то сладковатых цветов. Совсем как тогда, когда я только вошёл в её город. И попал в этот домик. Стоял тёплый сентябрьский день, и на улицах знойные красавицы спешили к рынку. Суббота. Запах сладких южных цветов. Колорит Испании, и она, вдруг остановившаяся и махнувшая мне ладонью. Её смех и странно печальные зелёные глаза, так вызывающе горящие на золотом овале лица.

Я так и не успел её поймать – она села в такси и исчезла. А я стоял под январским холодным дождём и плакал, ненавидя себя. Я потерял, быть может, единственную женщину, которой было наплевать на все мои деньги. Просто однажды она попросила помощи, а я отказал. Потому что боялся быть обманутым. И обманул себя. Мне осталось только покинуть родную (для нее) Испанию и никогда не возвращаться в этот проклятый для меня край. Зализывать раны, любить и ненавидеть. А что ещё? Ведь я теперь навеки проклят за неверие.

 

 

 

 

Оглавление


1. Падение
2. Разговор
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!