HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Ренат Беккин

Ислам от монаха Багиры

Обсудить

Роман


Турбореалистический роман


Опубликовано редактором: , 7.01.2008
Оглавление

6. Визит к полковнику
7. Экзамен для Саида
8. Женщина в окне

Экзамен для Саида


 

 

По свидетельству ибн 'Умара (да будет доволен им Аллах!), который передал слова Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует!): "Живи в этом мире как чужестранец или путник. Если вы доживете до вечера, не тешьте себя иллюзиями, что будете живы утром, а если доживете до утра, не будьте уверены, что останетесь живы до вечера, и берите из вашего здоровья – в счет болезни, а из вашей жизни – в счет смерти" (приведено у аль-Бухари).

 

 

 

Баум уже успел прочитать в газетах об обыске у Кузина.

– Господи! Зачем Вы это сделали? – закричал профессор, не ответив на радостное приветствие Абдуллы.

– А как, по-Вашему, я мог вернуть рукопись, если бы не пошел к Кузину?! – не менее эмоционально отвечал Абдулла. – Увы, мне не удалось ее найти, и Вы, Илья Александрович, по-видимому, совершили огромную ошибку, что обратились ко мне. Извините, что не оправдал Ваших ожиданий.

– Да что там, – Абдулла услышал взволнованное сипение профессора. – Это Вы меня простите. Вам, наверное, здорово попало?

– Может быть, не так здорово, но попало. Но речь не об этом. Хотим мы того или не хотим, – Абдулла вдруг замолчал, невольно прислушавшись к биению своего сердца, – но рукописи больше нет. Вопрос в другом. Сейчас мне позвонили и сказали, что Кузин куда-то уехал вместе с семьей. Какое-то внутреннее чувство подсказывает мне, что ему угрожает опасность. Поэтому, Илья Александрович, прошу Вас, подскажите мне: куда мог деться Ваш коллега?

Баум задумался.

– Вы же были его другом, – продолжал Абдулла, – и наверняка знаете, где живут его родственники, друзья, к которым он мог обратиться за помощью.

– Родственники? – рассеянно повторил Баум. – Да, были у него родственники в Москве. Но он к ним не часто ездил. Еще у него тетя под Владимиром жила. Но она, кажется, умерла недавно... Точно, умерла! Там у Андрея еще спор с ее сыном из-за дома вышел.

– И кому, в результате, этот дом достался? – в Абдулле ни на минуту не засыпал юрист, а потому он не мог не задать этого вопроса.

– Кажется, сыну, – немного подумав, ответил Баум. – Точно! Сыну.

– Значит, он вряд ли бы туда поехал, – решил вслух Абдулла. – У Вас есть еще какие-нибудь предположения?

Профессор долго думал, но ничего другого так и не вспомнил.

– Ну, что же, – вздохнул Абдулла, – тогда у нас остается единственный вариант – Москва. Илья Александрович, Вы, случаем, не помните, где живут родственники Кузина в Москве?

– Точно не знаю... Где-то в районе Октябрьского поля.

– А фамилии их не подскажете?

– Кажется, они тоже Кузины... Да, совершенно верно, они тоже Кузины!

– Спасибо, Илья Александрович, – Абдулла с грустью подумал о своей скорой поездке в столицу. – Вы мне сильно помогли. Надеюсь, что с Вашим другом, иншаалла, все будет в порядке.

– Постойте, – вдруг спохватился Баум. – Я вспомнил. У Андрея была дача. Где-то под Приозерском. Я там был всего пару раз. Как же это место называется? Дай Бог памяти... Финское слово какое-то. То ли Миллипельто, то ли Миссипельто.

– Может, Мюллюпельто? – предположил Абдулла, в прошлом – заядлый путешественник и любитель географии.

– Точно! – радостно подхватил Баум.

– И как часто Кузин там бывал? – спросил Абдулла, в душе благодаря Аллаха за то, что у него возник повод отменить или, по крайней мере, отложить поездку в нелюбимую им Москву.

– Во всяком случае, чаще, чем в Москве, – заверил Абдуллу Баум. – Вот только адреса я не знаю. Андрей меня туда на машине возил. Но если оказаться на месте, я, пожалуй, вспомню.

– Илья Александрович, какие у Вас планы на сегодняшний день? – неожиданно поинтересовался Абдулла.

– Собирался дома посидеть, почитать, – ничего не подозревая, ответил Баум.

– А как Вы отнесетесь к моему предложению съездить прогуляться за город? – сказав это, Абдулла затаился в ожидании ответа.

Некоторое время в трубке было слышно лишь тяжелое дыхание профессора.

– Можно, конечно, – осторожно согласился Баум. – Только, надеюсь, не на дачу к Кузину?

– Вы необычайно проницательны, Илья Александрович, – засмеялся Абдулла, – именно к Кузину.

– Нет уж, спасибо, Абдулла Петрович, – возразил Баум, – я, пожалуй, дома посижу. Боюсь, что встреча с Андреем не доставит мне большого удовольствия.

– Илья Александрович! – живо среагировал Абдулла. – Вам-то он чем не угодил?

– Просто я тут кое о чем подумал, – уклончиво промычал Баум. – Мне кажется... Вы правы... Насчет Андрея.

– Отлично. Тогда нам с Вами тем более надо встретиться, – воскликнул Абдулла. – Илья Александрович, Вы думаете, мне доставляет удовольствие охотиться за Вашим, мягко сказать, не очень культурным другом? Я же не для массовки Вас беру – мне важно Ваше присутствие. Поверьте, несмотря на то, что рукопись погибла, мне очень важно узнать про нее как можно больше.

– Хорошо, но я-то Вам зачем? – профессор скорее не хотел понимать, чем не понимал Абдуллу.

– Я уверен, Илья Александрович, что Ваше присутствие сделает мой разговор с Кузиным более откровенным, – не теряя надежды и проявляя чудеса терпимости, произнес Абдулла. – Если я появлюсь у Кузина один, он вообще не захочет со мной разговаривать.

– А Вы не боитесь, что еще один визит к Кузину может окончательно подпортить Вашу и без того подмоченную репутацию? – нашелся профессор.

– Это еще один довод в пользу того, что Вам лучше поехать со мной, – ловко парировал Абдулла.

– Послушайте, Абдулла Петрович, – вздохнул Баум, – а почему бы нам не дождаться, пока Андрей сам не вернется в город? Тогда и сходим к нему ... вместе.

– Илья Александрович! – взмолился Абдулла. – Кузин, может быть, больше вообще не вернется в город!

– Господи! Что Вы такое говорите, Абдулла Петрович! – переполошился профессор.

– Возможно, ему что-то угрожает, и он не вернется до тех пор, пока не будет уверен в собственной безопасности, – понимая, что сказал лишнее, Абдулла попытался успокоить профессора.

– И теперь Вы предлагаете ехать мне, чтобы я рисковал своей жизнью неизвестно ради чего?! – не скрывая своего возмущения, спросил Баум.

– Илья Александрович! – теряя терпение, пробасил Абдулла. – Ни мне, ни Вам ничего не угрожает. Возможно, ничего не угрожает и Кузину. Это только мое предположение. Однако я считаю, что медлить в такой ситуации нельзя. Нужно действовать решительно и быстро.

Но профессор оказался не менее упрямым, чем его коллега Кузин, и не собирался просто так сдаваться.

– Но ведь ни Вы, ни я, не уверены, что Андрей находится именно в этом... как его?

– Мюллюпельто.

– Да, Мюллюпельто. Он может быть в Москве, еще где-нибудь, – Абдулла сердцем почувствовал, что это был последний или предпоследний контраргумент профессора.

– В таком случае, мы с Вами всего лишь совершим небольшую прогулку за город. Надеюсь, Илья Александрович, Вы ничего не имеете против моего общества?

– Ничего себе: небольшую! – в очередной раз возмутился профессор. – Да до этого... Миссипельто...

– Мюллюпельто.

– До этого Мюллюпельто часа два добираться!

– Да-а, крепкий орешек этот Баум, – подумал Абдулла, вытирая ладонью взмокший лоб.

– Послушайте, Илья Александрович, – добавил он уже вслух. – Когда Вы пришли ко мне с просьбой о помощи, я попытался помочь Вам. Пусть мне это и не удалось, но, Аллах свидетель, я делал все, чтобы вернуть рукопись и чтобы при этом на Ваше честное имя не упало тени. Теперь я обращаюсь к Вам за помощью – за помощью в нашем теперь уже общем деле. У каждого из нас свой интерес – Вас мучает совесть за совершенную ошибку. Я же хочу узнать как можно больше про рукопись и про тех, кто стоит за убийством на Московском. Если с Кузиным, не приведи Аллах, что-то случится, следующим, кто привлечет внимание преступников, будете Вы, Илья Александрович. Поэтому я считаю, что Вы не меньше меня должны быть заинтересованы в выяснении истины. Илья Александрович, прошу Вас, помогите мне, – Абдулла ухватился за последнюю возможность убедить профессора.

– Простите, Абдулла Петрович! – раздавленным голосом произнес Баум. – Вы действительно правы. Я еду с Вами.

– Отлично, тогда без пятнадцати одиннадцать на Финляндском, – Абдулла не скрывал своей радости.

Пока Абдулла собирался в дорогу, трубка зазвенела, объявив номер Саида. Абдулла уже успел подумать о том, чтобы разбавить их с Баумом компанию исполнителем наказаний в соответствии с шариатом, но тут же отбросил эту идею – бедняга и так настрадался. Да и при общении с Кузиным, как показывает опыт, Саид – не самый лучший помощник.

– Ас-салям 'алейкум ва рахмат Аллахи ва баракатух, уважаемый Абдулла Петрович!

– Ва 'алейкум ас-салям ва рахмат Аллахи ва баракатух, уважаемый Саид!

– Как у Вас дела, Абдулла Петрович? – вопрос Саида не был лишь данью вежливости. В последнее время вопрос: "Как дела?" приобрел для Абдуллы с Саидом вполне конкретное содержание, отражавшее стремительно менявшийся вокруг них мир.

– Был сегодня у своего начальника, – невесело сообщил Абдулла. – Меня временно отстранили от работы. А у Вас что?

– А меня вообще уволили, – пессимистично сказал Саид. – Вот только что позвонили и сказали, что я должен на днях зайти за своими документами. Увольняют без права восстановления.

– Не волнуйтесь, Саид, – Абдулла хотел сказать Саиду что-то ободряющее, но никак не находил подходящих слов. Тяжелый разговор с Баумом окончательно выжал из него остатки дневной энергии. – Мы говорили о Вас с Владимиром Алексеевичем. Я объяснил ему, что Вы здесь ни при чем, и он обещал мне похлопотать за Вас.

– Спасибо, Абдулла Петрович, – с признательностью произнес Саид, – да хранит Вас Аллах!

– И Вас тоже, Саид! – благожелательно ответил Абдулла. – У Вас все?

– Абдулла Петрович! Я что хочу сказать, – Саид загадочно замолчал и после достойно выдержанной паузы продолжал, – как Вы думаете, куда исчез Кузин?

От неожиданности Абдулла подавился слюной.

– Саид! – вскричал он, прокашлявшись и обеими руками вцепившись в миниатюрную телефонную трубку в форме полумесяца. – Откуда Вы об этом знаете?

– Только что прочел в "Ведомостях", – как бы извиняясь за свою осведомленность, ответил Саид.

– Аллаху 'азым! Что же это такое! Подождите, – с трубкой наперевес Абдулла бросился к компьютеру и меньше, чем через минуту увидел подробное сообщение о ходе следствия по делу об убийстве на Московском вокзале. Журналист сообщал, что убийца не найден, но стало известно, что последним, кто встречался с убитыми за несколько минут до убийства, был профессор Кузин, бесследно исчезнувший со своей семьей сегодня вечером.

Абдулла в негодовании шандарахнул себя рукой по колену и тут же взвыл от нечеловеческой боли. Проклятые журналисты! Теперь все знают, что Кузин исчез. Неудивительно, если через пару часов они сообщат точное местонахождение Кузина до того, как об этом станет известно милиции. Надо срочно ехать!

– Саид, извините, я спешу, – разговаривая с Саидом, Абдулла другой рукой поспешно застегивал верхнюю пуговицу рубашки. – Я Вам потом перезвоню.

– Абдулла Петрович! – успел прокричать в трубку Саид. – Что-то случилось? Я могу помочь?

Абдулла призадумался. Теперь одной беседой с Кузиным дело, может быть, и не обойдется, и помощь Саида может прийтись кстати. Только Аллаху известно, что ждет их в Мюллюпельто.

– Саид, – все еще продолжая сомневаться, начал Абдулла. – Я прошу Вас быть без пятнадцати одиннадцать на Финляндском вокзале у пригородных касс. Оденьтесь потеплее. Подробности при встрече.

– Понял, – отрапортовал Саид.

– До встречи, – бросил напоследок Абдулла.

Отлично! Теперь их уже будет трое. Если им удастся найти Кузина, они припрут его к стенке, и он уже никуда не денется.

Абдулла прошел в спальню и извлек из ящика письменного стола пистолет. Рядом лежала новенькая нетронутая коробка с патронами. Абдулла достал коробку и, зарядив пистолет, бросил остальные патроны в карман пальто, висевшего в прихожей. Так всегда поступал его любимый герой Махмуд из сериала "Не стреляйте в розовых фламинго". Абдулла стрелял ничуть не хуже легендарного Махмуда и на ежегодных стрельбах, проводившихся среди работников судов города, два года подряд занимал первое место.

До Финляндского Абдуллу за пятнадцать минут домчал подвыпивший таксист. На вокзале, несмотря на пятничный вечер и праздники, было мало народу, и Абдулла без труда разглядел ушанку Баума и "петушок" Саида. Представив Саида профессору, Абдулла провел небольшое организационное собрание.

– Сейчас мы едем на дачу к Кузину. Возможно, его там нет, но у нас нет другого выбора. Нам необходимо как можно скорее добраться до Кузина. По крайней мере, раньше других. Информация о том, что Кузина видели с египтянами на Московском вокзале, появилась в прессе около часа назад. Где он точно находится, пока неизвестно никому. Поэтому, если он на даче, нам может повезти, и мы будем первыми, кто до него доберется.

– А зачем он теперь Вам... – сказав это, Саид виновато потупил взор. – Простите, нам нужен?

– Опять Вы в своем репертуаре, – улыбнулся Абдулла. – Во-первых, Кузину угрожает опасность, иначе он не скрылся бы столь поспешно, – Абдулла хотел добавить: "Не исключено, что его могут убить", однако, увидев зеленое от страха лицо Баума, решил быть осторожнее в выражениях, – но, самое главное, Кузин знает о рукописи больше, чем все остальные. Поэтому пока его не уби... пока его не арестовали, нам нужно поподробнее расспросить его о рукописи. Я собираюсь устроить ему очную ставку с профессором, – Абдулла уже восемьдесят тысяч раз пожалел, что не взял Баума на тот злополучный обыск у Кузина.

Слова Абдуллы оборвал голос из репродуктора, сообщавший, что электричка до Приозерска отменяется по техническим причинам. Следующую обещали только утром.

– Что будем делать? – спросил Саид.

– Поедем на машине, – Абдулла решительно направился к выходу из вокзала. Профессор с Саидом засеменили за ним.

Устроившись на заднем сидении "Форда", Баум забился подальше в угол, излучая тревогу и негодование. Абдулла, сидевший рядом с водителем, стал думать, с чего начать разговор с Кузиным, и сам не заметил, как заснул. Вскоре его примеру последовал и Саид. Оба проснулись примерно через полчаса, когда полусонный водитель неаккуратно притормозил на повороте.

– Ну, что загрустили? – спросил Абдулла, легонько похлопав по плечу своего напарника. – Вот найдем Кузина, объяснимся с ним, и все будет лучше, чем Вы думаете. Вас не только восстановят, но и наградят.

– Хотелось бы, – зевая, протянул Саид. – Я тут пока в отпуске был, не вставая 'укубат учил. Выходит, зря?

– Что, правда, что ли? – воодушевился Абдулла. При упоминании о шариате у него сон как рукой сняло. – Тогда Вы – вдвойне молодец. Зря, Саид, ничего не бывает! Ну и как Ваши успехи в изучении мусульманского деликтного права?

– Процентов на восемьдесят я готов, – немного подумав, ответил Саид.

– Восемьдесят процентов – это неплохо! Это очень даже хорошо. Вот мы сейчас с профессором и проверим Ваши знания, – Абдулла весело подмигнул Бауму. – Итак, начинаем, аттестацию Саида Касумова по основам 'укубата. Саид, назовите цифру от одного до сорока.

– Семь, – сказал Саид.

– Семь, – повторил за ним Абдулла. – Отлично, у Вас будет билет номер семь, в котором, как Вы, наверное, уже догадались, два вопроса.

Баум с интересом смотрел на Абдуллу с Саидом.

– Вопрос номер один, – торжественно объявил Абдулла. – Какие преступления относятся к категории хадд1 – Хадд (араб. – пресечение, удержание) – категория преступлений, направленных против всей мусульманской общины, и в отношении которых существует фиксированное наказание в Коране или сунне?

– Кража, разбой, зина' (или половая связь между лицами, не состоящими друг с другом в браке), а также ложное обвинение в прелюбодеянии. За эти четыре преступления установлено четкое наказание. Но есть еще ряд преступлений. Это употребление спиртного, вероотступничество и бунт. Мнения правоведов в отношении наказаний за эти преступления разделились. Так, например, наказание за употребление спиртного колеблется от 30 до 80 ударов.

– Чем? – хитро прищурившись, спросил Абдулла.

– Пальмовой ветвью, – засмеялся Саид.

Профессор смотрел то на одного, то на другого шутника, пытаясь понять причину их радости.

– Не обращайте внимания, профессор, – подавив смех, сказал Абдулла. – Просто, одно приятное воспоминание. Саид потом расскажет Вам об этом забавном случае.

Саид смущенно молчал.

– Замечательно, – похвалил Абдулла. – Поехали дальше, является ли убийство при грабеже отдельным составом преступления или квалифицирующим обстоятельством?

– Квалифицирующим обстоятельством.

– Что это означает?

– Это означает, что если в ходе грабежа было совершено убийство, то санкция за грабеж ужесточается.

– И какая же это санкция? – не отставал Абдулла.

– Изначально это было распятие. Но сейчас в большинстве стран применяется расстрел, – уверенно ответил Саид.

– А если грабеж не сопровождался убийством? – Абдулла уже потерял надежду "поймать" Саида.

– Тогда виновному отсекают стопу левой ноги или кисть правой руки, или же заменяют это ссылкой, – четко, почти наизусть излагал Саид.

Умело вжившись в роль экзаменатора, Абдулла на время забыл о профессоре.

– Мы Вам надоели, Илья Александрович? – спросил Абдулла созерцавшего заснеженный лес Баума.

– Нет-нет, что Вы, – очнулся профессор. – У меня все эта рукопись из головы не выходит. Меня смущает, что я пока не нашел про нее никаких упоминаний у наших востоковедов. Появление такого списка не могло остаться незамеченным.

– Илья Александрович, а Вы не думали, что это может быть качественно выполненная подделка, созданная не так давно?

– Это исключено, – уверенно возразил Баум, – как бы далеко не зашел прогресс, создать в наше время рукопись, которую я держал в руках, под силу только огромному коллективу, включающему каллиграфов, палеографов, лингвистов, историков и многих других. Вы сами понимаете, Абдулла Петрович, что собрать столько людей для создания подделки Корана – это из области фантастики. Если это и подделка, то едва ли она намного моложе самых ранних дошедших до нас списков Корана.

– А что, если это действительно подделка, созданная в средние века? – вновь предположил Абдулла.

– Возможно, но в таком случае возникает вполне естественный вопрос: quo vadis? Кому это могло быть выгодно? В рукописи упоминалось о праве 'Али на верховную власть, поэтому резонно предположить, что составителями рукописи могли быть шииты. Однако, как бы далеко не заходил их радикализм, поместить в Священный Текст айат о том, что христианский монах Багира передал Пророку Мухаммаду большинство коранических откровений, они не могли.

– Значит, это были христиане! – воскликнул Абдулла.

– Получается, что – христиане, – ответил профессор, – но я не могу представить, чтобы в средневековом христианском мире смогли отыскаться специалисты, способные на столь искусную фальсификацию. И, во-вторых, даже если наша рукопись и была создана какими-нибудь умельцами, то уж явно не для того, чтобы пылиться в запасниках библиотек.

Абдулла молчал, обдумывая слова профессора. Только сейчас он вспомнил о водителе, который с начала до конца слышал их беседу. Абдулла затаился, тревожно разглядывая физиономию их шофера. Почувствовав взгляд Абдуллы, парень обернулся.

– Ну, вы – мудрецы, ребята! – смеясь, произнес он. – У меня голова от ваших умных разговоров распухла... Да, если вы не возражаете, я высажу вас где-нибудь у станции? Я к двум обещал дома быть, а сейчас уже первый час пошел. Зато меньше с вас возьму.

Парень остановился около железнодорожной станции Мюллюпельто и, еще раз отдав дань уму своих пассажиров, умчался в город. На станции не горел ни один фонарь, да и станции, как таковой, не было вообще – маленький перрончик на курьих ножках.

– Ведите, профессор, – улыбнулся Абдулла, озираясь кругом.

– Единственное, что я могу сказать с уверенностью, – засмеялся, в свою очередь, Баум, – так это то, что нам либо направо, либо налево. Впрочем, пойдемте направо, – добавил он уже серьезно. – Кажется, нам туда.

Профессор оказался прав. Следуя по тропинке, все трое вскоре оказались в поселке.

– Вот оно какое, это Мюллюпельто, – сказал Абдулла, слепив снежок. – Куда дальше, профессор?

– Пойдемте к шоссе, – решил Баум. – Насколько я помню, дом находился слева, если ехать от города.

Шоссе делило поселок надвое. Судя по словам Баума, дача Кузина располагалась ближе к лесу, на самой окраине поселка. До шоссе было более трехсот метров и до дачи Кузина примерно столько же. Пока профессор, щурясь, разглядывал окрестности в поисках ориентиров, черная "Волга" с затемненными стеклами, приехавшая со стороны города, на большой скорости свернула с шоссе в сторону леса.

– Абдулла Петрович! – зашептал Саид.

– Вижу, – отрывисто бросил Абдуллы. – Быстрее, туда!

Перепрыгивая через массивные снежные сугробы и проваливаясь после каждого прыжка по колено, Абдулла устремился вслед за машиной. Саид старался не отставать, с трудом попадая в оставленные Абдуллой следы. Вслед за ним, тяжело дыша, хрустел снегом Баум. Не сбавляя темпа, Абдулла выхватил из кармана пистолет и снял его с предохранителя. Когда они с Саидом пересекли шоссе, Абдулла остановился.

– Саид, – проговорил он, с трудом одолев одышку, – скажите профессору, чтобы он подождал здесь и никуда не ходил, а потом бегите ко мне. Только...

Абдулла остановился на полуслове. Над поселком пронеслось одиночное эхо от выстрела, а несколько секунд спустя – короткая автоматная очередь. Абдулла сорвался с места. Ловко обогнув заваленную снегом избушку, он, сам того не ожидая, вдруг очутился на небольшой поляне напротив той самой машины, которую они видели несколько минут назад. Рядом прогуливался высокий мужчина в кожаной куртке. Абдулла оказался всего в шагах тридцати от него. Увидев задыхавшегося Абдуллу, длинный схватился за карман.

Присев на колено, как его учили на курсах, и прищурив глаз, Абдулла три раза нажал на курок. Он не слышал, стрелял ли длинный, но что-то быстрое и, по-видимому, тяжелое пронеслось над его головой. Больше выстрелов не последовало. Длинный выронил пистолет, схватился за горло и некрасиво упал на бок. Подбежав к лежавшему, Абдулла поднял его пистолет и бросил бившемуся в ознобе то ли от холода, то ли от страха помощнику наказаний в соответствии с шариатом. Но вместо того, чтобы поймать пистолет, Саид с разбегу плюхнулся рядом с присевшим на корточки около машины Абдуллой. В нескольких сантиметрах от его ног запрыгали пули от автоматной очереди.

Аллаху та'аля! Как бы их не взорвали вместе с машиной. Осторожно выглянув из-за машины, Абдулла увидел удобно устроившегося за крыльцом дома автоматчика. Неплохая позиция!

Упавший рядом с Абдуллой Саид лежал, не поднимая головы.

– Саид, я Вас прикрою, возьмите пистолет, – приказал Абдулла.

Выпустив в сторону крыльца почти всю обойму, Абдулла дал возможность Саиду вернуться под прикрытие машины невредимым с новеньким "Стечкиным".

– А теперь Вы прикройте меня таким же образом, – скомандовал Абдулла, скидывая пальто. – А я попробую обойти его с другой стороны. И будьте внимательнее. Если я погибну, Вам по закону придется до конца своих дней содержать всю мою семью. Бисмилляхи рахмани рахим! Ну, давай. Раз... два... три...

И Абдулла проворным ежиком выкатился из-за машины. Пока он героически преодолевал несколько метров, отделявших его от зоны безопасности за углом дома, Абдулла слышал автоматную очередь и ответную неуверенную пальбу Саида. Оказавшись за углом, Абдулла опять пустился вскачь, как обезумевший лось. Ловким прыжком он перемахнул через забор, угодив обеими ногами в здоровенный сугроб. На мгновение Абдулле показалось, что его ноги плюхнулись в таз с холодной водой. Еще крепче сжав заледеневшими руками пистолет, Абдулла устремился в обход дома. Выстрелов не было слышно.

Вот и он, долгожданный последний угол. Абдулла сбавил скорость и осторожно приблизился к углу дома. Ух ты..! В обойме всего один патрон! Остальные остались в пальто. Абдулла постоял несколько секунд, ожидая выстрелов Саида. Но Саид предательски молчал.

– Да поможет мне Аллах! – Абдулла осторожно выглянул за угол. Но вместо затаившегося автоматчика он увидел скрючившееся на испачканном кровью снегу тело.

Абдулла по-киллерски небрежно бросил в сторону почти пустой пистолет и, не раздумывая, поднял ставший с недавних пор бесхозным автомат.

– Саид, – крикнул Абдулла в сторону машины.

Из-под капота неторопливо пророс "петушок" исполнителя наказаний в соответствии с шариатом.

– Куда Вы спрятались? – несмотря на серьезность момента, Абдулла не мог сдержать улыбки. – Вы же его застрелили! Прикройте меня!

Абдулла взошел на крыльцо и слегка приоткрыл входную дверь. Пока он передвигался вдоль дома, он не слышал никаких звуков. В доме действительно было тихо, если не считать едва слышного треска.

– Наверное, камин, – подумал Абдулла, пробираясь на цыпочках в прихожую.

Дверь из прихожей в комнату была открыта настежь. У самого входа на спине лежал небритый мужчина в кожаной куртке и вязаной шапочке, похожий на ребят с Московского. Судя по ране на груди, он был убит дробью. У его ног валялся автомат, такой же, как и у Абдуллы. На другом конце комнаты Абдулла увидел мужчину и женщину.

Женщина лежала на спине, ближе к Абдулле, поэтому он без труда узнал Ольгу Сергеевну – жену Кузина. Приглядевшись, Абдулла понял, что мужчина рядом – сам Кузин. В тот же момент Кузин вдруг зашевелился и протянул руку к лежавшему рядом ружью. Абдулла, как заколдованный, глядел на заляпанного кровью Кузина, пытающегося прицелиться. Прицелиться в него! Вслед за тем раздался щелчок и выстрел. Обессилевший Кузин уронил ружье и опрокинулся набок.

– Андрей Владимирович! – Абдулла мгновенно пересек комнату и склонился над Кузиным. На Абдуллу смотрели уставшие глаза обреченного человека.

– А-а, это Вы, – прохрипел Кузин. Кашель помешал ему договорить.

– Андрей Владимирович! – закричал Абдулла, доставая мобильник. – Я сейчас вызову "Скорую"!

Кузин собрав последние силы, вцепился в руку Абдуллы, пытаясь что-то сказать сквозь непрекращавшийся кашель.

– Там, – наконец выдавил он из себя, – там... на улице... скорее, – изо рта у Кузина поползла тонкая струйка крови. Он опять разразился кашлем, потом вдруг разом умолк и закрыл глаза.

Абдулла аккуратно опустил голову Кузина на пол.

– Вот и поговорили, – пробурчал он и вышел из дома. Из-за машины, как ванька-встанька, выпрыгнул Саид.

Абдулла медленно спустился с крыльца, напряженно озираясь по сторонам. Что имел в виду Кузин? Там за домом, кажется, был сарай. Может быть, там? Сейчас погляжу...

Секундой позже за спиной Абдуллы раздался бешеный треск, а еще через секунду что-то горячее и тяжелое больно толкнуло Абдуллу в спину и затылок, и он бездумно покатился лицом в мягкий загородный снег...

Первыми словами, которые Абдулла услышал, когда пришел в себя, были: "Ага, зашевелился!".

– Где я? – спросил Абдулла, не без труда открывая слипшиеся, будто намазанные чем-то сладким глаза.

– Все в порядке, Абдулла Петрович, – откуда-то сверху, не иначе, как с неба, прозвучал голос профессора. Абдулла попытался поднять голову, лежавшую на чем-то твердом и неровном, и самому разобраться, что происходит, но голова не послушалась и беспомощно скатилась вниз. Абдулла затих и понял, что лежит на коленях у Баума. А сам Баум и Абдулла, соответственно, тоже находятся в автомобиле.

– Абдулла Петрович, не двигайтесь, ради Бога, – заволновался Баум, – мы скоро приедем в город. Как Вы себя чувствуете?

– Неплохо, – безропотно, почти шепотом, ответил Абдулла, – только голова кружится и спать хочется. Объясните мне, пожалуйста, где мы, и что происходит?

– Вы, Абдулла Петрович, в рубашке родились, – вступил в разговор Саид, находившийся где-то спереди, по-видимому, за рулем. – Задержись Вы в доме еще на полминуты, и Вы бы погибли. Такой взрыв был. Я испугался за Вас, но, кажется, все в порядке.

– Пошевелите руками и ногами, – приказал профессор.

Абдулла задвигал ногами и попытался сжать кулаки.

– Ну, как? – заботливо спросил Баум.

– Вроде целы, – без радости ответил Абдулла. – А откуда машина?

– Машина конфискована у уничтоженных Вами бандитов, – с гордостью сообщил Саид. – Абдулла Петрович! Я Вами восхищаюсь. Как здорово Вы их перестреляли. Я так волновался, пока Вы были в доме. Несколько раз собирался броситься Вам на помощь.

– И что же Вас остановило? – улыбнулся Абдулла.

– Думал, ругаться будете, – сконфузился Саид. – А потом, если бы мы вдвоем погибли, кто бы тогда Вашу семью содержал?

– Семью?.. Ах, да! Это я пошутил насчет семьи, если Вы до сих пор не поняли. Нет пока такого закона, по которому Саид Касумов должен содержать мою семью, – засмеялся Абдулла.

Саид молча проглотил эту шутку Абдуллы.

– Когда я услышал выстрел, у меня совсем сердце упало, – продолжал он уже не с таким пафосом. – Думаю, застрелили, гады, Абдуллу Петровича. И тут понимаю, что у меня пистолет с пустой обоймой. Пока я Вас прикрывал, у меня все патроны кончились. Дай, думаю, посмотрю у этого, которого Вы, Абдулла Петрович, первым пристрелили, – вдруг что-нибудь найду. И действительно, – во внутреннем кармане оказалась граната. Хватаю ее, бегу в дом, и тут появляетесь Вы.

– Да, – подумал Абдулла, – слава Аллаху, их было всего трое, иначе с таким прикрытием, как Саид, мне бы не поздоровилось.

– А еще я автомат взял, – похвастался Саид.

– Абдулла Петрович, – перебил Саида Баум, – в Вас стреляли в доме?

– Стреляли, Илья Александрович, – невесело подтвердил Абдулла. – И Вы ни за что не угадаете, кто.

– Неужели, Андрей? – предположил Баум.

– Вы меня пугаете своей осведомленностью, профессор, – Абдулла попытался в очередной раз поднять голову, но Баум остановил его.

– Абдулла Петрович, голубчик, лежите, пожалуйста, – заботливо засуетился Баум. – Андрей – заядлый охотник, и, насколько мне известно, неплохо обращается с оружием.

– Обращался, – поправил его Абдулла.

– Господи! – запричитал Баум. – Значит, они все погибли? И сын тоже?

– Сын? – переспросил Абдулла. – Ах, да у него же был сын. Сына я не видел. Может быть, он был в другой комнате, – Абдулла стал вспоминать недавние события, казавшиеся ему теперь необычайно далекими.

Что же все-таки имел в виду Кузин, когда торопил его на улицу? Аллаху та'аля! Он знал, что дом взорвется и, послав Абдуллу на улицу, спас ему жизнь! Интересно, почему он так поступил? Сначала чуть не убил, а потом спас. Может быть, перед смертью решил очистить душу и сделать доброе дело? Жаль, что эта мысль пришла к нему только в последние минуты. А ему, Абдулле, и в самом деле не стоит гневить Аллаха. За сегодняшний день он, по меньшей мере, дважды находился на волосок от гибели. Слава Аллаху, остались целыми и невредимыми Баум и Саид. Ведь и тот, и другой вполне могли погибнуть вместе с Абдуллой, окажись они в доме Кузина до появления бандитов. При мысли об этом Абдулла вспотел.

– Илья Александрович, – взмолился Абдулла, – помогите мне, пожалуйста, подняться.

Схватив Абдуллу за плечи, Баум аккуратно усадил его рядом с собой.

– Спасибо, Илья Александрович! – перед глазами Абдуллы поплыли мутные круги. – Саид, далеко еще до города?

– Минут через двадцать будем, – не отвлекаясь от дороги, ответил Саид.

– Отлично, – Абдулла удобно устроился у окна. Все мысли в голове словно перетряхнуло этим проклятым взрывом.

Итак, Кузин и его семья убиты... И все-таки, зачем бандиты приезжали к Кузину? Их интересовала рукопись. Но ведь рукописи нет. Или они хотели отомстить Кузину за гибель товарищей?.. Кузин исчез после появления сообщения о захвате "Волги". Они могли подумать, что это он сообщил милиции номер машины... Да нет, вряд ли. Ведь они напали на египтян, когда Кузина и след простыл... Может быть, Кузин взял с них деньги, в виде предоплаты, а рукопись передал другим, – вот эти ребята и решили его наказать. Это более похоже на правду. Кузин знал, на что шел и с кем он связывается... Но почему он тогда не исчез сразу, а только спустя пять часов после случая на вокзале? Надеялся, что все обойдется?.. И почему они тогда не тронули Абдуллу? В прессе недвусмысленно указывалось на него, Абдуллу, как на одного из участников трагедии на Московском.

Аллаху 'азым! Абдулла стал шарить по телу в поиске мобильника. Альхамду лилля! Вот он. Набрав домашний номер, Абдулла стал с тревогой вслушиваться в мерно раздававшиеся гудки. Один, два, три...

– Зайнаб! – завопил Абдулла на всю машину. – Как у вас дела?.. Слава Аллаху... Никого не пускайте... Если что – сразу же звоните...

Немного успокоившись, Абдулла откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, и потому не увидел, как стоявший на обочине гаишник приказал машине остановиться.

– Уже приехали? – спросил Абдулла, возвращаясь в окружавшую действительность.

– Да, нет, – милиция, – сквозь зубы проговорил Саид. – Не дай Бог, багажник осмотрят, – у нас там автомат и граната.

– Нашли место, – ворчал насмерть перепуганный Баум.

– Абдулла Петрович! – Саид вопросительно посмотрел на Абдуллу. – У Вас деньги есть?

– Деньги? – удивленно спросил Абдулла. – Да, есть, – Абдулла залез в карман заботливо накинутого на него пальто и достал кошелек.

– Сколько надо? – спросил он, извлекая пачку помятых бумажек.

– Двадцать пять рублей будет многовато, а пятнадцать – в самый раз, – взяв деньги, Саид вышел навстречу постовому. К удивлению Абдуллы, милиционер без лишних разговоров забрал взятку и, отдав под козырек, отпустил Саида.

– Аллаху 'азым! – воскликнул Абдулла, когда машина тронулась. – До чего мы докатились!

– O tempora, o mores2 – О времена, о нравы! (крылатое латинское выражение)! – поддакнул обрадованный удачным исходом встречи с гаишником Баум.

– Кстати, Саид, – прервал восклицания профессора Абдулла, – что будем делать с машиной? По-моему, нам лучше от нее избавиться и, как можно, скорее. Мне, честно говоря, крайне нежелательно попасть в тюрьму!

– Мне, кстати, тоже, – присоединился Баум.

– Жаль, машина-то хорошая, – с болью произнес Саид.

– Саид, перестаньте! – возмутился Абдулла. – Вы хотите, чтобы Вас посадили? Не жадничайте! Давайте выйдем сейчас у метро и оставим здесь машину. Но перед этим хорошо посмотрим, не осталось ли в ней что-нибудь от прежних хозяев.

Саид в последний раз нажал на тормоз ставшей ему почти родной "Тойоты" и ласково погладил приятный на ощупь руль.

В салоне ничего интересного не оказалось.

– Посмотрим багажник, – распорядился Абдулла, заботливо поддерживаемый под руку профессором.

Саид аккуратно извлек автомат и гранаты.

– Прячьте, прячьте их скорее! – зашикал Баум.

– Абдулла Петрович, можно я хоть их заберу? – спросил Саид.

– Аллах с Вами, берите, – вздохнул Абдулла. – Там Ваши пальцы и мои тоже. Да не так! В пакет, в сумку какую-нибудь положите!

Саид убрал оружие в полиэтиленовый пакет, оказавшийся в кармане хозяйственного Баума и уже собирался в последний раз прикоснуться к любимой машине, как вдруг внимание Абдуллы привлек небольшой листок бумаги, притаившийся на самом дне багажника.

– Саид, дайте-ка вон ту бумажку, пожалуйста, – спросил Абдулла, крепко вцепившись в руку поддерживавшего его профессора.

 

 

 


Оглавление

6. Визит к полковнику
7. Экзамен для Саида
8. Женщина в окне

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!