HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Алексей Борычев

В медленной реке воспоминаний

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 21.12.2010
Алексей Борычев. В медленной реке воспоминаний. Иллюстрация. Источник: http://www.svyato.info/2009/08/07/orlovskoe-polese.html

Оглавление

  1. «В медленной реке воспоминаний…»
  2. Начало
  3. Вакханалия
  4. Бывает…
  5. Анаксагор
  6. Акросонет 1
  7. Венчание
  8. Устав от правды…
  9. Не покидай!
  10. Акросонет 2
  11. «Трагичное безмолвие полей…»
  12. Зверь
  13. «Был я роботом 30 лет…»


* * *

В медленной реке воспоминаний
Счастье растворилось, и теперь –
Будущее душу не обманет
Огненной иллюзией потерь.

Кружатся цветные фейерверки. –
К ним ли мне доверчиво пойти?
Нет! Уж слишком дороги проверки
Истинности дольнего пути.

Слишком оказался горьким опыт
Поиска небесного в земном…
Копоть! На душе – сплошная копоть
Прошлого, объятого огнём.

Помню я: Грядущее блистало
В розовых иллюзии лучах.
После – догорело, и усталый
Пламень, поглотив его, зачах.

Сможет ли душа забыть Былое?
Сможет ли Грядущее принять?
Или, как свеча пред аналоем,
Будет терпеливо догорать?..

Знаю – есть спасительные знаки!
Господи! Даруй хотя б один,
Чтоб перед бедой, пред горем всяким
Я б предстал – не раб, а – господин!

Начало

Когда собрав
Простор и время в точку,
Иных миров
Зажёгся Горний Свет,
Причинности
Прорвавши оболочку,
Распалось бытие –
На – «да» и «нет».

Вакханалия

Танцуют безумцы, объевшись маразма.
Россия купается в грязной крови.
И каждый стремится, во что был горазд он.
О символы, знаки продажной любви!

Экраны наполнены низостью падших,
Увечных, надрывных, измученных душ.
Больной и здоровый, кто старше, кто младше,
Глядят с умиленьем на пошлую чушь.

Цветные стеклярусы, перья из зада –
Торчат, и кривляются дегенераты,
Как будто восставшие черти из ада,
Ликуют, довольны, и праздны, и рады.

О, время утопий и денежных далей,
Ты будешь, наверное, – символ России,
Пока до копейки её не продали
Бездушные, хитрые, злые «Мессии».

Бывает…

Тропой лесною хвойной
Ко мне пришла любовь.
Улыбкою спокойной
Обрадован я вновь.

Ты где была, Беглянка?
Года прошли! Года!
Сбежала спозаранку,
И не сказав – куда?

А помнишь то Былое? –
Шептала: «не грусти»,
Как перед аналоем,
Далёкое: «прости…»

Теперь вот – майский вечер.
Опять со мною Ты.
Опять на небе – свечи,
А у тропы – цветы.

Глядим, вдыхая хвою,
Одни, глаза – в глаза.
Привыкшие к покою,
Отвыкшие к «нельзя».

И догорает вечер
Улыбкой в небесах.
На небе звёзды-свечи,
И слёзы на глазах.

Анаксагор

(сонет)


Философа Анаксагора
Томила тягостная мысль:
Ну почему же снег не чёрен,
Кто – понимает – отзовись!

Но было тихо – знали – смысл
Не происходит от подбора
Названий. – Он, как будто ворон,
Над ними символом завис.

Покуда через отношенье
К объекту формируем мненье,
То суть – не определена.

И потому мы, называя,
Явлений не определяем:
Названье – бочка, но без дна.

Акросонет 1

Мерцаньем звёздного пути,
Астральной бездною опасной, –
Решай: Тебе одной идти –
Из сказки, чудной, дивной, страстной.

Небесная! Успей найти
Единый путь. – Да будет праздник!
Когда успеешь отцвести,
Ах, будет всё однообразно.

Укрой себя от суеты,
Храни хрустальные мечты.
А Ты опять… опять тоскуешь!

На небо бледное глядишь.
Ему-то что!.. А Ты грустишь.
Но сказки чудные рисуешь!

Венчание

Октябрь закатной полосою
Упал на серые леса,
Пролив невидимой росою
Остылый воздух на глаза;

Порушил терем разноцветный
Осенних клёнов и берёз,
А после – тихо, неприметно
В бокалах луж печаль принёс. –

Пылала пламенем прощальным
И пуншем пенилась она…
Но не прощальный, а венчальный
Бал уготован был для нас:

Когда погас напиток пенный
И позабыли все о нём,
Явился главный во вселенной –
На небе некий добрый гном.

Он обручил весну и осень
Искристой снежной тишиной,

Испил напиток,
Топнул оземь,
Скрепил союз кольцом – луной.

И закружились в хороводах
Все-все успевшие на бал,
Забыв о бедах и невзгодах,
А я рассеянный стоял…

Бросая лучики заката
В оцепенение мое,
Соединил легко и свято
Небытие и бытие!

Устав от правды…

Меня он тихо ненавидел
За то, что я – один из тех,
Кого смущает слово «идол»,
Кому знакомы страх и смех.

С презреньем,
ненавистью,
косо
Он посмотрел звездой Регул
На остывающие росы,
На поздней осени разгул.

Он посмотрел на лес в ознобе,
На поле спящее взглянул,
И взор его был полон злобы,
И в нём весь мир былой тонул.

Тонули скудные деревни,
Тонули лес и облака,
Кусты и сонные деревья
И даже прошлые века…

Его зрачки съедали вечность,
Как море в бурю – корабли,
И лишь тревоги человечьи
Упасть на дно их не могли:

Досадно мучили соринки! –
Смыкались веки, и слеза,
Слегка похожая на льдинку,
Катилась по щекам …Глаза,

Давно уставшие от правды,
Царящей в небе, на Земле,
Искали, будто астронавты,
Иных миров в эн-мерной мгле,

Где перепутаны событья
И обратимы времена,
Где правда временем разбита
И сказкою обращена.

Не покидай!

Лазоревый простор небес
Нам машет крыльями зари. –
Пребудь зарёй в моей судьбе,
Себя навек мне подари,

Чтоб от сиянья крыл твоих
Рассеялся туман души,
И чтобы нас с тобой двоих
Венчали счастья миражи.

Чтоб в пламени жестоких лет
Не отпылал тот идеал,
Который дарит счастья свет,
Который долго я искал!

Которого я так хотел,
Что разум плавился во мне:
Слиянья душ! Слиянья тел! –
Как в трепетном и добром сне…

О снежнопенная мечта!
Как горячо твоё вино!
Как пламенны твои уста!
И как мне без Тебя темно!

Так не покинь меня! С Тобой
Не страшен ужас бытия,
Начертанный самой судьбой.
Ты слышишь ли, Мечта Моя!

Сорвись кометою с небес,
Лучом простор мне освети…
Как трудно без Тебя мне здесь,
На этом дольнем, злом пути!

Акросонет 2

Лекарство от боли – терпенье.
А это, увы, нелегко...
Россия – стихия мученья.
И боль её – так глубоко!

Сегодняшний ''Мастер и Гений...'' –
Ему до высот далеко:
Гармонии где? Где стремленья?.. –
Один чистогана закон.

Но есть, и я верю, что будут
Честнее искусство и люди.
Елей напоит дуʹши их.

Надежда мой дух не покинет,
Когда есть сегодня такие,
О ком я слагаю свой стих!

* * *

Трагичное безмолвие полей
Осыпалось уныньем снегопада
На тихое мерцание аллей
В покое позаброшенного сада.

Искрился рой замедленных секунд
Под бредом фонарей, молящих зиму
Не сыпать бесконечную тоску,
А закрутить в подобное Гольфстриму

Безумие метелей, облаков,
Ускорив времена, да по спирали,
И так, чтоб скоротечно и легко
Снежинки в этом вихре умирали.

А хлопья растворённой тишины
В кислотной вязкой тьме воспоминаний
Упали, белоснежны и нежны,
На спящие азалии, герани…

Последняя улыбка теплоты,
Подаренная летом, вдаль летящим,
Растаяла вдруг, инеем застыв,
Посеребрив поля, сады и чащи.

И в небе, кувыркаясь, клокоча,
Сплетались змеи снежные под солнцем,
Которое, румяней калача,
Всходило над остывшим горизонтом.

И был столь ожидаемым восторг,
Разлившийся над снежною планетой,
Когда – в морозном мареве – восток
Вдруг улыбнулся солнечным рассветом!

Зверь

Холодным лезвием рассвет рассёк красу ночную
И кровь по венам облаков в озёра протекла,
И мне подумалось тогда: иную не начну я
Простую жизнь, прозрачнее муранского стекла.

А власть давно прошедшего безжалостно творила
Над будущим, сегодняшним нелепый произвол
С упрямством и кривлянием большого гамадрила,
Которого рассудок мой из страха произвёл.

Как много было бешенства, как много тёмной жути
В глазах его пылающих, в гримасах и рывках!
И так порой казалось мне: он шутит, просто шутит,
Но токи страха бегали по коже на руках.

И солнце пряталось во мгле, и всё не восходило –
Боялось потерять покой в тревожных небесах,
И только луч сжигал туман, как ладан жжёт кадило,
Да плавил грусть сырых чащоб, на тучах написав

Понятные одним лесам светящиеся знаки.
И – лишь запела тишина сиянием небес –
Как тотчас озлоблённый зверь, оскалившись во мраке
Моей души, сокрылся под бесчувствия навес.

* * *

Был я роботом 30 лет.
Отключили меня от сети,
И теперь меня вроде нет,
И сокрыты мои пути,
И сознание – не моё.
Не могу я себя найти.
Бесконечное забытьё…
Я людей не могу простить.
Мне наладчика не ведут.
И ржавеет питанья блок.
Я останусь навеки тут,
Бесполезен и одинок.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.12: Константин Гуревич. Осенняя рапсодия 5 (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!