HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Олеся Брютова

А как же иначе?

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Карина Романова, 2.10.2009
Иллюстрация. Автор: Natasha-skripka. Название: "Предательство". Источник: http://www.photosight.ru/photos/1268748/

 

 

 

И снова я упер руки в стол, глядя на разложенные страницы. Знакомые обрывки фраз мелькали в глазах:

«Наше исследование призвано доказать…»; «…это противоречит официальному утверждению, однако…»; «Данное положение позволяет сделать вывод…»

Я перечитывал снова и снова. И каждый раз в ушах звенел тонкий мальчишеский голос. Этот голос был вызывающ и нелеп; особенно нелеп от того, что вызывающ…

Голос. Конечно же, голос повлек за собой картинку.

Перед небольшой трибункой стоит парнишка, приводящий в порядок исписанные листы. Слишком сосредоточенно он это делает. Волнуется.

Ну, это было бы просто неприлично, если б он не волновался…

Ведь трибунка – ненадежное укрытие от зала, полного выдающихся ученых мужей. Здесь собралась сама наука во плоти. Сейчас она имеет глаза, уши, язык, – но, что страшнее всего, – имеет мнение. А также авторитет, амбиции, язвительность и скептицизм.

– Уважаемые слушатели, сейчас вашему вниманию будет представлено исследование, посвященное проблеме…

Говоря это, он смотрит в глаза председателя комиссии. В мои глаза.

Конечно, ему очень интересна моя реакция. Ведь мы исследовали одну и ту же проблему.

Вот только выводы, которые он делает, уничтожают мою теорию на корню. Ему это прекрасно известно. Как, впрочем, и мне.

Не так давно, года два назад, я увидел в научном журнале статью, подписанную незнакомым именем. Статья была остроумна, дерзка – но выдержана. Немного сумбурно, спорно, – однако аргументировано надлежащим образом. Я не удержался от комментария, поощрив неизвестного, – наверняка молодого, – исследователя к дальнейшим изысканиям. Вспомнил себя… Пытливый парнишка. Такой далеко пойдет.

Тогда я и понятия не имел, что паршивец не просто пойдет. Побежит. Семимильными шагами.

Еще год, и мы стали полемизировать на страницах другого журнала, намного авторитетней и влиятельней предыдущего. Меня не покидало ощущение, что спорю я чуть ли не с самим собой. С собою другим – но каким-то до боли знакомым… Да, он был похож. Чертовски похож. Кандидатик осмелился оспаривать мою последнюю теорию, уже получившую официальное одобрение и признание.

Внимание научной общественности на себя обращал, естественно. Шустёр… ему бы в политику, или рекламными технологиями заняться. Но зачем-то ему не давали жить обменные процессы на клеточной мембране. «Еще раз к проблеме калий-натриевого насоса».

Выбрал меня, как признанное светило?

Хм. Еще скажите – честь оказал…

Надо было сразу его давить. А теперь – поздно. Теперь он, красный от волнения и вдохновенный от него же, представляет нашему вниманию доклад.

Я слушаю его, и мне становится нехорошо. Это – серьезная заявка. Очень серьезная. Более чем.

Так, значит – поздно?..

 

Когда объявили перерыв, я, хмурый, но сохраняющий на своем лице профессиональную скептичность, пошел в свой кабинет на перекур.

Сзади послышались торопливые шаги. Догоняет? Что ему нужно?

Точно. Он. Догнал; идет рядом неровным семенящим шагом.

– Здравствуйте, профессор!

В его голосе слышен восторг и почтение. Подлизывается? Сейчас будет пытаться снискать благосклонность. Идиот…

– Здравствуйте, коллега. Слушаю вас.

Я остановился. И он – остановился. Глаза блестят, в руках доклад мусолит. Смотрит снизу вверх.

– Профессор… я буду очень вам обязан. Ваше мнение так много для меня значит! Я еще молод, совершенно ничего из себя не представляю. А вы – вы светило.

Тут он понизил голос и зашептал:

– Я так мечтал увидеть вас лично! Лучшего учителя просто не мог бы желать для себя. Вы… вы на голову возвышаетесь над всеми остальными. Вы – настоящий ученый! Только наш с вами спор вдохновил меня… Он был настолько интересен… Пожалуйста, ознакомьтесь с моим докладом во время перерыва. Ведь на слух все это, сами знаете… Я, конечно, понимаю, что вы и так знакомы с моим исследованием, но, все-таки… Это очень много для меня значит. Очень много!

Он торопливо сунул мне в руку листы, повернулся и почти побежал прочь.

 

Теперь эти листы разбросаны по столу рядом с остывшей чашкой кофе и дымящейся пепельницей.

Что было самое мерзкое? Самое мерзкое – он был прав.

Прав в этих листах по каждому пункту.

Ну, может, и не прямо таки по каждому… но основные выводы верны однозначно.

Это означало очень многое… очень.

Возможно даже, что всю глубину этого «очень» способен понять до конца один только я.

Смешанные чувства душили. Уважение к этому мальчишке, непроизвольная гордость от его наивной лести, ненависть к нему, ненависть к себе, ненависть к собственной теории и его простым, логичным выводам, которые возводят фундамент там, где я видел лишь пустоту.

Признать? Одобрить?

Чтоб он взлетел наверх от моего поражения? О нет, милый мой… На эту высоту поднимаются совсем не так. Поднимаются с мечом в руках или с ядом в перстне. Иногда – ползком, на четвереньках, иногда – по головам. Но всегда через мытарства.

Этот сопляк просто не жил в мое время. С ним никогда не случалось всего того, что выпало на мою долю. И вот теперь я должен упасть к его ногам – ступенькой к Олимпу?!

Никогда. Будь он хоть трижды прав и четырежды гений.

 

Но ведь мои научные идеалы… Мои… ведь он – он действительно прав…

 

Я поднял голову вверх и встретился взглядом с собственным отражением. Дверца платяного шкафа приотворилась, показав мне седовласого мужа с желчным и умным лицом. На лице этого человека стояла очевидная печать профессионализма.

Такой человек не может ошибиться.

Не имеет права.

 

И – внезапно, против воли: другое лицо.

Лицо худого, стеснительного мальчишки. Уже тогда – с амбициями; уже тогда – талантливого.

Я завязываю перед зеркалом галстук, готовясь к симпозиуму. Проклятый галстук никак не желает покоряться моим стараниям, пальцы дрожат. Сейчас должно решиться очень многое. Очень… многое. Если он – одобрит. Если он…

 

Он тогда не одобрил. Вытер об меня ноги.

 

Я медленно закрыл глаза и сжал руки в кулаки. Так. Успокоиться. Взять себя в руки.

Успокоиться.

Сосчитал до десяти – и открыл.

 

В ту же минуту в голове стало спокойно и ясно. Да! Я все понял.

И решение пришло.

Простое и правильное.

 

А как иначе?

 

О, как хорошо, что он отдал мне свой доклад!..

 

 

*   *   *

 

В конференц-зале было непереносимо душно. Люди обмахивались кто чем мог, изнывали и нетерпеливо ждали конца.

Наконец докладчик немного охрипшим голосом произнес:

– На этом – все, коллеги. Благодарю за внимание.

Председатель комиссии поднялся со своего места во весь внушительный рост и обратился к залу:

– Какие будут к докладчику вопросы?

Зал немного пошелестел, но вопросов не последовало. Несколько ироничных лиц было обращено на председателя.

Председатель невозмутимо провел ладонью по волосам и снисходительно проговорил:

– Господа! Мы с вами заслушали доклад любопытного и многообещающего ученого. Однако представленная работа никак не отвечает масштабу, заявленному нашим молодым многоуважаемым коллегой. Исследование явно хромает на обе ноги в области фактических доказательств. Вот, я тут сделал выписки…

 

Я откашлялся и начал читать.

Старался не смотреть на побледневшее лицо парнишки.

Он – разочаруется во мне. Конечно разочаруется. Как и я… когда-то. Но это – не важно. Так должно быть. Так должно быть – так, и только так!

 

Лишь одна мысль билась изнутри о своды многомудрого ученого черепа:

«Око за око – зуб за зуб; око за око – зуб за зуб»

 

Да. Христос умер на кресте совершенно напрасно.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!