HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Александр Цыганков

Сверка времени

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Карина Романова, 10.11.2008
Иллюстрация. Автор: Sancho. Название: "Рождение образа". Источник: http://www.photosight.ru/photos/2920588/

Оглавление

  1. Реки
  2. Картина
  3. Оранжевый месяц
  4. Художник
  5. Цветные сны. Трилогия. 1.
  6. Цветные сны. Трилогия. 2.
  7. Цветные сны. Трилогия. 3.
  8. Сотворчество
  9. Романтика
  10. Девкалион и Пирра
  11. Небо за окнами
  12. Ветка
  13. Путь
  14. Нагорный листопад
  15. Звезды над звонницей
  16. Сверка времени
  17. Верстовые столбы
  18. Опытное поле
  19. Элегия
  20. Облака
  1. Из «Лесной тетради»
  2. Гений места
  3. Графика
  4. Посвящение


Реки

Навеки с нами родники и реки.
Истоки ближе тем, кто одиноки,
А реки тем, кого уже навеки
В круговороте увлекли потоки.
Ещё пути-дороги и просторы,
Сравнимые с эпохами, веками!
И речи, и простые разговоры
Навеяны как будто облаками.

Мы всё преувеличиваем, то есть
Хотим увидеть высшее в ничтожном.
И всё-таки талантливая повесть
Придумана в буфете придорожном,
Как случай на протоке – всё навеки!
И строки проступают из тумана,
Такого же холодного, как реки
На широте Туры и Магадана.

            11.2006

Картина

Прислушиваюсь. Тихо на реке.
Всё те же в неизменном далеке,
Меняющие краски временами
Пейзажи над крутыми берегами.
Красиво так, что не хватает слов
Для этих живописных берегов.
И ветер, налетая из простора,
Вдруг соберёт обрывки разговора
Двух рыбаков про спутанную сеть
И вновь порвёт, как леску. Онеметь
Так страшно здесь, в беспечные минуты,
Где так великолепно! Но кому ты
В такой картине нужен? У реки
Одни купальщицы и рыбаки
Желательны, как прочие детали,
Которые для них нарисовали.

        Шеломок – 6.2007

Оранжевый месяц

Оранжевый Месяц в глубокой реке.
Остяцкие боги плывут в обласке
И песню заводят: «О, Ном кызынчан!»
Оранжевый Месяц ныряет в туман.
И прячутся духи в кочкарник низин.
По слову Торума: «О, Ном ыэчжин!»
Проносится эхо над поймой: «Ы-да-т!!!»
Как будто кого-то тоска заедат.
Но что за Ыдат, непонятно. И тут
Ни бога, ни дьявола так не зовут.
«Ыдат!» – набегает речная волна.
«Ы-да-т!!!» – обращается в крик тишина.
По слову Торума: О, Ном кызынчан!
Оранжевый Месяц разрезал туман…

Ыдат Чулымканов плывёт в обласке,
Волшебную воду везёт в турсуке.
В далёком урмане поют остяки
Весёлые песни Угрюмой реки.

            11.2006

Художник

О судьбе – и серьёзней, и тише…
О себе – как юродивый, тот
Каталонец, богемный излишек,
Потрясающий мир Идиот,
Чья судьба поднимала, как штору,
Разноцветное море за край
И вдали устремлённому взору
Открывала Потерянный Рай.

Как прекрасна в скалистом просторе
Перспектива глубокого сна!
И горит, словно шапка на воре,
В море времени века волна.
Но об этом – серьёзнее, тише…
Всякий, алчущий правды, лукав.
Только статуя в мраморной нише
Не имеет убийственных прав.

Обращается речью нагорной
В небесах нарисованный крест,
Словно схваченный кистью проворной
Дирижёра уверенный жест.
Протащил из потёмок на сцену
Оскорблённой любви эшафот –
И продал за великую цену
Каталонец юродивый тот.

Соглядатаем «Тайной вечери» –
Лицедей, пересмешник, чудак –
С лёгких петель тяжёлые двери
Снял – и всё тут, бывает же так!
Из колодца мечты Мнемозина
Зачерпнула воды решетом…
Но об этом другая картина –
Наяву – как во сне золотом!

            12.2005

Цветные сны. Трилогия. 1.

Классический корабль дураков.
Ноябрь. Пятница. Какой-то остров
С утра замечен. Старый капитан
Поёт с кормы «Не слышно в море песен…»
И смотрит вдаль. Классический дурак.
По случаю «земли» на правом баке
Дерутся: корабельный доктор и
Два флибустьера, нанятые им же
В охранники. Защита от больных
Дороже клятвы Гиппократа. Драка
Произошла от радости: «Земля!».
Как только прокричал дозорный сверху,
Так сразу и срубили мачту – для
Сигнального огня на полубаке,
Чтоб лучше разглядели дикари
Прибытие такой-то каравеллы.

(На палубе развели костёр…)

Цветные сны. Трилогия. 2.

Какой-то остров. Пятница. Рассвет.
Тринадцатая дочь вождя. С ней рядом
Ровесник пробует из языка
Туземного создать литературный:
«Любимая! На огненной ладье
В родное море вышли наши боги!
И, кажется, сюда они плывут…
О боги! Я глазам своим не верю!
Любимая! Всё ближе паруса…
Из пламени! Как вытканы искусно!
Уж это точно – наши боги! Нас,
Быть может, за собою увлекут
На дивном корабле в чудесный край.
Любимая! Восходит в небе солнце!
Дай руку мне! Скорей! Встречать богов
Нам, людям, подобает прямо в море…»

(Бросаются в зелёные волны и плывут…)

Цветные сны. Трилогия. 3.

Тринадцатое. Пятница. Ноябрь.
Художник у мольберта. На картине
Какой-то остров. Вдалеке корабль,
Уже объятый пламенем. В пучине,
На первом плане, на огонь плывут
Нагая девушка и юноша такой же…
Каприз художника! Загадочный сюжет,
Но тщательно прописаны детали.
И тем невыносимее. Жена
Терпеть уже не может идиота:
«Ты что опять придумал, гений мой?
И что за чудный остров? Уж не тот ли,
Куда ты собирался тридцать лет?
Ну, как его? О Господи! Эвбея!
И кто такую глупость купит? Кто!?!
Крупнее девку сделай! Живописец…»

(Машет рукой и уходит.)

Художник завершает полотно
И смотрит – и глазам своим не верит…
Как славно получилось! Но зачем
Навеки остаются на картине:
И остров, и корабль дураков,
И дочь вождя, и чей-то современник?

            11.2006

Сотворчество

Сотворчество! И ангелы, и дети,
И дикие полуночные звери
Откроют вам неведомые двери
И увлекут в невидимые сети,
А дальше уповай на снисхожденье
В светящейся Всемирной паутине.
Непросто и в придуманной картине
Испытывать судьбу и провиденье!

Но всё светлее ангелы, и тише
У зеркала балованные дети.
И смотрят, как в невидимые сети,
В нас образы, открытые нам свыше.
И дикие полуночные звери
Мигают в небе ясными глазами,
Как будто открывают перед нами
Какие-то неведомые двери.

            2.2008

Романтика

            Я тоже родился в Аркадии…
            Франческо Гверчино

Как хороши в наивной простоте
Все эти записные персонажи.
Романтика! Античные пейзажи.
И колорит привязан к наготе
Не Геры, а пастушки молодой.
И ветерок владеет флейтой Пана.
Аркадия! Прародина романа!
Связь времени с проточною водой.

Ну, до чего легенда довела!
Запомни всё! И всё начни сначала:
От Горного Алтая до Ямала
Открой словарь медвежьего угла,
Раз рёв зверья скорее в радость, чем
В печаль другим, что сами словно звери.
Добыча и военные трофеи –
Вот хлеб и вдохновенье для поэм!

Но в светлый миг – в час утренней звезды,
Ещё до солнца, выйди на дорогу –
Смотри и пой, твори свою эклогу,
Следи за всем, распутывай следы!
В стране чудес, в краю густых лесов,
Где божества живут среди народа,
Подслушай речь их лучшего рапсода –
Учи язык деревьев и ветров!

Пускай мечты о веке золотом
Не выше гор зелёного Тайгета,
Твой росчерк под весёлым полотном
Предвосхитил великого поэта!
Вернись, Франческо, в лучший мир, когда
Пригрезилось тебе сие виденье!
Ты испытал прекрасное мгновенье?
Всё прочее – проточная вода!

            3.2008

Девкалион и Пирра

Карты сгорают раньше календарей.
Время течёт и выносит на берег века
Странную песнь обкуренных дикарей –
О корабле последнего человека.
Словно уже завершён внеземной полёт –
Там, где Земля не светится в небосклоне!
Время – то остановится, то течёт,
То преломляется в новом Девкалионе.
Время растёт, как в небе внезапный снег,
И разливает морем печали мира…
Девкалион без карты ведёт ковчег.
Сколько теперь ей лет – не считала Пирра.

Небо за окнами

В башне, которой даже в мечтах не строил,
Ветер впущу в картины. Поеду к морю!
Целых полвека недаром с волнами спорил –
Мой колорит холодный! И речь прибою
Вторит – как эхо. Словно маяк в просторе –
Зов океана или печаль утраты.
Небо за окнами синее – словно море!
И деревья высокие – как фрегаты!

Словно дыханье бриза, наверно, в гены
Влиты все эти образы, краски, виды.
И облака – как хлопья той самой пены,
Что обернулась мрамором для Киприды.
Пусть этот лёгкий ветер, с эпохой споря,
Словно восход прольётся в мои полотна.
В этой высокой башне вдали от моря
В сторону неба смотрят большие окна.

            7.2008

Ветка

Слово приводит в порядок не вещи, а нас.
Тонкая веточка к дикому древу привита.
В кроне безвременья, словно словарный запас,
Зреют плоды в говорливой листве алфавита.
Сколько же радости было в прозрачных лесах –
Ветер в обвалах листвы и поющая крона,
Ропот ветвей, что, как вены, в густых небесах,
И судьбоносных созвездий венец и корона!

Где это всё? И зачем на дощатом столе
Белый кувшин и багровая тяжесть рябины?
В сей кутерьме – в золотой да серебряной мгле –
Грустью просвечены лучшие наши картины.
Кроет окрестности века разбойничий свист!
Время, как ветер, в дремучем лесу алфавита
Вдруг прошумит, рассыпаясь листвою на лист.
Только зачем эта веточка к древу привита?

            8.2005(8.2008)

Путь

            Геннадию Айги

ПО КРОВЕНОСНЫМ СОСУДАМ
ВЕТВЕЙ, ВМЕРЗАЮЩИХ В НЕБО

            11.1996

Нагорный листопад

В сюжете сентября мотив горы крутой
Слышнее ветерка вдоль парковых оград.
Как пусто здесь теперь – меж небом и листвой.
В другие времена врисован старый сад.
Нагорная листва закована в багет.
Кто Слово предпочёл, тот вышел из игры
Графита и дождя и выправил сюжет –
Летящего листка – в мотив одной горы.

А на горе крутой! дыханьем рвёт листву
И превращает в речь – вот вечный антураж! –
Блаженный Полифем! – как будто наяву –
И что-то есть ещё, на чём стоит пейзаж.
Слышнее ветерка вдоль парковых оград
Высокий тонкий звук – ни флейта, ни струна,
Но обращает вспять нагорный листопад
Мотив одной горы – в крутые времена.

            9.2007

Звезды над звонницей

В предместье ночь. Прикушенный язык
Церковной звонницы – как свойство речи
Быть мыслимой, изображая крик,
Быть колоколом в образе Предтечи –
До света и до слова, что ясней
Глагола «быть», звучащего на грани.
В предместье ночь! И чем она темней,
Тем ярче звёзды в этой глухомани.

            6.2008

Сверка времени

Мерою времени временщика
В час часовых разводящий завода,
С каждой секундой сверяя века,
Дни прибавляет во времени года.
Как соглядатай работы часов
Он, командир механических ножниц,
У проходной заревых облаков
Хрупких ткачих превращает в наложниц.

Крутится прялка ночная. Тик-так…
Миг звездопада на вспененном ложе!
В час пересменки вдохни натощак
Облако дыма и – бритвой по коже:
Прежде, чем с веком продолжить игру,
Тщательно выбрей широкие скулы!
Опохмелись на халдейском пиру
И поезжай – до Воронежа, Тулы
Или до Владика, где на часах
Будущий день и в картине восхода
Те же ткачихи с надеждой в глазах
Ждут свой корабль из времени года
Пляжных затей и бульварных стихов.
И разводящий не спит до рассвета,
При переводе двуручных часов,
Дни сокращая во времени лета.

Где ты, упрямый седой временщик?
Носишь ли фрак из трехцветного флага
Или к Пресветлому Лику приник?
Просятся в рифму: бумага, отвага…
Что там на третье? Раскручивай ось
Вечной рулетки! Не спи, соглядатай!
Радуйся, что пережить удалось
Время для стрелок. У парки лохматой
Спутаны нити. Какое число!?!
Время, как фурия, мстит за измену.
Ветер стучит в лобовое стекло.
Море взбивает соленую пену.

            8.2006

Верстовые столбы

Верстовые столбы – до ворот возрождённого храма.
Выпрямляется взгляд – и на землю слетает панама,
Словно солнце взошло в отработанном цехе завода,
Где теперь говорят с небожителем без перевода.
Верстовые столбы – вдоль дороги от Белого дома.
Кто проходит по ней, тот ещё не избегнет Содома,
Но до Храма дойдёт; от волнения выронит шляпу,
Оттого что пришёл к покаянию не по этапу.

Верстовые столбы! Чей прообраз – над серой Невою.
Обратил, словно тень, Петропавловский шпиль над страною
Указательный знак: через топи – в Кузнецкие копи.
Верстовые столбы – от Европы и снова к Европе,
Словно Шёлковый Путь пересёк златорунную жилу,
И крестили в тайге староверы нечистую силу,
В темноте, говоря, что и в церкви на этом болоте
Только Дева чиста, да и та в застеклённом киоте.

            Томск – 2.2007

Опытное поле

Что ты озвучил, прочел из того, что тебе
Было навеяно, как ветерком, из простора?
Что, преломляясь во времени или в судьбе,
Из потаенных глубин к прямоте разговора
Переходило, росло и гремело в словах?
Что, расщепляясь, как атомы, на полигоне
Слуха и голоса, как в параллельных мирах,
Вдруг разгоралось, как солнце, в земном небосклоне?

Вместо ответа, смахнуть бы, как пыль, со страниц,
Вычеркнуть вовсе кавычки, тире, запятые –
Сор препинаний, как знаки условных границ,
В прах обращающих годы твои золотые.
Времени хватит и нам в удивлённой стране,
Чтоб удивиться всему, что придумали сами,
Словно за веру сражаясь на этой войне
С бесами собственной памяти, как с ветряками
Тот, нарицательный ныне в любом языке,
Рыцарь простой и великий – прообраз поэта!
Надо бы доброе слово о том чудаке
Вслух выговаривать вместо прямого ответа.

Опыт прекрасного не безопаснее, чем
Речь проповедника, рукопись евангелиста
Новой эпохи, для нас обусловленной тем,
Чтоб создавать обстоятельства данного места
Здесь, где почти беспредметна заречная мгла,
Как в знаменитом пейзаже «Над вечным покоем».
Нам колыбелью когда-то Отчизна была –
Вот и открылась для каждого опытным полем.

            8.2006

Элегия

Люблю следить элегию в природе.
В ней осень плачет, а душа парит.
И кажется, что кто-то в небосводе
Действительно со мною говорит.
И все пути – как прочерки в анкете!
И горизонт в прострелах октября
Бегущею строкою о поэте
Напомнит, словно с небом говоря
О том, что в роще красный куст рябины
Уже отпел российский соловей!
И эти – золотые осенины
Есенинских нисколько не новей.

            10.2007

Облака

Уходят лирики. Большие темы
Ещё размыты – словно облака.
Вынашивают юноши поэмы,
Разгадывая прошлые века,
Клянут ещё не прожитые годы
И говорят о веке золотом!
Они – как будто первые рапсоды –
Уже владеют новым языком.

            9.2007
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

24.06: Дмитрий Зуев. Мадонны на стене (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

14.06: Дмитрий Москвичев. Ю. (повесть)

17.06: Деян Стоилькович. Нет храбрости (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!