HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2017 г.

Александр Евстратов

Жить надо

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 5.08.2011
Иллюстрация. Название: "w-e-g-00". Автор: Яна Истошина & Jinova A. Источник: http://www.photosight.ru/photos/4244407/

 

 

 

Фёдор Байбаков, каждый раз, перед тем, как уйти на работу, ещё долго стоит у изголовья больной жены.

– Федь.

– Что?

– Иди, а то ведь опоздаешь, – уж говорила Настя осевшим своим голосом.

Фёдор ездил на рейсовом автобусе. Он слесарничал в одной автомастерской.

– Успею, – угрюмо отзывался он.

На её раздутый, как у беременной женщины, живот, в котором, словно комок свитых змей, поселился и жил страшный и непонятный рак, он старался не смотреть.

– Тебе-то ничего не надо? – спрашивая, взглядывал лишь на её блёклое, с желтизной осеннего листа, лицо.

– А что мне надо? Всё у меня есть. – Настя обводит взглядом прикроватную, словно больничную, тумбочку, на которой стоит литровая банка клюквенного морса да коробки не совсем ей и нужных порошков, и возвращает свой взгляд обратно на мужа. Она только пила, а есть, толком, давно не ела.

Фёдор, высокий и крепкий мужчина, правда, за время болезни жены поисхудавший порядком, всё топтался на месте, словно часовой на посту.

– Да ступай уж, не помру ведь ещё, – наконец понимает Настя его страх, который и держал Фёдора тут, возле неё.

– Правда? – спросил, шевельнул своими губами он. И его неухоженные усы, метла-метлой, вздрогнули над ними.

– Правда, – отозвалась Настя, словно жизнь и смерть были в её власти. – Только в мёрзлую землю не хочу ложиться.

– Живи, – глухо, глядя куда-то в пол, говорит, будто плачет, он.

 

Фёдор давно не произносил тех ненужных слов о выздоровлении. Зачем попусту обманывать и её, и себя? Шёл ноябрь со своей леденящей стужей. Не сегодня-завтра нагрянет зима. А Насте до весны, по всему видимому, уж никак не дотянуть.

– Я бы, Федя, рада, да, видно, на роду так написано. – Настя с печальным вздохом смотрит на серое угрюмое лицо мужа, а потом на комнату, в которой лежит. Одна и есть у них, эта клетуха, не считая кухни. Фёдор, поженившись, бросил на время свои железки и ушёл на стройку. Успел всё-таки отхватить однокомнатную квартиру. Затем всё рухнуло. Как в огне сгорело. Пошли только деньги, и ещё раз, за всё, деньги. Детей им почему-то бог не дал. До тридцати лет ещё ждали чего-то. Потом взяли годовалого мальчика из детдома. Десять лет растили, как родного сына. Вдруг, неизвестно откуда, объявился его настоящий папаша. И не простой дядя с улицы, а бизнесмен какой-то. Мальчишку выманил машиной да безделушками разными, а документы выправил деньгами. Где уж им было с ним тягаться. Так и не стало у них Ванечки. Фёдор, не справившись с собой, с горя да от безысходности, запил. Может и пил бы по сей день, если бы не болезнь жены, которая и отрезвила его только.

– Да иди же, – снова говорит Настя. Она всё время боится, что его, за что-нибудь, возьмут и выгонят с работы, и останется он без куска хлеба. Ей теперь, кроме могилы на кладбище, и ничего не надо, а ему-то жить да жить. А работу другую найти тяжело. Почти невозможно.

– Дождись меня только, – угрюмо наказывает Фёдор, и, наконец, хоть и нехотя, а уходит.

Хоть и ходит он на производство, а работы с него большой нет. Крутит какую гайку и вдруг замрёт его ключ, зажатый в руке. Мысли его не тут, а дома, возле жены, тенями бродят.

– Дай-ка сюда, Байбак, – говорит его напарник Проша.

Он то открутит за него гайку, то закрутит. Так Фёдор и держится на работе, за счёт его рук. К вечеру, к концу долгого дня, только оживает. Быстро в раковине моет руки, скоро, словно в армии, переодевается, и сломя голову бежит домой. Хоть и не было там приготовленного Настей ужина, зато ждал человек, который ещё жил и дышал. Грел его ещё своим словом. Страшился Фёдор одного, тишины, с которой боялся однажды, как с бешеной собакой, встретиться.

 

В то утро Настя сама придержала его возле себя.

– Фёдор, – остановила она, когда он, постояв, как обычно, направился было к входной двери.

– Что? – встал он, сделав всего несколько шагов.

– Сядь, – велела она, стукнув костяшками пальцев по стоящей рядом с кроватью табуретке.

Фёдор вернулся и послушно сел на указанное место. Здесь, возле жены, он часто сидел. Иногда они говорили о чём-то отвлечённом, а больше молчали.

– Фёдор, после моей смерти к тебе придет Зойка, – тихо проговорила Настя.

– Зачем это? – не понял он, и потому с недоумением поглядел искоса на жену.

Зойка была её холостая подруга. Маленькая, худенькая, что ребёнок, женщина. Она и сейчас часто бывала у них, когда, сготовив Фёдору, сидела здесь на его месте, и они тихо с Настей о чём-то шушукались.

– Суп варить – так и сам сварю. Да ты ведь, может, поправишься. – Фёдор никак не хотел слышать ни о какой Зойке.

– Перестань, Фёдор, мои соловьи уж отпели, – с печальным всхлипом оборванной струны вздыхает жена. – И не суп Зойка придёт к тебе варить, а жить.

– Как это – жить? – от неожиданности он даже привстал. Уж чего-чего, а такого не ожидал услышать. Грешным делом подумалось, в своём ли уме Настя. Даже поглядел на неё, нет, глаза осмысленно смотрят.

– Что, думаешь, с ума сошла? – заметила она, усмехнувшись. – Нет, дорогой, пока я с рассудком не рассталась.

– Так что ж несуразицу несёшь? – Фёдор с укором качнул своей лысеющей головой.

– Это не я, а жизнь. Пропадёшь один. А здесь поддержка.

– Чего пропаду? – такого, что бы она ни говорила, он никак не понимает. Вина уж давно не пьёт. Выстирать – стиральная машина есть. Полы ему долго ли махнуть? К бабам особого пристрастия не имеет. Так на кой только ляд ему эта пигалица сдалась?

– Да что ж мне с ней, и в одну кровать ложиться? – совсем уж растерялся он.

– А как же, Фёдор, после моего сорокового дня распишетесь и будете жить, как муж и жена.

– Ну, это уж слишком. – Фёдор даже больше ничего не хотел слышать.

Нравилось Насте или нет, но он поднялся и пошёл поскорее к выходу.

– Федя, – снова, но теперь зло и сердито догнал его Настин голос.

– Что? – повернул он к ней своё напряжённое лицо.

– Федя. Слышишь, это мой последний тебе наказ, – взгляд её пронзительно-чёрных глаз как в нутро ему куда-то влез, что ему от него не по себе неожиданно стало. – Скажи, что исполнишь. – Настя, хоть и с трудом, но даже приподнялась на кровати.

– Сделаю, – хоть тихо, но выдавил всё же Федор из себя вынужденно. Просто уж как к стенке его придавила. Чего только в угоду умирающему человеку не скажешь.

– Вот и хорошо, будет, и умру спокойно, – Настя, облегчёно вздохнув, опустилась на своё продавленное на кровати место. А Фёдор убито и подавленно поплёлся на работу.

 

Пока Проша ходил к механику за запчастью, он взялся снимать неисправный стартёр. Три гайки легко открутил, а вот вытащить корпус, сколько ни старался, так и не смог. Всё мешал ему тонкий жестяной кожух. Повертев стартёром так и так, Фёдор плюнул, отошёл от легковушки и сел на деревянный квадрат подставки, которую они подсовывали под днище машины, когда отвёртывали колеса.

– Снял? – спросил его подошедший Проша.

– Не идёт, змей, – угрюмо отозвался Фёдор.

– Счас снимем, – пообещал напарник. Он привык к тому, что у Фёдора в последнее время всё валится из рук.

Они только вдвоём работают в небольшой частной автомастерской. Да и двое доброго десятка слесарей стоят. Любую автомашину могут до винтика разобрать, а потом просто играючи собрать.

– Что, совсем жена плоха? – интересуется Проша.

– Чего уж хорошего, если даже врачи отказались. Да и мне что-то тяжко, – пристукнув кулаком в грудь, признается он.

– Сердце, что ли? – одно время напарник ему давал из аптечки валидол.

– Да, пожалуй, всё болит, – Фёдор тоскливо, скупо смотрит на давно не бритое мазаное лицо Проши. Тот бреется редко. То ли лень, то ли лезвия экономит. Он – и то, только за усами не особо следит, подрезать толком не умеет, а так бреется. Жена не любит его бородатого.

– Так не бывает, – замечает Проша.

– Бывает, – вздыхает Фёдор и рассказывает напарнику свою невесёлую историю. Какую ему Настя дальнейшую жизнь уготовала. Больше ему своим горем не с кем было делиться.

– Да, – участливо произносит Проша и ставит второй такой же чурбак рядом. Закуривает. Федор давно уж не курит. Закодировался в своё время. То ли помогло, то ли потраченных денег было жалко. А вот дымком от сигаретки напарника бывало дышал с удовольствием.

– А баба-та хоть красивая? – настроившись на длительную беседу, интересуется Проша. Жену Фёдора Настю он знал, а вот Зойку ни разу не видывал.

– Да знаешь, ничего хорошего, – морщится Фёдор и своей широкой ладонью, словно лодочным веслом, недовольно отмахивает от себя собравшийся сизым клубком возле его лица дым сигареты. Сейчас что-то даже мутит его. Он и на Зойку как бы по-другому взглянул, и кроме отвращения к той, больше ничего не почувствовал. И щи, которые ему было варила, что-то не сильно вкусными показались, и руки с длинными крашеными ногтями как-то грязно выглядели, да и изо рта, прикрытого тонкими губами, у неё вдруг не совсем аппетитно запахло.

– Да, попал ты, однако, – усмехнулся Проша и выпустил уже дым в сторону, подальше от него. – А Зойка-то хоть согласна?

– Не знаю, – пожал плечами он. Припомнился случай, когда Зойка, отварив ему макарон, не ушла к жене в комнату, а с ним на кухне осталась. Усевшись за стол напротив и подперев личико своим маленьким кулачком, спросила:

– Ну как, Фёдор, вкусно?

Он её глупым вопросом едва не подавился. Макароны, как ни готовь, а мясом не станут. Только сейчас ему и подумалось, что Зойка, может, тогда роль его жены на себя, как халат новый, и примеривала.

– В колхозном стаде бык, и то, верно, не на каждую корову лезет, а тут, – Фёдор не понимает, за что ему выпало такое наказание. Вроде и неплохо жили с Настей. Ну, ругались когда, так у кого не бывает? Кому жена теперь лучше делала, ему или своей, неизвестно почему, до сорока лет незамужней, подруге, было для него совсем непонятным.

– А зачем же слово давал, коли тебе Зойка совсем не люба? – не понимает Проша.

– Да вот дал, не исполню, и всё. – Фёдор даже обрадовался такому лёгкому решению. Что ему, действительно рядом с Настей в гроб ложиться, что ли? Ей-то откуда знать, как всё будет? Если понадобится, так он и лучше Зойки себе женщину найдёт.

– Последнее желание – закон неписаный, – докурив и притушив в банке из-под консервов окурок, наставительно проговорил Проша. – Его исполнять надо. У меня знакомые похоронили мать не там, где велела, и сами после едва вслед за ней не ушли. Снится им, и всё. Измучила так, что пить и есть бросили. И в церковь ходили, и молебны разные заказывали, и когда только перезахоронили на указанное место, только покойница и успокоилась. Вот какое дело.

– А что мне-то теперь? – испугался вдруг Фёдор. Уж слишком убедительно подействовал на него рассказ напарника. Как зловещим холодом от него потянуло.

– Ступай к жене, объясни всё, пусть переменит решение, – не зная, как и помочь ему, предлагает он.

– Думаешь, выйдет чего? – Фёдор не совсем верит в такой благополучный исход. Настя у него твердолобая, и раньше, права – не права, а всё при своём мнении оставалась. А сейчас переубедить её – и вообще погибельное дело.

– Ступай, Федя, пока… – Проша не договорил, как на ходьбе споткнулся, а он и так понял, что хотел тот добавить.

Они поднялись со своих нагретых мест одновременно.

– А как же работа? – Фёдор рассеянно затоптался на цементном полу.

– Справлюсь, впервой, что ли? Да и от хозяина отмажу, если что, – отозвался напарник и пошёл к задранному вверх капоту легковухи.

 

Тут в больших распашных металлических воротах неожиданно лязгнула внутренняя калиточка. Фёдор, не успевший никуда и шага сделать, повернулся на звук и увидел, метрах в пяти от себя, Зойку. Она была вся в чёрном цвете. Чёрный платок, чёрная куртка, чёрные брючки, чёрные сапожки. Да и на него она смотрела до неузнаваемости чёрным своим лицом. Он и не сообразил сразу, зачем она тут, и что такой монашкой вырядилась.

– Ты что? – потому он спросил удивлённо. Мало того, что домой ползала, так ещё и сюда неизвестно зачем притащилась. Ну, хлопнул с неделю назад, более в шутку, чем всерьёз, по её тощему заду, а она уж что-то подумала.

– Фёдор, Настя умерла, – с печальным вздохом, так и не отойдя от двери, тихо выговорила Зойка.

– Как – умерла? – Он знал, что это рано или поздно случится, но почему именно сейчас, ну никак не хотел верить. – Что же делать, а? – Фёдор, болезненно морщась и едва не плача, растерянно посмотрел на Прошу. Тот, слышал чего или нет, но головы от машины не поднял.

– Жить, Фёдор, жить, – не сразу, но отозвалась лишь Зойка. Так она поняла его вопрос…

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

23.07: Вера Панченко. Живой пульс поэзии (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!