HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Зоя Гарина

Романснебес

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 5.06.2010
Оглавление

40. Часть 40
41. Часть 41
42. Часть 42

Часть 41


 

 

 

Анжела пришла в себя только в гримерной комнате. Ее начала бить мелкая нервная дрожь, к горлу подкатил ком, и из глаз ручьем покатились слезы.

– Господи, что ж это такое? – воскликнула она. – Ведь всё хорошо! Почему я плачу?

– Это от нервного возбуждения, – бездумно улыбаясь, ответил Анатолий. – Так бывает.

Анатолий устало посмотрел на Анжелу.

– Как я играл! Ты слышала? Великолепно, правда? Ни на одной репетиции ничего подобного не было.

– Да. Всё было совсем по-другому. Мы и кульминацию сделали совсем не там, где планировали.

– Да, это правда. Всё было по-другому. Всё было гораздо лучше, чем на репетициях. Я – гений! – Загадочно улыбаясь, Анатолий принялся вальсировать в узком пространстве комнаты, напевая мелодию романса.

Анжела засмеялась. Дрожь и слезы уже прошли, уступив место чувству огромной радости.

– Ой! Ты еще танцуешь! А у меня голова кружится, мне не то что танцевать – стоять тяжело!

– Голова кружится? От успеха? – как-то совсем безразлично спросил Анатолий.

– Не знаю. От успеха ли?

Анатолий промолчал и странно улыбнулся.

– Ты чего? – спросила Анжела.

– Ничего.

В закрытую дверь гримерной постучали.

– Да-да! – крикнула Анжела. Анатолий промолчал.

Дверь отворилась, и вошел мужчина средних лет с корзиной белых роз.

– Простите, но мне поручено передать эти цветы мадемуазель Анжеле и на словах сказать, что господин Жак Филипп потрясен ее талантом и безмерно счастлив, что ему довелось услышать этот прекрасный голос. И еще господин Жак Филипп просит не считать это бестактностью и приглашает мадемуазель Анжелу поужинать с ним в том ресторане, который выберет мадемуазель Анжела.

Анатолий коротко и нервно засмеялся.

– О! Началось… Таланты и поклонники… Этот господин Жак Филипп, он кто? Что-то имя у него не больно русское.

– Господин Жак Филипп – француз. Так что мне ему передать?

Анжела мило улыбнулась:

– Передайте господину Жаку Филиппу мою огромную благодарность за столь высокую оценку моего скромного таланта, но, к сожалению, я не могу принять его приглашение, так как сегодня вечером уезжаю вместе со своим женихом к родителям, в другой город.

– Хорошо. Еще раз извините, – мужчина, попрощавшись, вышел.

Анатолий долгим многозначительным взглядом посмотрел на Анжелу и ядовито произнес:

– Господин Жак Филипп… Скажите пожалуйста!.. Француз… Мадемуазель Анжела… Ресторан… Цветы…

– Толя, я не поняла, что тебя так разозлило? Я же не иду ни в какой ресторан, ни с каким господином, ну а то, что он подарил мне цветы, – что же в этом плохого? Артистам часто дарят цветы… и…

– Дело не в цветах, – резко ответил Анатолий.

– А в чем тогда?

– Дело в том, что нужно было согласиться.

– Я что-то не поняла, о чем ты говоришь?

– Я говорю о том, что ты могла бы сходить с этим французом в ресторан. Почему бы и нет? Наверняка, ты бы вскружила ему голову. Французы – народ впечатлительный. Это я знаю точно. Вон какие розы он тебе прислал. И где только достал? Этим французам всё просто!

– Толя, ты что? Ты меня ревнуешь?

– Я? Ничуть! Отчего мне тебя ревновать? Ревнуют того, кого любят.

– Ты хочешь сказать… – Анжела едва сдерживала слезы.

– Да ничего я не хочу сказать. Только не надо на меня смотреть вот такими глазами!

– Какими глазами? Толя, я ничего не понимаю. Что происходит?

– Да ничего не происходит. Всё в порядке. Всё в полном порядке, – Анатолий посмотрел на Анжелу каким-то чужим, далеким взглядом. – Я вообще не хочу, чтобы что-то происходило. И свадьбы не хочу. И твоих родителей видеть не хочу. Да и от тебя, если честно, я устал! Так что сходила бы ты лучше с французом в ресторан, ей-богу!

До Анжелы начало доходить, что с Анатолием творится что-то неладное. Он явно не в себе.

"Господи, он сошел с ума! – промелькнуло у нее в голове. – Что делать?"

Анатолий вплотную приблизился к Анжеле.

– Ты думаешь, что я сошел с ума?

– Да, – честно призналась Анжела.

Анатолий расхохотался каким-то злым, неприятным смехом. Анжела с ужасом увидела, что его лицо изменилось, и лишь спустя мгновение поняла, что ее испугало, – в нем проявились черты Черного ангела, которого она видела во сне, – Мгрота. Анжела вскрикнула и закрыла лицо руками.

– Толя! Что с тобой? Я тебя не узнаю!

– Как ты меня можешь узнать, если ты меня не знаешь? – тихо сказал Анатолий изменившимся голосом.

– Это правда, – прошептала Анжела. – Оказывается, я тебя совсем не знаю. Я тебя боюсь.

– И правильно! Бойся меня! Бойся! Бойся!

Анатолий схватил Анжелу за руку. Его ладонь была горячей, как утюг. Анжела выдернула руку из цепких пальцев Анатолия и выскочила за дверь, и тут же, буквально лицом к лицу, столкнулась с администратором Еленой.

– Анжела! Куда же вы подевались? На сцену, срочно! Награждение начинается! Что это с вами? Вы белее снега!

– Это грим, – ответила Анжела и попробовала улыбнуться.

– А-а! Ну давайте, быстренько! – и Елена, взяв Анжелу за руку, потянула ее за кулисы.

За кулисами тревожной стайкой толпились конкурсанты.

– А где ваш аккомпаниатор? – спросила Анжелу одна из конкурсанток – высокая длинноволосая блондинка.

– Он ушел.

– Жаль. Очень приятный молодой человек. А он женат?

– Нет, – ответила Анжела и зачем-то добавила: – И невесты у него нет.

– Да? – удивилась блондинка. – Он что, голубой?

– Простите, не поняла. Какой вы сказали?

Блондинка снисходительно улыбнулась:

– Неважно.

Анжела никак не могла успокоиться после ссоры с Анатолием и свое пребывание за кулисами воспринимала как неприятную необходимость. Ей хотелось забиться куда-нибудь подальше в угол, где ее никто не смог бы увидеть, и разрыдаться.

Она как будто издалека услышала радостный голос ведущего:

– Гран-при нашего конкурса жюри присудило…

Долгая интригующая пауза заставила конкурсантов напрячься и затаить дыхание. Только Анжела стояла, опустив голову, отрешенно рассматривая сучки на дощатом полу.

– Ивану Андрееву!

Конкурсанты удивленно ахнули. Похоже, они ожидали другого решения, поскольку почти все сочувственно посмотрели на Анжелу. Обладатель драматического баритона и плохо сидящего фрака, выступавший первым номером, издал торжествующий клич и выскочил на сцену.

Анжела не испытала никаких эмоций, хотя еще полчаса назад страстно желала победы и участие в конкурсе казалось ей самым важным и самым значимым событием в ее жизни.

Ведущие радостно выкрикивали фамилии победителей – обладателей первой, второй и третьей премии, которые с нескрываемым восторгом выбегали на сцену за своей порцией славы.

– Приз зрительских симпатий присуждается исполнительнице романса "Ангел" Анжеле Вульф.

Анжела вздрогнула, но не сдвинулась с места.

– Анжела, что же вы стоите? Вперед, вперед, на сцену! – подтолкнула Анжелу в спину администратор Елена. – Совсем растерялась от счастья.

Анжела послушно вышла из-за кулис на освещенную софитами сцену. Зал взорвался аплодисментами. Анжела приняла из рук необъятного по ширине, вспотевшего и тяжело дышавшего именитого композитора диплом в тонкой металлической рамочке и маленькую коробочку с сувениром, сказала спасибо и развернулась, чтобы быстро и незаметно исчезнуть со сцены. Но путь ей преградил седой пожилой мужчина, почти старик, с большой корзиной роз. Корзина была точно такой же, как та, что принесли в гримерную после концерта, только розы не белые, а алые.

Мужчина что-то быстро говорил по-французски, но Анжела из всего поняла только "мерси" и "уи?"

– Уи, – ответила она.

Мужчина с облегчением вздохнул, достал из кармана небольшой розовый конверт и положил его в корзину. Анжела кивнула головой в знак благодарности и убежала со сцены.

Она быстро пробежала по узкому коридорчику до своей гримерной комнаты, на секунду замешкалась, а потом решительно повернула ручку и с силой толкнула прикрытую дверь.

Как будто тонкая ядовитая стрела пронзила сердце Анжелы. Она все-таки в глубине души надеялась, что Анатолий ждет ее, что он улыбнется и скажет: "Прости, я вел себя как идиот! Всё в мире – пыль. Только наша любовь – алмаз. Я тебя люблю".

Но это была лишь фантазия – комната была пустой. Анатолий ушел. На полу валялась перевернутая корзина с белыми розами.

Анжела почувствовала слабость и пустоту. На гримерном столике лежали два билета на ночной поезд до Рубецка.

– Что скажешь? – мысленно спросила Анжела свою Душу.

– А что тут говорить? – не замедлила с ответом Душа. – За что боролись – на то и напоролись. Я же тебя предупреждала, чтобы ты была осмотрительнее с этим субъектом, а ты: "Любовь, любовь…" Иная любовь хуже проказы!

– Но ведь любовь не выбирают.

– Кто тебе такое сказал? Это распространенное людское заблуждение. Пословицу помнишь?

– Какую?

– Любовь зла – полюбишь и козла.

– Помню.

– А чтобы любовь была доброй, не надо иметь дела с козлами.

Анжела вздохнула:

– Но ведь он был таким добрым, таким внимательным, таким ласковым…

– Ага. Особенно когда предлагал тебе пофлиртовать с французом. Пофлиртовать – это я так мягко выражаюсь, щадя твою нежную хрупкую душу, то есть себя. А ты забыла, что тебе говорил Нхоаэ?

Анжела, задумавшись, опустила голову, а потом, вздохнув, ответила:

– Что его пустоту не заполнить моей любовью.

– Да. И что его пустота станет сильнее твоей любви в самый неподходящий момент. А уж более неподходящего момента, чем сейчас, не придумать!

После небольшой паузы Душа поинтересовалась:

– Ну, и что ты теперь собираешься делать? Побежишь искать своего ненаглядного? Только дома его наверняка нет.

– Ты уверена?

– А что ему делать дома? Тебя ждать? Тогда зачем ему нужно было уходить, да еще при этом демонстративно оставлять на столике билеты? Нет, думаю, он пошел или к своей мамочке, или к какой-нибудь подружке.

– К подружке?

Душа снисходительно хмыкнула:

– Эх, простота! А ты что, надеялась, что он святой? Нет, он такой же, как все. Если не хуже.

Анжела безнадежно вздохнула:

– Да, наверно, ты права. Скорее всего, он домой не поехал.

– Вот-вот. Так что ты надумала?

– Не знаю. Просто жить не хочется.

– Э-э-э, дорогая моя! А не ты ли, помнится, уговорила меня задержаться на этом свете? И что? Теперь тебе жить не хочется? Нет уж! Не вижу никакой катастрофы. А о родителях ты подумала? Они что же, в твои расчеты не входят? И на что ты меня подбиваешь? На смертный грех?! Это ведь мне придется отдуваться за твою глупость! А с какой радости? И слушать тебя не хочу! Выброси эти мысли из головы. Всё! Забирай со столика билеты и вперед – в Рубецк, в родительское гнездо. Придется тебе начинать свой полет сначала.

– А как я родителям в глаза посмотрю? Они меня ни за что не простят!

– Глупенькая, – ласково пожурила Анжелу Душа. – Кто-кто, а родители всегда простят. На то они и родители.

– Ты думаешь, папа не выгонит меня из дома?

– Ну, радостных объятий ждать, вероятно, не приходится. Но уж из дома гнать – точно не будут.

– Ладно, поживем – увидим.

– Вот это разговор!

Анжела переоделась, без всякого трепета сложила концертное платье в целлофановый пакет, запихала пакет, туфли, коробочку с сувениром и диплом в дорожную сумку, которую они с Анатолием взяли, рассчитывая сразу после концерта отправиться на вокзал, повесила сумку на плечо и собралась выйти из комнаты.

– А цветы? – возмутилась Душа.

– Куда я с этими цветами? Кто их нести будет? Ты?

– Ну, все-таки… столько цветов…

Анжела подошла к корзине с алыми розами и понюхала их.

– Наверно, уже никогда в жизни у меня не будет так много цветов.

– Не уверена, – хмыкнула Душа.

– А если будет, так стоит ли о них грустить? До Рубецка они всё равно завянут.

Анжела увидела маленький розовый конверт, торчавший в корзине среди роз.

– А это, пожалуй, я возьму на память о сегодняшнем дне. – Потом вздохнула и с грустью добавила: – Действительно, столько цветов на похоронах моей любви.

 

 

 


Оглавление

40. Часть 40
41. Часть 41
42. Часть 42

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

14.10: Лачин. Диспут распятых (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!