HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Виктор Герасин

Костёр на снегу

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.02.2012
Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6
7. Часть 7

Часть 6


 

 

 

Утром у Николая вышло всё курево. Молча, не глядя на мать, лицо которой припухло после бессонной ночи и голова была повязана полотенцем, оделся и вышел за калитку, намереваясь сходить в магазин. Казалось, что весь посёлок уже знает обо всём, что произошло между Николаем и Валентиной, даже больше того знает, чем сам Николай. И что теперь? Прятаться? И Николай решил: пусть всё будет так, как будет. Пусть! Может быть, скорее приблизится ясность.

Пробираясь вдоль изгородей к центру посёлка, Николай с волнением вглядывался в перекрёсток, где по времени должна была бы пройти на работу Валентина. А на перекрёстке он задержался, попросил закурить у вышедшего на крыльцо мужчины.

– Погодка, язви её! Скотина по колено в грязи стоит, – лишь бы что-то сказать, пожаловался мужчина.

– Ничего, Кузьмич, ничего, наладится, – ответил Николай, лишь бы не молчать, в то же время скрытно от Кузьмича оглядывая дорогу.

Добравшись до магазина, он никак не ожидал увидеть дверь открытой, по времени ещё рановато было. «Что-то сегодня с Антониной приключилось». Тщательно очищая о скобу сапоги, всё поглядывал в сторону библиотеки, надеясь увидеть Валентину. Надо бы просто было пойти к ней, объясниться, но останавливало это – «не ищи меня». За дверью в магазине послышался взвизг Антонины, и на крыльцо вывалились трое парней. И первым, кого Николай увидел, был Валерка. Он смеялся хмельно, вольно закидывая голову в плавных кольцах каштановых волос, обнажив полоски щедро-белых зубов. Остановив взгляд на Николае, Валерка резко оборвал смех, передёрнул удивлённо бровями, видимо соображая, как повести себя, изобразил на лице добродушие:

– А-а-а, это ты, старик? Вырос, брат, вырос, – покачал головой, наигрывая. – Вот как оно бывает: старый старится – молодой растёт. И всё же... И всё же... Меж нами Валентина. Кто ты мне – друг иль враг? Ага, друзьями мы быть не можем! – Он философски поднял указательный палец. – Врагами? Наверное! Или нет?! Зачем? Люди хлеб делят, а мы... Хотя нет, хлебом я рад поделиться с тобой, Валентиной же – нет.

У Николая всё съёжилось в груди. Что делать? Как повести себя? Гадко! Всё гадко! Что он? Зачем?

По обе стороны от Валерки стояли такие же, как и он, рослые незнакомые Николаю ребята. И Николай понял – эти ребята в курсе всех дел, стоят, выжидательно с интересом приглядываются к нему. Понял и другое: как поведёт себя в эту минуту, так будет и дальше, через день, через месяц, а может быть, и через годы. Отрывистым, насторожённым шагом поднялся на крыльцо, глядя перед собой так, будто никакого Валерки, никаких парней перед ним вовсе нет, прошёл в магазин, бросил на прилавок деньги:

– Шофёрских!

– А? – приоткрыла рот Антонина, видимо, никак не ожидавшая увидеть перед собой Николая.

– Четыре пачки! И спичек! Ну, вот так-то вот оно лучше! А то – заакала! Рот-то закрой, закрой! И будь здорова!

На крыльце Валерка попытался остановить Николая:

– Ты постой, постой, тебе говорят! Не кипи! – положил руку на плечо. Николай дёрнулся, сбросил руку:

– Я с тобой свиней не пас, понял?! И не тыкай!

Сошёл со ступенек, подрагивающими пальцами разломил пачку пополам, бросил сигарету в рот, прикурил. И пока всё это проделывал, каждым мускулом спины, рук ожидал топота сзади. Но на крыльце не сдвинулись с места. Глубоко затянувшись раз и другой, не оборачиваясь, Николай твёрдо зашагал в сторону гаража.

 

Николай оформил отпуск. Зима всё не ложилась, и медленные низкие дни появлялись и исчезали тихо и незаметно, без привычного утреннего и вечернего житейского шума. Даже петухи, и те, казалось, выхлестали все свои надрывные голоса, онемели и попрятались подальше в тёмные сухие сараюшки. Казалось, остановилось само время, а вместе со временем остановилась мысль. Навалилось безразличие к себе, ко всему случившемуся, и оно было под стать осеннему безразличию, в которое погрузилась земля со всем, имеющимся на ней.

Он дни и ночи напролёт вылёживал в своей комнате, не уставая, не замечая, насколько неудобной сделалась постель, ничего не слушая и не читая, почти не притрагиваясь к пище.

Мать первые два-три дня не беспокоила сына, а потом зачастила в его комнату. То принималась отыскивать какие-то нитки, то какую-то якобы пропавшую рубашку, при этом сокрушалась, ничего не находя, и полчаса спустя искала вновь и вновь. Николай знал, что все эти нитки и рубашки у матери на месте, все они в целости и сохранности, что мать делает всё это, чтобы находиться постоянно возле сына.

– Коль, а ты и встал бы уж. Чего уж так в панику-то даваться. Сходил бы к кому, а то и съездил бы куда. Оно и развеешься на людях-то. А так, как ты, так нельзя, сынок, так умом можешь повредиться. Мало ль чего в жизни может случиться. Случаев всяких много будет, а ты один. Потому-то и нельзя себя так расходовать. Ничего, переболит, забудется.

– Не надо, мам, – вяло отмахнулся Николай.

– Как это так не надо? Я, сынок, знаю, что говорю. И если ты так упорствовать будешь, то, даю слово, вот здесь возле кровати твоей, постель себе постелю и глаз смыкать не стану, тебя охраняючи. Вижу же я, нутром всем своим чую, какие тёмные мысли тебя одолевают. Враг-то, он силён, враз можешь руки на себя наложить. Боюсь я, сынок, боюсь, миленький. И с личика-то ты сменился вон как. Ох, змеюка проклятая!..

И мать припала головой к груди сына, заплакала, мелко сотрясаясь. Николай прижал её голову одной рукой, другой же гладил и гладил, успокаивая, отирая с лица слёзы. Всегда уверенная в себе, всегда ровная, спокойная, всегда, казалось, как бы заслоняющая сына, она растерялась, вся вроде бы ослабла, вроде бы уменьшилась и сделалась совсем беззащитной. И Николай понял: с этого дня он отвечает за покой и благополучие матери так, как ещё не отвечал до этого, считая её сильной, умеющей постоять за себя. Всё, с этого дня он сильнее её, сильнее не только физически – это ещё не сила, – сильнее духовно. И что бы там впереди с ним ни случилось, он сумеет охранить покой матери.

– Ну, всё, мам, всё, прости меня. Всё у нас с тобой наладится, всё будет хорошо. Зачем нам с тобой кто-то нужен, нам с тобой и так хорошо, вдвоём.

– Нет, сынок, не то ты говоришь, ну да ладно, да бог с тобой пока. И давно бы ты так, давно бы. И не надумывай себе, и меня, невиновную, не казни. Ты вот попей-ка, попей-ка вот водички. Она на травках целебных сделана, на девясиле иволистом. Девять волшебных сил в этой травке заложено. На гулявнике, который на ноги ставит, гулять велит. Целебная водичка, сынок, верь в неё.

– Водичка? – переспросил Николай, и его осенило. – От бабки Матрёны?

– Не спрашивай, сынок, пей, коль даю.

– Ну, мам!.. От присухи, что ли? Ну-ка, ну-ка, говори!

– От неё, окаянной. А ты что думал, не бывает, что ли? Да ещё как бывает-то! Вот бабка Матрёна и дала мне. И что тут такого? Пожалела меня, дала.

– Эх, мать ты моя, мать! – снова прижал Николай к груди голову матери. – Просто-то как всё у тебя. Да не присушивали меня, сам присох. И вода эта мне не помощница. Она ведь, коль так, с другой водой должна бороться и побеждать, с той, которой вроде бы напоили меня. Так?

– Так.

– Не было той воды, мам, не было. Верь мне и отнеси-ка ты это опять бабке Матрёне. И поблагодари её хорошенько. Иначе же слух пойдёт: бабка Матрёна Кольку от присухи спасла. А? Как же ты не подумала об этом?

Мать спорить не стала, она рада была тому, что сын ожил.

 

 

 


Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6
7. Часть 7

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.04: Ыман Тву. Клюв (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!