HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Виктор Герасин

Для всех быть всем

Обсудить

Повесть

 

Так довелось, что святому старцу Амвросию Оптинскому я ныне прихожусь земляком по месту его рождения. Как писателя, меня давно занимает личность и жизненный путь святого земли русской. Его афоризм – «Где просто – там ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного» – ставлю девизом ко всему своему сочинительству.

6 декабря 2012 года в с. Большая Липовица Тамбовской области в честь 200-летия со дня рождения Амвросия Оптинского освятили новый храм Троицы Живоначальной. Храм построен на пожертвования земляков великого Святого.

Я посчитал обязанным себя откликнуться на юбилей земляка, Святого земли русской Амвросия Оптинского, в миру Александра Михайловича Гренкова, повестью, что и предлагаю вниманию читателей.

 

На чтение потребуется 3 часа 40 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.01.2013
Оглавление

26. Глава 8.3
27. Глава 9.1
28. Глава 9.2

Глава 9.1


 

 

 

Здоровье старца Макария слабло. Он перед Амвросием сетовал на отсутствие уединения, необходимого для молитвы, пребывания с Господом:

– Слова, слова и ежедневная молва. Когда опомнюсь? Когда избавлюсь от помрачения и войду в себя? Не знаю. Только и знаю, что толкусь да молвлю, и всякий день на гостиную сколько раз схожу; и не видно исходу. Одни уезжают, а другие наезжают; а я, грешный, везде поспел. Горе, да и только. Господи, помилуй и спаси.

Накануне болезни Макарий был бодр, даже съездил по делам в Калужский Лаврентьев монастырь. И это была его последняя поездка.

Господь отозвал из земной жизни старца Макария.

Казалось, что Оптина пустынь и её посетители навсегда останутся без опытного наставника, каким был Макарий. Но Макарий следовал установившимся традициям монастыря и исподволь готовил себе приемника. Его самого готовил Отец Леонид себе на замену, а он уже готовил Амвросия. И Амвросий достойно занял место первого духовника в монастыре.

Вначале он был мало кому известен. К тому же и годами не стар. Одна прихожанка просто выразила своё отношение к старцу:

– Со мною жил душой одной...

И так было со всяким, кто приходил к старцу Амвросию и вставал перед ним на колени.

Амвросий не раз, закрыв глаза, вспоминал путь, который они проделали с Павлом Степановичем в Троекурово. С этого пути и, особенно, с памятных слов старца Илариона начался приход его в Оптину пустынь, а теперь вот и к старчеству.

– Иди в Оптину. Ты там нужен, – сказал тогда ясно и просто Иларион. Он каким-то ему одному известным видением предугадал будущее монастыря.

И Амвросий, тогда ещё Саша Гренков, уверовал в его слова. Так оно и состоялось: он ощутил то, что именно нужен он теперь в Оптиной пустыни.

 

Жить Амвросий перебрался в домик, что стоял справа от ворот скита. Домик разделялся на две половины. В одной – келья старца, келья его послушника и маленькая кухня, в другой – приёмная келья, где он принимал почётных гостей, и келья второго его послушника. Вход в скит лицам женского пола был запрещён, но расположение домика около скитской ограды дало возможность построить между домом и оградой помещение с отдельным входом, позволяющим входить в эту комнату, не заходя в скит. Амвросий называл её хибаркой, и служила она для приёма посетительниц. Во всех перечисленных помещениях на стенах висели иконы, портреты видных духовных деятелей: митрополитов Филарета Московского и Филарета Киевского, Вышенского затворника епископа Феофана, Троекуровского затворника Илариона, оптинских старцев Леонида, Макария и другие портреты. Кроме койки в келье был ещё аналой в виде шкафчика с необходимыми книгами для вычитывания правил, а также конторка, где писарь записывал диктуемые Амвросием письма, шкаф со святоотеческой литературой, два старинных кресла для почётных гостей и несколько стульев.

Амвросий особое внимание обращал на женщин-прихожанок. Братия зачастую улыбались в сторону толпившихся возле хибарки женщин. Амвросий же в каждой из них видел своих родных: мамушку, Аннушку, Глафиру, своих землячек-соседок, учениц. Это было у него в крови – особое внимание и почтение выказывать женщине: надёжной жене, любящей матери, труженице. Душой и мыслью понимал – мир держится на женщине, на её особой любви к близким. Прихожанки ощущали эту любовь к ним старца, отвечали ему искренностью и такой же любовью.

 

Повседневная жизнь отца Амвросия начиналась с келейного правила. Он вставал часа в четыре. По его звонку приходили келейники и прочитывали утренние молитвы. Отдохнув немного, слушал псалмы. Вечернее молитвенное правило состояло из канонов и молитв. А днём дверь кельи была открыта, и сотни лиц шли к нему, чтобы получить от него духовное утешение, разрешение житейских вопросов, укрепление, вразумление, прощение грехов. И так каждый день.

Разговор с народом часто прерывался перепиской – старец от тридцати до сорока писем получал ежедневно и без промедлений давал ответ.

При нём были два келейника: Михаил и Иосиф, будущий старец. Главным письмоводителем был Климент, ученейший человек, магистр греческой словесности.

Иногда Амвросий позволял себе несколько минут отдыха. Тогда просил кого-нибудь из келейников прочитать подходящую басню Крылова, содержание которой касалось того вопроса, о котором шла речь в разговоре с прихожанами. Крылова Амвросий очень любил, и затейливо изданный сборник басен всегда стоял на полке среди святоотеческих трудов и другой душеполезной литературы. Слушая, он восхищался живым слогом, точностью выражений, юмором и остротой мысли.

Приём прихожан заканчивали поздно ночью. Келейники валились с ног, принимали благословление и шли отдыхать.

Павел Степанович, когда был не в отъезде, посещал Амвросия. Пили чай, вспоминали годы работы в училище. Павел всё больше нажимал, требовал от Амвросия прибегать к лекарствам, к советам врачей. Пересматривал баночки, скляночки с лекарствами, которые привозил другу в прошлые посещения его, сетовал:

– Отец Амвросий, непорядок. Всё, как было. Не притрагивался, значит, ни к чему. И напрасно.

– Павел Степанович, дорогой мой, да принимаю я пилюли и вон ту микстурку. Да ведь меня не эти пузырьки лечат, меня люди, которые идут ко мне, лечат. Они – вся радость моя. А если радость, то и здоровье.

– Я удивляюсь такому противлению лекарским указаниям. И лекаря, и лекарства тоже Бог создал, – не затем, чтоб они только существовали, но затем, чтоб ими пользовались больные. Всё от Него. Он попускает поболеть, и Он же окружил нас способами врачевательными. Если есть долг блюсти Божий дар жизни, то – и лечиться, когда есть болезнь. Можно не лечиться в ожидании, что Бог излечит, но это очень смело. Можно не лечиться для упражнения в терпении, в преданности в волю Божию, но это очень высоко, и при этом всякий – ох! – будет в вину, уместно же только одно благодарное радование. Господь да управит наилучшим образом быть настроенным! Вот и порошки эти, железные. Если в числе докторских указаний есть это, употребляйте их. Вам в качестве лекарства можно и бульон пить: это не плоти угодие, а нужда и частичка долга, заключающаяся в долге лечиться.

 

– Павел Степанович, внутренне вы и я – мы всегда с Господом. Мы в воле Его. ОН и только ОН вразумляет нас. Сделает такое позволение – то и пилюли чудо сотворят. Я верю в это.

– Значит, будем лечиться, отец Амвросий.

– Будем, Павел Степанович. Я о чём хотел попросить-то тебя. Как будешь опять на дороге тамбовской, то не откажи, заехай к моим. Я тебе денежек дам, а ты купи платки зелёные шёлковые по пути, три платка купи и передай их мамушке, Аннушке…

– А третий?

– А третий… Если… Нет, не надо, оставь Аннушке, чтобы она передала… – Амвросию явно не по себе было говорить, он стеснялся. Павел помог:

– Ну, смелее, отец Амвросий. А, Сашка – красная рубашка, смелее! Чего ты, вон каким хватом был, а теперь что ж?

– Был да сплыл, весь вышел, видишь, что осталось от того хвата? Оставь Аннушке и скажи, что это для Глафиры. Она знает, она аккуратно передаст. А теперь, братец мой Павел Степанович, прощевай, до следующего раза. Ты ко мне забегай, я ведь тоже отдыхаю немножко. Видишь, люди идут и идут. Всё женщины, женщины. Душа болит, вот и идут. Им достаётся, ох уж и достаётся им, женщинам-то нашим. Потому и валом валят, что душу очистить да отогреть требуется им. Хоть иногда...

 

 

 


Оглавление

26. Глава 8.3
27. Глава 9.1
28. Глава 9.2

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

19.03: Яла ПокаЯнная. Поверить не могу (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!