HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Виктор Герасин

Для всех быть всем

Обсудить

Повесть

 

Так довелось, что святому старцу Амвросию Оптинскому я ныне прихожусь земляком по месту его рождения. Как писателя, меня давно занимает личность и жизненный путь святого земли русской. Его афоризм – «Где просто – там ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного» – ставлю девизом ко всему своему сочинительству.

6 декабря 2012 года в с. Большая Липовица Тамбовской области в честь 200-летия со дня рождения Амвросия Оптинского освятили новый храм Троицы Живоначальной. Храм построен на пожертвования земляков великого Святого.

Я посчитал обязанным себя откликнуться на юбилей земляка, Святого земли русской Амвросия Оптинского, в миру Александра Михайловича Гренкова, повестью, что и предлагаю вниманию читателей.

 

На чтение потребуется 3 часа 40 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.01.2013
Оглавление

2. Глава 1. 2
3. Глава 1. 3
4. Глава 2. 1

Глава 1. 3


 

 

 

К дому Лекса подошёл уже в темноте. Поднялся на крыльцо, остановился, прислушался: что-то ни звука, ни шороха. Не так уж и поздно, а почему дом как вымер? Постучал в дверь. Ещё раз постучал. Дохнула внутренняя дверь и он услышал голос женщины:

– Кто там, кого Бог принес?

– Мамушка, – тихо позвал Лекса, – открой сынку своему.

– Ох, сынка, ты ли это!

Мать торопливо распахнула дверь, шагнула на крыльцо, прислонилась головой к груди сына, руками всё пыталась поймать его руку, поймала, потянула к лицу, чтобы поцеловать.

– Мамушка, мамушка, что же ты, это я твои рученьки исцеловать обязан, а не ты мои. Садись вот, мамушка, давай на скамеечке посидим.

– Сердечко моё изболелось по тебе, сынушка. Ну, как ты, жив, здоров? Болел ведь. Узнали мы. А ты ни словечка о том. С кем добрался-то?

– Брат твой, дядя Матвей привёз меня. Лошадь покупал в Тамбове, вот я к нему и подсел. А болезнь… Отступила болезнь. Всё я тебе расскажу. Ты одна в доме? Что-то никого…

– Одна, одна я ныне, сынушка. Отец с дедом уехали на пасеку. Анютку с собой взяли. Пчёлки-то роиться стали. Решили семьи усилить. А то ведь на следующей неделе недосуг будет, Троицкая неделя, служба при службе каждый день. Вот и поехали. Да и сена готовить пора подходит. Она, вишь ты, Пасха была поздняя, вот и Троица поздняя. Всё цветет уже, перецветает, а Троица только подходит. Нынь лето жары стоят, растёт всё скоро. Дал бы Господь дождичка.

– Даст, даст, мамушка, Господь дождичка. Как же нам без него, без дождичка-то, как быть, куда плыть.

– Ой, пойдём к столу, покормлю тебя. У нас и банька ещё не остыла. Можно полешка два-три подбросить, жару понагнать. Мужики попарились и поехали на пасеку.

– Дед до бани ещё охоч?

– И не спрашивай. Заходится весь, а всё парится.

 

Мамушка зажгла толстую свечу. Поставила на стол молоко, нарезала хлеба. Лекса помолился на образа, прочитал молитву на вход в жилище.

– С дороги-то закусывай, молоко свежее, вечерошник, только-только подоила коровок. Закусывай, – суетилась мамушка, радуясь на сына, – а я тем временем в баньку сбегаю, сушняку подброшу, он быстро жару нагонит. Слава тебе, Христе, дождалась, прилетел ты, мой соколок.

Мамушка погладила Лексу по голове, поцеловала в глаза и заспешила в баню.

 

И полчаса не прошло, как мамушка объявила:

– Готова банька. В предбаннике кадка с холодной водой, будешь брать, сколько надо, а горячая в котле. Да я чего, не забыл, поди, как у нас в баньке, а?

– Не забыл, мамушка. Всё это не забывается.

 

Лекса разделся в предбаннике, покрестился и шагнул за низкую дверь в баню. Тело окатил горячий дух. В углу и на лавке возле окошка горели две свечи. Стены, потолок были тёмными. В углу стояла печь, которая топится по-чёрному. В баке, вмазанном в бок печи, шелестела, кипела вода. Лекса поднялся на палати, прогревая тело, потирая грудь, живот, ноги. И когда с него покатился пот, то зачерпнул из ведра ковш воды и плеснул на камни. По бане рванулся горячий воздух. Подтянув дверь, чтобы не открылась, не упустила жар, ещё зачерпнул ковш и выплеснул на камни.

– О-о-о, добро, добро, – посмеиваясь, улёгся на палати, прошёлся слегка веником по груди, животу, ногам, бокам. Полежал, отдохнул.

Ещё раз бросил из ковша воду на камни и начал париться, то ложась, то садясь на просторных палатях.

Из предбанника спросила мамушка:

– Как, сынок, жар-то есть?

– Есть, мамушка, добрый жар, в самый раз.

– А не помочь ли тебе? Может, я поплескаю на каменку-то?

Мамушка вошла в баню и принялась нагонять горячего воздуха. Лекса парился, поохивал, рычал, выдыхал всей грудью из себя воздух, приговаривал:

– Благодать, благодать какая.

 

Мамушка сидела у двери на низкой скамеечке, ждала, когда сын натешится жаром. Лекса, зажимаясь, скатился с полка, выскочил в предбанник, лёг на широкую скамейку.

Мамушка вышла следом за ним со свечкой. Осветила сына. Он прикрылся бельём.

– Ты, Лекса, не кройся, не кройся. Я мать, я обязана тебя посмотреть. Да я другое. Покажи-ка, какие рубцы-то по тебе.

Лекса приоткрыл живот, по нему бугрились три рубца. Мамушка положила руку на рубцы, погладила их, припала к ним губами. Лекса почувствовал, как мелко дрожат губы мамушки, как слезинки капают на живот. Он положил руку на её спину, слегка постукивал ладонью, как бы уговаривал – не переживай.

– Вот как тебя. Больно было? – шёпотом спросила мамушка.

– Там, мамушка, боль утоляют. Не ощущаешь её. Да ладно, прошло все теперь. Наладимся. Бывает, всяко бывает. Бог терпел и нам велел.

– А я, сынушка, знать не знала о беде твоей. Чуяло сердечушко, маялось, во снах тебя нехорошо видела, а не сказывали мне, что с тобой. Мужики сумрачные ходили, а мне не говорили. Я у них не каждый раз спрашиваю. Что скажут, то скажут, о чём промолчат – не моё, знать, дело. Иль я к тебе не пришла бы, иль уж не пособила бы тебе страсть такую пережить…

– Дед приезжал, – сказал Лекса, – чуть ли не день при дне. Врачам хорошо платил, хожалкам. За мной уход хороший был, мамушка. Чего ж тебя тревожить было.

– А болит, тревожит?

– Иной раз поболит. Когда погода меняется. Врач говорил: пока молодой, сильный, не будешь помнить, а как ослабнешь, так болезнь эта напоминать будут о себе.

– Ты дома-то сколько будешь, сынок? Или опять некогда да недосуг тебе?

– Думаю так, что до Спасов побуду. Торопиться вроде некуда. Отдохну тут у вас.

– Не тут у вас, а у себя, – оговорила мамушка, – не делись от нас, пока один-то.

 

Они помолчали. Вспомнив, мамушка оживилась, заговорила весело:

– А я ведь, сынушка, вот в этой баньке тебя родила. В этой. Снежно было. Батюшка Фёдор службу провёл в храме, а после службы к нему люди подвалили. Интерес был у людей. Война ведь. Французов-то вроде бы одолевать стали, супостатов этих из Расеи погнали. А у нас в Липовице людей пришлых много накопилось, которые из-под француза уходили, не хотели под ним быть. Вот они всё к батюшке да к батюшке. Праздник был, Лександр Невский. Ему служба была. Тебя и назвали-то именем его, этого Невского. А после службы-то к нам. Батюшка медовушки поставил. Сидят, обсуждают дела расейские. Отца твоего ждут. В Тамбов он поехал верхи за новостями. Чуть ли не каждый день ездил. Потом отец Фёдор людям докладал, что там да как, с врагом-то. Наши сельские подходили, интересовались. И на тот раз народу много собралось. И в доме сидят, и на улице стоят. Ждут Михайлу. А меня скрутило. Ты во мне ожил. Меня в баню и спроводили. Соломы натаскали да на солому на ту и положили. Соседку позвали, повитуху. Вот в самый тот день я и разрешилась с божьей помощью тобой. Прямо здесь вот, в бане этой.

Ты родился горластый, на голове волосики чёрные густо поросшие. Соседка, баба Нюра, как увидала тебя, так и говорит:

– Кто в баньке родился, тот божьей милостью умылся. Не иначе как поп будет, коль волосатым родился.

Натешившись жаркой баней, Лекса, а за ним и мамушка, ушли в дом. Попив травяного настоя с мёдом, Лекса прошёл в горенку и завалился на высокую и мягкую постель. Голову не успел донести до подушки, как уже спал.

Мамушка подошла тихонько, вслушалась в ровное дыхание сына, покрестила его и погасила свечку.

 

 

 


Оглавление

2. Глава 1. 2
3. Глава 1. 3
4. Глава 2. 1

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

19.03: Яла ПокаЯнная. Поверить не могу (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!