HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Юрий Глазов

Болдоёд

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 16.04.2007
Умерла в бараке 47 лет.
Детей нет.
Работала в мужском туалете.
Для чего жила на свете?

              Игорь Холин



– Знаете ли что, Виктор Ильич, – Адифиляров склонился над столом начальника, касаясь висящим галстуком разбросанных в беспорядке документов, – мне кажется, Корсаков считает меня идиотом.

Виктор Ильич бросил в ведро испорченную зажигалку, которую он долго пытался свести с сигарой, протер лысину, очки, причесал усы и удивленно посмотрел на Адифилярова.

– Корсаков? Вас?

– Да, меня! Меня, меня и еще раз меня! Вы видели, как он на меня смотрит?

– Послушайте, Адифиляров, перестаньте заниматься глупостями и возвращайтесь к обязанностям.

Адифиляров отвернулся, зашагал к столу. Он все думал, когда же, когда же, но ничего не случалось. Его стол по-прежнему был на месте, никто за ним не сидел, лежали какие-то бумаги.

– Адифиляров, – закричали сзади. Он обернулся.

– Вы идиот, Адифиляров! – орал Корсаков. – Идиот!

Адифиляров сел. Корсаков исчез. Скрылся в кабинете начальника.

– Виктор Ильич! Виктор Ильич! – шипел там Корсаков. – Вы видели, видели, как грустно смотрит на меня Адифиляров? Вы видели его глаза? Скажите ему, чтобы не смотрел! Скажите, скажите!

Адифиляров сидел за своим столом, смотрел бумаги. Его долбило тупое чувство собственного бессилия перед ненавистным словом.

– Корсаков, Корсаков, – иногда шептал он.

Между тем Виктор Ильич выпроводил шипящего Корсакова из кабинета, постоял, подумал, затем стал звонить по телефону.

– Алло, алло, – говорил он в трубку, – да, это я. У нас тут снова проблемы с Корсаковым и Адифиляровым. Что делать? Что? Делать что, я спрашиваю? А? Не слышно! Что? Что?

И он повесил трубку. Связь оборвалась. Погас свет. Стало темно и тоскливо.

– А сыграйте-ка кто-нибудь на балалайке, – попросили из темноты.

Адифиляров положил бумаги на стол.

– Кто идиот? Я идиот?! Это я идиот?! – заорал он.

– Ты, ты, – пробубнил Корсаков и показал язык, но в темноте никто этого не увидел.

Виктор Ильич вышел из кабинета.

– Да замолчите вы все! – крикнул он.

И всё замолчало. Стихла балалайка, прекратилось бубнение Корсакова, застыл Адифиляров с открытым ртом. Тишина и темнота.

– Что это такое? – продолжал Виктор Ильич. – Это же заведение! Заведение! А вы что устроили? Кто свет погасил? Кто связь вырубил? Я с начальством – с начальством! – говорил! А вы что?

Молчание.

– Что это такое? – Виктор Ильич плевался во все стороны. – Корсаков, чем вы занимаетесь?

– Бубню, Виктор Ильич!

– Ну вот видите! Бубните! А должны чем заниматься?

– На знаю.

– Не знаете? Почему вы не знаете?

– На меня Адифиляров странно смотрит.

– Адифиляров! – позвал Виктор Ильич. – Не смотрите на Корсакова!

– Я и не смотрю на него, – оправдывался Адифиляров. – Я в бумаги смотрю.

– А вы и в них не смотрите, – отрубил Виктор Ильич. – Темно же!

– А что со светом-то? – спросил кто-то.

– Включите, – велел Виктор Ильич и удалился в свой кабинет.

Но свет зажегся только в начале восьмого, когда уже пора было расходиться. Рабочий день оказался абсолютно бесполезным, и это очень расстроило Адифилярова, который, как и всякий человек с подобной фамилией и подобной внешностью, был скрытым трудоголиком. Он аккуратненько прибрал свой рабочий стол, порядком на котором всегда очень гордился, и, надев пальто и шляпу, уже собирался направиться к выходу, когда его каркающим звуком окликнул вдруг Корсаков и предложил посидеть где-нибудь за кружечкой-другой пива. Он предлагал это каждый вечер, и каждый вечер Адифиляров, хватаясь за голову, чтобы доказать, что она болит, отказывался. Корсаков цыкал и уходил. Адифиляров шел за ним, прислушиваясь, как бы не назвали его пугающим словом. На улице они весьма любезно прощались, пожимая на прощание руки.

Шел снег, и шел Адифиляров. Он спешил изо всех сил домой, чтобы обязательно выпить несколько чашек горячего чая, поужинать, посмотреть какую-нибудь ерунду по телевизору и лечь все-таки спать. Каждый день он носился переулками между Пушкинской и Маяковской – с работы и на работу, а в выходные почти всегда сидел дома. Других радостей в его жизни, кажется, не было. Адифиляров казался себе вполне счастливым, хотя он никогда и не спрашивал себя прямо, счастлив он или нет.

Утром, ровно в шесть, Адифилярову принесли повестку и попросили расписаться. Эта мелочь стала судьбоносным событием в его жизни.

«Предлагаем Вам, – написали в повестке, – явиться в Учреждения номер 7 и номер 8, где независимо друг от друга заведены два процессуальных дела, непосредственно связанных с Вами. В случае Вашего отказа мы вышлем вам еще одну повестку с точно такою же просьбой. Число. Подпись».

Адифиляров пожал плечами, зевнул, потянулся, позавтракал и позвонил Виктору Ильичу.

– Виктор Ильич?

– Нет, сейчас позову.

– Виктор Ильич?

– Да.

– Это Адифиляров, Виктор Ильич.

– Да, Адифиляров?

– Виктор Ильич, знаете, а я сегодня не приду…

– Как же так, Адифиляров?

– Да вот так, понимаете ли…

– Тут же Корсаков без тебя изведется!

– Я понимаю, Виктор Ильич, но мне повестка пришла…

– Повестка? Ну, это меняет дело. Всё, привет! Выздоравливай!

– До свидания, Виктор Ильич.

В восемь часов Адифиляров покинул дом и отправился в первое учреждение.

Учреждение номер 7 располагалось на Варшавском шоссе, точнее – там, где от него отходят несколько бульваров. Учреждение это помещалось в двухэтажном длинном здании, обнесенном оградой и, в общем-то, напоминавшем заброшенный детский сад.

– Здравствуйте! – сказал усатый охранник, когда Адифиляров объявился в вестибюле и дверь за ним закрылась. Адифиляров кивнул усатому охраннику и собирался было идти дальше, но тот еще раз обратил на себя его внимание и продолжил: – Я рад вас приветствовать в Учреждении номер 7. Это Учреждение занимается всеми делами, кроме тех, которыми занимаются другие Учреждения. Несмотря на то, что еще только начало десятого и никто еще из служащих не пришел на работу, я, скромный охранник, все равно постараюсь помочь вам. Итак, по какому делу здесь вы?

Адифиляров, решив, что так оно и должно быть, молча протянул ему свою повестку. Усатый охранник бережно взял ее и, как показалось Адифилярову, понюхал, потом рассмотрел при помощи сильной лупы в светло-зеленой (но ни в коем случае не салатовой) оправе.

– Похоже, она пришла из Учреждения номер 58, – сказал усатый охранник задумчиво. – Но тогда непонятно, в какой же кабинет вам идти…

– Что вы имеете в виду? – вздрогнул Адифиляров. – Что вы имеете в виду?

Усатый охранник тяжело посмотрел на него, причмокнул и покачал головой, на которой, отчего-то криво, покоилась форменная фуражка. Он сидел за небольшим столиком, с которого как раз сейчас решил поднять чашку с горячим чаем, чтобы поднести ее к губам.

– Понимаете ли…– сказал усатый охранник.

– Не понимаю, – решительно ответил Адифиляров и легонько всплеснул левою рукой.

– Понимаете ли, обычно кабинет, в который надлежит обратиться, определяется по тому, откуда пришла повестка, и за двадцать лет работы, вы уж поверьте мне, я наловчился это определять. Но ваш случай особый.

Он сделал паузу, и Адифиляров сглотнул.

– Ваша повестка из совершенно другого учреждения! – объявил усатый охранник.

– Что же мне теперь делать?

– Ну, тут у вас два пути: если вы знаете, по какому делу вас вызвали, то вы можете сказать мне, и я подыщу вам какой-нибудь кабинетик…

Они долго смотрели друг на друга в полнейшем молчании, и если бы не прошла мимо уборщица, то так мы оно, наверное и продолжалось, но уборщица прошла, и усатый охранник, видимо, опомнившись, спросил Адифилярова, знает ли он, по какому делу его…

– Нет, – мотнул головой Адифиляров.

– В таком случае, – усатый охранник сделал еще один глоток из своей чашки, – вам надо отправиться в Учреждение номер 58 (это на Кутузовском проспекте, там спросите), и узнать, какой кабинет вам нужен, а потом возвращаться сюда. Вот так!

– А нельзя ли… – попробовал Адифиляров.

– Не получится! – отрезал усатый охранник, возвращая повестку.

– Спасибо.

Он вышел в снег. По бульвару бродили невеселые люди, и Адифиляров тоже был не весел – ведь ему предстояло отправиться на другой конец Москвы, неизвестно зачем.

На Кутузовском проспекте стояла особая спешка. Через каждые пятнадцать метров по обеим сторонам улицы дежурили чиновники в серой форме и вытянутыми, отчего-то почти похожими друг на друга лицами, держа в руках большие синие таблички, на которых было отчеканено: «Спешите особо!»; иногда, впрочем, попадались и совершенно непонятные таблички, как есть, цвета фанеры или же синего, как надо, но без надписи.

– Извините… извините… вы не подскажете… – лепетал Адифиляров. Его то и дело больно пихали спешащие люди, совершенно не обращая внимания на его слабые попытки задать им вопрос.

– Гражданин! – окликнул его серый чиновник. – Что это вы не спешите?

– Я не знаю, куда мне спешить, – взмахнул руками Адифиляров.

– Не знаете? – удивился серый чиновник. – Так идите на Новозаводскую дом 15а, строение 3/6. Там вам справку дадут.

И, радостный, Адифиляров влился в спешащую толпу, которая донесла его до Минской, где уже не надо было спешить; он спокойно добрался до улицы Дудича, прошел ее всю и оказался на Новозавдской, где никакого 15а, строение 3/6 не было в помине: снесли, а висела зато табличка: «Учреждение номер 35 переехало на ул. Подольских курсантов, дом 2, корпус 3». Адифиляров плюнул, вспомнил о невыносимой тряске в метро и взял такси.

– Чтой-то вы? Среди бела и на такси, – удивился страшный небритый водитель, оглядывая костюм Адифилярова.

– А вы поезжайте, – процедил Адифиляров. – Подольских курсантов, дом 2! Поезжайте!

– Подольских… – протянул водитель, трогаясь. – Что-то не припомню. Где это, на востоке?

– Я и сам не знаю. Кто из нас таксист? – Адифиляров недовольно скрестил на груди руки и насупился.

Таксист что-то буркнул, остановил машину и полез в бардачок. Он извлек оттуда потрепанную карту, поделенную на надорванные прямоугольники, и принялся изучать алфавитный указатель улиц.

– Ага! Е3, как в шахматах! – радостно воскликнул он и вновь тронулся, да так, что Адифиляров вздрогнул. – Ну и мотаетесь же вы! – обратился он к нему, очумелому. – Из одного конца в другой, да по окраинам. Пять косарей, не меньше!

– Хорошо, хорошо, только побыстрее.

Вскоре они выехали на третье кольцо, с которого через Орджоникидзе и Серпуховской вал попали на Варшавское шоссе и дальше все время прямо, до нужного поворота. Таксист постоянно вертел ручку радиоприемника, Адифиляров молчал.

– Небось, повестка у вас? – вдруг сказал таксист.

– Как вы догадались?

– А без повестки днем обычно такси не берут. Редко кто берет.

Они наконец доехали.

– Вот, держите, – Адифиляров протянул таксисту фиолетовую бумажку. – До свидания.

– Может, вас подождать? Вдруг, еще куда? – предложил таксист.

– Нет, спасибо, – отрезал Адифиляров.

Такси скрылось, как говорится, за поворотом, а Адифиляров поплелся к учреждению. Это было плоское одноэтажное, обнесенное оградой из проржавелой проволоки. Он прошел в калитку.

– Вы по какому вопросу? – спросил охранник, тоже, как в седьмом учреждении, усатый.

– По вопросу спешки, – нашелся с ответом Адифиляров.

– Шестой кабинет, первый этаж.

Довольный хоть какой-то определенностью, Адифиляров отправился куда ему сказали.

– Кто крайний? – спросил он для приличия сидящих поблизости людей и, получив в ответ молчание, постучался в дверь.

– Да-да? – услышался нетерпеливый женский голос.

Адифиляров толкнул легонько дверь и просочился внутрь. За широким столом, заполненным всякими бумагами – в большинстве своем мятыми – сидела пухлая престарелая женщина в больших черепаховых очках и с высокой прической.

– Здравствуйте. Моя фамилия Адифиляров.

– Адифиляров? – взвизгнула женщина. – Вы в первый раз здесь?

– Да.

– И вам некуда спешить?

– Да. Как вы узнали?

– Мужчина, я работаю в этой организации сорок лет, – гордо заявила женщина.

– В учреждении? – не понял Адифиляров.

– В учреждении, – согласилась женщина. – Рассказывайте.

Адифиляров откашлялся и начал:

– Я шел по Кутузовскому проспекту, где все спешили…

– Да, это особо спешливый проспект, – поддакнула женщина.

– Да, – согласился Адифиляров. – Там стояли серые чиновники с табличками, и один из них, заметив, что мне некуда спешить, посоветовал обратиться к вам.

– Ко мне лично?

– Нет, в ваше учреждение.

– Так и говорите. А по какому делу вы были на Кутузовском?

Адифиляров достал повестку и положил ей на стол.

– Но ведь это совсем в другие места! – удивилась женщина.

– Да, но в одном из этих учреждений мне сказали, что надо посетить учреждение номер 58, а оно на Кутузовском, – объяснил Адифиляров.

– Понятно, – сказала женщина. – Значит так. Эта повестка вам больше ни к чему, – с этими словами она ее порвала. – Поезжайте домой, а завтра утром к вам приедет мой курьер. До свидания.

– Спасибо вам, до свидания.

Когда Адифиляров покинул тридцать пятое учреждение, был ровно час дня. Он закурил и пошел к станции метро «Пражская».

«Я могу сейчас поехать домой, – думал он в поезде, – или все-таки заглянуть на работу… но там Корсаков. Хотя и Виктора Ильича надо бы повидать… А! Ну их к черту!»

Он вышел на «Маяковской», но домой идти отчего-то ему не хотелось. «Пива бы», – подумал Адифиляров. Он отправился в недорогой кабак поблизости от метро. Там он оперся о стойку и попросил себе кружку «Болдоёда». Бармен пожал плечами и сказал, что такого пива не бывает.

– Ладно, сказал Адифиляров. – Тогда любого.

Он разглядывал свое кривое отражение в кружке и вспоминал минувший день. Усмехнулся и покачал головой.

– Даааа…– протянул Адифиляров.

Ему вдруг вспомнилось детство, точнее школа – как его водили то к завучу, то к директору, то к какой-то комиссии, то еще куда, и как он не понимал, почему они не понимают, что он просто мальчишка, у которого много энергии, у которого ее очень много, и что ему не так просто усидеть за партой такими длинными уроками, а на долгожданной перемене обязательно надо побегать.

Он допил четвертую кружку, расплатился и поплелся домой. Вечер только начинался, он скучал. В почтовом ящике лежала новая повестка с выговором ему за то, что не пришел ни в одно из учреждений и приглашением поспешить сделать это завтра. «А куда мне спешить? – подумал Адифиляров, – Все как всегда. Будто и не жизнь это вовсе…»

Дома он лег на диван и закрыл глаза, представляя свою усталую гибель. Вдруг ему вспомнилось, что Корсаков женат.

– Женат…– сказал вслух Адифиляров, не открывая глаз. – А я? А что мне?

Он встал, походил по квартире. Провел рукою по щеке и решил побриться. Побрился – и делать стало нечего. «Может, почитать что-нибудь?», но ничего не читалось, буквы кривлялись и не хотели соединяться в слова. Тогда ему пришло в голову выбежать на улицу и поприветствовать первую попавшуюся девушку, обязательно миловидную; он уже было схватился за шляпу, но вдруг рука его опустилась, он погрустнел. Так Адифиляров промаялся до полуночи, а потом уснул – прямо в одежде, в носках на диване.

Около семи утра его разбудил звонок в дверь.

– Здравствуйте! – прокричал свежий улыбающийся курьер в элегантном костюме и с папкой под мышкой. – Распишитесь!

Адифиляров машинально поставил подпись на документе из папки.

– Заносите! – махнул рукой курьер.

Двое рабочих, крепких деревенских парней, занесли к Адифилярову в прихожую гроб в пурпурной обивке, спросили на водку и удалились.

– Ведь это вы Сергей Павлович? – осведомился курьер.

– Да, я, – вздрогнул Адифиляров.

– Так залезайте быстрее, чего ж вы ждете? – курьер откинул бархатную крышку. – Это очень дорогой гроб.

Адифиляров отшатнулся.

– Зачем?

– Вы же всех обгоните! Залезайте же!

– Нет, – сказал Адифиляров.

– Но ведь вы же расписались! – напомнил курьер. – Вот ваше свидетельство о смерти! Заверенное кем только можно! Ну, ну, не шалите…

– Нет!

– Хорошо, – мяукнул курьер, поворачиваясь к лестничной клетке: – Эй! Ситуация номер два.

Тут же в прихожую влетели прежние рабочие, крепко схватили Адифилярова и, подавив всякое сопротивление, уложили в гроб и немедленно, не обращая внимания на крики изумленного Адифилярова, прибили гвоздями крышку.

– Кажется, надо переименовать ситуацию два в ситуацию один, – услышал Адифиляров голос курьера. – Ну, понесли.

Адифиляров почувствовал, как его гроб подняли и действительно куда-то понесли. Он слышал легкое пыхтение.

– Вроде не особо тяжелый, – сказал один рабочий почти у самого уха Адифилярова. – Чего ж ты пыхтишь?

– Да так, – выдохнул второй.

Адифилярова отвезли на Покровское кладбище и просто похоронили, поначалу отчего-то собираясь кремировать. Его квартира теперь пустует, но это ненадолго.

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.05: Андрей Усков. Грусть, тоска, печаль и радость (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!