HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Дмитрий Головин

Пучок – пятачок

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.11.2019
Оглавление

25. Часть 25
26. Часть 26
27. Часть 27

Часть 26


 

 

 

Соревнований, как объяснил Лыков, ему предстояло три. Сначала – первенство области. Проводится в каком-нибудь малом областном городе – для популяризации бодибилдинга, да и аренда многочисленных дворцов металлургов или горняков там дешевле. В этом году будет Каменск – Уральский. Вторые – первенство Уральского Федерального округа. Эти соревнования уже проводится в областных столицах. В этом году в родном Екатеринбурге. И третьи, самые для Кирилла главные – первенство России в Санкт-Петербурге. На первых двух соревнованиях не стоит рассчитывать «в призы залезть» – в зависимости от количества заявленных атлетов хорошо ещё, если будет категория «сорок плюс». А то вообще всех старше двадцати одного года в шеренгу выстроят, устроив общее первенство. Ему за молодыми здесь не угнаться вообще никак. Только на России будет подходящая Кириллу категория «пятьдесят плюс» – туда и надо направить усилия, и сушиться, исходя из даты последних соревнований. Хотя и к области, и к УрФО тоже надо подойти, как говорится, «ободранным».

Последнюю декаду перед соревнованиями сидеть Кириллу предстояло на пятидесяти граммах «углей» – как выразился Лыков, «хватит до угла дойти». Дальше организм начнёт выгребать по сусекам из оставшихся невеликих запасов, то есть из жира. Кирилл никогда ещё не чувствовал себя настолько худым – пресс походил на стиральную доску, на ногах вылезла венозная сеточка, дельты и трицепс секлись в мелкий рубчик…Мышцы играли и переливались, кожа своею толщиной сравнялась с бумагой. Он был безупречен и наслаждался этим – вот что, оказывается, чувствуют красавицы, расцветая! «Господь нас задумывал именно такими. Готовясь к соревнованиям, мы претворяем в жизнь волю Его…» – придумал Кирилл, про себя усмехнувшись. Правда, класс женщины всегда виден, а класс качка – только если разденется. В большинстве случаев качки перед соревнованиями выглядят просто стройными широкоплечими пареньками – бицепсы в нашем климате никто не светит. На это есть долгие две недели в июле.

Теперь в зале Кирилл ощущал прилив сил и подъём не только от предтреника и фармы, но и от своего вида. Зеркалами были увешаны все стены и в каждом из них отражался стройный мускулистый атлет с благородной сединой, только прибавлявшей ему дополнительный шарм.

– Брить тебя кто будет? – с отвращением спросил его стоящий сзади Лыков, когда Кирилл делал тягу блока за голову. Увидел его небритую шею, что ли?

– А что у тебя отвращение такое на лице, Саш? Представил мою волосатую спину? Думаешь, тебя попрошу? – засмеялся Кирилл. – У меня на спине косички из волос заплетать можно! Специально отращивал – вдруг Лану доведётся удивить!

– Ну, помечтай… – Лыков скривил губы – вроде бы, в улыбке. – Проблема-то твоя. Ты ж волосатик, а к соревам бриться придётся.

– К каждым? – ужаснулся Кирилл.

– Хотя бы к первым. Ну, так кто тебя побреет?

– Ну, не знаю… – Кирилл оглянулся вокруг. Зал был полон народу. – Как думаешь, если объявить среди посетительниц конкурс на моё бритьё, удастся на этом подзаработать? – Кирилл посмотрел на Лыкова якобы в последней надежде. Тот усмехнулся:

– Ну, объяви, ёпт! Глядишь, согласится какая дура. – Лыков помедлил. – Или тебе какой дурак нужен?

– Ф-ф-фу, Александр, что за намёки! – Кирилл засмеялся. – Только это действительно проблема. Вот представь: иду я, такой, в паб или клуб, свечу там прессом, все дела… Предлагаю какой-нибудь даме продолжить веселье у меня дома. Садимся в такси – я её честно тискаю всю дорогу, ласкаю, целую… Приезжаем, и тут я неожиданно достаю бритву из кустов, вручаю ей и говорю: побрей меня! И что она после этого обо мне думать будет?!

– А, может, ей понравится? – Лыков, наконец, засмеялся. Да неужели!

– Ей-то, может, и понравится. А вот я-то себя почувствую обманщиком и злодеем, не оправдавшим ожидания бедной женщины.

– Откуда ты про её ожидания знаешь? Может, она именно этого и ждала! – развеселился Лыков. Действительно, не будет же он предварительно проговаривать: знаешь, поехали ко мне, туда-сюда, культурные мероприятия проводить, пластинки там всякие послушаем… Да, заодно побреешь мне спину…

– Или знаешь, как ещё бывает: ты с ней знакомишься, везёшь домой, обнимаешь,, целуешь нежно, потом переспишь с ней по-честному, а она тебя обманет и даже борща утром не сварит. И не побреет… – Кирилл сокрушённо опустил плечи.

– Давай ещё подход. До отказа, – у Лыкова шутки кончились. Удивительно, что они вообще были.

– Или на палочку какую бритву привязать да побрить самому… – задумчиво продолжил Кирилл, – или нет! Надо кремом от волос намазаться – есть такой, импортный, я в рекламе видел!

– Крем лучше российский бери для толстых чёрных волос – он для этих дел лучший.

– Пробовал, что ли?

– Конечно. У меня ж соревнований-то не меньше тридцати было! – Лыков, спохватившись, опять посуровел.

– Спасибо, Саш, за наколочку. Буду думать.

Видимо, придётся к Ирине на поклон идти. Если откажет – совсем непонятно, как быть. Хотя с чего ей отказывать? Не ссорились вроде, а что визит к ней прошёл не совсем гладко – так с кем не бывает. Правда, и не звонил ей с тех пор больше месяца …И она не звонила – гордая, паузу держит. Чтоб попросил.

В раздевалке его поймал давешний «пельмешек с чёлочкой» – он наряжался в новенький спортивный костюм. Ва-банк пошёл, с козырей, совсем решил девчонкам шанса не оставить.

– Тут это…короче… я тут заинтересовался, в Фейсбуке тебя посмотрел… Ты вообще, выходит, против Крыма, что ли? – «чёлочка» теребил в руках до отвращения новые кроссовки, рассматривал их внимательно, будто раздумывая, надевать или нет.

– Конечно, вообще, – Кирилл удивился. А парень-то, оказывается, продвинутый, в Фейсбук заходит! – Только не против Крыма, а против его аннексии. Ибо сказано в Библии, которую наш народ, якобы, чтит: не укради! А также: не возжелай жены ближнего своего, ни вола его, ни Крыма его… – Кирилл поднял кверху палец. На «чёлочку» это впечатления, впрочем, не произвело. Не православный, видать…

– А ничего, что большинство русских поддержало? – видно было, что вопрос его беспокоит и мучает. Кроссовки он так же задумчиво вертел в руках – никак не мог решить, что с ними делать дальше.

– Ничего. Мне не привыкать в меньшинстве быть. А на большинство – пузатое, полупьяное, в телевизор смотрящее и верующее ему – блевать я хотел. Неинтересны те, что не думают.

– Жёстко ты про народ!

– Да где же жёстко? Правдиво. Я что, обещал, что в любое говно с ним полезу? Он сам выбрал Крым вместо пармезана – сам и будет им давиться. Песочком крымским кашлять…или сыпать…

– А я вот родину на пармезан не меняю, – с пафосом вскинулся чёлочка.

– А я не приемлю родины, вынимающую у меня еду изо рта. Когда вместо пармезана и норвежской сёмги меня пытаются втридорога накормить всякой пакостью, прикрываясь волей народа. В диктатурах все мерзости творятся от имени народа.

– А с чего ты взял, что у нас диктатура?

– С того, что все решения принимаются одним человеком. И он может быть неправ. Что, по телевизору об этом не говорят? – Кирилл издевательски усмехнулся.

– Ты, что ли, телевизор не смотришь? – «чёлочка» обиженно выпятил губу.

– Удивлю тебя, наверное: смотрю. Хошь канал «Наука», хошь – «Культура», хошь – вообще какой-нибудь «Viasat History» Только там про мудрость Путина почему-то ничего не рассказывают…– Кирилл сокрушённо вздохнул.

– А что не так-то?! – чёлочка упрямо нагнул голову. Расстроился мальчик – любимого президента обидели! – Жить ведь лучше при Путине стало?!

– Стало. – Кирилл заскучал. Вот что ему, сейчас объяснять про задел либеральных реформ в 90-х, про цены на нефть и благоприятную внешнюю коньюктуру нефтяных и газовых рынков в нулевые? Поймёт ли? Да и времени нет – Кирилл так и стоял в потной футболке с надписью «Жизнь – культуризму! Честь – никому!» Вздохнув, Кирилл продолжил:

– Только побеждает страна, в которой более развиты науки и технологии, где выше производительность труда, где развивается человеческий капитал! – Кирилл с сомнением посмотрел на парня: поймёт ли?

– У нас с капиталом всё нормально, – буркнул тот. – Да и с науками тоже – у нас лучшее вооружение! Без науки его не сделать!

– Тут, братан, придётся тебя огорчить и, если есть время послушать – я объясню, – чёлочка кивнул. Кирилл продолжил: – Есть физический капитал, когда человек вместо плуга начинает пахать на тракторе и его производительность вырастает, к примеру, в десять раз. Он может купить на всякий случай ещё один трактор, пахать на нём, пока первый в ремонте – производительность вырастет ещё на треть. Но третий трактор ему точно не нужен. Это называется – предел роста физического капитала. Ничего, что я тебе это в раздевалке объясняю? – спохватился Кирилл.

– Да нет, Хорошо объясняешь. Давай дальше, – чёлочка ободряюще взмахнул рукой, отметая на неопределённое время отложившуюся тренировку.

– Так вот, – Кирилл набрал в лёгкие воздуха. – А развитой человеческий капитал вставляет в трактор чип с программой и после этого трактор пашет сам – сотни, тысячи тракторов, управляемых одним человеком с помощью спутника. Поэтому пределов роста при развитии человеческого капитала не существует. Понятно?

– Конечно, понятно, – кивнул чёлочка. – За тупого-то меня не держи.

– И что-то мне подсказывает, – продолжил Кирилл не отвлекаясь, – что такой чип скорее заведётся в США или Германии, нежели в пределах нашей суверенной и духовной родины. – Кирилл перевёл дух. Футболка почти высохла. Его начало слегка знобить. – Теперь про науки и вооружение. Из одного количества металла можно сделать примерно два бульдозера или один танк. После чего бульдозеры поедут увеличивать валовой общественный продукт, строя дороги, копая каналы и котлованы для строительства. А танк отправится этот общественный продукт тратить, сжигая топливо, растрачивая жизнь танкистов и пуляя снарядами в никуда.

– Танк защищает наш продукт, как ты говоришь, – чёлочка посветлел лицом: поймал!

– На наш продукт не нападает никто! Ни Грузия в 2008 не нападала, ни Украина, ни страшное НАТО. Это пугалки для телезрителей, не для тебя – ты же со мной, либералом, без бронежилета и каски разговариваешь и даже спорить пытаешься, а всё ещё жив! – Кирилл засмеялся. – И нестрашно тебе, правда?

– Нуу… – неопределённо протянул парень, подыскивая аргументы. Кажется, ничего не находилось.

– И ещё про науку. У тебя машина российская? – Кирилл замер вопросительно.

– Нет, конечно, – парень даже развернул грудь. Крузак какой-нибудь, судя по гордому виду.

– Видишь! – обрадовался Кирилл. – И сотовый наверняка не российский, и телевизор дома, и кроссовки, и костюм спортивный… Мы ничего не изобретаем, не придумываем и не производим. Мы только сосём нефть и продаём её. Но понтов при этом столько, будто мы – центр мира! А мы не центр. Были около центра тридцать лет тому назад, да отползли на окраину. Только за счёт нефти с газом и живём.

– Но ведь живём-то лучше, чем тридцать лет назад? – гнул чёлочка своё.

– Лучше. Высоту набрали. Но теперь начнём снижаться – как говорится, исчерпал себя драйвер экономического роста. Да и Крым гирькой на ногах повис. Как в самолёте, когда двигатель заглохнет – первые две минуты, вроде бы, всё в порядке. Летим всё ещё вперёд, но – снижаемся…

– Всегда так – то лучше, то хуже. Только такие, как ты, всегда недовольны, – чёлочка посмотрел исподлобья. Но ведь думает парень! Кирилл улыбнулся примирительно:

– Недоволен я ещё и тем, что некогда великий и мощный народ развратили сказками о величии, разучили работать на своей земле, зарабатывать за счёт профессии и мастерства, а не за счёт близости к бюджету и начальству. Недоволен тем, что при Путине, хоть и стали лучше жить, но просрали всё – и космос, и медицину, и науку, и образование. Вместо этого народу-несмыслёнышу дали на Олимпиаде погордиться да поорать всласть, потом сунули крымскую конфетку – на, соси, неразумный, да радуйся. У меня душа болит, – Кирилл стукнул себя в грудь, – я же вырос в стране, где церквей не было, зато были и науки, и искусства, и образование. А сейчас – только церкви на каждом шагу да газопроводы…

– Ну, и чо, плохо, что ли – церкви? А наука у нас всё равно есть!

– Да?! – Кирилл аж подпрыгнул. – Тогда назови нашего последнего Нобелевского лауреата! Только – за науку!

– Ну… Да откуда я знаю! – парень смутился. – Горбачёв, наверное…

– Премия за мир, – отрезал Кирилл. – За науку последний – Жорес Алфёров в двухтысячном! Были, конечно, Абрикосов и Новосёлов, но они сделали свои открытия за границей. С тех пор – тишина… И мёртвые с косами стоят…– Кирилл понизил голос, сгущая интонацию.

– Ну, не знаю…– «чёлочка», видимо, получил слишком много информации разом. Надо переварить.

– Слушай, я уже остыл весь. Некогда долго разговаривать. Да и тебе явно пора. Давай в другой раз договорим, ок? – Кирилл протянул «чёлочке» руку. – А как зовут-то тебя, пытливый?

– Леонид. Можно Лёня.

– Кирилл. Будем знакомы. – Кирилл задержал протянутую руку в своей. – Лучше Леонидом тебя буду звать. – И вот ещё, мой совет постороннего – снимай перед тренировкой свои перстни. А то ты их о грифы штанг стругаешь. Они и вид, и стоимость теряют.

– Хорошо, попробую. – Леонид улыбнулся. – Один-то у меня вообще не снимается…

– Ну, тогда перчатки качковские купи кожаные и в них тренируйся. – Кирилл начал, наконец, раздеваться. Леонид направился в зал.

«Большинство людей скорее умрут, нежели начнут думать»[23], – вспомнил Кирилл, стоя в душе под струями воды. Леонид, к удивлению, старается разобраться, вопросы задаёт, ответы слушает. А значит, возможно, изменится к лучшему. «Глядишь, ещё книжки ему буду давать читать» подумал Кирилл и улыбнулся. Как хорошо ошибиться в человеке в лучшую сторону!

 

 

 



 

[23] Бертран Рассел, английский учёный, философ, литератор. Лауреат Нобелевской премии по литературе.

 

 

 


Оглавление

25. Часть 25
26. Часть 26
27. Часть 27

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!