HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 г.

Борис Горн

«Индок» охотится за пауками

Обсудить

Повесть

 

 

        Посвящается Наталье.

Автор напоминает о том, что все герои
повести являются литературными
персонажами и в действительности
не существуют, а события вымышлены
и потому всякое сходство с реальностью
случайно.

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 27.07.2010
Оглавление

4. Глава 4. Прикладная психология. У Ивана Ивановича появились деньги. Гриша. Вероника и Лена. Лампасов – маньяк. « Колесики». Мечты Ивана Ивановича сбываются. Сложности в составлении расписания уроков. Ссора с поэтом. Черные очки. Милиционер.
5. Глава 5. Декабрь. Новый год и новые проблемы с расписанием. Личные проблемы нового географа. Педсовет. Региональный экзамен по географии. День рождения одноклассницы. Похороны в школе. Черная полоса. След Лампасова. Студентка – практикантка. Поездка к методисту.
6. Глава 6. Половое созревание школьников. Кино, – это большое искусство! Физкультурник. Юля, которая не носит колготки. Ночной холод. Костер в старом саду. Наряд милиции. Восьмое марта.

Глава 5. Декабрь. Новый год и новые проблемы с расписанием. Личные проблемы нового географа. Педсовет. Региональный экзамен по географии. День рождения одноклассницы. Похороны в школе. Черная полоса. След Лампасова. Студентка – практикантка. Поездка к методисту.


 

 

 

Наступил декабрь. Первое время Ивана Ивановича волновала мысль об Оле. А что если ей действительно взбредёт в голову заявить, что новый учитель географии её преследует? Мало не покажется!

Но шло время, и беспокойство стало проходить. На уроки девочка ходила реже и реже, и скоро перестала ходить в школу совсем. Иван Иванович, который ставил Оле незаслуженные четверки (на всякий случай), с облегчением вздохнул. Зачем забивать голову лишними проблемами!

Работа учителя требует постоянной концентрации. Раздумывать некогда. Чуть отвлёкся, задумался на уроке, – и неприятности не заставят себя ждать. Неопытный Иван Иванович вовлёкся в процесс весь, без остатка; – так водитель, управляющий цилиндрами, безудержно мечущимися в корпусе двигателя, чувствует себя частью машины.

Да многие из нас работают так же! Время бежит быстро, час за часом, неделя за неделей. Короткий отпуск не в счёт! Работа заставляет забывать о личных делах, которые откладываются на неопределённое время. Накопленные проблемы прорываются инфарктами и инсультами, не за горами мизерная пенсия, а там скоро и итоги подводить….

Домой Иван Иванович приходил затемно, нового расписания пока не было. Журнал класса вела Вероника, на которую он свалил почти всю организационную работу. Девушка добросовестно проверяла дневники, делала объявления, собирала деньги на классные нужды и составляла график дежурств. Конечно, так было нельзя, но Иван Иванович даже не задумывался об этом. Иной раз ему хотелось выпить, и он вспоминал о своём приятеле, с которым в последний раз так неудачно расстался.

– Может быть, позвонить Коле перед праздниками?

Телефон поэта на призывы Ивана Ивановича отзывался нудными гудками определителя номера, было похоже, что Коля не хочет снимать трубку. Иван Иванович подумал о том, что этот Новый год ему придётся встречать в обществе кота.

– Потом позвоню, – решил он, но не дозвонился и потом.

 

В школе приближение Нового года особенно заметно. Ученики раскрашивают стёкла гуашью, вырезают снежинки из тетрадок, и вешают золотой дождь.

Атмосфера карнавала странным образом захватывает не только детей, но и учителей, которые не должны верить ни в какие сказки. В отблеске сверкающей фольги взрослые тоже жаждут чуда, и становится неважно, что мало платят, что заели болезни, что соседи шумят ночью или что ты никому не нужен. В этот момент учителя становятся добрее и исправляют закоренелым школьным рецидивистам двойки на тройки, что заодно способствует улучшению общей картины успеваемости.

В начале каникул для малышей проводятся детские утренники и концерты с непременной ёлкой и дедом Морозом, в средней школе проводятся «огоньки», а старшеклассники приходят на вечернюю дискотеку. Во время дискотеки перед входом в школу кипят нешуточные страсти. Посторонних стараются не пускать, а ученики старших классов, желающие попасть на дискотеку, проходят строгий «face»-контроль. – А ну-ка дыхни! – командует охранник разгорячённому парню без шапки, от которого валит пар.

– Пахнет…. Иди отсюда! Я же сказал: – не пущу!

– Только пиво пил, я за себя отвечаю.… Говорю, – отвечаю!

Охранник с помощью дежурного учителя втягивает внутрь стальную дверь школы, выталкивая из дверного проема руки и ноги самых отчаянных.

– Ну, всё, я за себя не отвечаю! – кричит парень без шапки.

Запертая дверь трещит от удали подвыпивших подростков. Можно вызвать наряд милиции, но обычно обходится без происшествий, лишь иногда разозлённые парни могут разбить стекло, или оторвать крепко приваренную ручку двери. Зимний холод приводит неудачников в чувство, и они уходят к ближайшему винному магазину, чтобы поднять настроение. Только те, кому идти некуда из-за отсутствия денег, остаются и печально смотрят из темноты на слабо освещенные окна актового зала, откуда доносится весёлая музыка.

Во время вечерней дискотеки школьниками был замечен какой-то взрослый, внимательно наблюдающий за входом в школу. Это сразу послужило поводом для досужих фантазий. Дети с удовольствием пересказывали друг другу леденящие кровь истории. Было сделано предположение о том, что это был маньяк, выбирающий жертву, но в целом в эти сказки мало кто поверил.

 

Перед праздниками Иван Иванович обменялся с Валентиной Михайловной небольшими подарками. У них сложились неплохие отношения; но сделать их более тесными географу не удавалось, – поглощенная работой, она кажется, просто не замечала, что за ней ухаживают. Иван Иванович решил события не форсировать, ведь признаваясь в нежных чувствах, он рисковал потерять уже завоёванные позиции. В конце концов, она сразу сказала, что у неё дома всё хорошо. А что мог бы предложить Иван Иванович вместо семьи? Непрочную связь?

Платформой для их общения служила психология. Предмет этот включает в себя различные научные и ненаучные школы и крайне запутан. В последние десятилетия он породил бесчисленное количество шарлатанов, желающих заработать на легковерных поклонниках модной литературы.

Иван Иванович читал раньше кое-что и считал, что ему эти знания точно не пригодятся. Сначала он слушал Валентину Михайловну из вежливости, но постепенно увлёкся и стал читать специальные книги. Так Иван Иванович познакомился с тяжеловесными трудами Фрейда, мистическими откровениями Юнга, ясной мыслью Адлера и изящными построениями Берна. К сожалению, новые знания не очень-то помогали Ивану Ивановичу в педагогической практике.

Новый год он встречал один. Напуганный петардами кот пришёл с прогулки раньше обычного и смотрел телевизор вместе с хозяином. В двенадцать часов он выслушал традиционное выступление президента и выпил водки. На телеэкране мельтешили известные юмористы. Иван Иванович переключал каналы, но в целом телепередачи показались ему неинтересными. Сделав несколько поздравительных звонков, он лёг спать.

Иван Иванович ошибался, считая, что Валентина Михайловна ничего не замечает. Женщины от природы обладают чутьем более тонким, чем мужчины и она не была исключением из правил. Более того, Валентина Михайловна была психологом, специалистом по человеческим душам, который не мог не заметить состояния своего коллеги. Внимание Ивана Ивановича было приятно ей, но не более. Валентина Михайловна и не собиралась думать о каких-либо других отношениях с мужчинами, кроме товарищеских. У неё был очаровательный сын, хороший муж, и ровные отношения со свекровью, в доме которой она жила.

Что может быть лучше спокойного, пусть чуть-чуть скучного семейного счастья? Кому, если не Валентине Михайловне, специалисту в области человеческих отношений, знать об этом лучше других? Она твёрдо решила, что удержит Ивана Ивановича в рамках товарища по работе.

Анализируя других, выдержанная Валентина Михайловна сама не подозревала о том, какие сюрпризы может преподнести женская природа. Когда над спокойным морем возникают лёгкие облака, похожие на птичий пух, немногие понимают, что может разразиться шторм. Если женщина начинает подолгу вглядываться в зеркало, никто не знает, к чему это может привести.

Валентина Михайловна обновила косметику и подкрасила ресницы, чтобы прилично выглядеть на работе.

 

Учителя ходят на работу и в каникулы. В школе работают секции и кружки (клубы и студии), проводятся занятия с лентяями, которых корректно именуют отстающими. Учителя оформляют журналы, а завучам положено их проверить.

Некоторые классные руководители, не обращая внимания на транспортные проблемы, заботятся о досуге школьников и водят их в музеи и театры. Учитывая раскованное поведение нынешних подростков, занятие это абсолютно неблагодарное.

Главным мероприятием школы, проводимым в зимние каникулы, является заседание педагогического совета. В начале собрания зачитываются отчеты об успеваемости, всегда неплохой, несмотря на отдельные недостатки. После этого ставятся общие задачи на будущее. В конце педсовета разбираются конкретные вопросы, важные для работы школы. В качестве новшества в этом учебном году была обязательная для просмотра видеозапись с речью начальницы управления образования. (У телевизора отказал звук, но запись всё равно просмотрели, чтобы отчитаться.)

Скучающему Ивану Ивановичу педсоветы напоминали партийные собрания прошлого, потому он спрятался на последней парте и читал книгу о компьютерах. Ивану Ивановичу давно хотелось иметь компьютер, а теперь, когда появились деньги, мечту можно было реализовать. Надо только было разобраться в том, что именно покупать. Консультантов было много, школьники охотно делились своими знаниями с классным руководителем; они и принесли эту книгу. Чтение было занимательным, и Иван Иванович пропустил момент, когда «с трибуны» неожиданно прозвучала его имя. Это была неугомонная Галина Георгиевна.

– Нельзя обойти молчанием вопросы дисциплины! Учитель географии постоянно опаздывает на работу.

– Один раз! – уточнил Иван Иванович, с досадой оторвавшись от книги.

– Не надо меня перебивать! – толстуха повысила голос. – Проверка выявила, что записи в журналах им сделаны неаккуратно, страницы грязные, часть оценок стёрта до дыр. Журнал класса … (Галина Георгиевна сделала эффектную паузу) вообще ведёт староста!

– А что, Вероника девушка аккуратная! – ввернула одна из учительниц.

Галина Георгиевна бросила в её сторону недобрый взгляд и продолжила:

– Кабинет географии безобразно оформлен; и карты, и таблицы почему-то висят на бельевых прищепках!

Иван Иванович подумал о том, что доказывать что либо бесполезно. Не рассказывать же про «колёсики»! Его удивляло, насколько серьёзно многие из присутствующих относятся к происходящему. Понятно, когда волнения возникают из-за денег, но здесь не существовало материальных интересов. Оставалось предположить, что это одна из тех игр, с помощью которых среди людей поддерживается психическое равновесие; они с Валентиной Михайловной недавно говорили об этом. Но не странно ли тогда, что неуравновешенных учителей в школе так много?

Педсовет закончился. Было решено поставить учителю географии «на вид». Из бесплатного автомата Иван Иванович попытался дозвониться до Коли. Гудков определителя номера он не услышал, но трубку по прежнему никто не брал.

 

В начале третьей четверти департамент образования объявил, что в этом году все девятые классы будут сдавать обязательный региональный экзамен по географии. Ивану Ивановичу надлежало собрать с учеников деньги на брошюры, по такому случаю специально подготовленные методистами в институте повышения квалификации, и доставить их в школу. Поехать должен был именно учитель географии.

– Ехать, так ехать! – мрачно сказал он вслух, вспомнив известный анекдот. – Но когда ехать, если ты каждый день заканчиваешь работу в половине седьмого?

Иван Иванович очень надеялся на новое расписание уроков.

– Я получаю удовольствие, расставляя «часы» по расписанию, – говорила учителям Галина Георгиевна, – вначале это очень трудно, ведь надо учесть все пожелания, чтобы никого не обидеть. Зато в самом конце, когда всё начинает сходиться, испытываю радость от того, как я справилась с таким сложным делом!

Настал день, когда результаты её тяжёлых трудов были повешены на стенде около учительской. И чем дольше смотрел на расписание учитель географии, тем меньше оно ему нравилось. «Окон» у него не убавилось, а последние уроки так и остались поздними. Учебные параллели и классы были перемешаны так, что сам чёрт сломал бы ногу!

Иван Иванович решительно вошёл в учительскую:

– Галина Георгиевна! Расписание надо переделать, ведь я не смогу так работать!

– Да что вы говорите! – толстуха просто излучала иронию, – Вы, наверное, тут самый главный? А другие не работают, а баклуши бьют?!

– Не в этом дело. Посмотрите внимательно! Ни у кого нет такого: два «окна» подряд, а потом последний урок. И параллели все перепутаны. Так нельзя работать!

– А Вы меня работать не учите! Подумать только, сам без году неделя на учительской работе, а туда же, – учит! Я сначала должна учесть нужды тех, кто давно здесь работает, а уж Ваши в последнюю очередь, понятно?!

– А количество часов у одного учителя разве не надо учитывать? Говорю Вам, расписание надо переделать!

Галина Георгиевна стала багровой от злости:

– Вы кто такой, чтобы меня учить?! Вы больше не замдиректора, Вы простой учитель. – А ну выйдите вон из моего кабинета!

– Держите себя в руках! – насмешливо сказал Иван Иванович. – И запомните, что у Вас есть только одна возможность не менять расписание, – уволиться! Ведь если уволюсь я, его уж точно придётся менять….

– Я ничего не буду менять! – таким было её последнее слово.

Когда Иван Иванович принес заявление об уходе, директриса против обыкновения попросила его остаться. (Наверное, потому, что школе предстоял необычный для нее региональный экзамен, а учитель географии был единственный.)

Но в находчивости Галине Григорьевне отказать было нельзя; после долгих разговоров составить новое расписание поручили секретарю, и работа эта снова затянулась, как оказалось на долгие месяцы.

 

В середине января одиннадцатиклассники собрались на дне рождения одноклассницы, Лены Петровой. Родителей ей удалось спровадить на дачу: воздухом подышать, да на лыжах покататься. Тронутые заботой, они уехали. Действительно, нельзя же работать без продыха!

Заботливые у нас дети! Наверное, многие папы и мамы не поехали бы за город, если бы видели, как развлекаются их чада в отсутствие родителей!

Девчонки приготовили закуски, а ребята притащили пиво и другие напитки: бутылки и банки красовались на столе среди разноцветных салатов, как в рекламе. Говорят, красиво жить не запретишь!

Выпили, поболтали, попрыгали с банками в руках под музыку. Парочки нашли места поукромнее, благо квартира большая. Было весело.

Курить ходили на кухню, именинница просила курить только там, чтобы родители не учуяли потом: – они строгие!

Курили почти все. Окно, не обращая внимания на зиму, распахнули настежь, чтобы выходил дым. Окурки кидали вниз, а одна девочка выкинула на улицу бутылку, которая разбилась около подъезда. Ребята решили соревноваться, кто закинет бутылку подальше, но Лена попросила этого не делать, а вдруг в кого-то попадут? Все-таки десятый этаж!

Балобаев сказал, что нечего ходить под окнами, но ребята согласились с именинницей. Что Балобаев дурак, – это известно!

Максим насыпал «травку» в стеклянную бутылочку с трубкой (склянку в обычном табачном ларьке купил!) и пустил по кругу, пусть попробует, кто захочет. Сначала не «забирало», потом он показал, как надо. Оказалось, надо задерживать дым внутри. Все стали проверять, кто сможет задержать дым подольше. Это было так смешно!

Максим сел на подоконник и свесил ноги наружу. Девчонки испуганно взвизгивали, а он отрывал руки от оконного переплёта и размахивал руками как крыльями, показывая, что взлетает. Взмахнул руками и соскользнул вниз.

Когда компания выбежала на улицу, Максим неподвижно лежал у самой стены дома в нелепой позе, человек не может так причудливо изогнуть шею. Все молчали в оцепенении, только одна девочка хохотала, и никак не могла остановиться….

 

Иван Иванович так и не понял, почему гражданскую панихиду решили устроить в школе, да ещё и в учебный день. Говорили, что мальчик то ли был дальним родственником директрисы, то ли её родители погибшего упросили; ведь он учился в выпускном классе.

– Пусть товарищи проводят одноклассника в последний путь! – сказала Людмила Борисовна.

В день похорон школу лихорадило. Напротив входа висел портрет, перевязанный траурной лентой. Рядом, на парте, накрытой скатертью, лежал пучок красных гвоздик.

До учителей довели распоряжение директрисы: провожать покойного будут только старшие классы, все остальные будут на занятиях.

Учиться, конечно, никто не собирался, дети перешёптывались и излагали друг другу версии произошедшего, одну фантастичнее другой. Чёрные платья, изящно отделанные кружевом, подчёркивали горе многозначительно вздыхающих старшеклассниц. Из туалета для мальчиков несло табачным дымом. Все были в напряжённом ожидании.

Гроб с телом покойного решили установить в холле первого этажа, там, где обычно проводятся школьные дискотеки.

Старшеклассники собрались перед входом. Когда к школе подъехал автобус, директриса приказала завхозу запереть все внутренние двери, чтобы остальные дети оставались в своих классах.

Недооценила Людмила Борисовна их энергию!

Едва кортеж появился на школьном дворе, дети повыскакивали со своих мест и прилипли к окнам. Похороны в школе! Это было так необычно, что они перестали слушаться учителей. Если в первых классах ещё удалось навести порядок, то средняя школа стала неуправляемой. Осмелевшие дети начали перебегать из кабинета в кабинет.

Слышались крики:

– Уй ты, смотри!

– Дай, ну дай мне «позырить»!

– Айда в другой класс, там лучше видно!

– Да! Им-то повезло….

Двойные двери со стёклами, ведущие с этажей на лестничную клетку, не выдержали ударов и распахнулись, царапая прорвавшихся пятиклассников язычком замка. Учителя не бездействовали, потому лишь некоторые отчаянные мальчишки сумели пробежать на первый этаж. Школьники ловко уворачивались от рук, пытавшихся их поймать, и потому им разрешили остаться.

Говорились траурные речи, плакали родители и учителя, выступали слёзы на глазах враз повзрослевших одноклассников.

Церемония затянулась. Сбежавшие озорники вдоволь нагляделись на гроб в цветах, и предоставленные сами себе, со смехом затеяли в толпе игру в прятки.

На кладбище Иван Иванович не поехал. Дежурные убежали, и кабинет пришлось убирать ему самому. Перевёрнутые вверх ногами железные ножки стульев напоминали кладбищенские кресты.

Вечером учитель географии впервые напился в одиночестве, чего раньше никогда себе не позволял.

 

Среди учителей неожиданно пронёсся слух, что милиция отыскала следы Лампасова неподалёку от города Руза.

Ивану Ивановичу было непонятно, откуда в школе могут появиться такие сведения, но оказалось, что муж ближайшей подруги Людмилы Борисовны является большим милицейским начальником. Подруга и была источником этой информации. Директриса не удержалась и поделилась новостью со своими приближёнными. Шила в мешке не утаишь и скоро весь коллектив смог обсудить подробности пикантной истории.

Оказалось, передвижной пост патрульной службы решил проверить документы у прохожего, который показался им подозрительным. Тот предъявил паспорт на имя Лампасова Владимира Яковлевича. Имя уже мелькало в служебных ориентировках и патрульные пригласили гражданина в машину, для того чтобы привезти в отделение милиции.

Оставив паспорт в руках проверяющего милиционера, Лампасов сумел ловко скрыться в прилегающей к дороге лесополосе. Милиция заверяла, что беглец будет задержан в ближайшие дни.

 

В феврале у Ивана Ивановича потянулась «черная полоса». Зарплата оказалась намного меньше, чем он рассчитывал. Её не хватило бы на жизнь, если бы не деньги, которые неожиданно свалились ему на голову от приятеля.

В бухгалтерии школы ему пояснили, что он получает зарплату учителя по восьмому разряду, и она почти в два раза меньше, чем по двенадцатому.

– Но я устраивался на тринадцатый разряд, – растерянно сказал Иван Иванович.

– Правильно; у всех замов «вилка» такая, между тринадцатым и пятнадцатым,– терпеливо пояснила бухгалтерша, – а у учителей разряды другие, и если стажа нет, больше, чем на восьмой разряд сразу претендовать трудно!

Она помедлила и тихонько добавила:

– А впрочем, двенадцатый – это обычный учительский разряд, его может дать директор своей властью, поговорите с ней. Уже были прецеденты. Своим-то приятельницам она не восьмой разряд дала…. Не дадут двенадцатый, просите одиннадцатый. Его легче дать, а разница в деньгах небольшая. Но я этого Вам не говорила, учтите!

Незадачливый учитель географии из объяснений понял лишь одно; – работает он на две ставки, а получает одну. Такое положение следовало исправить незамедлительно. На следующей перемене Иван Иванович отправился к директору.

– Хорошо, что зашли, это кстати! Я хочу представить Вам будущую коллегу! – директриса указала ладонью на светловолосую девицу, сидящую около директорского стола.

– Будущего коллегу, – машинально поправил Иван Иванович.

– Нет, – возразила директриса, – Вы просто отстали от жизни. Теперь так все говорят! Итак, ближе к делу! Юля студентка пятого курса и будет проходить у нас производственную практику. Сегодня же обсудите с ней план работы, договоритесь, когда она подменит Вас, чтобы Вы могли съездить за литературой к экзамену. Я понятно говорю?

Иван Иванович, который явился сюда совсем не за этим, растерянно кивнул.

– Юля, это Иван Иванович, волей судеб наш учитель географии, он должен будет помогать Вам во всём. Ну, а если Вам что-то не понравится, приходите прямо ко мне, я сразу разберусь!

– Спасибо Людмила Борисовна! – сказала студентка. Выражение её лица казалось странным, как будто её что-то очень забавляло, но это нужно было скрывать.

– Можете идти! – подвела под разговором черту директриса.

– До свиданья! – девушка вышла из кабинета.

– Одну минуточку! – сказал Иван Иванович, – у меня есть вопрос….

Вопрос казался ему совсем пустяковым, ну издаст директриса приказ о присвоении ему разряда, ну если не двенадцатого, то одиннадцатого. Всего и дела-то! Но оказалось, что всё не так просто.

– Надо учиться мастерству педагога, давать открытые уроки; и уж только потом Вам можно будет присваивать двенадцатый разряд. Повышение квалификации дело серьёзное, это с кондачка не решается, – сказала директриса, – вот покажете себя, мы вместе с комиссией и посмотрим… Деньги надо заработать!

– А одиннадцатый? – Иван Иванович вспомнил свою беседу с бухгалтером, – это ведь легче?

Директриса явно раздумывала над его вопросом. Иван Иванович решил, что «дело в шляпе», но в этот момент на столе зазвонил телефон. Видимо новости не были приятными.

– Вы ещё здесь? Я же ясно сказала Вам, что посмотрим, но только тогда, когда дадите открытые уроки. Идите же, наконец!

Выходя из директорского кабинета в отвратительном настроении, он едва ли помнил о существовании студентки, с которой должен был обсудить план практики. А девушка исчезла не прощаясь, будто провалилась сквозь землю.

Иван Иванович прикинул размер будущей зарплаты, и его настроение совсем испортилось. Он дал шестиклассникам самостоятельную работу и машинально бродил по рядам между партами, раздумывая. Все его планы в последнее время лопались, как мыльные пузыри. Иван Иванович, словно наяву, видел этот образ. Вот летит один, переливаясь всеми цветами, – лопнул…. Ещё один летит, опять лопнул!

Внезапно учитель географии осознал, что ему ничего не кажется, и множество радужных пузырей действительно летает по кабинету, лопаясь и обдавая всех брызгами.

– Он заметил, заметил! – школьники обрадовано загалдели.

– Ну-ка, дай сюда! – Иван Иванович выхватил у бойкого мальчишки бутылочку с мыльной жидкостью. В крышке было кольцо для выдувания пузырей.

Школьники затихли, ожидая, что будет дальше.

– Отдайте, это моё! – напыжился парнишка.

– Спорим, что мой пузырь будет больше? – спросил Иван Иванович и, не дожидаясь ответа, выдул большой разноцветный шар.

– Давайте по очереди, чтобы всё честно было! – закричали дети.

– Не жалко? – спросил у мальчишки Иван Иванович.

– Нет, не жалко, у меня мыла много, – сказал тот.

Урок был сорван. До самого звонка школьники вместе с учителем пускали мыльные пузыри. Настроение Ивана Ивановича стало лучше.

Интересно, что значит «открытый урок»? – подумал он.

 

Через неделю в кабинет географии зашла рассерженная Галина Григорьевна:

– Когда Вы поедете в методцентр? Оттуда звонили опять, говорят, что только наша школа не получила литературу. Иван Иванович, будьте любезны, оставьте вместо себя практикантку и съездите, наконец, за книгами. Мне надоело оправдываться за Вас!

– Так ведь нет никакой практикантки! – отвечал он рассеянно. – Я и видел ее только один раз мельком у Людмилы Борисовны. Даже не помню, как она выглядит.

Вскоре Иван Иванович был вызван к директрисе. Она была сердитой:

– Я же ясно сказала, что Вы должны обсудить со студенткой план её практики! А Вы её отпустили вместо этого! У Вас что, есть на это право?

– Не отпускал я никого, – угрюмо сказал географ.

– А, – презрительно махнула рукой директриса, – да ну Вас, идите!

И она придвинула к себе телефон.

 

– Зачем было жаловаться? – поинтересовалась у Ивана Ивановича студентка Юля, которая появилась уже на следующий день с утра, – директорша звонила в мой институт, и попала прямо на декана. У меня были неприятности. Надо это мне?

– Я не жаловался, – сказал он, разглядывая девушку, – не имею такой привычки!

Студентка оказалась хорошенькой. Старшеклассники смотрели на неё с любопытством. Что и говорить! Нечасто в школе можно увидеть ухоженную девушку, такую, как будто она сошла с обложки модного журнала. От неё пахло дорогими духами. Проходившая мимо учительница неодобрительно поджала губы.

– Ну, что же, ведите меня на Голгофу, – Юля вздохнула и кокетливо взяла учителя географии под руку, – теперь я вижу, что от практики не отвертеться!

– Завтра приёмный день в методическом центре, и мне надо обязательно съездить туда, – сказал Иван Иванович, – подмените меня с пятого урока, а сейчас можете идти, чтобы приготовиться. К сожалению, у меня такое дурацкое расписание, что все классы идут вразнобой, и работаю я в две смены.

– Чего там готовиться, дам детям читать учебник, да и все. Если честно, меня не очень занимают вопросы преподавания географии, и я хотела избежать практики, думала, это формально, – доверительно призналась Юля.

– Зачем же Вы тогда учитесь на географическом факультете? – удивился Иван Иванович.

– А чтобы было высшее образование. Я сначала окончила училище, – это значит, в педвуз можно попасть без экзаменов, по результатам собеседования. География мне почему-то легче казалась: леса там, речки всякие.… А когда поступила, пришлось учить геологию. Знаете, как наш преподаватель сердился, когда наши девчонки писали эрогенез, вместо слова орогенез!

Иван Иванович засмеялся, воочию представив себе эту картину.

– А Вы фанатик географии?

– Я работаю в школе всего полгода, – признался он, – но с географией знаком не понаслышке, полстраны исколесил. Так отпустить Вас сегодня?

– Ну, уж нет, лучше посижу на уроках, вдруг директорша заявится, проверить меня? Хорошо, что я буду работать именно с Вами!

Юля кокетливо прижала к себе руку учителя географии.

– Кокетничает, – подумал он, – конечно, ей же надо пройти практику. Ну, меня этим оружием не возьмёшь!

Иван Иванович не слишком доверял красивым девушкам.

 

Методический центр располагался в стандартном здании бывшей школы у самой черты города. Иван Иванович добирался туда на трамвае. Галина Георгиевна говорила, что кабинеты методистов надо искать на третьем этаже.

– Скажите, пожалуйста, где можно найти методиста по географии? – спросил он у проходящей по коридору сотрудницы. Ответ звучал неожиданно коротко:

– А я-то, откуда знаю!

Пробежавшись по полутёмным коридорам, Иван Иванович за закрытой почему-то дверью обнаружил кабинет секретаря.

– Здравствуйте, скажите…– ему не удалось даже договорить фразу.

– Вы что не видите, что сейчас не приёмное время? – строго заявила ему сидящая за компьютером женщина в очках.

– А когда приёмное? – растерялся Иван Иванович.

– Вот закроете дверь с той стороны, увидите, там написано! Читать умеете? Ну, бывают же тупые люди, – бормотала она про себя, пока удивлённый таким приёмом Иван Иванович закрывал дверь.

Выцветшая табличка за дверью действительно указывала на то, что отведенного для приема времени отведено до смешного мало.

Побегав ещё немного, географ наткнулся на рыжебородого мужчину в очках, по виду похожего учителя. Так и оказалось:

– Методист по географии мне не знаком, я историк. Попробуйте спросить у методиста по истории; я только что от неё!

Коллега торопливо указал на двери кабинета в торце коридора, зачем-то перекрестился и побежал вниз по лестнице. В его руке была зажата папка, на которой чёрным маркером было выведены три шестёрки. Ивану Ивановичу почудился запах серы.

Мистика какая-то! – подумал он.

В этот момент из обозначенной двери вышла дама преклонных лет и с важным видом двинулась навстречу Ивану Ивановичу.

– Здравствуйте! – подчёркнуто вежливо поздоровался географ.

Никакого ответа не последовало. Более того, вальяжная старуха, кажется, не видела перед собой препятствия; было похоже, что она собирается пройти сквозь растерянного учителя. Иван Иванович отскочил в сторону в последний момент.

– Но, в конце-то концов, должна же она что-то слышать! – с досадой подумал он и прокричал в широкую спину, покрытую серым пуховым платком. – Я только хочу у Вас спросить....

– И что? – вдруг изрекла старуха, не поворачивая головы и продолжая непреклонное движение по коридору. – Вы разве сделали что-то для меня лично, чтобы я отвечала на Ваши вопросы?

Услышав это, Иван Иванович оторопел и застыл, как вкопанный. Странная фигура между тем скрылась в одной из многочисленных дверей.

– Где же искать методиста? – Иван Иванович решительно открыл двери приемной и подошел к столу секретарши, которая в отсутствии начальства передвигала по экрану компьютера неподатливые цветные шарики.

– Играем?! – он изобразил тон угрожающий и наглый одновременно. – Я здесь по поручению департамента образования! В вашей табличке, между прочим, указаны приёмные часы, но нигде не сказано про нерабочие. Я напишу докладную начальнику, самой… (Он назвал фамилию, известную многим). Так, где я могу увидеть методиста по географии?

– Простите, – голос секретарши стал заискивающим, тогда как глаза излучали ненависть, – извините, я думала Вы просто посетитель. Знаете, ходят тут разные…

– Учителя тоже люди, и ходят они по делу! – назидательно сказал Иван Иванович. – Я может, раньше тоже учителем работал. Мне долго ждать?!

Секретарша щелкнула мышью и вошла в компьютерную базу данных:

– Он сегодня принимает в своей школе. Записывайте адрес!

– Вы и запишите.… Вот, умница! – фамильярно сказал Иван Иванович. Он взял бумажку и направился к выходу.

– Простите, а как Ваша фамилия? – поинтересовалась секретарша, как бы невзначай.

– Прощаю, – насмешливо сказал Иван Иванович, – я думаю, Вы обо мне ещё услышите!

Методист по счастью оказался на месте. Это был крупный, жизнерадостный мужчина, татарин по национальности.

– Долго Вы не приходили! – заметил он, когда запыхавшийся Иван Иванович вручил ему деньги и упаковывал зелёные брошюры, содержащие ответы на экзаменационные билеты. – И на семинаре из вашей школы никто не был.

– У нас учитель географии неожиданно уволился, – не вдаваясь в подробности, пояснил Иван Иванович, – я на этом месте с ноября.

– Но вы же не один работаете!

– Один.

– И сколько у вас часов?

– Сорок.

– А как же вы будете региональный экзамен сдавать? Тяжело! – методист подумал и добавил, – пожалуй, вот что; условия экзамена позволяют сдать экзамен в виде реферата с защитой. Я разрешаю Вам принять половину рефератами. Если будут проблемы, звоните мне прямо домой. Запишите номер!

Он продиктовал телефон.

– Спасибо! – после визита в методцентр Иван Иванович уже не ждал такого понимания, – большое спасибо!

 

 

 


Оглавление

4. Глава 4. Прикладная психология. У Ивана Ивановича появились деньги. Гриша. Вероника и Лена. Лампасов – маньяк. « Колесики». Мечты Ивана Ивановича сбываются. Сложности в составлении расписания уроков. Ссора с поэтом. Черные очки. Милиционер.
5. Глава 5. Декабрь. Новый год и новые проблемы с расписанием. Личные проблемы нового географа. Педсовет. Региональный экзамен по географии. День рождения одноклассницы. Похороны в школе. Черная полоса. След Лампасова. Студентка – практикантка. Поездка к методисту.
6. Глава 6. Половое созревание школьников. Кино, – это большое искусство! Физкультурник. Юля, которая не носит колготки. Ночной холод. Костер в старом саду. Наряд милиции. Восьмое марта.

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

04.04: Альфия Шамсутдинова. Дайте мне тишину! (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!