HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 г.

Борис Горн

«Индок» охотится за пауками

Обсудить

Повесть

 

 

        Посвящается Наталье.

Автор напоминает о том, что все герои
повести являются литературными
персонажами и в действительности
не существуют, а события вымышлены
и потому всякое сходство с реальностью
случайно.

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 27.07.2010
Оглавление

8. Глава 8. Плохое настроение. Рефераты или экзамен. Победа географа. Поиски Лампасова. Незаслуженная пощечина. Крепдешиновое платье. Анонимка. Последний звонок.
9. Глава 9. Лето. Зкзамен по географии. Месть директрисы. Иван Иванович отказывается от выгодного предложения. Прощание с Валентиной Михайловной. Вероника задает географу загадку. Вручение аттестатов. Цветы для учителя. Выпускной вечер. Иван Иванович свободен!
10. Глава 10. Погром. Странные стихи в Интернете. Раздумья географа. Ретроспектива: Мечты поэта Коли. Юность Лампасова. Встреча Лампасова с поэтом. Кто такой Сергей Горн? Провокация. Незнакомец. До чего доводит любовь к Омару Хайяму. Наряд милиции. Неожиданная спасительница. Странный сон.

Глава 9. Лето. Зкзамен по географии. Месть директрисы. Иван Иванович отказывается от выгодного предложения. Прощание с Валентиной Михайловной. Вероника задает географу загадку. Вручение аттестатов. Цветы для учителя. Выпускной вечер. Иван Иванович свободен!


 

 

 

Занятия в школе окончились, необходимость в подготовке уроков отпала, и свободного времени прибавилось. Вечерами Иван Иванович путешествовал в Интернете. Как-то раз он забрёл на один из сайтов молодых литераторов. Учитель с интересом прочитал несколько историй и от души посмеялся над опубликованными здесь анекдотами. Печатались здесь и поэты.

Стихи были в основном слабенькие, но некоторые опусы Ивану Ивановичу даже нравились.

Любовь – стремленье в облака.
Так бабочка летит на пламя,
Вы, верно, знаете и сами –
Проста дорога дурака.
 
Прощальный поцелуй в ночи,
Прибой шумит, Ассоль хохочет,
И путь лежит туда, где точат
Ножи у моря палачи…  

Автором короткого произведения, вызвавшего у учителя какие-то смутные ассоциации, был какой-то Сергей Горн. Иван Иванович подумал о том, что звучная фамилия автора, скорее всего, является псевдонимом. Географу стихотворение понравилось, и он его скопировал. Оно вполне соответствовало его теперешнему настроению.

 

На первом этаже школы были вывешены списки сдающих экзамены и состав экзаменационных комиссий. Сначала девятиклассники сдавали два письменных экзамена, затем следовали устные.

Ивану Ивановичу довелось присутствовать в качестве ассистента на математике, где он отметил любопытный случай. Примерно через час после начала экзамена в кабинет по-хозяйски вошла какая-то невзрачная женщина. (Лицо этой дамы почему-то вызвало у географа ассоциацию с вяленой грушей.)

– Почему школьники не поднялись с места, когда я вошла? – возмутилась она, – я же куратор школы!

Женщине попытались объяснить, что на экзаменах это не принято, и что дети не обязаны знать в лицо куратора школы, но она почему-то продолжала шумно возмущаться.

– Всем немедленно встать! – это директриса пулей влетела в кабинет и разрешила возникший вопрос в свойственной ей манере.

Пока ошеломлённые школьники стояли, важная чиновница успела прочитать им лекцию о том, как должны вести себя вежливые дети. Главным качеством воспитанного человека, по её мнению, была готовность вставать перед начальством.

– Все чиновники в министерстве такие, – ответила на невысказанный вопрос Ивана Ивановича насмешливая учительница математики, – пожалуй, что бывают и похуже!

– Куда уж хуже! – сказал Иван Иванович.

По установленному администрацией графику все четыре класса должны были сдавать географию в один день, в два этапа. Во второй половине дня состав комиссии менялся, бессменным был лишь Иван Иванович. Перерыв на обед не предусматривался, и учитель географии пытался протестовать. Он просил дать два дня, но ему было отказано.

– Ничего, не развалитесь! – сказала директриса.

Иван Иванович с помощью клейкой ленты развесил по кабинету все тематические карты, какие нашёл. Карты были старые, ещё советские, границы России на них были дорисованы красным фломастером и напоминали шрамы от ранений. Достаточно было один раз взглянуть на них, чтобы понять, какой невосполнимый ущерб был нанесен народному хозяйству развалом страны. Учитель расставил стулья и столы и ещё раз протер тряпкой пол. Можно было считать, что кабинет готов.

В день экзамена Иван Иванович явился в школу пораньше. Он не был уверен в том, что все ученики справятся с ответом, и решил разложить все билеты в арифметической последовательности, справа налево и сверху вниз, чтобы выпускники легко могли найти знакомый номер.

Экзаменационная комиссия решила, что первыми будут приняты творческие работы, а затем школьники начнут отвечать по билетам.

Авторам рефератов дали защититься, а дальше все пошло просто. Учащиеся, нарядно одетые по случаю экзамена, дарили комиссии цветы и коробки с конфетами, выбирали билеты, готовились, отвечали и получали оценки. Ответы были разные. Некоторые ученики отвечали хорошо, некоторые не знали почти ничего, но им всё равно ставили тройки.

Что можно требовать от детей, у которых географии не было с шестого класса! Кто-то не смог найти на карте столицу России, кто-то спутал запад и восток. Впрочем, члены комиссии не были знатоками предмета, и часть ошибок просто не замечали. Иван Иванович задавал наводящие вопросы, и дело потихоньку продвигалось. К полудню первый этап экзамена был закончен, и оценки были занесены в протокол. Председательница (заместитель директора по социальной работе) придирчиво осмотрела детские подношения и выбрала из них то, что ей понравилось.

С каким чувством достоинства некоторые учителя принимают подарки! В этот момент весь их облик свидетельствует о неподкупности. Нельзя допустить и мысли о том, что преподавателей можно расположить к себе подобным образом.

– Ну что Вы, не надо этого… – рассеянно говорят педагоги и незаметно прячут ценный подарок в свою сумку, продолжая рассказывать о недостатках Вашего ребёнка.

В эту минуту учителя гордо смотрят куда-то вдаль, подобно сфинксу. Такой взгляд часто можно заметить у кота, укравшего со стола котлету.

На втором этапе председателем комиссии была учительница физики, подруга директора, уже знакомая географу, как новый председатель профсоюзного комитета. В последнее время она по совместительству выполняла некоторые обязанности завуча, вместо заболевшей в знак протеста Галины Георгиевны. Физичка вела себя доброжелательно, в опрос не встревала, с оценками преподавателя не спорила, всё шло хорошо, и Иван Иванович успокоился. Он заметил, что в ближайшее время проблемных учеников не предвидится. Ивану Ивановичу, томившемуся в кабинете с утра, хотелось курить:

– Тут сидят одни отличники и хорошисты; я выйду ненадолго?

– Не волнуйтесь, мы справимся без Вас! Можете не торопиться!

Учитель географии, и правда, торопиться не стал, насидеться в кабинете он ещё успеет.

Лучше бы простодушный Иван Иванович нашел для перекура другое время! Ему даже не пришло в голову, что учительница физики, подобно баллистической ракете времён «холодной войны», наведена директором на определённую цель. Когда географ вернулся в кабинет, у экзаменационного стола рыдала дочь Галины Георгиевны. Увидев учителя географии, девушка выбежала из кабинета.

– Что здесь произошло?

– Ну, что; девочка получила два! Она совсем ничего не знает! – поджала губы физичка.

– Этого не может быть! – растерялся Иван Иванович.

Он ещё не понял смысла произошедшего.

– Что значит, не может быть? – повысила голос директорская подруга, – учащаяся не ответила толком ни на один вопрос!

– Какой был билет?

– Первый! – за председательницу ответила робкая учительница биологии, назначенная ассистентом.

Ей было стыдно за то, что произошло, но она боялась председательницы.

– Да знает она эти вопросы, сто раз отрабатывали, – в сердцах сказал Иван Иванович, – первый билет знают все дети!

– А Вас здесь не было, Вы курить ходили…. И кричать на меня не надо! Я здесь главная, – заявила физичка, – вопрос об окончательной оценке всегда решает председатель комиссии. Как скажу, так и будет!

– Но девочка же отвечала что-то, поставьте ей хотя бы тройку! – внезапно набралась храбрости учительница биологии.

– Ладно, Мы не звери, поставим три с минусом! – смилостивилась физичка.

– Я не согласен с такой оценкой! – заявил учитель географии.

– Можете записать в тетрадь особое мнение, – насмешливо сказала подруга директора, – но от этого оценка не изменится!

Писать в тетрадь Иван Иванович ничего не стал. Зачем бумагу марать, если ничего не изменишь? На всякий случай из кабинета он больше никуда не выходил.

История с дочерью Галины Георгиевны закончилась не так плохо, как это могло показаться сначала. После инцидента толстуха молнией примчалась в школу, забыв о больничном листе. Она устроила Людмиле Борисовне скандал и пригрозила поднять связи, якобы имеющиеся у неё в министерстве образования.

Директриса испугалась и была вынуждена отступить. Школьнице была выставлена четвёрка, а Ивану Ивановичу был объявлен выговор, за то, что он не записал в тетрадь особое мнение. Ведь именно из-за географа девочка чуть было не получила плохую оценку в аттестат.

 

Экзамен закончился вечером, в половине седьмого. От усталости у Ивана Ивановича разболелась голова. Он собрался, было, идти домой, но случайно встреченная в коридоре Аида Петровна остановила его:

– Вы слышали о том, что директриса приказала никому не расходиться, пока она лично не проверит порядок в кабинетах!

– Почему сегодня вечером, разве комиссия приедет уже завтра?

– Не знаю, слышала только, что сегодня велено не расходиться! Хозяин – барин!

– Попробую отпроситься, – сказал Иван Иванович, – скажу, что плохо себя чувствую.

– Людмила Борисовна сегодня сердитая, – предупредила его Аида Петровна, – скорее всего она Вас не отпустит!

Опытная учительница оказалась права, его не отпустили. Иван Иванович от нечего делать прогулялся по школе. Учителя томились у распахнутых дверей кабинетов, но проверка всё не начиналась.

А ну её к чёрту! – подумал он о директрисе, – что она без меня кабинет не осмотрит?

И Иван Иванович ушёл домой.

Утром следующего дня он нашел свой кабинет в ужасающем беспорядке. Дверь оказалась не запертой, все шкафы были распахнуты, а их многочисленное содержимое валялось на полу. Атласы, тетради и таблицы перемешались с рассыпанным стиральным порошком и грязными тряпками, оставшимися от уборки. Карты были сорваны. На стенах болтались оторванные уголки бумаги, приклеенные скотчем. В углу кабинета лежал разбитый теллурий с оторванным проводом.

Ничего себе! – ошеломленный Иван Иванович никогда не видел такого разгрома. Придя в себя, он начал убирать кабинет. Мелькнула мысль о том, что здесь могли беситься никем не контролируемые школьники. Впрочем, учитывая время, в которое учитель географии покинул рабочее место, это было маловероятно. Как ни ломал голову Иван Иванович, он не мог сообразить, что здесь произошло.

В распахнутую дверь заглянула Людмила Борисовна.

– Доброе утро! – растеряно сказал Иван Иванович. Ему было неловко за беспорядок.

– Здравствуйте! – директриса быстро исчезла из дверного проёма, не делая никаких замечаний, и учитель перевел дух.

Слава Богу, она ничего не заметила!

Ему удалось навести относительный порядок лишь за несколько часов. Закончив работу, он решил, что заслужил перекур.

– У меня кто-то устроил погром! – поделился он новостью с Анной Геннадьевной.

– Вы, ещё не поняли, кто это сделал? – учительница глубоко затянулась папиросой, – наивный же Вы человек!

– А Вы знаете, кто? – удивлённо спросил Иван Иванович.

– Директриса, кто же ещё! Она сильно разозлилась, когда Вы вчера сбежали! – с этими словами Анна Геннадьевна выбросила окурок и ушла, оставив учителя в полном недоумении.

Так вот почему директриса с утра ничего не заметила! – до него, наконец, дошёл смысл произошедшего.

 

Около кабинета географии Ивана Ивановича поджидал хорошо одетый мужчина с проседью в чёрных волосах. Его внешность располагала к себе.

– Я отец Сурена Хачатряна, – улыбнулся он, – мы с женой хотели поблагодарить Вас за обучение сына! Можно зайти к Вам?

Разорённый кабинет географии сразу заполнился запахом дорогого одеколона. Папа мешкать не стал и достал из портфеля бутылку коньяка в картонной коробке.

– Арарат! – Иван Иванович, любил армянский коньяк. – Спасибо, не ожидал!

– Это настоящий коньяк, из Еревана… – мужчина опять улыбнулся, – Вы очень нравитесь моему сыну и жене!

– Ещё раз спасибо! – учитель географии с удовольствием пожал протянутую руку.

Неожиданный гость почему-то не уходил. Он критически оглядел кабинет.

– В классе надо делать ремонт! – сказал он. – Могу Вам помочь в этом. Я деловой человек, как говорят сейчас, – бизнесмен. Не могу сказать, что богат, но не бедствую. Назовите сумму, которая нужна Вам для ремонта!

Иван Иванович от удивления не мог сказать ни слова. Он даже в первом приближении не знал, во что может обойтись такой ремонт.

– В разумных пределах, конечно! – армянин, кажется, неправильно истолковал выражение лица учителя географии.

Иван Иванович понимал, что за такое предложение были бы благодарны многие его коллеги, ведь деньги на дороге не валяются. С другой стороны он твёрдо решил уволиться из школы, зачем тогда возиться с ремонтом? Учитель географии вспомнил утренний разгром, произведённый директрисой, и принял решение.

– Знаете, – сказал он с некоторым сожалением, – я собираюсь увольняться, поэтому Ваша помощь мне ни к чему. Огромное Вам спасибо, но я просто не смогу ей воспользоваться!

Мужчина удивился такому решению, но сумел сдержать свои эмоции.

– Очень жаль, что Вы уходите из школы! Моё предложение остаётся в силе, если вы вдруг передумаете, дайте мне знать! – сказал он.

Когда гость ушёл, Иван Иванович открыл подаренную бутылку и сделал из неё несколько глотков. Коньяк был отличный.

Респектабельный папа очень удивился бы узнав, что учителя географии в данный момент могла устроить любая сивуха.

 

До оформления аттестатов Ивана Ивановича никто не беспокоил, надо было лишь пару раз подежурить в коридорах школы. Сидя за столом дежурного на первом этаже, он нечаянно встретил нарядно одетую Валентину Михайловну, которая пришла за трудовой книжкой. Женщина быстро поздоровалась и сразу же прошла в канцелярию. Они не виделись с того самого дня, когда разгорячённый учитель географии овладел женщиной прямо на её рабочем месте. Тогда всё закончилось благополучно, неожиданные партнёры взаимно признали свои ошибки и извинились друг перед другом. Расслабленной Валентине Михайловне даже удалось поплакать на груди учителя географии.

Прошло три недели, а Иван Иванович всё ещё не мог разобраться в своих чувствах к женщине, у которой кроме него есть муж и любовник. Кто теперь Валентина Михайловна для него: подруга, возлюбленная или просто предмет страсти? Иван Иванович с нетерпением ждал, когда она выйдет от директора, чтобы поговорить. Когда женщина вышла на улицу, он устремился за ней. Зря Иван Иванович выжидал, разговора с бывшим психологом у него не получилось.

– Что Вы хотите от меня? – такого ледяного тона учитель географии не ожидал.

– Просто поговорить.

– Нам с Вами не о чем разговаривать!

От такого ответа у Ивана Ивановича пересохло во рту. Глядя на Валентину Михайловну, он чувствовал волнение. Почему его так тянет к этой женщине?

Валентина Михайловна заметила его взгляд.

– Здесь Вам не удастся меня соблазнить! – усмехнулась она. (Женщина употребила более расхожее, но менее литературное слово.)

– И в мыслях не было! – смутился учитель географии.

– Неправда! Прощайте, Иван Иванович, мы больше не увидимся с Вами!

– Почему?

– Не хочу ничего объяснять, – сказала женщина, – я устала от чужих комплексов!

И Валентина Михайловна ушла. Мужчины оборачивались ей вслед. Глядя, как она уходит, Иван Иванович испытывал душевную тяжесть: может быть, он действительно любит эту женщину?

Ласточка выпорхнула из гнезда! – подумал учитель географии. – Что ж, счастливого полёта!

В бутылке ещё оставался коньяк.

 

Экзамены в девятых классах сдали все. Двойку по химии, поставленную свободолюбивому Саше, директриса своей рукой исправила на тройку. Зачем школе лишние проблемы? Учительница химии пыталась протестовать, но спорить с директором трудно, поэтому зловредная старушка демонстративно перестала здороваться с учителем географии.

Ивану Ивановичу некогда было обращать на это внимание. Итоговые оценки, которые должны быть поставлены в аттестат, вписываются в особый журнал, который останется в школе для страховки. Ошибаться здесь нельзя, если неправильная оценка попадёт в документ об образовании, его придётся обменивать. Испорченные аттестаты придётся везти в департамент образования вместе с книгой учёта, где отмечены их номера. Дело это хлопотное и весьма неприятное, – чего только не услышишь при обмене!

Оформлять ведомости удобно вдвоём; один диктует, другой пишет. (Почерк у географа оставлял желать лучшего, и он сломал голову в поисках того, кто умеет красиво писать.) Иван Иванович вспомнил о своей верной помощнице, весь год делающей за него бумажную работу.

Вероника и пишет красиво! – Иван Иванович позвонил ей домой. С приходом девушки клеточки журналов стали быстро заполняться отметками.

– Три, – диктовал учитель географии, – четыре; четыре; пять….

– Три; четыре; четыре… – Вероника добросовестно записывала отметки, подтверждая их вслух, подобно эху.

Шло время, а бумагам не было конца. Ивану Ивановичу хотелось перекурить, но он терпел. Если он уйдет, то Вероника тоже будет сидеть без дела.

– Сколько времени она сможет ему помогать, может быть, у девушки есть свои планы?

Иван Иванович вытерпел ещё час. В отсутствие Вероники, он бы закрыл дверь и курил здесь, всё равно окна открыты.

– Как ты относишься к курящим? – вдруг спросил он у девушки.

– Я привыкла, моя мама курит, – ответила она, отрывая глаза от журнала, – наши мальчишки все дымят, что тут такого!

– Тогда я запру дверь, и покурю, – сказал учитель географии, – можно?

Вероника повела себя неожиданно. Она перестала писать, вышла в проход между партами, и неторопливо потянулась. В её облегающем платьице это выглядело столь эффектно, что глаза Ивана Ивановича против его воли скользнули по фигуре девушки.

– А зачем Вы хотите запереть дверь? – в голосе Вероники вдруг зазвучали игривые нотки.

– Хочу закурить, – рассердился Иван Иванович, – и не надо меня дразнить, я же тебе не мальчишка!

– Ладно! – согласилась Вероника, медленно опуская накрашенные ресницы.

Сейчас она напоминала хорошенькую героиню из модного телесериала.

– Не зря парни дерутся из-за неё! – подумал Иван Иванович.

Выпустив клуб дыма, Иван Иванович вдруг вспомнил Лампасова. Кто знает, кому, и какие уроки он мог давать в этом кабинете! Он выбросил окурок в окно и отпер дверь:

– Давай продолжим работу!

– Не надо обо мне плохо думать! – неожиданно заявила Вероника, которой вдруг расхотелось работать.

– Я и не думаю!

– Я вовсе не легкомысленная! – обиженно продолжила она. – Ничего лишнего себе не позволяю. У меня никого не было и если хотите знать, – я ещё девушка!

– Вот тебе и раз, – мысленно опешил Иван Иванович, не ожидающий подобных откровений, – чем это я вызвал такие признания?

Учитель географии растерянно молчал, не зная, что ответить.

– И когда Ваш приятель мне звонил, я отказалась с ним встретиться!

– Какой ещё приятель? – удивился Иван Иванович.

– Который стихи пишет, поэт. Он ко мне на уроке подсаживался, осенью, помните? Я ему дала свой номер, и он мне по телефону стихи читал!

Это было похоже на правду. Коля вполне мог попросить номер телефона, а Иван Иванович и не заметил! Он мысленно выругался, – ладно, о покойниках плохо не говорят!

– В школу он ко мне тоже приходил. Ждал меня после новогодней дискотеки, но не дождался, – сказала Вероника с чувством удовлетворения, – его Гриша испугал!

Рассказ о том, что Коля приходил на школьную дискотеку, показался учителю географии уже явной фантазией, призванной добавить девушке значимости.

– А на прошлой неделе он мне письмо прислал!

– Что за чепуха, – подумал Иван Иванович, – разве что послание с того света….

Он чуть не сказал Веронике, что всё это глупые выдумки, но вовремя прикусил язык. Не рассказывать же девчушке, что Коля умер!

Иван Иванович вдруг осознал, что дважды подряд обидел Веронику; не захотел заметить её обаяния, и вдобавок намекнул, что она для него ещё ребёнок. Взрослая женщина никогда не простила бы ему подобный поступок! Надо было срочно исправлять положение.

– Твоему Грише повезло, – сказал Иван Иванович, – у него самая красивая девушка в школе! Если бы я был помоложе, лет так на двадцать, я бы составил ему конкуренцию!

– Мой Гриша уложил бы Вас одним ударом! – презрительно сказала Вероника.

Иван Иванович живо представил себе эту картину.

– Надеюсь, сейчас до этого не дойдёт, – нервно сказал он, – у меня куча дел. И что бы я делал без твоей помощи!

Последнюю фразу Иван Иванович сказал искренне, и девушка улыбнулась.

– Ну и, слава Богу! – подумал он.

– Ладно, диктуйте! – сказала Вероника.

Скоро большая часть работы была окончена.

 

На следующий день предстояло вручение аттестатов. Торжественная часть была назначена на четырнадцать часов, а вечером бывшие девятиклассники должны были ехать в развлекательный центр, на дискотеку. Так дети должны были отпраздновать окончание учёбы. Решение было принято дирекцией школы совместно с попечительским советом, и конечно, Иван Иванович узнал об этом последним. Как классный руководитель он был обязан быть с детьми до окончания мероприятия. Узнав об этом, учитель тяжело вздохнул:

– Ничего не поделаешь, придётся ехать!

Попасть в развлекательный центр могли не все дети. Для некоторых родителей стоимость выпускного вечера оказалась слишком большой, и они отказались.

– Остальные дети не хотят оставаться без праздника, – доложили директрисе учителя, – может быть, устроим им дискотеку в актовом зале?

– Переживут!

– Они угрожают всю школу разгромить!

– Подумаешь, напугали! – усмехнулась Людмила Борисовна.

Рассматривать другие варианты директриса категорически отказалась.

– Мы договорились с префектурой округа, – пояснила она, – всё оплачено, и ничего нельзя отменить; если мы передумаем, могут быть крупные неприятности!

Учителя, в том числе и географ, согласились с ней. Брать на себя ответственность в деле, где замешаны деньги, никто не хотел.

– Значит, нечего и сожалеть! – подытожила директриса.

 

В день вручения аттестатов Иван Иванович был в бегах с самого утра. Он всё же ошибся, заполняя документы, и это надо было срочно исправить.

Когда учитель географии приехал в департамент образования, выяснилось, что он перепутал и взял с собой не журнал учёта выдачи аттестатов, а другой, внешне похожий на него. Пришлось ехать снова. Иван Иванович рисковал опоздать на процедуру вручения и сломя голову побежал от школы к станции метро. Тяжело дыша, он проклинал свою невнимательность. По дороге учитель географии чуть было не сбил женщину с огромным букетом роз.

– Куда это Вы летите, – удивилась она, – разве Вы не будете на нашем торжестве?

Иван Иванович сообразил, что это мама кого-то из выпускников.

– Постараюсь успеть! – невнятно пробормотал он и побежал дальше.

На бегу, учитель отметил, что женщина обладает очень приятной внешностью.

Какая хорошенькая, – успел подумать он, – и цветы ей идут!

Впрочем, сейчас ему было совсем не до женщин. Иван Иванович чудом успел к началу церемонии и оценки, поставленные в новые аттестаты, были скреплены печатью в последний момент.

Свидетельства об окончании девяти классов вручали в актовом зале школы. В центре президиума устроилась улыбающаяся Людмила Борисовна с подругами и другими учителями. Галина Георгиевна, как всегда, села подальше от директрисы. На отдельном столе слева были разложены аттестаты и грамоты для отличников и хорошистов. Здесь же стояли классные руководители, которые должны были зачитать фамилии выпускников. Рядом с коварным видом уселась библиотекарша. У неё с собой был список должников, которые смогут получить вожделённый документ лишь с её разрешения. Ученики и родители с цветами заполняли зал. Без особой нужды сверкали фотовспышки и работали видеокамеры.

Директриса сказала вступительное слово. Набегавшийся за день Иван Иванович, вероятно, простудился и потому внезапно охрип. Он попросил Аиду Петровну, которая знала в школе всех, вручить аттестаты и почётные грамоты вместо него.

Процедура выдачи аттестатов выглядела монотонно; зачитывалась фамилия, выпускников поздравляли и просили расписаться за документ.

Иван Иванович испытывал странную усталость. Окружающее плыло как во сне, реальность, на которую он механически реагировал, отошла на второй план. Время непостижимым образом сжалось. События прошлого пёстрым калейдоскопом завертелись в его голове. Кажется, он совсем недавно устраивался на эту работу….

Образы послушно выстроились в цепочку, и он вспомнил всё, что произошло за учебный год. Кто бы мог подумать, что в школе может произойти столько событий! Какая-то мысль неотвязно преследовала его. Учитель географии не успевал распознать её, она коварно ускользала в самый последний момент. Иван Иванович почти физически ощущал, как хитрая мысль, похожая на надоедливую мошку, вьётся в извилинах его мозга.

– Подожди, я все же поймаю тебя! – подумал он.

– Не засыпайте! – бдительная Аида Петровна толкнула его в бок. – Скоро всё закончится!

Мысль улетучилась.

– Вам плохо?

– Нет, – Иван Иванович очнулся от странного наваждения, – извините!

Учащиеся и родители уже благодарили администрацию школы и учителей, конфеты и цветы начали перемещаться в президиум. С места в первом ряду поднялась женщина с букетом роз, недавно встреченная географом на улице. Сейчас Иван Иванович припомнил, что видел её в школе и раньше.

Женщина улыбнулась и начала благодарственную речь:

– Мы всегда будем вспоминать нашу замечательную школу и заботливых учителей, работающих здесь,…

– Чья это мама? – с любопытством спросил учитель географии у сидящей рядом Аиды Петровны.

Пожилая учительница удивлённо смотрела на него.

– Что с Вами? Вы, наверное, все-таки заболели! – сказала она. – Это же Гриднева, Ваш председатель родительского комитета!

– Я что-то не узнал её! – придумал Иван Иванович неуклюжую отговорку.

Гриднева представлялась ему крупной, грубой, любящей командовать. Он как-то видел такую даму у директрисы и почему-то вообразил, что это и есть председатель родительского комитета девятого «В». Как он удивлялся, что Людмила Борисовна именует её милой! А это определение оказалось весьма точным.

… любимого директора,…

Улыбающаяся директриса поднялась с места, чтобы принять роскошный букет.

…а больше всего нашего замечательного классного руководителя, всегда заботившегося о детях! Я нечасто встречалась с ним, но много слышала, что говорят о нем в дети! – с этими словами Гриднева шагнула вперёд и вручила розы смутившемуся Ивану Ивановичу.

Людмила Борисовна медленно села. Она до самого конца сумела удержать на своём лице улыбку, но эта улыбка могла показаться кому-то несколько натянутой.

Иван Иванович кое-как обрезал тупыми ножницами несколько пластиковых бутылок, чтобы поставить в воду все цветы. Время бежало, и не успел он допить кофе, как надо было ехать в развлекательный центр.

Добираться надо было почему-то своим ходом. В транспорте весёлые выпускники раздражали пассажиров раскованным поведением, а возле выхода из метро к празднично одетым девчонкам привязались какие-то пьянчужки. Пришлось заступаться, и в итоге классный руководитель едва не получил по физиономии. В развлекательном центре всех заставили пройти через раму металлоискателя, а сумки подростков были проверены недоверчивой охраной. В одной из сумок нашлась бутылка пива. Её немедленно изъяли и отдали на хранение учителям.

Изнутри центр больше всего напоминал пустующий цех завода по сборке крупногабаритной техники. Учитывая, что рядом расположен автозавод, можно было допустить, что раньше так оно и было. Середина огромного помещения площадью напоминала футбольное поле. Вокруг пустого пространства проходила дорожка для катания на роликовых коньках. За дорожкой, ближе к стенам были расположены бары и кафе, напугавшие учителей чудовищными ценами. На втором этаже выпускники могли воспользоваться аттракционами или просто посмотреть сверху вниз на беснующихся под музыку ровесников с огромного кругового балкона.

Ударила музыка. Её отличительной чертой был запредельная громкость и жёсткий, около ста двадцати ударов в минуту, ритм. Подъезжали дети из других школ, и танцевальное поле быстро заполнилось скачущими подростками. Спрятаться от грохота было невозможно, Иван Иванович чувствовал, как внутри него дрожит диафрагма.

Окончание мероприятия было назначено на двадцать три часа, значит оставалось продержаться около пяти часов. Учителя устроилась на пластмассовых стульях возле одного из баров. Ивану Ивановичу очень хотелось есть, но о том, чтобы купить что-то здесь, было нечего и мечтать.

– Это ещё пустяки! – прокричала ему в ухо неунывающая Аида Петровна, – пустяки, говорю! Выпускники из одиннадцатых классов будут гулять здесь всю ночь! Вот их классным руководителям достанется!

Охрипший Иван Иванович попытался сказать ей, что хочет прогуляться по центру, но его не было слышно. Пришлось изъясняться жестами; учитель географии ткнул себя в грудь и изобразил ходьбу, перебирая опущенными вниз пальцами.

Он попытался спрятаться от всепроникающего ритма в туалете. Здесь было потише, но не сидеть же пять часов в уборной! Подолгу оставаться на месте беспокойный Иван Иванович не мог и потому нервно двигался вокруг танцевального пространства. Он по нескольку раз обошел оба этажа. В одном из тёмных уголков он заметил Веронику, которая сидела на коленях у незнакомого паренька.

– Тоже мне, роковая женщина, – усмехнулся про себя Иван Иванович.

Как только он увидел девушку, к нему опять вернулось чувство дискомфорта, учитель географии интуитивно чувствовал, что что-то не так. Но что?

Девятиклассники нещадно курили, и дым сигарет ел глаза, несмотря на кондиционеры. От нечего делать географ тоже часто курил. В горле першило, и тогда его начинал бить кашель. Надо бросать! – думал он и тут же нервно закуривал. Чем же он так обеспокоен?

Со второго этажа Иван Иванович заметил своих коллег. Классные дамы невозмутимо дремали, казалось, что их не беспокоит ни музыка, ни долгое ожидание. Их выдержке можно было только завидовать!

Когда дискотека закончилась, географу понадобилось немало усилий, чтобы его бывшие ученики, уже почувствовавшие себя самостоятельными, не сбежали по дороге. Ему удалось довезти детей до станции метро, возле которой была расположена школа. Мальчишки вызвались проводить девушек, и шумная компания быстро растворилась в тёплой ночи.

Всё! – Иван Иванович больше не был классным руководителем.

На его школьной карьере можно было ставить точку. На остатки денег он купил в ночном магазине у метро бутылку дешёвого вина, чтобы отпраздновать это событие.

 

 

 


Оглавление

8. Глава 8. Плохое настроение. Рефераты или экзамен. Победа географа. Поиски Лампасова. Незаслуженная пощечина. Крепдешиновое платье. Анонимка. Последний звонок.
9. Глава 9. Лето. Зкзамен по географии. Месть директрисы. Иван Иванович отказывается от выгодного предложения. Прощание с Валентиной Михайловной. Вероника задает географу загадку. Вручение аттестатов. Цветы для учителя. Выпускной вечер. Иван Иванович свободен!
10. Глава 10. Погром. Странные стихи в Интернете. Раздумья географа. Ретроспектива: Мечты поэта Коли. Юность Лампасова. Встреча Лампасова с поэтом. Кто такой Сергей Горн? Провокация. Незнакомец. До чего доводит любовь к Омару Хайяму. Наряд милиции. Неожиданная спасительница. Странный сон.

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

04.04: Альфия Шамсутдинова. Дайте мне тишину! (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!