HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Гости «Новой Литературы»

Жить с осколком в сердце

Обсудить

Интервью

 

Красивая, утончённая, отважная – такой Ирину Шевчук знают кинозрители старшего поколения. Ирина Борисовна сыграла ведущие роли в десятках фильмов, осветив их своим талантом и любовью к киноискусству – настоящему, захватывающему, мастерскому. Именно это побудило актрису организовать вместе с единомышленниками один из первых кинофестивалей на просторах бывшего СССР. Как организатор и вице-президент, Ирина Шевчук сумела преодолеть границы и трудности: её «Киношок» объединил творчество режиссёров разных времён и стран. О том, чем может удивлять кино сегодня, и своей миссии в нём Ирина Борисовна поведала в беседе с журналисткой Верой Кругловой.

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 9.10.2019
Ирина Шевчук
Ирина Шевчук

 

– Ирина Борисовна, как вышло, что в семье военного моряка выросла девочка, которая так страстно влюбилась в кино и стала актрисой?

 

– В посёлке Роста, где мы жили, был Дом офицеров, и там часто бывали спектакли, которые привозили разные театры. А ещё мы, подростки, часто бегали смотреть фильмы в кинотеатр «Аврора». При этом я безумно любила сказки и постоянно что-нибудь придумывала – представляла себе волшебные сюжеты. Наверное, мой вымышленный мир к этому и привёл. Но сказать, что я мечтала только о профессии актрисы, не могу. Было время, когда я хотела быть геологом, потому что собирала много минералов на сопках на Севере, хотела быть врачом, потому что была влюблена в Элину Быстрицкую в фильме «Неоконченная повесть», хотела быть учителем и даже пошла в девятом классе на практику в детский сад – как воспитательница. А потом получилось так, что мы переехали в Киев, куда я прихватила свой чемодан с минералами и камушками, и там произошла необыкновенная история – первый звоночек будущей судьбы. Моя мама прочитала в газете заметку о своей школьной подруге, Вале Отваге, с которой они вместе мечтали стать актрисами. Мама даже играла в народном театре, но потом вышла замуж за моего отца, вместе с ним уехала на север, и об этой мечте пришлось забыть. А Валя стала актрисой, работала в Днепропетровске и приехала с театром в Киев на гастроли. Мы с мамой пошли в театр на её спектакль, и сомнений уже не осталось. Побежали с цветами за кулисы, и это была такая встреча! Мама и Валя увиделись после войны, спустя столько лет, обе плакали – на меня эта радость со слезами произвела огромное впечатление. Появилось желание сделать то, что не удалось маме: я поступила в театральную студию в Киеве. Ею руководили два народных артиста из театра имени Ивана Франко, и там всё было серьёзно: были поставлены спектакли, которые мы потом сыграли в Октябрьском дворце. Но я на вид была совсем девочкой, ребёнком, и поэтому на некоторые роли меня не утверждали. А потом в Киев приехал Резо Давидович Чхеидзе, который собирался снимать молодёжный фильм, и выбрал меня на роль русской героини. Мой папа, когда услышал об этом, сказал: «В Грузию? Никогда!». И Резо Давидович, поскольку я ему очень понравилась, придумал мне роль санитарки, и пока они были в Киеве месяц, я в каком-то селе играла эту санитарку – в тулупе, с красной повязкой. Так что актёрство ко мне пришло как-то само. А потом уже, конечно, я решила поступать во ВГИК.

 

 Ирина Шевчук в молодости
Ирина Шевчук в молодости

 

– Вы учились в мастерской Владимира Белокурова, и в этом же 1971 году снялись в киноленте Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие»: вся страна узнала и полюбила вас как Риту Осянину. Картину ждал феноменальный успех и международные призы, только в 1973 году её посмотрело 65 миллионов зрителей, и она до сих пор остаётся одним из самых любимых в России фильмов о Великой Отечественной войне. Как вы думаете, почему?

 

– Это полностью заслуга Станислава Ростоцкого. Он стремился снять картину о женщине на войне, долго вынашивал эту тему, поскольку был обязан жизнью санитарке Ане Бекетовой. Зимой 1944 года Ростоцкий, почти ещё мальчишка, был тяжело ранен под Дубно, и спасла его Аня – вынесла с поля боя. Когда вышла повесть Бориса Васильева, состоялся спектакль по ней, Ростоцкий ухватился за этот сюжет. Наверное, всё дело в проникновенности, чувстве, сердечности и одарённости. Мы, актрисы, ощущали это во время съёмок. Станислав Иосифович сделал очень правильно: он сначала снял воспоминания наших героинь здесь, в Москве, а потом мы все уехали в Карелию – и у нас было полное погружение в судьбы этих девочек-зенитчиц. Мы привыкали к военной форме, кроватям в пакгаузе, где мы жили, орудиям, учились их чистить, стрелять из автоматов – такими были наши репетиции. При этом Ростоцкий уделял много внимания каждому актёру и актрисе, беседовал с нами, рассказывал о настоящей войне – это были бесценные уроки, я считаю Станислава Иосифовича одним из главных своих учителей. Он умел раскрыть в каждой из нас такие грани, черты характера, о которых мы даже не подозревали. Я не думала, что у меня есть Ритина решительность, командный голос, стойкость, но Ростоцкий очень умело подвёл меня к этому. В картине «Зори» мы не играли – мы прожили судьбы своих героинь, поэтому фильм и получился таким настоящим, искренним, горячим, но без нашего режиссёра ничего этого не было бы.

 

Ирина Шевчук в роли Риты Осяниной (фильм «А зори здесь тихие») 
Ирина Шевчук в роли Риты Осяниной (фильм «А зори здесь тихие»)

 

– После Ростоцкого вышло ещё две киноверсии повести «А зори здесь тихие», но успеха первой картины они не повторили. Вероятно, роль играет время? Станислав Иосифович был солдатом, прошёл сквозь огонь Великой Отечественной, а его последователи могут опираться только на воспоминания фронтовиков – в лучшем случае.

 

– Я думаю, что дело всё-таки в таланте. Не хочу даже называть имён режиссёров, снявших свою версию произведения Бориса Васильева. Это было неудачно – и в Китае, и в России. Мне кажется, что браться за такую тему можно, если ты по-настоящему болен ею. Тут не должны присутствовать меркантильные интересы – если думать о прибыли, ничего не получится. Ростоцкий говорил, что художник должен жить с осколком в сердце. У него, у Чухрая, у Тодоровского этот осколок был.

 

– А у современных российских режиссёров – нет?

 

– Есть, этот осколок в сердце, у Коли Лебедева. Он из той же породы: не берётся за проект, не проникнув в тему до глубины и не любя свой замысел. Трепетный человек! Поэтому и выглядит таким юным: у него в душе – огонь и солнце. Таких сейчас очень мало, к сожалению. В нашем кинематографе балом правит другое поколение – люди с иным восприятием и потребностями. Прежде ценность искусства не мерили финансовой меркой: что я с этого буду иметь, какой гонорар получу – творчество должно быть выше этого. Не только в кино – вообще в искусстве. Истинные шедевры получаются тогда, когда человек работает виртуозно, с любовью, со страстью. А о том, что происходит сейчас, можно сказать словами героя замечательного фильма «Девушка без адреса» – таланты есть, а каскаду не хватает. И от этого грустно.

 

– Вашему поколению каскаду хватило?

 

– К счастью, да. Сейчас говорят, что в советском кино что-то запрещали, не разрешали, но мы ничего подобного не ощутили. Во время съёмок киногруппа становилась одной семьёй. Режиссёр был главным, и было ясно, куда и зачем он тебя ведёт. Именно так работал Станислав Ростоцкий, то же самое я слышала о его однокашнике, Эльдаре Рязанове – у него я не снималась, но мы общались в зарубежных поездках. Любой актёр, который снимался у Эльдара Александровича, скажет вам, что это было великолепно. А сейчас, к сожалению, почти ни один режиссёр не увлекает. В 90-х и после я снялась не в одном десятке картин, в основном телевизионных, и знаю, что в лучшем случае на площадке тебе скажут лишь две-три фразы насчёт того, что делать в кадре. Что-то утеряно. Возможно, со временем найдётся – в другом проявлении и качестве.

 

– Как раз хотела спросить вас о девяностых, потому что именно в этот переломный период вы стали заниматься своим кинофестивалем. Как вам удалось в перевернувшемся мире сделать «Киношок» одним из самых значимых и известных кинофестивалей России?

 

– К «Киношоку» я пришла не сразу – история у него долгая. Всё началось ещё в середине восьмидесятых: тогда мы придумали гильдию актёров кино – всего Советского Союза. Президентом был Евгений Жариков, а рядом с ним – я, Сева Шиловский, Боря Токарев, Женя Герасимов, Галя Яцкина, Серёжа Новожилов. Сергей занимался киноклубами в городе Калинине, нынешней Твери. Историк по образованию, он беззаветно был влюблён в кино. Таких энтузиастов собралось человек пятнадцать, и мы устроили настоящий мозговой штурм. Он пришёлся на время, когда кино почти не было, прокат потихоньку разваливался, и нужно было буквально спасать свою профессию. И хотя гильдия сложилась, дальше разговоров дело не шло. Поэтому я решила попробовать что-то сделать сама. Поддержать меня решил Серёжа: он подключил к делу Игоря Степанова, который работал в одной из комсомольских организаций – Игорь хорошо разбирался в деловых вопросах. Зарегистрировались мы как Центр «Актёр» – своего рода лаборатория со своими экспериментами и опытами. Первое, что мы сделали – организовали долгую гастрольную поездку для актёров по Сибири и Дальнему Востоку. В ней участвовали Света Немоляева, Саша Лазарев, Боря Хмельницкий, Марина Зудина, Саша Михайлов, Майя Булгакова, Лидия Николаевна Смирнова – представители разных поколений актёров. В нашем распоряжении был последний комсомольский поезд, и в нём мы объехали Хабаровск, Владивосток, Биробиджан и другие места с вечерней и ночной программой. Это было потрясающе! Я помню, что в Хабаровске разбушевалась буря, и всё равно собрался полный зал народа.

 

– Время было непростое, и всё равно люди тянулись к искусству, к встречам с талантливыми людьми.

 

– Да, но наш проект продолжался недолго. В девяностых всё рухнуло. Кинотеатры стали пунктами продажи или проката автомобилей. Спонсоры исчезли. Публика – тоже. Какое-то время нас выручало телевидение – мы с Серёжей Новожиловым сделали несколько потрясающих программ в знаменитом ресторане «Славянский базар». Там был весь московский цвет – такие великие актёры, как Евгений Евстигнеев, Михаил Ульянов. Мы снимали в «Славянском базаре» Рождество, Масленицу – с участием звёзд отечественного кино, эстрадных артистов, выступлениями, поздравлениями, розыгрышами. Всё это показывалось по телевидению с большим успехом.

 

– А сейчас эти программы можно увидеть?

 

– Сохранилось очень мало – ведь тогда не было цифры. Наверное, где-то есть на кассетах, но сейчас на телевидении эти записи вряд ли кто-то найдёт.

 

– Очень жаль! А что было дальше?

 

– А дальше и появился наш фестиваль «Киношок» – вместе с распадом Советского Союза. Это произошло в 1992 году. Мы с Сергеем позвали в проект Виктора Мережко – нам была нужна поддержка и взгляд со стороны. Виктор Иванович тогда начинал вести «Кинопанораму» и снимал сюжеты на нашем фестивале. На пресс-конференции мы всем объяснили, что «Киношок» – это не демонстрация чего-то ужасного, хотя в те годы кино действительно было страшным, редко появлялось что-то приличное. Шокировать можно и прекрасным – особенно на фоне уродства.

 

– Ваш замысел реализовался сразу?

 

– Прелесть была в самом процессе! Мы творили, хулиганили, придумывали, импровизировали, пробовали. Сейчас пытаемся сохранять такой же настрой, но это очень сложно в современных условиях. Государство наш «Киношок» тогда не поддерживало, и первые четыре или пять фестивалей мы провели на спонсорские деньги. Искали меценатов, несколько месяцев потратили с Серёжей на Краснодарский край: в Анапе Валентин Машуков, бывший председатель горкома, дал мне список возможных спонсоров. Утро моё начиналось с визитов к этим людям – я всех объезжала и просила о помощи. Потом, когда немножко стали финансировать «Кинотавр», мы обратились в Министерство культуры и получили небольшие деньги. Но первые средства на «Киношок» нам дал Николай Дмитриевич Егоров, который очень любил искусство – губернатор Краснодарского края, потрясающий человек, К сожалению, его уже нет в живых. Он первым протянул нам руку помощи. Сказал: «Дерзайте, ребята! Краснодарский край вас поддержит».

 

– Ирина Борисовна, «Киношоку» сейчас 28 лет. В чём, на ваш взгляд, его ценность и какими вам видятся перспективы вашего кинофестиваля?

 

– После 28 фестивалей могу сказать без сомнений: «Киношок» мог бы рассказать много интересного об истории кино. Мы ведь официально называемся кинофестивалем СНГ, Литвы, Латвии и Эстонии и знаем многое о судьбе кинематографа на постсоветском пространстве. О том, как он рухнул в девяностые годы, а потом потихонечку начал возрождаться – в первую очередь, в России. О детских фильмах – начиная с конца сороковых, той же «Первокласснице», у нас есть такое направление. Я думаю, что кинофестивали – это не только пропаганда кино. Они ещё должны быть ликбезом для зрителей и исследованием для специалистов. Мы, собственно, к этому и стремимся. Но в наше непростое время это очень тяжело – в финансовом плане. Но ничего! Это не останавливает. До тридцатого фестиваля я точно продержусь (смеётся). А там посмотрим.

 

 Ирина Шевчук. Фото РИА Новости
Ирина Шевчук. Фото РИА Новости

 

– Вы упомянули о детских фильмах, снятых в уже далёком прошлом. Как их воспринимают сейчас, и кому принадлежит идея показывать такие картины на «Киношоке»?

 

– Когда мы затеяли это, ещё была жива Зинаида Григорьевна Шатина, великий сотрудник Госфильмофонда России, безмерно влюблённая в кинематограф. Это она обратила внимание на то, что дети нового поколения уходят с чёрно-белого кино, потому что не в состоянии его воспринимать. Даже самые интересные киноленты. И это печально. Исследований специалистов по этому поводу написано много, но что делать, если выпускники школ даже литературу сейчас не знают! Я была в приёмной комиссии ВГИКа на актёрский факультет и пришла в ужас от того, что я видела и слышала. А уж про сочинения и говорить нечего. Не говорю, что это – общая масса, но это – 70 процентов молодёжи. Конечно, есть детки очень умные, толковые, образованные, пытливые, много читающие, но по большому счёту всё настолько перевернулось! Изменилось и восприятие кино, иначе и быть не могло, а кино – это массовое искусство. Поэтому кинофестивали должны быть посвящены не только раздаче призов, а изучению интересов аудитории. Конкурсная программа проводится обязательно, а параллельно ей можно показывать те самые детские фильмы, хронику и другие направления, чтобы юные зрители понимали, что существует и такое кино. На своих бесплатных площадках мы показываем практически всё – как раз с целью погружения аудитории в мир многогранного киноискусства.

 

– А насколько велика ваша аудитория?

 

– Наши кинопоказы идут по десять дней в Анапе, Новороссийске, Темрюке, Крымске. На них приходит много подростков, которые делятся впечатлениями с другими, что очень радует. Мы стремимся рассказывать зрителям о том, как создавались картины, какая задумка была у режиссёра, проводим мастер-классы. Получается не только праздник кино, но и его осмысление.

 

– Вдвойне ценно слышать это не просто от влюблённого в кинематограф деятеля, а от профессиональной актрисы, любимой несколькими поколениями зрителей. Скажите, кто из коллег вас поддерживает на этом пути? С кем вы особенно дружны?

 

– В основном дружу с девочками из «Зорь». Это такое родство, которое никогда не разорвётся. А вообще по своей натуре я такая – больше дружу с мужчинами. Так сложилось. Есть близкие и дорогие мне подруги – одна с четвёртого класса, ныне живёт в Америке, другая – с института, с ВГИКа – это Галя Логинова, мама Миллы Йовович, есть Верочка Мусатова, Татьяна Третьякова, но они не актрисы.

 

– Ирина Борисовна, вы ещё в 1974 году стали заслуженной артисткой Украины, потом получили премию Ленинского комсомола за воплощение образов современников в кино. Какая роль вам особенно дорога?

 

– Знаете, мне дорога каждая моя роль. Сначала ты читаешь сценарий, потом примеряешь роль к себе, пытаешься представить, что тебе нужно делать, потом она в тебя проникает и становится родной. Раньше меня знали по фильму «А зори здесь тихие» и «Абитуриентка», которые принесли мне известность. Теперь современные зрители связывают меня с кинолентами, где я играю взрослых дам – для кого-то я Анфиса из сериала «Исцеление любовью». Образы разные, но все они важны и ценны для меня.

 

– А кто вам ближе, женщины из прошлого или современные образы?

 

– Мне интересны костюмные роли. На сцене я играла Аркадину из «Чайки», в «Золушке» – мачеху, в комедии Оскара Уайльда – герцогиню Бервик. Если бы в кино предложили подобную роль, то выбрала бы какую-то эффектную старушку. Я вообще очень люблю свою профессию и театр.

 

 Ирина Шевчук в спектакле «Чайка»
Ирина Шевчук в спектакле «Чайка»

 

– Ирина Борисовна, вы плодотворно работаете много лет, но заслуженной артисткой России стали относительно недавно: до этого у вас были те звания, которые вам дали ещё в СССР – в основном на Украине. Почему так получилось? Для вас официальные признания не важны?

 

– Нет, важны. Особенно когда были живы мама и папа – мне так хотелось, чтобы они мной гордились! Но я не знала, что звания нужно добывать самой: напоминать о себе, просить. Мне казалось, что моя работа заслуживает того, чтобы у меня было хоть какое-то российское звание, потому что родина у меня – Россия. Я родилась в Мурманске, училась во ВГИКе, все мои знаковые картины сняты здесь, и я в России живу почти всю свою жизнь. Но признание пришло, как видите, далеко не сразу.

 

– А для нас, зрителей, вы уже давно стали народной артисткой – одной из самых любимых.

 

– Спасибо.

 

Не умея просить за себя, вы – волевая, сильная, настойчивая в своей профессии и организации кинофестиваля. А какой вас знают муж и дочь? Вы дома тоже командир?

 

– Вообще – да. Раньше я такой не была. Это меня девяностые годы встряхнули, и проявилась эта черта характера – от папы. До какого-то времени я такой себя не знала, а когда появилась необходимость добиваться желанной цели, я изменилась. Дома меня знают как решительного человека, но это не мешает гармонии и любви. Мой муж – тактичный, милый, музыкальный, у дочери тоже есть черты моего отца, и мы прекрасно друг друга понимаем. Александре долго мешала заниженная самооценка, но сейчас это прошло, и меня это очень радует. Она счастливо вышла замуж, ушла из всех театров и ждёт настоящей роли в кино. Дочь настроена на удачу, но в нашей профессии сложно пережить период ожидания, когда ты не востребована как актриса. Нужно уметь быть терпеливой, ждать своего часа и возможности раскрыть себя полностью в желанной роли. Я надеюсь, что у Саши всё получится, потому что она очень талантлива.

 

 Ирина Шевчук с дочерью Александрой
Ирина Шевчук с дочерью Александрой

 

– Когда свободное время появляется у вас самой, как вы его проводите?

 

– С семьёй. У меня незанятых дней очень мало, поэтому я бываю с родными. Люблю готовить и придумываю для них что-нибудь вкусное.

 

– Ирина Борисовна, а у вас есть вершина, которую хотелось бы достичь, мечты, которые хотелось бы осуществить?

 

– Мне бы хотелось, чтобы вершину взяла моя дочь. А себе пожелала бы долгой жизни как актрисе – хороших новых ролей, в кино и в театре. Очень бы хотела, чтобы наш фестиваль был нужным и полезным не только для кинематографистов и тех, кто участвует в нём, но и для всей России. Ещё бы мне хотелось сделать что-нибудь, чтобы детям и старикам в нашей стране было уютно. И дожить до того времени, когда всё будет хорошо – хотя бы в основном, в самом главном.

 

 

Беседовала Вера Круглова

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.10: Ибрагим Ибрагимли. Интервью (одноактная моно-пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!