HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Галина Гришина

Долгожитель

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 21.11.2012
Иллюстрация. Название: "Долгожитель" Автор: Елена Батюк (г. Вологда). Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

На днях Пантелею Семёновичу исполнилось девяносто три, но он даже слышать об этом не хотел. А зачем лишний раз годы считать, если чего доброго и со счёта можно сбиться?

– Наверное, смерть моя где-то заблудилась, – замечал обычно Пантелей Семёнович, когда кто-нибудь из любопытства заглядывал к нему в паспорт.

– То она вас, Семёныч, боится, – шутили в ответ те, кто помоложе. – Потому и стороной обходит. Нрав ведь у вас крутой. Сунется чего доброго на порог – а вы её, не разобравшись, в три шеи гнать начнёте.

 

Дед в ответ только посмеивался – что правда, то правда. Церемониться он ни с кем не будет. Разговор с обидчиками у Пантелея Семёновича всегда короткий был – схватит в руки свою палку-спотыкалку, да как замахнётся, аж в воздухе свист стоит. Вон недавно местная шпана по случайности мяч ему на балкон забросила, так он уже их проучил – надолго урок запомнят. Самого проворного за ухо схватил, и не отпускал, пока его родители к деду на ковёр не явились. А на следующий день ещё и жалобу в школу написал, дескать, почему дети после уроков дурью маются? Вон в наше время…

 

Пантелей Семёнович любил вспомнить своё детство, благо память его ещё ни разу не подводила, а особенно молодость – он тогда лихим парнем был. Вагоновожатым на самом первом харьковском трамвае работал, возил людей с Павловской площади аж на Балашовку. Дед Пантелей и сегодня из принципа называл улицы старыми именами – дескать, кто в теме, тот поймёт, а новосёлам пусть стыдно будет. И тут уж как его не переспрашивали – мол, это та самая, которая нынче площадью Розы Люксембург зовётся, дед всё равно на своём стоял. Сказал – Павловская, и точка. Вот такой вот принципиальный был! Но это ещё что? Вот если Пантелей Семёнович видел, что дворник плохо двор метёт – тут же учить его принимался. Да не на словах, а на деле. Как метлу держать, в какую сторону сор мести – всё знал. И очень обижался, если нерадивый его науке не внимал. Тогда дед за бумагу и ручку хватался, чтобы начальству на нахлебника пожаловаться.

– Скучно, видать, старику, вот и кляузничает, – пожимали плечами секретарши в инстанциях, получая от Семёновича очередную жалобу. – Его, конечно, понять можно. Жену и детей пережил, уже и внуки в больницах прописались, а деду хоть бы что! Вот он и развлекается, как может.

 

Эх, слышал бы их досужие разговоры дед Пантелей, то сразу бы этих куриц на смех поднял – как же они не понимают, что и живёт он так долго только потому, что цель у него есть. Она его на земле и держит – мечтает дед порядок везде навести, чтобы всё было правильно, по закону, без заминки. Как положено. Ну а кто ещё этим будет заниматься, если не он? У других и времени на это нет, да и опыта маловато. К тому же, чтобы порядок наводить – тут характер нужен. Да и принципиальность та же самая – кто-то вон мимо матерщинника пройдёт, и слова ему не скажет, дескать, не расслышал. А дед Пантелей, даром что туда-сюда и сто лет скоро справлять будет, а на слух не жалуется. Остановится и давай сквернослова уму-разуму учить. Да так отчихвостит, что тот и язык успеет сто раз прикусить – лишь бы старик дотошный от него отвязался. Или тоже случай был. Вышел Пантелей Семёнович как-то на прогулку, а на цветочной клумбе следы от колёс чернеют. Ну, тут и детектива не надо вызвать – ясно, что это хлебный фургон проехался. Магазин вон продуктовый рядом стоит. Делать нечего – вернулся дед домой, сразу за стол сел и давай одно письмо директору магазина писать, другое – на хлебозавод. Пишет – болит мне, что цветы искорёжены. Неужели по дороге подъехать на разгрузку нельзя было? Примите, уважаемые, меры. Дописал, клеем аккуратно конверт намазал, запечатал тщательно и на почту бегом – чтобы в тот же день заказным отправить. А после, когда домой вернулся, на календаре положенные тридцать суток отсчитал, обвёл нужный день в красный кружок и принялся ответа ждать. Этим ожиданиями и жил.

 

Придёт ответ – дед каждое слово изучает. Вдруг отписка? Их, ответов этих чиновничьих, у деда целая полка в книжном шкафу скопилась. Все аккуратненько по папочкам разложены. В жёлтой пластиковой папке – это переписка с ЖЕКом, в бумажной, которая с обшарпанными тесёмками – это ответы от участкового. А те, что в красной прозрачной папке хранятся – это ответы от самого президента. Обычно дед, когда из почтового ящика конверт с какой-нибудь печатью вместо обратного адреса достанет, домой сразу не спешит. На скамейку сядет, дождётся, когда кто из соседей мимо будет идти, и только тогда конверт распечатает.

– Внучек, ты сильно спешишь? – окликнет зычно прохожего. – Мне тут письмо пришло. Прочитай, а то без очков не вижу.

Дед хитрый – зрение у него дай бог каждому, но народ не обижается – понимает, что старику внимание нужно. Не для себя ж старается, для других. Ему самому уже ничего и не надо. Да и любопытно, что там Семёновичу на этот раз написали.

Дед внимательно соседа послушает, поохает, и только потом домой идёт. За стол, не раздеваясь, сядет, внимательно ещё раз сам перечитает и в нужную папочку бумагу сложит. А если уж дело окончательно в его пользу разрешилось, тогда дед Пантелей полученную бумагу в синенькую глянцевую папку перекладывает – ей и гордиться больше всего. Если её полистать, любому понятно становится – не зря всё-таки жизнь прожил. Вон и свет на улице благодаря его ходатайству провели, и ремонт в подъезде сделали. А когда в заброшенном садике, что напротив его дома, фитнес-клуб открылся, детям дорогу невозможно было перейти – джипы и спорткары как ненормальные туда неслись. Не двор, а какая-то магистраль получилась. Дед тогда первым в ГАИ жалобу написал – одну, вторую, а на третий раз те сами к нему приехали, козырнули, лежачих полицейских на въезде положили, и жизнь во дворе снова наладилась.

 

А недавно дед захворал. Сто лет не болел – а тут слёг. Соседи сначала думали, что уехал куда, а потом переполошились – куда ему уезжать? Правнуки рядом живут, внуки тоже, а из друзей – так вообще никого не осталось. Неужели помер? Начали в дверь ломиться, слышат – окликается. Значит, живой! Вызвали доктора. Тот прослушал лёгкие, выслушал деда, направление на анализы выписал, но причины недуга так и не нашёл.

– Старость, дедушка, – только руками и развёл. – Вы ж вон девятнадцатого года будете. Пора и на покой.

Дед не спорил – лежал молча, в потолок только смотрел, даже от лекарств отказался.

– Зачем мне они? Всё равно не помогут, только печёнка болеть будет, – сетовал соседке, которая взялась за ним присматривать, пока родня съедется. – Ты лучше, Софья, пойди почту проверь. Может, письмо какое пришло?

– А что – должно? – чтобы поддержать разговор, спросила соседка.

– Должно, уже второй месяц жду, а всё нет. Я им и второе написал, третье, а не отвечают – просил, чтобы козырёк у входа починили, а то рушится ж всё. Не ровён час детям на голову упадёт, – в отчаянии махнул рукой дед.

 

И столько в том взмахе безнадёги было, что Софья тут же накинула на плечи куртку и побежала вниз. Письма в ящике не было, но что-то подсказывало Софье, что возвращаться с пустыми руками к деду не стоит. Не переживёт он этого. Понимала она своим женским чутьём, что вся дедова жизнь сейчас от этого письма зависела. И оборвать её Софья не могла. Может, кто другой бы на её месте рукой махнул на старика, а она не решилась грех на душу брать.

 

Глянула мельком на часы и заметалась – успеет ли вернуться? Эх, надо хотя бы попытаться! Купила по пути конверт, и пулей бросилась в ЖЕК. И хоть была не из тех, кто привык повсюду без очереди ломиться – наоборот, сам всех вперёд пропускала, на этот раз стесняться не стала. Пусть думают, что хотят – не для себя ведь старается. А ради себя точно бы наглеть так не стала, – скромность родилась на мгновение раньше самой Софьи.

– Человек умирает, пустите без очереди, – кинулась с порога к начальнику. Народ расступился. Почувствовал – таким не шутят, а их прописки и выписки могут и подождать.

– Вы Пантелея Степановича знаете? – сквозь туман сигаретного дыма пристально посмотрела в глаза начальнику ЖЕКа.

– Кто ж его не знает?! Достал уже, старый пень, – беззлобно облокотился на стол хозяин прокуренного дешёвыми сигаретами кабинета.

– Вы письмо его получали? – Софья чуть ли не за грудки схватила растёкшегося маслом по креслу чиновника.

– Вон – целая папка от него лежит. А что? – брезгливо оттолкнул он просительницу.

– Козырёк он вас просил починить? – задыхаясь от нервов, уточнила Софья.

– Просил он, – съёрничал хозяин положения. – Таких, как он, у меня тысячи, а денег нет. Пусто!

– Ну, так бы ему и написали, – укоризненно махнула она рукой. – Он ведь ждёт.

– Так на него ж конвертов не напасёшься, – пожал плечами мужчина.

– Совести на вас не напасёшься, – в тон ему процедила Софья. – Дед этим только и жил. Думал, что успеет этот вопрос решить. Не дождался – уже неделю как лежит. Помирать собрался. Говорит, жаль только, не увижу, как козырёк на доме новый установят.

 

Мужчина молчал, притихла и Софья. Ждала, чтобы тот сам предложил ей выход. Хотя знала – с пустыми руками от него всё равно не уйдёт. В ноги бросится, а письмо с обещанием таки стребует. Не для себя – для деда.

– Шантажом решила взять? – не выдержал пытки молчанием хозяин. – Говори, что ему писать?

– Что козырёк сделаешь, и печать внизу поставь. – Софья даже не заметила, как на «ты» перешла.

Теперь оставалось только на почту забежать – штамп поставить. Но тут Софья и не сомневалась, что у неё получиться. Там знакомая почтальонша работала, пенсию ей носила. Что ей, сложно на конверт печать шлёпнуть?

– Томк?! Поставь отметку, – забыв поздороваться, сходу попросила Софья знакомую. – Это Пантелею Семёнычу.

– А что там? – протянула конверт на свет почтальонша.

– Спешу очень, потом расскажу, – отмахнулась она. – Боюсь, не дождётся. Плохой совсем стал.

 

Она не стала ждать, пока спуститься с девятого этажа лифт. Задыхаясь, отмерила три этажа.

– Дед, есть письмо, есть! – закричала еще с порога, открыв своим ключом дверь.

– А чего ж ты орёшь, как ненормальная? Разбудила, взяла! Я только придремал, – довольно заворчал дед, приподнявшись с постели. – А ты чего так долго? Целый час не было!

– Так в лифте застряла, – соврала первое, что пришло в голову Софья.

– Сломался? – испугался дед. – Надо будет им жалобу написать. Сейчас только пообедаю и напишу.

Софья устало подпёрла спиной стенку с аккуратно подклеенными в некоторых местах обоями – неужели ожил? Вот и хорошо! Вот и ладненько! А пока напишет да ответа дождётся – ещё маленько поживёт. Вся наша жизнь на надежде и держится.

 

 

P.S. В понедельник утром во двор заехал грузовик. Двое работяг выгрузили из кузова цемент и балки. Перекурили минут десять и принялись разбирать полуразрушенный козырёк. Через пару дней на его месте был установлен новый.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

11.07: Дмитрий Линник. Все красивые девушки выходят на Чертановской (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!