HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2017 г.

Юрий Гундарев

Пятистрофие

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 9.02.2012
Иллюстрация. Название: "Тонус". Автор: Дина Хамидуллина. Источник: http://www.photosight.ru/photos/3724938/

Оглавление

  1. Месса
  2. Ода радости
  3. Владимирский собор
  4. «Тебя приветствует заснеженной булавой…»
  5. «Бьют нараспев колокола…»
  6. Дом на горе
  7. «Ты явишься с налитыми сосками…»
  8. «Дождь нагрянул…»
  9. Ночной дозор
  10. Метро
  11. Афиша
  12. Музыкальный пейзаж с дождём
  13. «Возле театра имени Франко…»
  14. «Моя спина…»
  15. В сумерках
  16. «Пуща-Озёрная. Утро…»
  17. «Место действия – Оболонь…»
  18. Кадры кинохроники: “Сергей Прокофьев‚ 1946 год”
  19. «Телефон мёртв…»
  20. Сон
  1. Автограф


Месса

                                       Владимиру Миронову

Возрадуйся летящему в воздухе снегу,
касанию его детского поцелуя,
встречай долгожданного вестника с неба
стоя, как Генделево «Аллилуйя!»

Возрадуйся звенящему в воздухе смеху,
бесшумному скольжению лыж,
блаженству куда-то бесцельно ехать,
как едет на санках малыш.

Возрадуйся ниспосланному свыше свету,
прощению грехов и обид.
Возрадуйся доброму, от души, совету,
возрадуйся жажде любить.

Возрадуйся грядущему и оному,
и, самое главное, – тому, что есть.
Каждому, как монаху Петра Мамонова,
собственный крест несть.

Возрадуйся несущемуся в воздухе бегу
тающих на ладони минут.
Возрадуйся снегу!
                            Возрадуйся снегу!
Возрадуйся, что тебя ждут.

Ода радости

Солнечный‚ райский оттенок: ра-дость.
Я просто так‚ первобытно и беспричинно
с воистину волчьим аппетитом Сократа
мир поглощаю: мчащиеся машины‚
запаздывающую маршрутку даже‚
всех женщин старше набоковской героини‚
немое тысячеглазие многоэтажек‚
вытянувшихся мостов синие линии‚
графику неба‚ разрисованного ветками‚
воспитательницу‚ переходящую дорогу
с флажками и розовощёкими детками‚ –
радуюсь истово‚ слава Господу Богу!
Я – профессор‚ преуспевающий‚ бодрый‚
превративший цветочницу в прекрасную
                                                           леди‚
с упрямым постоянством влюбляюсь
                                                     в Одри‚
загоняя себя добровольно в сети.
Чувство преодоления мировой стихии
распирает до апофеоза малеровских
                                                      симфоний‚
хочется бежать под дождём‚
                                           читать стихи и
не бояться ни смерти‚ ни грома‚ ни молний.
Хочется свершить геронтологический
переворот:
любить до самой глубокой старости.
Стало быть‚ не оборачиваясь‚ только вперёд –
к радости.

Владимирский собор

                                Львиная доля росписей
               интерьера Владимирского собора
                       в Киеве принадлежит кисти
                                    Виктора Васнецова


Старый ботанический. Звон колоколов.
Сани высекают искры на снегу.
Кажется, из храма выйдет Васнецов,
спину занемевшую вытянет в дугу.

Солнцу улыбнется, кудрями тряхнёт,
бороду огладит сильною рукой,
бросится с разбега на прозрачный лёд,
ногу выставляя, заскользит легко.

Вязкую усталость как рукой сняло,
час спустя – за кисти, через не могу…
Старый ботанический. Звон колоколов.
Сани высекают искры на снегу.

* * *

Тебя приветствует заснеженной булавой
Богдан на площади январским вечером.
Сияют золотом прямо над головой
Софии куполов зажжённые свечи.

Снежинок поцелуи ловишь губами.
Ресницы бьются, как крыльями мотыльки.
И легким дыханием прадревняя память
касается озябшей до боли щеки.

Ты – счастлив.
Ты – вечен.
Ты – светел, как снег.
Мгновение останавливается, почти
                                                    как у Гёте.
И снова время продолжает свой бег
по писанным Богом нотам.

* * *

Бьют нараспев колокола.
Воскресный благовест.
Горят на солнце купола,
на каждом светит крест.

На санках мчится детвора,
старушки бьют поклон…
И кажется, что каждый рад
И чуточку влюблён.

Дрожат в такт звону тополя,
а снег, как лунный свет…
Звенят взахлёб колокола.
Воскресный благовест.

Дом на горе

В том, что на высокой горе, доме,
в трёхкомнатной квартире жили
двое – мама и сын, а кроме
пушистый кот по имени Филя.

Мама – юная в свете вечернем –
Шопеновские пассажи высекала
                                                 из клавиш
старого фортепиано времён Черни.
Мы аплодировали вполне понимающе.

Тоненькая, с рыжей чёлкой, броская,
глаза подведены синим немножко,
басила акающе, по-московски,
закинув на ногу стройную ножку.

Сын – слегка небритый Константин Кинчев,
наделённый сумасшедшим операторским
                                                                даром,
снимал фильмы настолько приличные,
что стал студентом Карпенко-Карого.

Это было фэнтези совершенно
                                              неповторимое –
всенощные с музыкой, шармом, кино!
Клубились пары сигаретного дыма,
лилась по венам не кровь – вино.

Четырнадцать лет с календаря
                                               сдуло как:
мама ушла совсем молодой,
сын затерялся в телевизионных студиях…
До, ре, ми, фа… до.

* * *

Ты явишься с налитыми сосками,
с тугими бёдрами наперевес…
Да будь я даже камнем,
и то б растаял, испарился до небес.

Но, слава Богу, я пока не камень.
Я – лабиринт пульсирующих вен.
И чуть дрожащими от нежности руками
лепить тебя я буду, как Роден.

* * *

Дождь нагрянул
                         внезапно и весело.
Зонтик, как обычно,
                              остался дома.
Тучи слетелись
                       откуда, Бог весть.
Молнии сверкнули
                             в предвестии грома.

Я подставляю лицо,
                             ловя
капель тёплых
                     поцелуи частые.
Этот миг
             неповторим и свят.
Взгляд затуманили
                             слёзы счастья.

Радуги гибкой
                     выгнулась арка.
Вспыхнули цветы и травы
                                       софитами.
Господи,
             благодарю за дар
всё это сердцем,
                         как губкой, впитывать.

Ночной дозор

Из чернил ночи автомобильные фары
выплёскивают деревья, летящие назад,
памятники отлюбившим и ещё любящих
                                                             пары,
бредущие одиноко вне времени наугад.

Ты – на заднем сидении рядом.
Водитель пальцы мои на твоём колене
ищет в зеркальце потерянным взглядом,
сладко сгорая на костре умиления.

Ты прикрываешь глаза под взглядами
                                                          светофоров,
и твоя душа, вырывающаяся
                                            из телес,
будто вслушивается в дальние хоры,
наполняющие паруса пустынных небес.

Метро

Стоите вы, длинноресничатая,
рядом, касаясь чуть.
Вагон метро весело ввинчивается
штопором в туманную муть.

Тугие джинсы плотно втиснуты
в кожу и замш сапог.
Не вы ли та единственная,
которую найти не мог?

В окно свой взгляд сосредоточили.
День свечой догорал.
Сказать что-то хотелось очень,
но… выходить пора.

Платформу шагом отмеривая
мимо осенних луж,
чувствую:
               из-за стеклянной двери
глаз ваших синий луч.

Афиша

Афиша раскрыла объятья –
неделю верно ждала.
Вспыхнула кожей плакатьей,
выстиранной дождём добела.

Взорвались раскаты гобоев,
тревожен валторний вой.
И барабанные бои
раскалывают небосвод.

Неиствует пылкий Арбенин.
В молитве склонился Тевье.
Принц Датский погряз постепенно
в людских грехов кружеве.

Афиша раскрыла объятья –
неделю верно ждала…
Поглажу кожу плакатью,
и грусть догорит дотла.

Музыкальный пейзаж с дождём

И туча,
        как рояль в гостиной,
и улицы
             на нотный стан похожи.
Играет что-то дождь из Стинга
По нотам –
                  зонтиками прохожих.

* * *

Возле театра имени Франко,
                                          у фонтана,
воткнутого
                предновогодним бокалом
                                                      в снежный покров,
случайный прохожий,
                                напоминающий
                                                       Ива Монтана
в период
             его знакомства
                                   с Мэрилин Монро,
пытается
             нас втиснуть
                                в узкие границы
                                                        кадра
вместе с цифрой,
                         состоящей
                                         из нулей и двушек,
чтобы мы
              часом не забыли,
                                        проснувшись завтра,
когда это было
                      и было ли вообще.
                                                  Уши
горят
        на морозе
                       розовыми огнями,
растопляя
               плавающие в небе
                                            облака-льдины.
До Нового Года
                       буквально
                                      два дня.
                                                   Мы
счастливы,
                молоды,
                             любящи
                                         и любимы.
Монтан командует:
                            «Да станьте же ближе!»
А можно ли ближе –
                                вопрос...

Лохматый снег
                      наши руки
                                      лижет,
как верный
                 и ласковый
                                  пёс.

* * *

Моя спина
                прижалась
                                к спинке
                                             кресла,
дарящего тепло.
Похоже,
            не наступит утро,
                                      если
ещё не рассвело.

Так одинока ночь,
                          как голос
                                        Пресли,
поющего
             без слов.
Похоже,
            не наступит утро,
                                     если
Нас порознь
                  развело.

В сумерках

В сумерках
                  аристократически
                                             удлиняется кисть,
жест становится
                        изысканнее и салоннее,
чувствуешь себя,
                          как подающий надежды
                                                               артист
в роли Клавдия
                            или, на худой конец,
                                                                  Полония
(Гамлетов комплексующих –
                                                   а ну их на...)
В сумерках
                    так и тянет
                                          пофилософствовать
                                                                              всласть,
если не с кем,
                     то хотя бы при свечах
                                                      почитать Акунина
(странно:
             добро,
                      как всегда,
                                      бесцветнее зла,
а побеждает,
                   в книгах –
                                   по крайней мере).
В сумерках
                 лёгкое влечение
                                          смахивает на страсть,
а как хочется
                    взаправду
                                    любить и верить,
несмотря на
                       пронизывающий до костей
                                                                       страх
оказаться
                 смешным,
                                   наивным
                                                  и глупым…
В сумерках
                 каждое мгновение –
                                                 дольше века,
все тайно сокрытое
                             увеличивается
                                                   под лунной лупой,
и лица
         вытягиваются,
                               как на полотнах Эль Греко.

* * *

Пуща-Озёрная. Утро.
                                  Нега нег.
Бросание –
                   чтобы вернуться – монет.
Лавочка‚ на которой читался Цвейг.
Солнце‚ льющее чюрлёнисов свет.
Губы истово шепчут молитву
                                            про Иисуса Христа.
Блаженство течёт по всем
                                       капиллярам души.
Хочется по Брэггу жить‚
                                не умирая‚ до ста‚
обязательно в бороде‚ в голоде
                                            и в глуши.
Монеты винтообразно уходят в воду‚
                                  как в землю зёрна.
Вернусь ли? Может‚ только
                                         распугал уток…
Пуща-Озёрная.
Утро.

* * *

Место действия – Оболонь.
Время – Рождество Христово.
Настроение – «Пинк Флойд».
Жанр – подведение итогов,
переходящее плавно
в пьесу, трудно делимую на части,
где героев много, но один главный –
счастье.

Кадры кинохроники: “Сергей Прокофьев‚ 1946 год”

Руки Прокофьева касаются клавиш
уверенно и нервно‚ как молодой кожи
женщины‚ которую впервые ласкаешь
и которая отвечает пьянящей дрожью.

Бьётся в руках клавиатура нагая.
Мир‚ как и прежде‚ по-инквизиторски
                                                     жесток.
Звуки пронзительной чистоты исторгая‚
играет Прокофьев. Сорок шестой.

* * *

Телефон мёртв.
Не звонит вовсе.
За окном льёт.
Осень.

За окном льёт.
Несть конца влаге.
На крыльце – кот
в чёрном
                 фраке.

Как уныл мир!
А коту – по фиг.
Натюрморт сир:
кофе…

Натюрморт скуп:
телефон‚ кофе‚
не забыть
                  тоску
в профиль.

На крыльце кот
жёлтый глаз косит.
Телефон мёртв.
Осень.

Сон

Когда ещё дремлет нагретое тело,
Растекаясь негой по сырой простыне,
Голова уже бодрствует и первым делом
Реставрирует сон, ускользающий по стене
К потолку, где, как на белом экране,
Со скоростью хроники времён Валентино
Проносятся фрагменты сна, и, что странно,
Разрозненные кадры не склеиваются
                                                    воедино.
Остаются лишь небольшие сюжеты
Или символы, скажем: целующие губы.
Хоть в соннике расписаны все случаи эти,
Но такие трактования неточны и скупы.
И хочется снова в объятиях сна
Прислушаться к эху ночных видений…
Закрываешь глаза, но проём окна
Уже заполняет заспанный день –
Такой обычный вне декораций мрака,
Возможно, удачный, а может –
                                              не очень,
И будешь весь в ожидании знаков
Так и не разгаданных утром
                                           пророчеств.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

20.09: Юрий Гундарев. Консультант (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!