HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Художественный смысл

Вектор

Обсудить

Критическая статья

 

Купить в журнале за февраль 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года

 

На чтение потребуется 8 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 4.03.2018
Иллюстрация. Название: не указано. Автор: Ирэн Шпак. Источник: http://nevsepic.com.ua/art-i-risovanaya-grafika/4326-hudozhnik-irene-shpak-136-rabot.html

 

 

 

Мысль имеет обыкновение появляться в разных головах.

Мне когда-то пришло в голову проиллюстрировать художественность по Выготскому в виде геометрической суммы векторов в восприятии деталей художественного произведения. Параллелограммом сил. Составляющие – противочувствия от «текстовых» противоречий, результат их сложения – третье переживание, катарсис.

И вот, спустя годы и годы, я натыкаюсь на ту же мысль:

«…часто для понимания поэтического мира произведения в персоналистском аспекте важнее всего даже не объективная природа того или иного единства, а субъективный взгляд – изнутри, а не извне, – который и делает объектное субъектным. Но таких «изнутри» может быть много, в зависимости от количества и разности смотрящих субъектов. В соотношениях эти взгляды перекрещиваются и создают сложные структуры и призмы видения событий. Их конфликты – часто структурные узлы новых идей, дорогих самому автору больше прямых высказываний, – подобно тому как два вектора при столкновении могут дать результирующий третий.» (Меерсон. Персонализм как поэтика. СПб. 2009. С. 27).

Вот бы ещё пример мне когда-нибудь бы встретить!..

Нет примера. Только намёки на «результирующий третий».

«Когда в «Джане» Платонова мы долго читаем об изнурительном путешествии Назара Чагатаева по пустыне, а потом встречаем предложение «Черепаха увидела приближающегося человека», то нов для нас этот приближающийся человек, а не черепаха, хоть он – Назар, а её в тексте мы встречаем первый раз» (Там же. С. 29).

А вы ни в жисть не поймёте этот намёк. Столкновение текстовых противоречий – пожалуйста, вот – я подчеркну (только Меерсон, наверно, имела дело с каким-то переводом повести «Джан» – её цитата не повторяет подлинника):

«Несколько дней Чагатаев потратил на блуждание по этой своей детской стране, чтобы найти людей… Лишь однажды он лёг среди дневного пути и прижался к земле. Сердце его сразу заболело, и он потерял терпение и силу бороться с ним; он заплакал…

Чагатаев поднял голову… маленькая черепаха томительно глядела чёрными нежными глазами на лежавшего человека».

Да, сталкивается: 1) «детской стране» с 2) «черепаха глядела». Неновость скудости жизни в такой пустыне для не потерявшего терпение Чагатаева (1) – с новостью Чагатаева для черепахи (2). Сверхаскетизм жизни людей в такой пустыне (1) – с отсутствием аскетизма жизни черепахи в такой пустыне (2).

Так какова геометрическая сумма такого столкновения? – Нужно среднее между сверхаскетизмом и отсутствием аскетизма.

Вы ни у кого, кроме меня, не найдёте в одной статье, чтоб описывались и составляющие, и результат их взаимодействия.

Прочтите повесть и посмотрите разбор её тут. Вы согласитесь, что я верно описал «результирующий третий» вектор.

 

Или вот ещё пример у Меерсон же:

«Достаточно вспомнить рассказ Чехова «Гриша», где точка зрения мальчика двух с половиной лет кажется нам самоочевидной именно благодаря тому, что она дана не в первом, а в третьем лице. Самоочевидна же она настолько, что, когда рассказчик говорит, что «через бульвар перебегают две большие кошки с длинными мордами, с высунутыми языками и с задранными вверх хвостами», нам стоит усилий представить себе, что речь идёт о собаках, а названы они кошками потому, что кошка Грише знакома, а собака – нет» (Там же. С. 34).

Тут Меерсон тоже ни раскрывает словесно, ни намекает на «результирующий третий» вектор. Её интересует обращённость к подсознанию читателя псевдокосвенности речи. А что есть ещё более важное указание на подсознательный идеал Чехова – тем паче молчок.

А зачем Чехов прибег к чему-то, затруднившему читателя?

Чтоб проакцентировать читательскому сознанию, что у Гриши-то – несчастье, а не счастье (от новизны выхода из комнаты на бульвар, из малого и знакомого мира в большой и незнакомый).

А акцент на несчастье (всё-то – неверно у Гриши получается) – Чехову зачем?

Чтоб, если и не до сознания читателя, то как-то всё же дошло, КАК плоха Эта жизнь вообще, а не только у Гриши. И – сталкиваются осознаваемое счастье первой прогулки (1) с неосознаваемым несчастьем всей и всяческой жизни (2). И что в результате? – Подсознательное авторское (больного чахоткой Чехова) счастье принципиально недостижимой Иной жизни.

 

Им, учёным, нельзя опускаться до такой вольности, как примысливание содержания к тому, что абстрактно называется «результирующий третий» вектор. Абстрактно говорить – можно. Конкретизировать – ни-ни.

И знаете, почему? – Нет, мол, материального носителя этого третьего вектора. Посему предмет не может, мол, быть объектом науки. Мне один знакомый кандидат филологических наук, защитившийся не где-нибудь, а в Пушкинском доме (а пушкиноведение считается дошедшим до фундаментальной категории) впрямую заявил, что не знает, что такое художественный смысл.

Такой же простой факт, как повторяемость художественного смысла (подсознательного идеала) в соседних по времени создания художественных произведениях, для учёных как бы не существует.

А ведь повторяемость явлений – это первейшая предпосылка возможности научного подхода к ним. Возьмите любое произведение Чехова, и вы в каждом увидите, что оно сочинено человеком, ждущим скорой смерти от туберкулёза, и, тем не менее, имеющего мужество оставаться с позитивным идеалом, пусть и принципиально недостижимого (в пику христианству), но иномирия, где смерти нет.

 

Игнорирование наукой об искусстве понятия «художественный смысл» (особенно – отождествления этого смысла с подсознательным идеалом) служит плохую службу той же науке об искусстве:

«…присутствуют все элементы манипулятивности субъектной организации – от конфликтов точек зрения героев и различных рассказчиков между собой до вовлечённости читателя в драматичную неполноту каждой из этих точек зрения и тем самым в их конфликтную неувязанность между собой – вплоть до развязки. Этот диапазон включает и путаницу между разными точками зрения и между «объективными» фактами и субъективным видением того или иного героя. Особая мастерица здесь – Агата Кристи: её рассказчик описывает субъективную реакцию того или иного персонажа на событие – например, найденный в квартире труп – как удивление, а потом оказывается, что «объективно» это реакция самого убийцы. Например, швея приносит заказ в дом и в полном и неподдельном – то есть нарративно правдоподобном и ничем не опровергнутом в контексте – шоке обнаруживает труп заказчицы. Такова завязка. Развязка же в том, что детектив, добродушная старая дева мисс Марпл, по найденной рядом с трупом булавке для портняжной примерки обнаруживает, что убийцей и была эта швея. Таким образом, Кристи с редким нарративно-авторским цинизмом манипулирует уже нашей, читательской, субъектной реакцией» (Там же. С. 30).

Лишь одно слово «цинизмом» прорывается в оценку детектива как околоискусства.

Вот я смотрел на днях фильм «Ловушка для одинокого мужчины» (1990, режиссёр Коренев).

Даниэль (Караченцев) играет обаятельного и бесхитростного человека в горе от исчезновения жены (очень богатой), окружённого наглыми и не прячущими своих корыстных намерений (захватить богатство) заговорщиками (его женой, которую Даниэль не признаёт за жену, местным кюре и другими). Циничность авторов по отношению к зрителю в том, что авторы до поры до времени не всё в Даниэле показывают (в остальных персонажах, показывая – опять как бы – всё их нутро). Убийца-то жены – Даниэль. А наглые партнёры – просто разыгрывают сценарий следователя, желающего, чтоб Даниэль признался.

Так авторы обращаются к подсознанию зрителя, чтоб из-за «псевдокосвенной» авторской речи персонажей зритель принимал эти речи за истину (Даниэля – честным, а остальных – подлыми обманщиками). Авторы не делают таких (честных) пассажей, как Платонов и Чехов, которые выводят подсознание восприемника в сознание, чтоб у восприемника возник «результирующий третий» вектор, который сам – подсознательный и имеет характер идеала. Нет. Они, детективщики, занимаются не выражением для подсознания восприемника своего авторского подсознательного идеала. Они, детективщики, заняты морочением головы читателю и зрителю.

Похожесть на неприкладное искусство в детективе только одна. И там и там происходит некое дразнение чувств. У Платонова и Чехова они – истинные, те самые (перечитайте), что я оцифровал как «1» и «2». А у Кристи и Коренева – обманные с истинными. Это последнее происходит для развлечения. Вполне себе осознаваемая авторами цель. А не то ЧТО-ТО, что мучило Платонова и Чехова, пока они не самовыразили это невыразимое произведением, противоречиями 1 и 2.

 

 

13 февраля 218 г.

 

 

Автор и ведущий

рубрики «Художественный смысл» –

Соломон Воложин

 

 

 

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению февраля 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!