HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 г.

Художественный смысл

Слаб-с

Обсудить

Критическая статья

 

Купить в журнале за февраль 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года

 

На чтение потребуется 8 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 28.02.2018
Иллюстрация. Название: «Мать и дитя (Портрет А.Н.Фешиной с дочерью)» (1914 г.). Автор: Николай Фешин (1881–1955). Источник: http://cp16.nevsepic.com.ua/253/25293/1444197402-mat-i-ditya-portret-a.n.feshinoj-s-docheryu-1914.jpg

 

 

 

Это я о себе…

Люблю жаловаться…

Я стал как бы наркозависимый…

Не употреблял, правда, никогда. Но – как-то так: умопостигаемо это.

– А можно, чтоб всем известное переживание?

– Ну… Я раз сплоховал. Знал, что в походе нельзя слишком много пить на привале. Но так было жарко. А из пасти того гранитного льва так соблазнительно лилась холодная вода родника… Что я, напившись, разрешил себе приложиться ещё раз, и ещё, и ещё… – Была б у меня эмоциональная память – мне б сейчас стало так же стыдно, как перед отрядом тогда. – Я почти потерял способность идти дальше, и всем пришлось ко мне приноровиться.

А что сейчас?

Это не всем, может, дано понять… – Вам приходилось делать открытие? Или изобретение? Ну придумать то, чего ещё нет на свете?

Раз, давясь рыбными костьми, я пожаловался маме: «Столько всего понапридумали люди. Нельзя было вывести рыбу без костей?»

Мама засмеялась: «Уже придумали. Рыбное филе называется».

Я был поражён: как трудно выдумать что-то новое!..

А однажды я сделал изобретение, но лишь заподозрил, что это изобретение. Уж больно необычно оно получилось. Я сделал грубейшую конструкторскую ошибку. Сконструировал несобираемую вещь. И спохватился только когда кончал чертить сборочный чертёж. А он делается в конце работы. После вычерчивания всех деталей. Конец срока тогда же подходит. И – вдруг до меня дошло… – Ошибка была настолько позорна, что я пошёл погулять во двор, чтоб обдумать, как уволиться так, чтоб никто не догадался, что я натворил. Но не думалось. А вернувшись к кульману почему-то спокойным, я спросил себя холодно: а нельзя ли как-то выкрутиться? И – нашёл способ. Чуть изменил. И получилось. Неожиданно для самого себя. Словно кто-то, более мужественный и умный, в меня вселился, и… Потом я позвал товарища (у него была масса авторских свидетельств об изобретениях) и спросил его: правда красиво? – Он задумался и сказал, что это изобретение. Сам взялся набросать заявку (там форма изложения особая). Я послал в Москву. Пришёл ответ, что я опоздал на 20 лет. Какой-то немец успел раньше. Но я был горд.

 

А теперь представьте, что у меня (хоть это и никем из учёных не признано в письменном виде) есть масса новых прочтений (так это называется) художественных произведений.

Это трудно представить. Хотя бы потому, что бытует расхожее мнение, что каждый человек произведение искусства понимает по-своему. И – прав. За исключением совсем уж абсурдных, дурацких мнений.

И всё-таки. – Представьте, что в учёном мире есть точка зрения, что есть то единственное, что хотел сказать автор своим произведением имярек. – Тогда мыслимо подумать, что есть очевидность, когда кто-то приблизился к тому единственному. (Приблизиться стопроцентно, да, нельзя. Но.)

Так случилось, что я почуял такую очевидность в связи с Чеховым. Спустя время я даже завёл файл на своём сайте (см. тут), где записал подтверждения этой очевидности другими людьми. Иногда я нечто подобное проделывал и касательно других произведений. – В общем, поверьте, что я стал жить в обстановке непрекращающихся переживаний очевидности, что я попал. В обстановке перманентного восторга. – Ну постарайтесь представить такое.

Вы согласитесь, может быть, что это – как наркотик. И, если проходит день без открытия художественного смысла очередного произведения, у меня начинается что-то вроде ломки.

И тогда я проявляю слабость: принимаюсь открывать художественный смысл очередного рассказа Чехова.

То не важно, что я в общем знаю, что искать в каждом новом рассказе. Потому не важно, что это всё-таки очень трудное дело оказывается каждый раз. (Не в том ли гениальность Чехова?) – Важно то, это всё-таки потакание своей слабости. Нет того, чтоб дождаться, пока я наткнусь на что-то, что б имело художественный смысл. Да, это редкость. Кругом полно нехудожественности и даже просто околоискусства и неискусства, которые другими (не мной) считаются искусством. Да, нужно терпение. А я не выдерживаю. И обращаюсь к гению. Благо тот написал неисчислимое количество рассказов.

На этот раз моё внимание остановило такое:

«Достаточно вспомнить рассказ Чехова «Гриша», где точка зрения мальчика двух с половиной лет кажется нам самоочевидной именно благодаря тому, что она дана не в первом, а в третьем лице. Самоочевидна же она настолько, что, когда рассказчик говорит, что «через бульвар перебегают две большие кошки с длинными мордами, с высунутыми языками и с задранными вверх хвостами», нам стоит усилий представить себе, что речь идет о собаках, а названы они кошками потому, что кошка Грише знакома, а собака – нет.» (Меерсон. Персонализм как поэтика. СПб., С. 34).

И я задался вопросом: зачем Чехову понадобилось вводить такую неожиданность (которую даже и не понимаешь сразу), как именование собаки кошкой?

 

Тут надо отвлечься.

Есть много чего в произведении, что не ведёт к художественному смыслу, который считаю я, эстетический экстремист, проявлением подсознательного идеала автора.

Название «Гриша». Оно говорит о неисключительности. Обычное имя. Цель такого названия – привлечь людей невзыскательных и ничего не знающих об авторе. По отношению к знающим автора такое название, наоборот, говорит, что оно маскировочное, ибо этот Чехов – знают посвящённые – просто так не пишет. И ещё намекается – собственным именем – что будет о чём-то внесоциальном. – Только последний нюанс имеет отношение к тому художественному смыслу, каким его понимаю я. (Нюанс, между прочим, проблемный. Ибо Чехова до сих пор многие считают критическим реалистом. А тот имеет обвинительную социальную функцию, которую трудно связать с подсознательным идеалом именно русского автора XIX века, потому что русская литература XIX века преимущественно оппозиционна к власти, что предполагает сознательность, а не подсознательное.)

 

Начальная часть первого предложения: «Гриша, маленький, пухлый мальчик, родившийся два года и восемь месяцев тому назад…». Малосмыслящий – в смысле. Но это к художественному смыслу не ведёт. Ведёт другой нюанс: чужой Этому миру.

Продолжение первого предложения: «…гуляет с нянькой по бульвару». – Тут – предварение чуждости Этому миру. Заглавными буквами я хочу отметить внесоциальность чуждости. Что так – всегда. В любом социуме. Дома – ещё своё, а бульвар – нечто совсем другое. Ещё тут выражается эгоцентричность мира. Не нянька с Гришей гуляет, а Гриша с нянькой.

Так эгоцентричность мира – это полный самообман. Жизненный крах. – Старая история:

«Чехов написал очень много маленьких комедий о людях, проглядевших жизнь» (Горький).

У Гриши тоже полный провал:

«Ему душно и жарко, а тут ещё разгулявшееся апрельское солнце бьёт прямо в глаза и щиплет веки».

«Вся его неуклюжая, робко, неуверенно шагающая фигура выражает крайнее недоумение».

«…для чего существует папа – неизвестно».

«…не знаешь, к кому и подбежать. Но страннее и нелепее всего – лошади. Гриша глядит на их двигающиеся ноги и ничего не может понять. Глядит на няньку, чтобы та разрешила его недоумение, но та молчит».

«…берёт себе один апельсин.

– Это ты зачем же? – кричит его спутница, хлопая его по руке и вырывая апельсин. – Дурак!».

«…Гриша с удовольствием бы поднял стёклышко, которое валяется под ногами и сверкает, как лампадка, но он боится, что его опять ударят по руке».

«Грише, окутанному, становится невыносимо жарко и душно».

«– Ма-а-ма! – тянет он.

– Ну, ну, ну! – кричит нянька. – Подождёшь!».

«– Дай! Няня, дай! – просит он.

Кухарка даёт ему отхлебнуть из своей рюмки. Он таращит глаза, морщится, кашляет и долго потом машет руками».

«И Гриша, распираемый впечатлениями новой, только что изведанной жизни, [оттого он не может заснуть и плачет] получает от мамы ложку касторки».

А то, что кошками назвал собак, ошеломляет читателя, и тот не замечает, что это – тоже поражение.

И сделано всё так называемой псевдокосвенной речью, которая, действует «на подсознательном уровне» (Меерсон. С. 34). А что она внушает читателю на подсознательном уровне? Что это не только про Гришу, а и про него, и про всех, и про весь Этот мир. Который смертельно скучен и плох. – То есть, куда выход? Если не на тот свет христианский (а нужен другой адрес, ибо религия в кризисе в 1886 году, когда написан рассказ). И что это за иномирие? – Вопрос. Который мыслимо представить как удовлетворительный, если автор особо относится и к жизни, и к смерти (которая, Чехов знает, не за горами – у него туберкулёз, а тот тогда не вылечивался).

 

И знаете, как я до всего этого (в общем известного мне в качестве чеховского) дошёл именно с этим рассказом? – Моё подсознание заставило меня запеть песню «Не для меня». Которая в глубине своей открывает идеал высоковозрожденческого типа (см. тут). – То есть в чём-то прямо противоположный чеховскому идеалу, хоть тоже невзгоды перечислены.

Вот тут-то меня и озарило, что у Гриши-то – тоже сплошные невзгоды! Вот тут-то я и вспомнил Горького.

И – этот рассказ оказалось возможным (а поначалу представлялось, что нет) подвести под мрачный, восторженно-пессимистический идеал Чехова, под некое иномирие, принципиально (в отличие от христианского) недостижимое.

 

 

9 февраля 2018 г.

 

 

 

Автор и ведущий

рубрики «Художественный смысл» –

Соломон Воложин

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению февраля 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.05: Роман Рязанов. Безропотная луна (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

18.05: Андрей Ямшанов. Зугдидский чай (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!