HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 г.

Художественный смысл

Диво дивное

Обсудить

Критическая статья

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 23.04.2018
Иллюстрация. Название: «Тройка зимой» (1888 г.). Автор: Николай Сверчков (1817–1898). Источник: http://artist-gallery.ru/art/94376-troyka-zimoy-1888-sverchkov-nikolay-egorovich-1817-1898.html

 

 

 

Сначала – что случилось.

Я сидел, читал теоретическую книгу Меерсон «Персонализм как поэтика. СПб., 2009». Главу о «Метели» (1830) Пушкина. Мне захотелось посмотреть сперва, в каком это месте повести слова: «суженого, дескать, конём не объедешь». Потом – слова: «...молчание молодого гусара более всего подстрекало её любопытство и воображение». Тут я не смог оторваться чтением. Дочитал до конца, который был близок. И глаза мои наполнились слезами.

Сказка наяву.

Моя работа над «Повестями Белкина» началась с возмущения от какого-то повторного в 70-е годы смотрения фильма «Метель» (1964). Я накануне читал Шкловского о фильме «Коллежский регистратор» по «Станционному смотрителю» из «Повестей Белкина». Там было написано – на что я никакого внимания не обращал – что все повести рассказаны Белкину, а не сочинены им. Передо мной забрезжило открытие бездны смысла, который был заложен Пушкиным. Мне 10 лет скрытой от меня самого внутренней работы потребовалось, чтоб однажды (это случилось одномоментно!) мне смутно открылась тайна всех, буквально всех, деталей этих повестей (после чего мне предстояло просто сесть и записать то, что мне как бы говорил некий голос). Мало того! Я потом узнал, что того же мнения Бочаров. Мало того! Через сколько-то лет Бочаров получил, забыл какую, премию за свою работу по «Повестям Белкина». И наконец… Меня никогда – ни до, ни после открытия художественного смысла «Повестей», – они непосредственно не волновали нисколечко! Я был молчаливо и тайно всегда согласен с Белинским, забыл, как, но плохо оценившим это произведение Пушкина.

И вдруг сегодня… слёзы.

Так классическая музыка действует. Ассоциации-то – глубокие. Напеть мелодию себе немыслимо. Но есть ударные куски, какие мне можно напеть. Так, когда мелодия к ним подбирается, подбирается, а потом вдруг такой отрывок звучит… То неминуемые слёзы у меня.

То же ли случилось с «Метелью»?

А главное – это ж предательство моего естественного нутра моей же идее-фикс, что неприкладное искусство – это общение подсознаний автора и восприемника, это обнаружение подсознанием восприемника следов подсознательного идеала автора.

Какой, к чёрту, сословный консенсус (так кратко звучит открытый мною художественный смысл «Повестей Белкина»), – какой консенсус в моих сегодняшних слезах?! – Мои слёзы надо мной же посмеялись!

Или всё верно?

Это ж счастье автора – выразить себя вполне, и – счастье Марьи Гавриловны, полюбившей вновь и любимой суженным. Это ж мистика какая!.. Такое совпадение всего-всего… Сколько б Пушкин ни насмехался тихо над своим идеалистом Белкиным, вынужденным с подколками иначе идеалистичной авторессе писать-де (девицею К. И. Т. рассказанную ему) чувствительную историю о сбывшемся девичьем счастье. – Так много сходится в словах финала, что как это выдержать переполнившейся душе читателя? Как не наполниться глазам его слезами?

Девичье счастье оказалось – хоть и сермяжным, но неожиданным – образом подсознательного в 1830-м году идеала Пушкина – консенсуса в сословном обществе.

Или можно примирить два определения художественности?

Тут надо знать, что я имею в виду в своей системе понятий.

Одно – это художественность по Выготскому: текстовые противоречия → противочувствия → возвышение чувств (катарсис). В «Метели»: революционно-продекабристски наивный Белкин + консервативно наивная девица К. И. Т. = трезвый мечтатель Пушкин.

Второе – это художественность как образная экстраординарность, неожиданность.

Чтоб второе во мне сегодня заиграло (впервые за 67 лет знакомства с «Метелью») обоими сторонами образа (что чем выражено), мне надо было, чтоб существовало в моей душе 10 лет внутренней работы над «Повестями Белкина» – что. Ну и – непринуждённое перечитывание повести, а не исследовательское, как в те 10 лет. И тогда только девичье счастье (чем) смогло стать образом подсознательного идеала Пушкина (что). И – я впервые смог отнестись к «Метели», как человек со вкусом.

Что внешне (слёзы) вполне неотличимо от реакции просто сентиментального старика.

Но, надеюсь, я всё же умею отличать в себе это от другого. – Сейчас было другое.

 

 

А чем же занималась Меерсон? Она выявляла, как сделано Пушкиным, что образовалась неожиданность для читателя.

«К концу повести, там, где за Марьей Гавриловной начинает ухаживать её реальный «суженый», то есть законный муж incognito, она ведёт себя как записная кокетка, чувства которой воспитаны на романах. В этом качестве она и сама предпочитает озадачиться поведением кавалера, причём по литературному канону Руссо («Марья Гавриловна вспомнила первое письмо St.-Preux» [«Сомненья нет, я должен бежать от вас, сударыня!»]). Автор-Пушкин этой озадаченностью создаёт ей маску персонажа, у которого, при такой озадаченности, у самого-то уж точно секретов нет! Раз она сама заинтригована, то не может при этом оказаться сама же и хранительницей главной тайны, необходимой для развязки: «...молчание молодого гусара более всего подстрекало её любопытство и воображение» – как будто ему есть больше что сказать, чем ей!.. На вид – невиннейшее описание барышни как существа любопытного, и только. Включает ли такое обобщение действительно все роды тайн или только те, которые женское сердце пытается разгадать, а не загадать? Ведь в развязке мы узнаём, что разгадать загаданное Машей никто и не пытался, не подозревая о существовании такой загадки!» (С. 127-128).

Попросту говоря, писатели умеют втягивать нас в сопереживание герою. Так что, если тому что-то не известно, то и нам становится как бы искренно не известно. И – неожиданность-для-героя на нас сваливается, как настоящая и-для-нас-неожиданность.

 

 

11 апреля 2018 г.

 

 

Автор и ведущий

рубрики «Художественный смысл» –

Соломон Воложин

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.05: Роман Рязанов. Безропотная луна (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

18.05: Андрей Ямшанов. Зугдидский чай (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!