HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 г.

Художественный смысл

К… (теперь это называют традиционализмом)

Обсудить

Критическая статья

 

 

 

Кончается моя жизнь, и, естественно, что хочется приобщиться к чему-то вечному, к искусству. А как-то так получается, что с этим проблема. Особенно – с современным. Во-первых, это трудно. Легко, если кто-то из толковых искусствоведов уже что-то написал о произведении и художнике. Берёшь элементы его анализа и применяешь к ним синтез, до которого часто искусствоведы не доходят. А новичка ж не замечают. Я так и в принципе не могу новичка заметить – живу в другой стране. Но и заметь я его, большой вопрос, что я б смог что-то самостоятельно открыть. Во-вторых, есть подозрение, что искусство в упадке, потому, может, что всё в мире повернулось к традиционализму, а он, возможно, в принципе не такой бурный, чтоб бессмертные шедевры рождать. (Впрочем, этот резон я для числа выдумал.) Вероятнее просто то, что я за полвека толкований слишком уж ко многому вечному приобщился – вот мне и не хватает нового в этом секторе. Это – в-третьих. А есть в-четвёртых. Время – переломное. Кто победит: глобализм или традиционализм? Прогресс или приостановка? Погибнет человечество от перепроизводства или спохватится? – Каждая сторона проявляет упрямство и прямое игнорирование резонов противника. И – информационная война страшной силы. А при ней… Когда говорят пушки, музы молчат... Пушками я называю публицистику, около– и прикладное искусство (легче понимаемое, потому что оно имеет дело со знаемым), а музами я называю неприкладное (общение подсознаний автора и восприемников). С неприкладным теперь плохо дело.

То есть спасение мне – в смотрении в прошлое. Беру выкладку крупнейшего искусствоведа Манина и вдумываюсь.

«Подобную тенденцию [проблему в общежитии в СССР (всяческое ничтожество жизни низов) из-за антинародной политики власти], только в более мягкой [чему у Тутунова] форме, развивал Игорь Александрович Попов (1927–1999). Его картины «С работы» (1961),

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 17.10.2018
Попов. С работы. 1961.
Попов. С работы. 1961.

 

«Перед работой» (1966),

 

Попов. Перед работой. 1966.
Попов. Перед работой. 1966.

 

«Ваше здоровье, Александр Мартынович!» (1967)

 

Попов. Ваше здоровье, Александр Мартынович! 1967.
Попов. Ваше здоровье, Александр Мартынович! 1967.

 

рисуют жизнь трудовой провинции менее разоблачительно, выявляя человеческое достоинство людей, проживающих в тяжелейших условиях труда и быта. Это особенно заметно в картине «Рыбаки из Галича» (1969),

 

Попов. Рыбаки из Галича. 1969.
Попов. Рыбаки из Галича. 1969.

 

где люди исполнены в плотную группу, а точка зрения снизу и вертикальная композиция, при которой рыбаки занимают всё поле картины, внушают уважение к мужественной силе. Здесь Попов проводит иной мотив, весьма характерный для искусства 1960-х годов: положительный образ россиянина, простого человека, как бы противопоставленного тяжёлым условиям жизни. Социальная интерпретация темы сохраняется, но переводится в план драматичного жизнеутверждения».

Ну что в веках волнующего может быть в этих картинах?

Меня волнует самая первая.

Потому что я – старик. Всё, что напоминает мне о молодости, едва не слёзы нагоняет на глаза. Как раз в те годы я перешёл работать в НИИ, и наш завод-изготовитель был в Курске. И я часто туда ездил в командировку. И зимой, и летом. И мне, тогда жителю центра бывшей столицы Литвы, до слёз знакома убогость домов, у которых – гордость – аж первый этаж не деревянный, а каменный. И эти «непреодолимые», заснеженные, крутые склоны улиц. И женщины в платках. А с третьей картины – телогрейка. Я в первой командировке, в Славянск, был поражён. Я вышел вечером из гостиницы в центре города погулять, и… Оказался единственным (была осень) в светлом плаще болгарском. Остальные гуляющие парни были в ватниках. Все. И на меня косились. И я опасался, что меня побьют (тем более что там и сям начинались и тут же прекращались дружинниками драки). И мне было стыдно за политику властей по превышению уровня жизни в новых республиках СССР над уровнем жизни в старых.

А в Москве (в которой я часто бывал проездом) меня поражало, что в метро все читают. Как во второй репродукции. Но это уже где-то противоположное впечатление.

Про удивительно повсеместную тёмную одежду я узнал, что это удивительно, из печати, рассказывавшей о впечатлении западных иностранцев от СССР.

Мне тогдашнему, точно помню, представлялось, что мне было бы стыдно жить в США, наживающихся на всём мире несправедливыми ценами. Ей-богу. И хоть я уже был стихийный левый диссидент, и соседка по кульманам, жена куратора от городского КГБ по нашему НИИ, грозила мне, что пожалуется (и пожаловалась-таки) мужу за мой длинный язык (меня не устраивал уровень самодеятельности во всей жизни в стране, чрезмерный централизм), – тем не менее, я считал, что СССР социально впереди планеты всей, а про нас, конструкторов НИИ, иногда думал и говорил вслух, что мы герои, а не знаем этого. Другая соседка по кульманам, жена главного инженера нашего НИИ, надо мной за то смеялась. Но поражалась, что мне сходит критика того и сего вокруг. Их с мужем в Литву недавно перевели из РСФСР в порядке усиления кадров, и она поражалась моей свободе высказываний и безнаказанности. – От персонажей Попова свободой не веет – над ними довлеет работизм. А это означает, что в идеале, вдохновлявшем художника, иное было. «Не туда направлена страна, – смею я думать о содержании подсознания (!) Попова. – Коммунисты предают коммунизм». – Сейчас об этом чётко высказываются. Мол, со Сталиным ещё была всеми ощущаемая сверхцель – подготовиться, выстоять в страшнейшей войне и восстановиться после неё. А после смерти его равноценной сверхцели не появилось. Над прогнозом Хрущёва, что нынешнее поколение будет жить при коммунизме, всё моё окружение и я смеялись. Персонажи Попова по инерции продолжали жить, как перед войной, как на войне, как при восстановлении послевоенном – героически – но  художник подобрал для изображения такой жизни мрачные краски и негероичный антураж.

Это противоречие.

И оно плодотворно.

Потому что противоречивостью выражают то, что ещё не находится в сознании, а тайно мучит, волнует, вдохновляет «сказать». ЧТО-ТО, словами невыразимое.

Манин – парадокс – очевидно, не знал художественности по Выготскому – противоречивости (минимум) и (максимум) «нецитируемого» результата столкновения сочувствий противоречиям, противочувствий. Третьесказания, так сказать, не знал. Ему внятнее ино-сказание (образность). Он чуткий. Чует, что Попов явно «сказал» ЧТО-ТО великое. А что может быть образом великого? – Плотная группа, «вертикальная композиция». – Вот он и выделил картину «Рыбаки из Галича». Чтоб что-то добавить, он прибавляет: «занимают всё поле картины». – Будто пассажиры метро занимают не всё поле картины. Или будто мужественная небритость в предшествующих трёх картинах есть ничто по сравнению с бритыми, но тоже почему-то мужественными лицами у двух персонажей слева в «Рыбаках» (и молчание, что в двух справа мужества не видно: один ещё пацан, другой дремучий, ну и молчание, что есть и половина пятого рыбака, о котором совсем судить нельзя за невидимостью лица).

Ручищи во всех картинах, ого, какие. Героические. Но всюду же – несоответствующая им мирная жизнь. Да, неблагоустроенная. (Немыслимо, как на такую кручу взъехали велосипедисты {тогда не было, как сейчас, аккумуляторов к велосипедам}. Удивительно, что люди читают в такой тесноте. Для выпивки могло б быть построено и не дощатое строение, а для воблы – тарелки могли б там быть.) Неприхотливость народа эксплуатируется нещадно. Но для чего так и теперь? – Свидетельствую: о том, что страна загнана в угол внешними врагами и внутренней порочностью, был молчок. Один из видов лжи об идеале при безыдеалье. Низы по инерции держались спокойно и по многолетней уже привычке ждали, что наверху разберутся. Что и изображено. Но темнота живописи есть образ отношения художника к этому всему. Та словами невыразимая угрюмость, что выражает этот образ, соответствует, думается, результату столкновения героического с негероическим в теме, поданной литературно, если можно так сказать о живописи. И – никакой живописной новизны, что тоже есть образ. Причём образ кое-чего нового для своего, сориентированного на неограниченный материальный прогресс, времени НТР (научно-технической революции) – образ традиционализма.

В те дни (в 1968 году) даже учёные ещё только-только сорганизовались в Римский клуб для изучения перспектив развития биосферы планеты. А вот русские художники уже повернули к ещё тёмному, но выражению сверхценности традиционализма. Оказались своеобразно впереди планеты всей.

Вживание в это всё (а так, надеюсь, в будущем будут обращаться с живописью все) введёт людей последующих столетий в сопереживание того ЧЕГО-ТО, словами в то – прошлое для них – время невыразимого, – того, что связывало художника Попова и зрителей, кому такая живопись безотчётно нравилась. И в том будет приобщение к вечности будущих людей.

 

 

21 сентября 2018 г.

 

 

Автор и ведущий

рубрики «Художественный смысл» –

Соломон Воложин

 

 

 

Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

07.11: Виталий Семёнов. На разломе (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!