HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Игорь Иванченко

Memento mori

Обсудить

Сборник стихотворений


памяти Марины Георгадзе

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 2.05.2007
Иллюстрация. Автор: Serge Pavlov. Название: "Стикс. Выбор фарватера". Источник: imageserver.ru

Оглавление

  1. «Под кожу адский исподволь проник…»
  2. «Что же надо ещё человеку…»
  3. Когда...
  4. Прощай, тысячелетие и век!..
  5. «Мир – без конца… без начала…»
  6. Под занавес ворованного снега...
  7. Русскому, мне, ну не странно ли это?..
  8. Пока огарок юности чадил...
  9. «Насмехалась, дурака валяя…»
  10. «Неоспоримый и вечно смертельный…»
  11. Что я Гекубе? Что Гекуба мне?..
  12. Водомер скользит, как Иисус Христос, по воде...
  13. «Как сладко обитать на свете этом…»
  14. «Я давно оплакан скитальцами…»


* * *

Под кожу адский исподволь проник
Огонь…
И – от судьбы не отвертеться.
И – ранено навылет рифмой сердце.
И – строчками обуглен черновик.

Поэзии дымящаяся кровь
Пульсирует в артерии бессонной,
Оправдывая болью незаконной
Мучительную к женщине любовь…

Зачем я, словно нанятый, корплю
Подолгу над одной единой строчкой?
Мне Бог зачтёт её на ставке очной…
Но: этим я бессмертье не куплю.

К закату жизни медленно спеша,
Снося судьбы удары и издержки,
Без тайной мне не обойтись поддержки,
Моя беспрекословная душа…

…На горле – Музы жадная рука:
«Дышать захочешь – откупись стихами!..»
И – глубока безвестности река
С подмытыми крутыми берегами…

* * *

Что же надо ещё человеку?
И чего не хватает душе?..
Может, просто по первому снегу
Прогуляться, чтоб на рубеже
Уходящего времени года
И грядущего вдруг ощутить
Нераздельность такую с природой,
Что сильней и новей полюбить
Эти мокрые чёрные ветки
Над стеклом помертвевшей воды
И – почувствовать каждою клеткой
Меру счастья и меру беды…

Когда...

Когда поэты рифмовали
Безжалостное «кровь-любовь»,
Ветра листву ошельмовали
И – на распыл пустили вновь…

Когда музык звучали ритмы
И шелест поздних птичьих крыл,
Я лезвием острейшим рифмы
Себе повторно вены вскрыл…

Когда разлуки эхо смолкло, –
Лишь одинокая заря
Ложилась отсветом на стёкла,
Кровавей грудки снегиря…

Когда – житейских драм участник –
Я загляну на жизнь вперёд,
Твоих обид чернильный ластик
Из памяти меня сотрёт…

Прощай, тысячелетие и век!..

            * * *

                    И. И. И.

Прощай, тысячелетие и век!
Ты смотришь вслед сквозь сумерки и слёзы…
Как наждаком, сибирские морозы
Сдирают кожу щёк твоих и век.

Уходит жизнь, кренясь на вираже,
Под шелест сожаления и снега…
Душа, как пёс, бросается разбега
На плечи века нового уже;

Взгляд ловит, гнев смирением сменя,
Повизгивает, в обе щёки лижет…
«Как ни старайся, – всё равно нанижет
На пику смерти этот век меня!»

Морозных кладбищ истина проста.
Судьба пообещает… и – обманет…
И новый век в снега Сибири прянет
Со мною вместе, – как снегирь с куста…

* * *

Мир – без конца… без начала…
Жизни – начало… конец…
Скрипка, ты что замолчала?
Скоро и мне под венец

С девушкой в белых одеждах…
Возраст в дугу меня гнёт.
Я захлебнулся в надеждах.
Девушка мне подмигнёт.

Скрипочка, губы опухли
От поцелуев смычка?..
Листья от стужи пожухли.
Жизнь – сказочка про бычка
Белого…

Горечь утраты.
Книги дешевле продам.
И подлецам, что не рады
Лермонтову, –
Азъ воздам…

Я – как верблюжья колючка…
Жизни пустыня…
Игра…
Чем тебе, девушка-злючка,
Я не потрафил вчера?..

Монти шпиляет на скрипке
Грустный маэстро.
Как вор –
Век:
Он меня по ошибке
В смертный вписал договор…

Что-то ошибка да значит.
Вижу:
Смешно семеня,
Девушка в белом маячит,
Ждёт не дождётся меня…

Под занавес ворованного снега...

            * * *

                    И. И. И.

Под занавес ворованного снега
Неведомо куда уходит век…
А жизнь скрипит, как старая телега,
И чист, как агнец божий, человек.

Per aspera ad astra.*
И – терновый
Венец до крови оцарапал лоб.
Ты получить хотел ответ готовый
На все вопросы, быть счастливым чтоб.

Но: не успел… не смог… и адский пламень
Обжёг – увидеть можно по лицу…
Пока искал ты философский камень,
Двадцатый век поспешно шёл к концу.

И – просочилась молодость сквозь пальцы.
И – счастье изменило, как жена.
В душе твоей – иные постояльцы.
И – с сыном отчуждения стена…

Щипни себя больнее: уж не пьян ты,
Мечтая о бессмертье, человек?
За пазухою спрятал бриллианты
Твоих желаний уходящий век…

И пусть судьба туга на оба уха,
Но ты ни перед кем не виноват
Ни в чём.
В затылок дышит смерть-старуха,
И век твой, как карманник, вороват…

            * Per aspera ad astra (лат.) – через тернии к звёздам.

Русскому, мне, ну не странно ли это?..

            * * *

                    Игорю Давидовичу Блатту –
                    другу студенческой юности


Русскому, мне, ну не странно ли это?:
Плачет душа от еврейских мелодий,
Давней любовью сживает со света,
Гонит в пустыню из райских угодий…

Словно по вязким барханам Синая
Я с Моисеем кочую в обнимку…
Или, студенческий Томск вспоминая,
Вновь приникаю к прощальному снимку…

«Тум-балалайка» и «Хава нагила»,
Эти «Семь-сорок» и «Шолом Алейхем»…
Блажь иудея их мне подарила.
Рад, что ответить на это мне есть чем…

Царства земные приходят в упадок.
Тёмные ночи лишь в городе Сочи.
Юности воздух был приторно сладок.
Прошлого дым выест дивные очи.

В юности было от чувств резонансно.
В зрелости зримей любая ошибка.
Давешний друг мой, совсем не напрасно
Душу терзает еврейская скрипка.

Мы непредвиденно быстро стареем.
Тонкая-тонкая ниточка грусти
Между породистым томским евреем
И беспородным обидчивым русским…

Жизни монеты последние трачу.
А впереди – пустота и разлука…
Слушая песни еврейские, плачу.
«Господи правый, за что эта мука?!»

«Господи Боже мой, всё это странно…»
Как женским ликом художник Верейский,
Долина* мучает душу с экрана
Неподражаемой песней еврейской…

                * Долина Лариса – известная российская эстрадная певица.

Пока огарок юности чадил...

            * * *
                    Мне на плечи кидается
                    век-волкодав…
                            О. Мандельштам.


Пока огарок юности чадил,
Пока садилась молодости пена,
Я стал седым и слабым постепенно –
Двадцатый век меня не пощадил…

Противно было детству моему
Двуличие тряпичных жалких кукол.
Я предан был судьбой и загнан в угол,
Но слишком поздно понял, что к чему…

Я веком, точно каторжник, клеймён:
Не вытравить тавро социализма…
Какого ещё надо катаклизма,
Чтоб вычесть моё имя из имён?

Век новый, как нашествие, грядёт;
Судьба, стыдясь, отводит взгляд в сторонку…
Как злобный волк невинному ягнёнку,
Мне глотку век ещё перегрызёт…

Песком тысячелетий из горсти
Жизнь вытечет;
Умоюсь чёрной кровью…
Ни страхом невозможно, ни любовью
Себя от этой участи спасти.

* * *

Насмехалась, дурака валяя,
Надо мной судьба…
Я – ей – прощал.
Образ жизни рай мне обещал.
Я – не верил.

Скоро, ковыляя,
С посохом, как инок, я пойду
На свиданье с неким незнакомцем…

Только месяц встанет над оконцем,
Только трещина пройдёт по льду,
Только ухнет сыч на городьбе, –
Я пойду, решительный и кроткий…

Боже! Укажи мне путь короткий –
Я на ближних подступах к тебе…

* * *

Неоспоримый и вечно смертельный
Риск для поэта – быть властью убитым.
Ну а поэт – Бога крестик нательный –
Хочет витать между небом и бытом…

Что я Гекубе? Что Гекуба мне?..

            * * *

                    Мариетте Бирюковой

Что я Гекубе? Что Гекуба мне?
Ничто…
Жестока жизни быстротечность.
Я тоже скоро камнем кану в вечность,
Как в омут, где кувшинки на волне…

Покамест медлит старая с косой,
Воспользуясь, как милостью, промашкой,
Я –
Богом сотворённою букашкой –
По склону лет ползу наискосок…

Как хворост о колено, – поломать
Характер, генетически несносный,
Чтоб русских слов песок золотоносный –
В надежде на удачу – промывать,
Ночами в кухне горбясь над лотком…

А блёстки, самородки и крупицы
Казались бы водою из криницы
И воздуха спасительным глотком…

В ответ на оговоры и хулу,
Спрошу:
– Что за комиссия, Создатель?!
Поэт – изгой, бессребреник, старатель,
Рассчитывающий на похвалу…

Не лесть, а пониманье –
Позарез! –
Ему необходимо в трудном деле,
Чтоб, словно в ранку где-нибудь на теле,
Сочилась кровь стихов через порез…

Водомер скользит, как Иисус Христос, по воде...

            * * *
                    Тине Отческой –
                    художнику


Водомер скользит, как Иисус Христос, по воде;
Щука глушит малька на мелководье, в заливе;
Яблочный червь прогрызает ход в «белом наливе»…
Каждому младенцу – по личной бы дать звезде.

Но Вифлеемская – исторически – будет одна;
Горит над миром две тысячи лет, не сгорая.
А мне отсюда – уже видны отроги гор рая
И – ад кромешный, и – Стикс, не имеющий дна…

Жизнь –
В небесах журавль,
А смерть –
Синица в руке;
Один – улетит, а другая – со мной навеки…
Наплавит время свинец потерь мне на веки,
Измажет дёгтем густым и вываляет в муке…

А потом я пред Ним вдруг предстану, ничтожный франт,
И Он – Следователь – решит вопрос в одиночку…
Но: взгляд Его в стихотворную вцепится строчку,
И Он найдёт, возможно, угодный мне вариант…

Господь раньше срока не разомкнёт уста:
В ад? или в рай? – за семью печатями тайна…
Строка, черновик обуглившая, – не случайна.
(Щука меняет зубы, а мышеловка – пуста.)

Спешу создать, пока третьи не поют петухи,
Стихи, которые очаруют Его душу…
Пусть судьба поэта трясёт, как воришка – грушу,
Чем сильней трясёт, тем гениальней будут стихи.

…Жизнь коротка, как спичка спичкомбината «Гигант».
И – пока мне не спроворили высшую меру,
Помолюсь, как Богу, скользящему водомеру;
И – зрачки мне прострелит закатного света квант…

* * *

Как сладко обитать на свете этом!
Но:
    всё
         тускней,
                     тускней
                                 накала
                                            нить…
Когда я перестану быть поэтом, –
Я перестану человеком быть
И – перестану быть живым,
Поскольку
Река замёрзнет жизни,
И – по льду,
Коварно тонку и опасно скользку,
Я
    к
        финишу
                    последнему
                                        приду…

* * *

Я давно оплакан скитальцами…
Обрывая жизни полёт,
Смерть
            своими
                        грязными
                                       пальцами
Мне
       смешливый
                         рот
                              разорвёт.

Я в последний раз ещё выдохну,
И – в последний вдохну я раз.
Птицы воспоминаний выпорхнут
Из моих померкнувших глаз…

А душа бестелесным облаком
Устремится ввысь в вираже.
Этот кто-то –
С знакомым обликом –
Будет вовсе не я уже.

Не горюйте, родные и близкие;
Не печалиться – знак жене…
Пусть свинцовые тучи низкие
Рваным саваном станут мне.

Я уйду накануне вечером,
Когда тлеет города трут…
Может, пьяным в стельку диспетчером
Мой уже намечен маршрут?

Без билета,
За счёт Всевышнего,
Как ракета, – пронзая тьму…
Ничего –
Только память –
Лишнего
Я с собой туда не возьму.

Заскулит и завоет жалобно
Шелудивый соседский пёс.
…Вспоминайте меня, пожалуйста, –
Я
    теперь
                один
                        среди
                                  звёзд…




            г. Юрга, Кемеровская область.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

15.12: Сергей Жуковский. Меня там встретит не Иисус Христос… (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!