HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Дина Измайлова

А из пуза карапузы…

Обсудить

Сборник рассказов

 

 

Безсюжетное повествование о существовании,
безсодержательных записок огрызки,
бессмысленные заметки о детках –
Просто вылилась капля чего-то,
мелковато, а все же работа...

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 11.02.2010
Оглавление

16. Действие 15. Была б открыта дверь сия, закрылся б смысл бытия.
17. Действие 16. Глаз невольное смыкание – непредвиденное засыпание.
18. Последнее слово

Действие 16. Глаз невольное смыкание – непредвиденное засыпание.


 

 

 

Место действия – Посередине, между детской и туалетом

Время действия – ночная пора.

Действующие лица –

лицо спящее и сопящее,

лицо сонное, но непокорное,

лица раздраженные и преднамеренно бессонные.

 

Было уже одиннадцать часов. Гриша безмятежно дрых, раскидав по сторонам пухлые ножки и ручки. Щеки его плавно перетекали в подушку, слипшиеся реснички периодически вздрагивали под напором осаждающих его мелкое неокрепшее воображение сновидений. Павлик злобно косил из-под одеяла в сторону уходящей матери. «А я не буду спать, – заявил он и, душераздирающе зевнув, добавил – ко мне сон просто не идет, и глаза никак не закрываются». Зарывшись в одеяло, он нервно заелозил, активно дрыгаясь задницей и близлежащими территориями.

– Ты дрыгайся поменьше – сон и придет – посоветовала мама и прикрыла за собой дверь.

Через минуты дверь вздрогнула, приоткрылась и высунулась невыразимо печальная физиономия.

– Я писать хочу – угасающим голосом произнес Паша, топая мимо сидящих на диване родителей и обреченно завистливым взглядом кося на телевизор. Хлопнула крышка унитаза и унылая фигура снова показалась в поле зрения. Фигура двигалась очень медленно и окончательно обездвижела у телеэкрана.

– Паша, марш в кровать – гаркнул папа.

– Я пить хочу – проныл Паша и, насупившись, взглянул на родителей.

– Пей чай – протянула мама свою кружку.

– Сама пей свой вонючий чай – отпихнул сын кружку и, надув губы, уставился в телевизор.

– Что тебе надо тогда?

– Пепси.

– Нет пепси.

– А я без пепси не пойду. Пепси – веселее вместе. А без него мне тоскливо.

– Иди в свою комнату и тоскуй там.

– Молочка тогда – смилостивился Паша и, заметив, что мама отошла к холодильнику, осторожно присел на стульчик, потом, поелозив попой, уселся на него основательно и с интересом стал следить за событиями, разворачивающимися на телеэкрана. Страдание на мгновение прекратило грызть изнутри его душу, но возобновило свое жестокое дело при звуке противного маминого голоса:

– Пей молоко и спать.

Паша горестно сморщился, осторожно отхлебнул и изрек с философским видом:

– Ты все говоришь, и говоришь, мама. Ты зачем столько говоришь?

– Предлагаешь мне заткнуться?

– Ага, предлагаю. Заткнешься?

– Не дождешься. Пей быстрее, уже поздно.

– Я не могу быстрее, у меня не в то горлышко пойдет. – и Паша интеллигентными мелкими глотками принялся прихлебывать молочко, правдиво и грустно тараща глаза на родителей. Они пристально глядели на него.

– Бутерброд хочу – простодушно заявил Паша.

– Нет. Ты уже зубы почистил.

– Тогда печеньку.

– Нет.

– А что дашь?

– По заднице могу.

– Не надо. – Паша мрачно отвернулся и, забыв про молоко, принялся меланхолично ковыряться в носу.

– Паша, допивай молоко и иди спать.

– Не хочу молока. У меня уже живот от него болит.

– Иди спать тогда.

– Какать хочу.

– Иди какай.

Паша вяло приподнялся со стула и с трудом волоча ноги, двинулся к туалету. Через минуту вернулся и уселся на стул:

– Не какается что-то – сообщил он, облокотившись на стол и укладывая невеселую рожицу в ладошки.

– Спать тогда иди.

На лице опять возникло выражение непреодолимой тоски.

– Там страшно.

– Что там страшного? Там светло. Гриша спит.

– Страшно – упрямо повторил Паша, и не думая вставать со стула.

– Ну-ка быстро в кровать. Я приду сейчас.

Он медленно сполз на пол и, кряхтя от напряжения, стал приподниматься на ногах. Встав, он обессилено вздохнул и обреченно посмотрел на родителей.

– Спать – безжалостно приказала мать.

Плечи опустились еще ниже, руки повисли вдоль туловища, на мордочке отобразилось отчаянье. Взгляд, полный надежды и неверия, метнулся в сторону отца.

– Спать – жестко подытожил папа.

Паша понуро направился к двери. Последний страдальческий взор кинул он на родителей, но, не найдя поддержки, отвернулся и скрылся в недрах своей комнаты.

Было двенадцать часов.

Через пять минут он появился снова. Безмолвно встал посреди комнаты и затравленно переводил глаза с отца на мать, с матери на отца.

– Паша, в чем дело? – нетерпеливо спросила мама.

– Писать хочу. – уныло сообщил он.

– Ты только что писал.

– Опять хочу. У меня писек много, они наружу хотят. Еще какакть хочу. Когда письки наружу хотят, какашки тоже за ними бегут… Какашки – лучшие друзья писек. – дав развернутую характеристику всех процессов, происходящих в его организме, он решительно прошествовал в уборную, глядя прямо перед собой.

– Не получилось – разочарованно протянул он, вернувшись в гостиную и предельно честно посмотрев на родителей.

– Ты пойдешь спать сегодня? – раздраженно воскликнула мама.

– Мне не спится никак – изобразив полную готовность к диалогу, Павлик пристроился на стуле.

– Ну-ка не усаживайся. Марш в кровать.

Павлик обиженно поджал губки, но не встал.

– Пить хочу – угрюмо пробормотал он.

– Пей молоко – сердито произнесла мама.

– Не хочу молоко. Хочу водички.

– Водичка только горячая. Пей чай.

Паша принялся макать язычок в кружку и оскорблено шмыгать носом.

– А я еще есть хочу – прохныкал он.

– Уже первый час ночи. Уже поздно есть.

– Хлебушка хотя бы – сиротливо протянул он.

– На, хлебушка. – мама сунула ему под нос кусок хлеба. Павлик с отвращением глянул на него и встал.

– Хлеб забыл – крикнула ему мама вслед. Но Паша лишь посмотрел волчьим взглядом, злобно наморщив нос, и молча исчез в глубине своих апартаментов. Через мгновение он вновь возник перед очами родителей. Физиономия его излучала теперь доброту и умиленную радость просветления.

– А я песенку сочинил – нежно проворковал он и лучезарно взглянул на потолок.

– Ну, спой – вздохнула мама.

Павлик встал в позу шестикрылого серафима, откинув назад все кудрявые лохмы и выдвинув вперед все расцарапанные руки и сладчайшим голосом пропищал:

– Фиалки, фиалки,

Подарю я мамке.

Самые красивые цветочки,

Самой любимой мамочке

По!

Да!

Рю!

Он шмыгнул носом, утер его ладошкой резким движением снизу вверх, и скромно, но с достоинством склонил вниз всклокоченную голову в ожидании похвалы. Папа, закрывшись носовым платком, трубно откашливался. Мама притянула к себе Пашу, чмокнула его в лоб.

– Очень хорошая песенка. Молодец. А теперь спать.

С Пашиной мордочки стерлось выражение доброты и благости, он с укором взглянул на мать.

– Спать, Паша.

Из недр глотки поднялся возмущенный рык. Паша запыхтел, зафырчал и, забухтев про себя ругательства, удалился в свою комнату.

Было двенадцать часов двадцать семь минут.

Через десять минут страшный шум потряс квартиру.

– Нет, он и сам не спит, еще и Гришу сейчас разбудит. –разъяренная мама кинулась в детскую.

Но Паша спал, привольно раскинувшись у дверей, реснички невинно покоились на румяных щечках и на ясном челе не отражалось ничего, кроме безмятежного блаженства ирреального бытия. А вокруг высились горы игрушек и огромный робот, придавленный его упитанной попой, издавал душераздирающие вопли, отстреливаясь по сторонам и распространяя вокруг сияние своих лазерных лучей.

 

Гриша стоит, крепко воткнув в землю свои коротенькие ножки, и перетаскивает сопли из ноздри в ноздрю. Рожица торжественная, глаза задумчиво– оживленные, безотрывно созерцают Павлика, выискивающего в почве червяков, обреченных на неминуемую трансплантацию. «Гринчик, ты красавчик» – прошептала я ему в экстазе безосновательного материнского восторга. «Паша ваш – красавчик. А я – Гриша» – недовольно бурчит он в ответ и громко шмыгает носом. Паша приподнял голову от земли и, согласно кивнув, снова углубился в раскопки. «Ты – мой ангел»– опять не сдерживаюсь я. «Ты – ангел, а я – Гриша» – ворчливо отзывается он, и, меняя выражение физиономии с безучастно-отрешенной на радостно-пакостливую, намазывает на мои джинсы свежедобытую козюльку. «Ну что за хам малолетний» – взвизгиваю я, хлопая его по ладошке. «Я не хам, это ты – хам какая-то, а я – Гриша.» – самодовольно ухмыляется он – Ты чо, не знала? Гри-ша. Понятно?». Макушка утыкается в небеса, ноги попирают землю, от земли и до неба простирается Гриша в самоценной целостности своего пузатого организма. Вширь растекается Паша, распластавшись по поверхности Земли и пытаясь обхватить заграбастыми ручонками необъятное. И я – рядышком. полным на то правом, кстати.

 

Послесловие.

Дети – сосредоточие всех мыслимых и немыслимых недостатков, заключенных в единый симпатичный и пухленький организм. Они ленивы, неразумны, эгоистичны, жадны, хвастливы, трусливы, неряшливы, безответственны и совсем не парятся по этому поводу. Пройдет время и сомнения в собственном совершенстве зародятся в их душах ( не без помощи окружающих, конечно) и, вследствие кропотливой работы над собой, они смогут стать трудолюбивыми, умными, жертвенными, щедрыми, скромными, смелыми, аккуратными, ответственными. Впрочем, они могут и не стать всеми вышеперечисленными, или стать ими частично и слегка. Дети могут все, ибо ребенок – это наличие безграничных возможностей при отсутствии критического самоанализа. Вспомните, что сказал поэт: «Глаза сияют светом неземным, кривятся губы в безмятежном мате…» и забудьте об этом – к чему слова, когда живое воплощение этих слов и так без конца мелькает у вас перед глазами и топает и топает без устали и без тени сострадания к кому бы то ни было, кроме себя. С полным на то правом, кстати.

 

 

 


Оглавление

16. Действие 15. Была б открыта дверь сия, закрылся б смысл бытия.
17. Действие 16. Глаз невольное смыкание – непредвиденное засыпание.
18. Последнее слово

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.02: Ыман Тву. Сотня беснующихся уродов (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!