HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Ярослав Кауров

Продавец зла

Обсудить

Пьеса-повесть

 

Действующие лица:

 

Продавец зла

Покупатель зла

Девушка

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 30.11.2010
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Часть 3


 

 

 

Покупатель зла:

Слава Богу, прогресс с того времени многое изменил.

 

Продавец зла:

Да, прогресс – великая вещь. Прогресс существенно упростил задачу приспешнику зла. Раньше он должен был быть хотя бы злым, теперь ему достаточно быть дебилом. Америка, безусловно, является сейчас наиболее сильной страной потому, что на ее счету наибольшее количество убийств. Но техническая мощь столь развила ее мускулы, что процесс убийства сведен до участия в компьютерной игре. Если бы олигофрена Джона, нажимающего кнопки пуска ракет на самолете или миноносце, заставили, закатав рукава, глядя в глаза, перерезать глотки связанным мужчинам, женщинам и детям и испачкаться их липкой кровью, он описался бы и сошел со своего куцего ума. А поскольку от его бомб у живых людей горит и лопается кожа и, шипя, плавится жир где-то невообразимо далеко, связать эти два очевидных факта его маленький гладенький мозг не может.

 

Покупатель зла:

Но есть же на свете добрые люди?

 

Продавец зла:

Добрые люди – это всего лишь запасы мяса на случай усилившегося аппетита одного человека, склонного ко злу. Другое дело, что по трусости и глупости последовательных приверженцев зла ничтожно мало. Мы всю жизнь сталкиваемся с пугливыми воришками, которые, запустив руку в сокровищницу зла, открытую для всех, урывают ничтожную толику несметных богатств и удирают на сторону призрачного добра, испугавшись самих себя.

 

Покупатель зла:

Нельзя так относиться к людям.

 

Продавец зла:

Люди! Люди! Везде и всюду люди. Они любят, они сражаются и создается впечатление, что у них есть душа. Ведь у них такая же голова, руки, ноги, как у вас. И их становится жалко. Они мучаются, их жалко. Одно лишь не укладывается в схему – никто не может мучить человека, кроме другого такого же человека. И если мы на минуту откроем глаза, освободившись от гнета эндорфинов, которые не дают нам сойти с ума, мы заметим океан страданий, доставляемых людьми друг другу. Да, если люди зависят от вас, они очень милы, они улыбаются, они такие простые – свои парни и девушки, сестры и братья. Если нет взаимной зависимости, отношения уже холоднее, с оттенком натянутости, которая вот-вот может перейти в агрессию. Но попробуйте хоть в чем-нибудь, хоть в малости попасть к ним в зависимость – они вытянут из вас все жилы, они высосут из вас все соки, раздробят все косточки, измотают душу, отнимут все силы. Пусть вам нужно просто поставить у кого-то подпись, достать бланк, зарегистрировать документ, получить разрешение. Самый простой пример – это государство, призванное блюсти наши интересы, и его чиновники. Тот же самый пьяница, который в другой обстановке травил бы с вами анекдоты, та же самая блядь, которая в другой обстановке флиртовала бы с вами, прекрасные домохозяйки, нежные отцы – все они удавят вас медленно и со вкусом, выпьют вашу кровь по капле, если вы попадете к ним в зависимость. Обличенные государственной властью, имеющие пост самого ничтожного чиновника, они будут перемалывать вас, пока не выплюнут по другую сторону этой людской машины унижений и позора. В быту – чиновники не знают жалости, когда чувствуют безнаказанность, защищенность государственной рукой. Вот тут они раскрываются полностью. Всякий здравомыслящий человек, попавший к ним в лапы, прошедший коридоры власти, в определенный момент страстно хочет взорвать эти двери, расстрелять в упор из автомата всех этих жирненьких чинуш, но потом выходит с вырванной у них бумагой, утирает пот, успокаивается и забывает все, как страшный сон, а тем временем по тем же коридорам мечется другой проситель, изнывая от унижений и требуя у Бога автомат Калашникова. Люди самозабвенно гадят друг другу на головы, при этом все время утирая собственные рожи. Вы все еще настаиваете на том, что у всех у них есть душа? Тогда что же это за субстанция – душа чиновника? Как она выглядит? На мгновение образно представьте ее, и если вас не вырвет, не вывернет с кровью наизнанку – вы обыкновенный олигофрен. Кстати, чиновниками того или иного ранга в государстве являются две трети жителей. Впрочем, есть борцы за справедливость, которые все время боролись с государством, независимо от строя. Это определенный процент в популяции – люди, не согласные с официальной точкой зрения. Их мучения ярки, их речи заразительны. Итог их усилий – кровавый переворот, когда количество жертв возрастает стократно. Переворот, который ни к чему не приводит. Не приводит потому, что люди могут жить только при условии, что их угнетают. Стоит на одно мгновение разжать мертвую хватку на их горле, ослабить государственную власть – и переворот неизбежен. На мгновение анархия хамов и озверевших интеллигентов вспыхнет пожаром смут, и вновь воцарится жестокая диктатура, в десятки раз более злобная, чем предыдущий строй.

 

Покупатель зла:

А как же крестьяне? Они не принимают участия в общественных катаклизмах, и к чиновникам их отнести никак нельзя.

 

Продавец зла:

Вспомнили, милостивый государь. Да, казалось бы, физический труд на свежем воздухе, что может быть здоровее, но люди и эту жизнь могут превратить в кромешный ад. Никаких идиллических пасторелей. Представьте себе замкнутый коллектив, в котором ненавидят от рождения и до смерти, а иногда из поколения в поколение. От первых детских драк, через схватки на меже за полметра земли, до старческой зависти к судьбе детей и внуков. Крестьяне терпеливы, но если бы все их страхи, злобу и ненависть вылить в один резервуар, перед Вами вспыхнул бы океан огня. Единственное, что их спасает, это патологическая тупость и покорность. Но об этом позднее. На земле, в личном хозяйстве можно приспособить любую вещь. Кроме того, вековая нищета толкает крестьян на воровство. Они патологические воры. Нет ничего, что бы крестьянин не мог упереть и самым диковинным образом приспособить в своем хозяйстве. Теперь о тупости. Сельские жители – продукт естественного отбора. Все, кто обладал хоть каким-то талантом, кроме дара скотского существования, из деревни ушли, и так продолжалось тысячи лет. Ушли ученые, певцы, поэты, воины, музыканты, художники, организаторы, в конце концов, даже проститутки. Крестьянин в генетическом плане – выжатый скот, которому досталась только покорность и выносливость. В одном из районов Сибири (заметьте, я рассказываю чистую правду) с заимки, занесенной снегом, девочка бежала от побоев матери и голода в тайгу. Ее нашел дядя. Он принес девочку домой с отмороженными руками и ногами. Боясь гнева матери, девочка несколько дней лежала на печке. От соседей врачи узнали о положении ребенка. Девочка несколько дней лежала на печке без еды и боялась плакать, так как мать могла побить ее. Когда врач приехал в деревню и вошел в избу, прежде всего, его поразил ужасный запах гниющего мяса. Когда он взял девочку за стопу, стопа осталась в его руке, то же произошло с кистями девочки. За несколько дней произошла самоампутация отмороженных конечностей. В больнице за несколько месяцев девочку удалось вернуть к жизни, она оказалась живучей. Дома, регулярно получая пенсию за дочь-калеку, мать возмутилась тем, что девочка воровала хлеб. И она стала привязывать дочь в холодном крытом дворе к столбу, как собаку. Естественно, не имея кистей рук, девочка, как собака, не могла развязать узла. С той поры, как она потеряла стопы, передвигалась она на четвереньках или на коленях. Девочка росла. Мать не могла оставить без дела производственные силы и стала сдавать дочь мужикам как экзотическую проститутку. Насиловали девочку там же, привязанную у столба. Через некоторое время дочь забеременела и родила. Сын подрос и начал таскать себе и матери из дома хлеб. Бабушка привязала его к другому столбу. Она привязывала их так, чтобы они не могли дотянуться друг до друга. Мать и сын не могли даже прижаться и согреть друг друга. Об этом рассказывали в близлежащем городе, но никто не предпринимал попыток что-то изменить. Когда в очередной раз они попали в больницу, одна сердобольная женщина практически выкрала их. Откормила, стала учить читать. Бабушка, привязывавшая дочь и внука к столбам, до сих пор судится с этой доброй женщиной, пытаясь доказать, что та незаконно присвоила их пенсию по инвалидности. Весь район знал об этом. Знал участковый милиционер, кстати, он тоже пил самогон на этой заимке. Некоторые мужики хвастались своими половыми сношениями с инвалидкой. Это случилось не в средние века, а в самом конце двадцатого века. А вы говорите – крестьяне.

 

Покупатель зла:

А рабочие, пролетариат?

 

Продавец зла:

Рабочие – это те, кто не смог жить даже в деревне. Люмпены. Это те, кому нельзя доверить даже маленький участок земли. Они способны только на однообразный, механический физический труд и самовоспроизведение. Дурак не может быть ни добрым, ни злым. Поступки его спонтанны и часто определяются сиюминутной, очевидной, маленькой пользой. Таково девяносто процентов населения. Они годны только на опыты, которые с ними регулярно и производят. То какой-нибудь проведет социальный эксперимент и истребит половину жителей страны, то на них испытывают лекарства, то радиацию, то яды. Вы участник всех этих экспериментов, от которых вымерли миллионы, но самым наглейшим образом пытаетесь скрыть это от самого себя. Может быть, вы предложите мне чаю?

 

Покупатель зла:

Что, простите?

 

Продавец зла:

Чаю.

 

Покупатель зла:

Ах, извините, конечно. (Приносит чай) Ничего, что он холодный?

 

Продавец зла:

Ничего. Ничего. В горле пересохло. Так. Дайте вспомнить. Не убий. Не укради. А! Теперь о лжи. Люди ценят искренность в любой ее форме, даже если то, что человек искренне говорит, противоречит очевидной истине. Поэтому у людей так ценится вера. Это древний механизм. Физиологически он выражен в определенной идиомоторике, то есть, в микрожестах. Это сигнал – человеку можно доверять. Любой постулат можно логически оспорить, нет ничего достоверного, что мы знаем о мире, но есть искренность, и она рождает доверие. Ложь может быть любой, но, освещенная искренностью, она обращается в правду. В бесконечном разнообразии путей, которые можно выбрать, все равно придется выбрать путь. И лучше его выбрать, чем бесконечно сомневаться. А страх ошибиться подталкивает человека к желанию посоветоваться с кем-то, и тут все решает не истина, а искренность советчика. Сама же искренность также зиждется не столько на истине, сколько на тайных желаниях. Поэтому людьми разработано множество учений – дорожек к счастью, построенных на нестерпимой жажде любви, благополучия, сытости, Вера в любого Бога и во что бы то ни было построена только на вере, и больше ни на чем. Приятен сам процесс. За ним не стоит никакой правды. И чем больше, гротескнее, нелепее обман, тем сильнее жажда обмануться. Лишь бы мнился путь к тайному, вечному, недостижимому желанию. Убежать от страха, найти радость и спокойствие, встретить искренность. Если вы попробуете лишить человека этой наркотической соски, он может убить. Обманываться приятно. Очень приятно, но не практично. Заведенные верой в тупик люди – добыча для неверующих. Победы в этом мире достаются лишь тем, кто веру оставил другим, а себе забрал расчет и жестокость. Только зло достойно золота. Золота достойно только зло. Но зло подразумевает ложь, и змея кусает себя за хвост – злу необходима вера. Высокое искусство зла – лгать искренне, ни на минуту не поверив в собственную ложь. А для этого ложь должна быть полной и, как вера и искренность, зиждиться на тайных страхах и желаниях. А теперь вернемся к началу. Чтобы управлять этим замкнутым процессом, нужно самому не верить ни во что.

 

Покупатель зла:

Все-таки вы больны.

 

Продавец зла:

Нет, как раз я абсолютно здоров, а у вас загажены мозги.

 

Покупатель зла:

Почему мне так противно то, о чем вы говорите?

 

Продавец зла:

Потому что вы идиот.

 

Покупатель зла:

Вам абсолютно необходимо меня оскорблять, или это доставляет вам удовольствие?

 

Продавец зла:

Вы ничтожество. Вы соучастник миллионов преступлений. За десятки тысяч жизней, которые прерываются, благодаря Вашему молчаливому согласию, за людей, умирающих в страшных мучениях, вы получаете копейки, десятые доли копеек и спокойно живете, прикрывшись своим дерьмовым псевдоморальным обликом. Вы нищий дурак. Вы врете, лжете, что не знаете об этом. Включите телевизор, радио, откройте газету – увидите сотни примеров массовых законных убийств. Теперь кивните своей бараньей башкой и скажите себе: пойти, получить свою маленькую зарплату и продолжать честно и спокойно жить, ожидая своей очереди. За вашей шкурой тоже придут.

 

Покупатель зла:

Перестаньте меня оскорблять. Вам это ничего не даст.

 

Продавец зла:

Ничтожество! Идиот! И скот!

 

Покупатель зла:

Прекратите! Я вас ударю!

 

Продавец зла:

Никогда! Ты природный раб! Ты достоин только презрения!

 

Покупатель зла:

Я задушу тебя! (Бросается на продавца. Душит его. Продавец некоторое время поддается, потом освобождается от его рук).

 

Продавец зла:

Вот то, чего я хотел. Здоровая злоба. Слава богу, вы еще живой. Я думал, совсем мертвец. Если бы вы согласились со мной, пришлось бы прервать сеанс. А тут. В глазах огонь. Молодец!

 

Покупатель зла:

Вы что, специально? (пытаясь отдышаться)

 

Продавец зла:

Конечно. (Некоторое время оба молчат). Представьте себе, что завтра вы умрете.

 

Покупатель зла:

Я предстану перед Богом с чистой совестью.

 

Продавец зла:

Перед кем? Перед кем вы предстанете и с чем?

 

Покупатель зла:

Перед Господом с чистой совестью.

 

Продавец зла:

Перед одной абстракцией вашего воспаленного ума с другой абстракцией под мышкой? Нет, дорогой, вы поймете, что, имея возможность получить все в этой одной, единственной вашей жизни, вы прожили ее, как червяк в дыре. Вы недополучили сотен реальных вещей. Реальных, которые можно пощупать, выпить, вдохнуть, съесть и, как вам это ни странно слышать, полюбить.

 

Покупатель зла:

Мне неприятно делать зло.

 

Продавец зла:

Юноша. Вы самый наивный человек, если думаете, что можете умножить количество зла в этом мире. Вы можете только проскакать на коне или побывать под его копытами. Если вы не совершите зла, то оно все равно совершится, но без вас. И главное, оно гораздо раньше совершится над вами. Повторяю: и без вашего эгоистичного вмешательства зло все равно будет совершено – люди умрут, города разрушатся, солнце остынет. Быть может, только судороги умирающего времени будут без вашего маленького зла еще более продолжительными и ужасными. Вопрос состоит в том, урвете ли вы свой маленький кусочек жизни в этом хаосе разложения, сможете ли вы насытиться у туши умирающего слона или сами умрете от голода, а все мясо растащат гиены. Плывя в океане, вы можете мочиться в него или терпеть, количество воды на земле от этого не изменится. Если ваш ленивый разум попытается проследить последствия даже самого доброго из ваших поступков, вы увидите, что через час он обернется злом, через два – снова добром, а через три – снова злом, и так далее. Как раз добро, строго сформулированное, жестко ограниченное, является той разрушительной силой, которая вела к крестовым походам, войнам за веру, фашизму, коммунизму и прочим успешным массовым бойням. Сколько вы насчитаете жертв дьяволизма за последние 300–400 лет? А в войнах за веру – за христианство, иудаизм, ислам, да что там, за обыкновенное справедливое устройство общества погибли миллионы, если не миллиарды двуногих идиотов. Даже серийные душевнобольные убийцы не накрошили столько человеческих обрубков, сколько нарубили, нарезали нормальные здоровые люди ради верности, добра, любви, справедливости, долга, чести, благородства, достоинства по обе стороны любых баррикад.

 

Покупатель зла:

Я не хочу иметь с этим ничего общего! (визжит) Я не хочу иметь с этим ничего общего!

 

Продавец зла:

А будете.

 

Покупатель зла:

Я не хочу иметь с этим ничего общего! И не буду.

 

Продавец зла:

Тогда стреляйтесь – это единственный выход. Кишка тонка? Тогда живите.

 

 

 


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.10: Ибрагим Ибрагимли. Интервью (одноактная моно-пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!