HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Евгения Красноярова

По Касательной к Моему Пути

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Карина Романова, 19.03.2010
Иллюстрация. Автор: Sharapov Rusteam . Название: «My choice». Источник: http://www.photosight.ru/photos/2704323/

Оглавление

  1. Депо
  2. «Там, где ветер треплет нервно…»
  3. Тело города моего...
  4. «Чем больше город, тем гаже спится…»
  5. Письмо другу
  6. «Как старики, недоверчивы маяки…»
  7. «… любить того, кто не познал…»
  8. Равноденствия
  9. Мы с тобой на века, если будут века...
  10. Обывателям
  11. Годы, грошики, рубли...
  12. «Урони меня – яблоком – в сытые водами травы…»
  13. «Кто из нас доживёт – до ста…»
  14. «Обездвижь этот нерв, заблудившийся в…»
  15. «Я ходила туда, где никто не живет…»
  16. Посейдон


Депо

       1.

По ночам, когда город немеет, трамваи
Обо всём позабыв и пьянея от воли,
Отрекаясь от рельс, собираются в стаи,
И, минуя депо, отправляются в поле.

Они дышат взахлёб, пьют подземные токи
И глядят в телескоп на Созвездие Льда.
У любого из них есть свой Бальдр и Локи,
И своя именная на небе звезда.

Они долго стоят у железной дороги
И глядят на составы, бегущие мимо.
Они просят Железного Бога о многом,
Но всего горячей о судьбе пилигримов.

И в ознобе от веры в заветное чудо,
По задворкам разбитых запоем застав,
Возвращаются в город, как дети Гаруды,
Повинуясь магниту маршрутных оправ.


       2.

Сосредоточенно – перед собой.
Видишь ли, рельсы – такая привязка…
Жизнь без маршрута – фламандская сказка,
Синяя сказка о жизни другой.

Всеми своими боками впитав
Города глянец – как кровь, как нагайку,
Он восстаёт, и погибнет – восстав,
И – в переплавку: на гвозди, на гайки…

Не под счастливым служа номерком,
В участь иную ни капли не веря,
Всхлипнет трамвай – и пахнет холодком
В четырёхглазые нервные двери…

       3.

Есть еще место в этом трамвае –
гостеприимен железный бок,
но – исчерпалось число дорог,
закольцевалось, истаяв...

Прыгай – вагон с горизонтом вровень!
Лбом прижимайся к стеклу. Оно
не от дождя бережёт салон –
от потери крови.

Может, и ты из железа сделан?
Рельса коснёшься, и станет вдруг
многоколёсого сердца стук
твоим телом...

* * *

Там, где ветер треплет нервно
Шевелюры скал,
Гордоглавым словом «верность»
Ты себя назвал.

Эхо вздрогнуло, и больно
Стало голове.
Мне открылось: ты – не дольний,
Ты – не человек…

Отразившись в лунном круге
Ты глаза закрыл,
И взметнулись к небу дуги
Белоснежных крыл.

Замерли минут фаланги.
Пел своё прилив.
Мы стояли – я и ангел –
На краю Земли.

Тело города моего...

       Памяти Дерибасовской улицы…

Тело города моего
Превращается в – Ничего.
И барокко, и арт нуво
Набивают тугой живот
Появившихся вдруг из-под
Заграничной полы господ.
Новой знати паучий род
Оспой роет, чумой ползёт,
Режет, рвёт поперёк и вдоль…

Камень, камень, почувствуй боль,
Камень, камень, – покорный вол –
Покажи им оскала скол,
Поднимись и скажи – я ствол
Иггдрасиля, я – естество,
Я – могила, ступень и стол,
Я – скала, я – маяк и мол…

Камень – кожу столиц и сёл –
Мелко крошит в салат монгол,
Густо мажет на хлеб вандал.
Камень – нем. Он всегда молчал –
В кумаче и без кумача,
С палачом и без палача…

Боже, Боже, храни его –
Тело города моего.

* * *

Чем больше город, тем гаже спится
В сырых бетонных его руках.
Тем хуже – хлеб, уплощённей – лица
На фото, постерах и значках...

Чем громче голос его, тем больше
Вокруг стервятников и стервиц,
И тех, кто лижет взахлёб калоши
Шутов площадных и их цариц –

Всё ближе к трону! И трон кочует –
Бутик, стриптиз, ресторан, «Пежо»,
И спорит сладкая жизнь буржуя
Лишь с популярностью «Мэ» и «Жо»...

Тем выше – горб, тем сильнее – сушит
Гортань от прожитого внаём.
Чем больше город, тем мельче – души
И тем умнее – вороны в нём.

Письмо другу

За четыреста вёрст от меня – холоднее весна.
Беспроглядней – туман, и февраль ещё вяжет на спицах…
Друг далёкий, не стой сиротой у глухого окна,
Видишь – птица

Умным глазом глядит, прозревая сквозь пыль и стекло,
Под крылом её – степи, полынь и дельфина усмешка.
Память – жадная жрица – хранит изумруды и лом
Вперемешку.

Память – фрейлина ночи – приходит в потёмках на чай,
Достаёт из засаленной сумки кагор, папиросы…
Она долго глядит в одну точку и любит молчать –
На вопросы.

Жизнь бежит, но на всём остаётся немая печать.
Зеркала раздражают и хочется выйти из зала.
Ветер жмётся к обочине, где ему – перекричать
Гул вокзала…

Это – голод зимы утоляя, составы разлук
Тянут горестный груз, бесконечную песню бурлачью.
Слышно скрипку, и градом – монеты на паперть – из рук –
На удачу…

Всё – река. По течению, против ли плыть – всё равно
Воды движут себя, воды движут молекулы судеб.
День встаёт на крыло, день надсадно стучится в окно –
Бу-дем. Бу-дет.

* * *

Как старики, недоверчивы маяки.
Каждый из них скрывает, по ком он плачет,
и помнит каждый, что море кормить с руки
может лишь тот, для кого ничего не значит
жёлтое слово «жить», помноженное на дом,
сына, колодец… Ловимое ртами жадно –
тех, на набережной, и этих вот – за бортом
глаза округляющих. Да живите, ладно!..

А пульсы морские измерить дано не тем,
кто всаживает линейку в тугую кожу
спины океана, который из всех систем
ноля выбирает шар, на него похожий
своим первородством. Не им понимать дано
верлибры его настроений, мятущих тверди –
ером булыжника ли тянет себя на дно,
ятями мачт ли покой горизонта сердит…

Души земные цепко держит его рука,
то по щекам бия дельты и города, то
перебирая струны рыбьего плавника…
Зачёркивает имена, затирает даты…

* * *

… любить того, кто не познал
ни рясы, ни кнута –
как любит глубину Байкал,
как любит крест – Христа…

… того, кто вылеплен из глин
небесных и крещён
в купели ледяных седин
опаловым лучом…

… того, кто в малости велик,
того, кто сердцем наг…
… чей повергает в трепет лик
и греков, и варяг…

Его, его немотно ждать,
как крови ждёт клинок,
и – погибать, и – побеждать
у ног его. У ног…

Равноденствия

Растит нескромный аппетит
Далила-осень.
И жнёт, и косит, и темнит,
и жнёт, и косит…

Стрижёт беспечную главу
рука далилина,
и запускает в дом сову,
а в душу – филина.

И – спящий лета великан
ещё не знает,
что оскальпован, слит в стакан
и умирает…

Далила пьёт его, спеша,
за жёлтым пологом.
Царапает её душа
мизинцем облака

по неба выгнутой спине,
от боли синей:
«Самсон, зачем ты отдан мне?...
Самсон, погибни».

Мы с тобой на века, если будут века...

       С.Г.

Мы с тобой на века, если будут века,
Если древние майя ошиблись в подсчётах.
Дай мне руку, пока не истлела рука,
И не верь ни священникам, ни звездочётам.

Я глазами запавшими чутко слежу
За движением нашего анти-ковчега.
Ещё спит Тот, кто пальцем проводит межу
Между жизнью планеты и атомным снегом.

А когда он восстанет… Когда-то – оно
Всегда рядом, хоть держится на расстоянии.
В измерение новое – переизданием –
Нас отпустят, как птиц отпускают в окно.

Обывателям

Среди вас, модных, я стою – кромлех.
Грубость камня надёжней шелков и шляп
для того, кто эрами дышит, для –
вольных…

Мимо вас, сытых, я иду – митинг.
По касательной к моему пути
ваши двери, в которые – ни войти,
ни выйти…

Вместо вас, полых, я звучу – соло.
Чем прозрачней в сердце, тем ближе – высь.
И не требует ни паспортов, ни виз
мой – голос.

Годы, грошики, рубли...

       Поэту Сергею Нежинскому

Годы, грошики, рубли...
Август клонится к закату.
Всё, чем я жила когда-то –
не тревожит, не болит...

И осталось – на потом –
завещанье бурелома:
выломай ребро из дома,
чтобы новый строить дом...

Пашни, пажити, паркет...
Всех хлебов не сжать, не выпечь.
Небо говорит на птичьем
пеклеванном языке

с теми, кто сумел – идти
выше маковок и кровель...
Небо, мы родня – по крови!
Мне с тобою по пути!

Рыбье, рабье, суета...
Всё чешуйчатое – сбросить,
как заря бросает росы
на гробы и города...

Взмыть, и – как к реке приток –
к синим прилепиться латам,
и лететь – всегда на запад,
чтоб вернуться – на восток.

* * *

Урони меня – яблоком – в сытые водами травы,
обминув и Адама и Ньютона – в зыбь, в чистотел...
Чтобы кожей коснуться стотысячетонного шара,
чтобы от столкновенья на миг он быстрей полетел,

чтобы всё изменилось мгновенно и стала весомей
эта спелая бусина, эта антоновка-жизнь.
Не с литровою банкой, не с погребом частного дома –
повяжи с глинозёмом. Травой – навсегда повяжи.

Бесполезная смерть – в консерванте, в серванте, в утробе...
Сохрани, обминув и прилавок, и вора карман,
в этой плотной земле – самом верном, наследственном гробе –
Сердцевину мою – чернотелой щепотью семян.

* * *

Кто из нас доживёт – до ста?
Последнее поколение двадцатого века
покорно ложится в гробы, устав
от звания человека...

Не Чернобыль и не Чечня –
вся обречённость Цивилизации
шепчет на ухо, так обняв,
что – не отвязаться...

Кто – за нас? Да теперь никто!..
Не от боли каменные – от пыли.
Господи! души наши прими за то,
что мы – были.

* * *

Обездвижь этот нерв, заблудившийся в
одиночестве наших нечёсаных грив,
потому что – замкнёт, и уже никогда
мы – живые – не сможем друг друга догнать...

Обесточь этот провод, опутавший нас,
пока крутится счётчик и свет не погас,
потому что – искрит, потому что потом
мы в пожаре дорогу назад не найдём...

Обнули те счета, по которым платить,
значит – больше свободно тебя не любить,
потому что разлука – на каждом шагу...
Потому что я жить без тебя не могу.

* * *

Я ходила туда, где никто не живет.
Там подвальной улыбкой безумствует кот,
будто вены, по стенам висят провода,
не течёт из белесого крана вода,
и ступени скрипят, отбирая года,
и ведут на чердак, на балкон – никуда…
Отощавший матрац, нерабочий торшер,
сквозняком пропыленные крылья портьер,
паутинная дрожь серебрит потолок…

Там беда заржавела на кафеле щёк,
тех, кто стен не сберёг и дверей не сберёг,
и себя – не сберёг, и подтёками лёг
на паркеты, избитые жалобой ног…

Там сгущается сор, погребая углы,
и пороги блажат и топорщатся, злы
оттого, что раскрыты, как язвы, полы,
оттого, что гостиные полны золы,
оттого, что разрухе заплачен калым,
И не дом, и не дом уже это, а – дым…
над землею встаёт – нелюдим, колченог.

Я ходила туда. Для чего? для чего…

Посейдон

По сей день Посейдон погоняет коней
по следам ускользающих лун –
мимо ржавых вулканов и спящих камней,
островов, кипарисов и дюн...

Мимо мифом поросших сыновних могил,
от которых так сине в груди...
Он хотел бы, чтоб Хронос его пощадил,
только тот никого не щадит.

Он так сед, что не видит ни яви, ни снов,
ни того, для чего он живет.
И не в силах своих удержать скакунов,
он несется за ними вперед.

Над сточившими сломы костями трирем,
над меандром гористого дна
Гиппий гонит ветра. И по-прежнему нем
горизонт и блудлива волна...
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!