HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 г.

Евгений Кремнёв

В поисках кайфа

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: , 25.09.2008
Оглавление

31. Часть 2. 13
32. Часть 2. 14
33. Часть 2. 15

Часть 2. 14


 

 

 

Только к 9 часам утра полковник отбился от своих бюрократов, показав им останки «Волги» и бывшего японского автомобиля, и тогда только получил для оперативных нужд старую «шестерку». С оружием, сказали, будем разбираться особо. Он уже ехал к капитану в частные районы, где нащупали вчерашних беглецов, как получил по портативной рации сообщение о гибели самолета со спецами из Москвы. Причем характер гибели был тот же, что и с автомобилями и оружием, самолет превратился в дым и растворился, уронив со стадвадцатиметровой высоты все свое содержимое. Полковник на автомате доезжает до названного адреса, отмечая по пути, что около поваленных деревьев выползли на свет божий змеи неведомых растений, но на оцепление людей нет. Он останавливается рядом с двуликим капитаном и майором из оперативной группы, ожидающими на обочине.

Он хмуро выслушивает доклад капитана, вертит в руках фото приятной брюнетки с твердым взглядом и кратко рассказывает о катастрофе в аэропорту. Потом спрашивает, установлен ли адрес ателье, где работает хозяйка дома. Капитан отвечает, что: да.

– А где флейтистка?

– Пока не знаем.

– А дом обыскали?

– Осмотрели.

– Осмотрели? – полковник грозно поднимает брови.

– Так точно, – вытягивается капитан Володя.

– Ладно, флейтистка эта, звено мало что значащее, а вот что это за Лиля такая? В материалах по Адамову такая не упоминается нигде. Поехали в ателье, а уж потом в общежитие заглянем, может там наша флейтистка…

 

В ателье старшая закройщица с короткой челкой говорит, что Лиля Андреевна с утра должна была поехать в аэропорт, там ей краску должны были передать, а потом сюда, на работу. Да, должна уже скоро быть. Московский рейс-то прибыл уже около часа назад. Если конечно не опоздал…

– А что передать-то ей? – уже вслед им кричит сбитая с толку женщина, похожая на актрису Инну Чурикову. – Какие родственники ее спрашивали? Как вас звать-то?

– Дядя – скажите, – отвечает полковник не оборачиваясь, и почти бежит на улицу, к «шестерке»…

 

 

…Лиля в растерянности стоит у края аэропортовской площади, пытаясь совладать с чувством вины перед военным, который лежит под брезентом около искореженного «уазика». Не «пошли» она его, глядишь, он бы тихо – мирно пересидел свою смерть на этой лавочке. А теперь… Ее поганый прямой характер, ее ужасный язык!..

На площади, между тем, царит примерно тоже, что и в лилиной голове – сумятица. Часть машин, уехавших вслед за пожарными и скорыми, вернулась, вокруг них толпятся тревожно переговаривающиеся люди. Периодически мимо на бешеной скорости проносятся или «Волга» или «Уазик». Маршрутный «Икарус», который по расписанию должен бы уже отправиться, стоит закрытый, окруженный такими же, как она, растерянными пассажирами. Ни водителя, ни кондуктора – не видно. Лиля подходит к таксистам, курящим около одной из машин.

– До города кто-нибудь едет?

– А че толку, подруга, – говорит один из них, с папиросой в золотозубом рту, – там все перекрыто.

– Ну, хоть до куда получится.

– Ну, если четвертного не жалко, по дачным тропам доставлю и до города.

– Четвертной это сколько?

– Это – двадцать пять рэ.

– Двадцать пять рэ мне конечно жалко, но все равно поехали...

 

За пять километров до аэропорта капитан останавливается и вопросительно смотрит на полковника. Дорога, вплоть до обочин со шпалерами сосен, плотно заставлена пожарными, скорыми, «Волгами», и прочими «Жигулями-Уазиками», в это скопище упирается длинный хвост таких же, как они, желающих попасть в сторону аэропорта.

Кагэбэшники, прихватив рацию, выходят из машины.

– Ну и что будем делать, капитан? – спрашивает начальник Володю, поглаживая растрепанный чубчик.

– Думаю, закрыть машину, пройти на другую сторону пробки и там попросить содействия у граждан. В смысле транспорта.

– Возражать не буду.

 

С другой стороны затора первым в очереди стоит «Москвич» с седым пенсионером за рулем. Полковник склоняется к открытому окну, раскрывает заветную книжечку и говорит, – Мы из КГБ. Как вас по имени отчеству.

– Василий Петрович, – отвечает ошалевший ветеран.

– Нам нужна ваша помощь, Василий Петрович. Нам нужно срочно доехать до аэропорта.

– Конечно, конечно, – рассыпается то ли от испуга, то ли от счастья ветеран. – А только как же с очередью? Я же первый стою.

– С очередью как? – полковник отрывается от пенсионерского окна и идет к следующей автомобилю: черной «Волге» с государственными номерами. На пассажирском месте сидит толстый человек с надменно-начальственным лицом. Он брезгливо глядит на какого-то голодранца, обходящего капот его служебной «Волги». Полковник стучит в боковое окно, знаком показывая опустить его. Надменный вопросительно поднимает брови, но стекло не отпускает. Полковник лезет во внутренний карман и опять достает волшебную книжицу. Челюсть надменного отвешивается. Он одновременно начинает крутить ручку стеклоподъемника и открывать дверь.

– Сидите, товарищ, сидите, – говорит полковник вежливо и слегка толкает приоткрывающуюся дверь, прищемляя выпроставшуюся начальственную ногу. Тот морщится, но тут же пересиливает себя и заискивающе улыбается.

– Вот этот товарищ, что стоит перед вами, он сейчас выполнит задание и вернется, а вы место его посторожите? Ага? – показывает полковник в сторону «Москвича».

– Да. Конечно. Мы всегда готовы! – уверяет ставший совсем сахарным начальник.

 

…– Ты давай, капитан, площадь осмотри, а я на вокзал. Если она здесь, мы ее быстро вычислим.

Через пять минут становится ясно, что на площади искомого объекта нет. Капитан быстро шерстит скверы по бокам площади, но и там никого. Полковник тоже возвращается не солоно хлебавши. – Ну что, капитан.

– Пусто, – разводит руками подчиненный.

– Ладно, будем исходить из того, что ее здесь нет. Маршрутный «Икарус» стоит на месте. Значит, она уехала или на частнике или на «моторе», и сейчас стоит в пробке. Так?

– Очень вероятно.

– Ладно, пойдем к таксистам.

Двуликий сует удостоверение под нос одному из таксистов, а затем достает фотографию и поочередно показывает курящим водилам.

– А-а, ну с Михалычем она уехала, – отзывается один из них, – минут двадцать уже как.

– То есть этот Михалыч не знал, что на трассе затор и там не проехать?

– Че ж не знал. Он дачными тропами ее повез.

– А че нельзя было? – вклинивается в разговор другой таксист – с прозрачными, похожими на бельма, глазами.

– Почему же – можно. У нас же сейчас демократия, – парирует капитан и пристально смотрит на наглоглазого. – Сколько времени нужно, чтобы дачным маршрутом до города доехать? – спрашивает он его.

– Смотря как ехать.

– Приблизительно сколько?

– С полчаса будет.

– Хорошо. Вот вы! – говорит он наглому, – довезете нас до затора.

– Почему я?

– Потому что Родина требует! – подает голос полковник, решивший что лирики достаточно. – Живо за руль, пока я еще добрый!..

 

 

Во время езды по ухабам дачных дорог Лиля все пытается настроится на рабочий лад, но перед глазами у нее Коля-Адам, заслонивший и раздавленного военного под брезентом, и летящий человеческий рой.

На въезде в город она, вместо рабочего, называет таксисту свой домашний адрес, не в силах противиться желанию снова увидеть свою химеру.

– Что за хрень тут творится? – ругается таксист, почти упираясь бампером в людей, толпящихся у перегородившего дорогу поваленного дерева. Выйдя из такси, Лиля со смешанным чувством брезгливости и удивления разглядывает огромный спиралевидный отросток, выглядывающий из-за комля поваленного дерева. Впереди, вдоль дороги, лежат еще два ствола, окруженные зеваками. Она рассчитывается с таксистом и быстрым шагом направляется в сторону дома, до которого пара кварталов. Сердце щемит то ли от нетерпения, то ли от страха.

 

Дом не закрыт.

Лиля с шумом захлопывает двери, преувеличенно громко стучит каблуками; в прихожей, сбросив туфли и воткнув ноги в шлепки, почти поет. – Гости мои-и. Вы где-е? Аушки-и!

Но никто не откликается.

Она входит в зал. – Ада-ам? О-оля?

В шифоньере начинает что-то шевелится, Лиля испуганно пятится к двери, спиной качает гремящие колбаски пластмассовых шторок; дверь антикварного сооружения приоткрывается и оттуда высовываются ноги, потом рука с туфлями и, наконец, Олина голова – растрепанная и с заплаканными глазами. – Это вы! – она роняет туфли на ковер и бросается Лиле на шею.

– Что с тобой, милая? Что случилось? Кто тебя обидел, мышонок?

– Вы одна? – спрашивает всхлипывающая девушка.

– А с кем я должна быть?

– Не знаю. Тут приходили какие-то. Кагэбэшники кажется.

– И ты от них спряталась?

– Нет. Я раньше спряталась.Я пошутить хотела над Адамом. Он в туалет ушел, а я спряталась. Он ушел и больше не вернулся. А зашли другие. Сказали, он убежал через заборы. Потом они ушли, сказали, что вас искать будут и на работу к вам поедут. И еще они сказали, что соседка вас боится и они считают, что вы с Адамом заодно. Они вашу фотографию забрали.

– Соседка меня боится? Что за бред! И что такое «заодно с Адамом» хотелось бы знать. У тебя есть, что сказать по этому поводу?

– Думаете, я знаю. Адам же ничего не говорит. Говорит потом, попозже.

Лиля усаживает девушку на диван, сама садится рядом. – Подожди, милая. В самых общих чертах ты можешь сказать, почему к вам прицепилось КГБ?

Олечка рассказывает Лиле о цепи странных событий, свидетелем которых была со вчерашнего утра. – Они считают, что Адам каким-то образом причастен к этим событиям. А мне это кажется полной чушью. Адам он нежный такой, понимающий, и при чем здесь эти странности! Почему он может быть их причиной? Они какую-то фигню там выдумали! Козла отпущения ищут!

– Куда он мог пойти, как ты думаешь?

– Куда? Даже не знаю. Мы с ним знакомы-то всего…сейчас скажу: одиннадцать дней.

– Да!? – удивляется Лиля. – Мне казалось, что вы чуть ли не муж и жена.

– Да нет. С чего вы взяли?

– Ну, хотя бы с того, что ты с ним спишь и стиль отношений у вас весьма свободный.

– Ну и что. Он мне нравится и я с ним сплю. И мне легко с ним.

– Он первый, кто тебе понравился?

– Нет.

– А с теми, кто тебе нравился до него, ты тоже спала?

– Это что, допрос?

– Нет. Но хотелось бы услышать ответ.

– Не со всеми, конечно, но спала.

– А что было потом?

– В каком смысле?

– Человек тебе понравился, ты с ним переспала, а потом?

– Потом я продолжаю с ним встречаться. Если он мне перестает нравиться, я перестаю с ним встречаться. И завожу следующего, с которым буду встречаться.

– И Адам один из этих следующих?

Олечка двигает своей англо-саксонской челюстью, задумчиво блуждает глазами по потолку и стенам. – Я об этом не думала.

– Ты в него влюблена?

– Он мне нравится. И очень даже. – Олечка глядит Лиле в глаза. – А почему вы спрашиваете?

Лиля смотрит на Олю, не отводя глаз и молчит.

– Вы что, влюбились?

– Почему ты так думаешь?

– Потому что я женщина. И все вижу. Хоть мне всего девятнадцать.

– Я уж поняла, – говорит Лиля, – что ты из молодых да ранних.

– Я вчера Адаму вечером сказала, что вы в него влюбились.

– Что? – вскидывается Лиля. – Что ты ему сказала!?

Олечка опасливо отодвигается. – А что тут такого? Если это так и есть.

– Как ты смеешь такие вещи говорить! Ты что в мою душу заглянула. Опись моих чувств сделала?

– Извините, конечно, Лиля, но я могла этого вам сейчас и не сказать. Это был наш, сугубо интимный, разговор и я сделала такое предположение. Почти в шутку. И оказалась права. И мне адамовы ответы по вашему поводу не очень понравились. Вы произвели на него впечатление.

– Да? А это ты зачем мне говоришь?

– Сама не знаю. Может в награду за вашу помощь.

Лиля молчит, щурясь, глядит куда-то сквозь стену. – Если представится такая возможность, я буду с ним. Понятно? – заявляет она девушке.

– Понятно.

– Ты что ж, так просто его уступишь?

– С чего вы взяли?

– Значит соперницы?

– Значит – да.

– Ладно. А что сейчас-то будем делать, соперница? Бежать? Ждать? Прятаться?

– Не знаю. Давайте думать.

– Слушай, а я уже знаю что.

– Что?

– Поедем к моему деду. Он же у меня лесник и живет в лесу. Фиг нас там найдут.

 

 

 


Оглавление

31. Часть 2. 13
32. Часть 2. 14
33. Часть 2. 15

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

04.04: Альфия Шамсутдинова. Дайте мне тишину! (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!