HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Евгений Кремнёв

В поисках кайфа

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: , 25.09.2008
Оглавление

34. Часть 2. 16
35. Часть 2. 17
36. Часть 2. 18

Часть 2. 17


 

 

 

– Вы к кому? – спрашивает девушка – слишком миловидная и юная для вахтерши.

– Вахтерш сейчас с конкурсов красоты берут, что ли? – говорит полковник.

Девушка смущается. – Я на подмене. Вахтер – обедает.

– Олю Томилину можно увидеть?

– Она недавно прошла. Позвать?

– Нет, – говорит полковник, с ходу сочиняя оперативную фантазию. – Я от родителей ее. Они просили посмотреть, как она устроилась. Спросить, не надо ли чего. Я пройду?

– Хорошо. Только докуменьтик оставьте.

– Докуменьтик, девушка, у меня в машине. С водителем остался. А я ее крестник. Вот такой, знаете, ее нянчил, Олюху-малюху! – полковник рукой показывает метр от пола. – Она дяде Коле о, как обрадуется! Просто пищать будет! Она же вместо дочери считай мне. А вы говорите докуме-ентик. Душевней надо быть, девушка, душевней!

Девушка растерянно улыбается.

– Так я пройду, – утвердительно говорит полковник, – да я – быстро. Вы не беспокойтесь. Одна нога здесь, другая – там.

– Ладно, пройдите. А вы знаете куда?

– А, нет. Совсем из головы вон.

– Четвертый этаж. Секция 3, комната 1. Но, по-моему, она заходила в класс. Слышите, в коридоре музыка играет? Вот туда.

Первый этаж общежития Института искусств приспособлен под музыкальные классы. Очутившись в длинном коридоре, усатый определяет, откуда доносится фортепианная музыка.

Он приоткрывает дверь и замирает. За роялем сидит большеголовая пышногрудая девушка с детским лицом и мерно двигающейся челюстью. Она до невозможности похожа на его покойную жену. Его Кларочку! Только на тридцать лет моложе и по-другому одетую. Его хитрую Кларочку, работавшую профсоюзным боссом в блатном институте, каждый вечер устраивавшей чаепития с активистами и знавшую все обо всех. Настоящую жену своего мужа. Его бездетную Кларочку, умершую от сердечного приступа полтора года назад. На чаепитии. С карамелькой во рту… Дикие фантазии забродили в полковничьей голове, и отдались пониже пупка, в каналах тронутых простатитом.

Он осторожно входит в класс. Девушка смотрит на него, не переставая играть и жевать. На ее лице выражение разочарованности в жизни.

– Что вы играете? – спрашивает очарованный полковник, приглаживая неприбранный чуб.

– «Хэтэка», дяденька. Вам это о чем-то говорит?

– А-а, нет. Поясните.

– Бах. «Хорошо темперированный клавир». «Бах» вам о чем-то говорит?

– «Бах» – говорит. «Бах» – это когда стреляют.

Девушка прекращает играть. – Вы это серьезно? – она перестает жевать, маска прожженой дамы слетает с ее детского лица.

– Конечно, – невозмутимо отвечает он. – Я – военный.

– Ну, прекратите! Что военные все такие глупые?

– Глядя на вас – поглупеешь, – говорит полковник и удивляется сам себе. Язык будто сам собой выдал эту заготовку из далеких военно-училищных времен. Ему кажется, он покраснел.

– Да? – девушка кокетливо тупит глазки и опять берется за клавиши.

– А «Лунную сонату знаете? – почтительно спрашивает полковник.

– «Лунную?» – снисходительно говорит девушка. – По попсе тащитесь?

– Что-что?

– Ничего. Проехали. – Девушка опять жует и уже опять истомлена жизнью.

Она прикрывает глаза и без перехода начинает играть первые такты бессмертного хита Бетховена. Полковник, почтительно приблизившись к роялю, тоже прикрывает глаза, простодушно поддавшись очарованию то ли музыки, то ли пышнотелой пианистки. Но постепенно темп произведения ускоряется, ритм рвется и элегия превращается в разухабистый рэгтайм. Музыкальный экстаз полковника улетучивается, девушка неожиданно останавливается и говорит. – А может вам, дядя, «Танец маленьких лебедей» сыграть? Или «Полонез Огинского»?

– Зачем?

– Тоже попса. Народу нравится.

– Так я не народ. Я – сам по себе.

– А вы собственно кто?

Этот вопрос возвращает полковника на землю, к прямым служебным обязанностям.

– Я, собственно, Олю Томилину ищу. Сказали, она к вам зашла.

– Да, забегала. И тут же улетела.

– Куда?

– К себе в комнату, куда же? Так вы кто? – продолжает настойчиво девушка.

– Я – от родителей ее. Передать надо кое-что.

– Вы что, новый шофер ее папаши, что ли? – говорит девушка, одновременно глядя в ноты и повторяя короткий пассаж. – Обычно с ним что-нибудь передавали.

– Вот-вот. Шофер. А вы пианистка? – полковник никак не может оторваться

от молодой версии покойной жены.

– Типа того.

– Почему «типа того»?

– Потому что пианистка, или пианист, не столь важно, это – Рихтер, Горовиц и так далее. А я Таня Горшкова. Студентка второго курса. И до пианистов мне как до луны пешком.

– Было бы желание, а остальное, как говорится, приложится.

– Желания недостаточно, – парирует девушка и раскатывает оглушительную гамму на все семь октав. – Нужен аппарат.

– Аппарат? – полковник невольно глядит на глубокую ложбину между ее грудей.

– Да – аппарат. У меня пальцы короткие.

Полковник заглядывает за палку, поддерживающую крышку рояля и видит ее руки с пухленькими и нежными девичьими пальчиками. От неожиданного желания у него свербит в паху. Он обходит рояль, берет девичью ладонь в свою и говорит опешившей пианистке. – Более чудесных пальчиков я не видел!

Девушка глядит в его глаза, что-то там читает и отнимает руку. – Вы, кажется, Олю Томилину искали. Можете не успеть. Она сказала, что ее машина ждет.

– Машина?! Ах ты, черт! – Полковник бросается к двери.

– Постойте! – останавливает его девушка. – Так вы шофер или военный?

Усатый застывает в дверях и чеканит, нарушая все мыслимые должностные инструкции. – Я полковник КГБ, пышечка!

– КГБ!? – восторженно повторяет девушка. – Круто!

– Лежу у твоих ног! – добавляет он и, вспомнив московского майора, по-гусарски щелкает каблуками гражданских ботинок.

Полковник быстро покидает помещение, оставляя Таню Горшкову в глубочайшем недоумении. Сам он, впрочем, тоже в некоторой растерянности от собственной выходки.

 

Олечка, тем временем, перепрыгивая ступени, несется вниз. Она уже переоделась вполне по-походному: в джинсы, рубаху и кроссовки, в руках у нее по объемистому полиэтиленовому пакету.

– Ты дядю встретила? – кричит ей в спину милашка-вахтерша.

– Какого дядю? – тормозится Олечка у самых дверей.

– Дядю Колю. Только что зашел. Тебя спрашивал. Он, наверное, к Танюхе Горшковой в класс зашел. Я думала ты у нее.

– Дядя, дядя, – перебирает девушка в уме всех потенциальных дядь. – Какой еще дядя Коля?! А что он сказал?

– Что крестник твой. Как бы мне от «Котлеты» не влетело: я его без документов пропустила. Ты ее не видела?

– «Котлета» там внизу, у черного входа, – машинально отвечает Олечка и подходит к окну. Под ним стоят «Жигули», которые ей не о чем не говорят. Зато слева, на крыльце, торчит кагэбэшник с сумасшедшими глазами. Олечка становится дурно. Олечка пятится. Олечка разворачивается и стремглав бросается из предбанника вахты в коридор, моля об одном: чтобы черный вход общежития был по-прежнему открыт.

Она махом обгоняет комендантшу по кличке «Котлета», спускающуюся по лестнице с пустыми банками из под краски, и выскакивает в дверь, едва не врезаясь в двух работяг, возящихся у открытого борта грузовика.

Олечка мчится по глинистым ухабам вдоль своей общаги, общаги Института культуры, забегает за торец и только у поворота на улицу, где должен стоять «Москвич», останавливается и переводит дыхание.

Она прижимается к прохладной панели дома и осторожно выглядывает: «Москвич» на месте, cумасшедший столбиком торчит на крыльце. С такого расстояния вряд ли он меня узнает, думает девушка, тем более что она переоделась, и, тем более, что деваться некуда. Олечка вытаскивает из пакета зеркальце, придирчиво оглядывает себя, засовывает его назад и, подобравшись, выходит из-за угла и, не спеша, идет к «Москвичу». Когда девушка открывает дверь, Лиля от неожиданности вскрикивает.

– Вы что, Лиля? – шепотом говорит Оля, не глядя в сторону сумасшедшего.

– Я думала – все! Сейчас тебя выведут под белы рученьки. Ведь это они? Да?

– Да. Тот, на крыльце, как-нибудь реагирует сейчас?

– Смотрит в нашу сторону.

Олечка укладывает пакеты на заднее сиденье, туловище в машине, зад – на улице. – Ну что он? – от страха она не решается не то что разогнуться, а и смотреть в его сторону.

– Уже не смотрит, – шепотом отвечает Лиля.

Оля садится на заднее сиденье. – Тогда поехали? Только, умоляю, не в их сторону!

– Погоди.

Лиля лезет в свою сумку, стоящую на переднем сиденье, достает баллончик с аэрозолем и прыскает себе в горло.

– Что это?

– Когда я волнуюсь, я иногда начинаю задыхаться.

– У тебя астма?

– Что-то в этом роде. Диагноз врачи поставить так и не смогли.

Лиля кладет баллончик назад в сумку, заводит автомобиль, опять привлекая внимание кагэбэшника, и задним ходом, не спеша, доползает до торца общаги, из-за которой только что вышла Олечка. Развернувшись, она выезжает на асфальт и не спеша катит в противоположную от ищеек сторону.

Когда общежитие исчезает за поворотом, женщины переводят дух.

– Куда мы едем? – спрашивает Олечка.

– За город, – отвечает Лиля, – в лес к деду.

– Так прямо в лес?

– Он живет на заимке с сыновьями. Заимка знаешь что такое?

– Что-то такое читала. Типа маленькой деревни в лесу, ага?

– Микроскопической: на одну семью.

 

 

 


Оглавление

34. Часть 2. 16
35. Часть 2. 17
36. Часть 2. 18

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.09: Виталий Семёнов. Сон «президента» (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!