HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Лачин

Евангелие от Иуды

Обсудить

Философское эссе

 

глава четвертая из романа «Бог крадется незаметно»

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 25.08.2010
Оглавление

6. 21 - 24
7. 25 - 28
8. 29 - 32

25 - 28


 

 

 

25

 

Еще в кое-что нужно вдуматься – мне самому. Разве лишь горечью преисполняюсь от всех вышеназванных фактов? Разве ненависть сволочи и презрение мещан не лучший комплимент идеалам? Сколько раз, сталкиваясь с клеветой, бескорыстной особливо, убеждался в кумиров своих превосходстве, и повторял с убеждением новым: мой любимый поэт – лучший в мире поэт. Страна, меня воспитавшая, была лучшею в мире страной.

 

 

 

26

 

Любовь к Лермонтову, сочетаемая с антисоветизмом, не стоит ломаного гроша. Я знавал человека, выхвалявшего Гитлера – убеждал меня, что он противник всяческой жестокости, просто обожает нацистские форму, парады и марши. И выбрасывая руку в фашистском приветствии, вкусно скандировал: «хайль Гитлер!». Поклонники Лермонтова, безмятежно – или радостно – взирающие на гибель Союза, на того антифашиста сильно смахивают. Самый известный представитель этой породы, пожалуй, Б. Ахмадулина, слезно воспевающая «высочайшего юношу» (Лермонтова). По образцу высочайшего юноши было создано государство, повторившее все его действия, во всех аспектах, от военной тактики до манеры отношения к нижестоящим, от интернационализма до противостояния окружающему миру, государство, воспетое поэтом-лермонтистом, мечтавшем продолжить дело Лермонтова, государство, чьи солдаты в бою «спасались» стихами того самого юноши, чьи девушки, выросшие на «Демоне», молчали под пытками, государство, сочинения этого юноши печатавшее тиражами, немыслимыми для любого классика любой страны мира, где этот юноша, как исключение, стал героем именной энциклопедии, государство, точно так же убитое и так же обливаемое клеветой. Ахмадулина с жеманно-брезгливою миной сей процесс одобряет. Высокого юношу по-прежнему любит и гибель его воспринимает «сегодняшней» утратой. Лермонтова похвалят – у меня душа поет, но я чхал на вот такую любовь. Скажут: ее любовь, возможно, сильна и искренна. Отвечу: приятно было слышать, когда мой старый знакомый клеймил национализм и садизм. Но впечатление несколько портилось, когда он выкидывал руку вверх и рявкал «хайль».

Я чхал на любовь ахмадулиных.

 

 

 

27

 

Жизнь Лермонтова – зародыш трагедии СССР, но и сама история Союза только часть более давней и столь же странной истории. Речь о той же «глухой ненависти», о которой говорил Мережковский относительно Лермонтова. Объектом сей ненависти служит всему миру Россия – родина Лермонтова и основа СССР. Сие известно многим – позвольте этот факт подробно не доказывать. Но причины ненависти – они загадочны.

«Россия приняла монотеизм для сопричастности к мировой цивилизации»: подобные фразы читаю с печальной улыбкой. Обращение в единобожие не изменило ничего – русские по-прежнему воспринимались инопланетянами. Для европейцев ничего не изменило и то, что Россия приняла именно христианство, пускай и православный вариант. Слышишь порой: зря не выбрали католицизма, сдружились бы с Западом. Напрасные надежды – ненависть к России не подлежит рассмотрению, она не связана с каким-либо конкретным различием между миром и русскими. Европейцы предрасположены к расизму, но русские: белые, даже блондины, те же европейцы – и это ничего не меняет. Ничего не изменило и то, что с XVIII века Россия лихорадочно европеизировалась – страх и ненависть к ней не подвластны обстоятельствам. И не имеет значения, что с XIX века русская культура все благосклонней воспринималась миром: русские в его глазах не становились людьми. Незлобивость, быстрая отходчивость русских, даже при столкновении с запредельной жестокостью (как в Великой Отечественной), самокритичность и склонность к идеализированию соседей – все это равным образом не изменило ничего.

Самое любопытное, что русские, будучи гонимым народом, лишены даже права считаться таковыми. Гонимыми признаны евреи. Неприязнь к евреям вызывалась всегда инаковостью нации, расы, религии. К индейцам и неграм европейцы относились не лучше (сейчас – хуже). Избиения евреев перемежались с иными периодами, когда их привечали, и жили они едва ли не лучше коренного населения. Так было в средневековой Испании, в Советском Союзе и Германии XX века. И если на Западе ругают Гитлера, то лишь за истребление евреев, русских не учитывают – они не считаются людьми.

Быть отверженным, парией – не самое худшее. Хуже, когда парию не признают таковым. Он теряет надежду даже на то, что перед ним кто-нибудь когда-нибудь хотя бы извинится.

Судьба России схожа с судьбой Лермонтова с той разницей, что для Лермонтова окружающим миром предстала сама Россия. Не мной замечено, что холодная война против России была начата миром в 1814 году. Добавлю только, что в четырнадцатом году родился Лермонтов, и в последующие без малого два столетия мир обходится с Россией (с Союзом особенно) так, как русское общество обошлось с Лермонтовым. (Сказанное не оправдывает войны с Россией – ведущие войну о Лермонтове мало что знают.) Остается надеяться, что Россия не повторит его судьбу до конца, до смертного часа (Союз повторил).

Жизнь Лермонтова – краткий эскиз всего происшедшего с Россией. И потому он не только самый советский, но и самый русский поэт. В России он вел себя так, как она ведет себя в мире. Естественно, большинство русских не согласятся с этим, так же, как мир никогда не признает свою неправоту в отношении русских (и тем паче Союза, как точного слепка с Лермонтова). На то он и Лермонтов. На то она и Россия.

А достойнейшим представителем русского духа признан Пушкин.

 

 

 

28

 

Красными назвал я лермонтистов, сравнив с тореадором поневоле, и с тем же образом вышел на Союз. И от России неотрывен этот образ, лишь в русском языке «красный» – синоним всего наилучшего, из него проросли слова «красота» и «прекрасный». Но первыми красными были другие, что первыми подняли красный стяг – и это напрямую касается Лермонтова.

Содержание идеологии не всегда совпадает с этикеткой. Все знают свои этикетки, проверяют частенько – хорошо ли наклеена?, не всегда догадываясь о содержимом. Лев Толстой по сути дела больше буддист, чем христианин, но это не тот еще пример – он хоть знал о буддизме. Но вот Жанна Д`Арк – ее поведение, отношение к богу делают ее ересиархом, к протестантизму наклонным (о том писал ирландский долговяз),* но считала себя католичкою страстной, а протестантизм еще не зародился. Так же Цветаева образцовая лермонтистка, и в творчестве и в жизни, но не желая того, повторяющая заклинанием о любви своей к Пушкину.

(При всей любви к этикеткам, мало кто любит свое содержимое. Вышеназванным не понравилось бы сказанное о них.)

Над большинством довлеют традиции и окружение, в зависимости от них избираются идеология и стиль поведения. Большинство истовых христиан и мусульман защищали б иные идеи, родись они в другой обстановке. Но если человек живет по философии, о которой слышал вполуха или не слышал вовсе – воистину это его философия, он рожден для нее, а знать о ней нет ему надобности. Идеальным христианином был бы живущий по евангелию и учениям отцов церкви и ничего о них не знающий. Но христианином его мало кто признал бы – судят по этикеткам, не содержимому, более: он и сам бы себя таковым не признал – о себе так же судят по этикеткам. Самые истинные представители какой-либо идеологии почти никогда не воспринимаются как таковые. Лермонтова никто не назовет хуррамитом – а он хуррамит урожденный.

В данном случае не существенно, что хуррамитизм был народно-освободительным движением на территории Азербайджана и Персии IX века, антиисламским и антиарабским, что истощил арабский халифат, не дав изничтожить Византию (в случае чего не бывать России православной, а быть исламской), что первым в мире поднял красное знамя, что опирался на учение маздакитов, во многом социалистическое, и за все это вспомнили их большевики, и ввели в учебники истории Азербайджана. Мог бы сказать я: вот они – также красные, также отверженные, предвестие большевизма, и тем связать с Лермонтовым, а это натяжкою было бы – дело не в том.

Коммунисты подчеркивали, что хуррамиты были  красные, краснознаменные. Воззрения хуррамитов большевизму действительно родственны, но красный цвет имел особое значение. Хуррам – «веселый», «радостный». Радость символизировалась красным. Что это значит – смех беспрестанный? Все сложнее значительно.

Счастье большинства зависит от благосклонности фортуны – все славно в личной жизни, карьере: доволен обыватель; болезнь, нищета, старость: грустно ему. Обычный вариант, нормальный. Модный, зажиточный Уайльд искрометно-весел, автор «Баллады о Редингтонской тюрьме» – уже другой человек. Этот другой достоин сочувствия и уважения, плохо одно: парадоксальный Оскар задумался о несчастии ближних, только став несчастным сам. «Чтобы человек задумался, его надо обидеть» – печальный афоризм Горького относится к девяти десятым человечества. Таков и Пушкин – в безоблачный лицейский период безмятежно и его творчество. Поэт стал задумываться, когда стали обижать. (Вообще любопытно, что при всей его одаренности Пушкин во всех аспектах жизни самый обычный, здоровый мужик. Все как у людей.) Печальный, печальный афоризм Горького относится к творческой интеллигенции не меньше, чем к обывателям.

Есть три иных варианта поведения. Неистощимый балагур утомителен и порой отдает пошляком, но в лихие времена, среди озлобленных и хнычущих, задает он высокую ноту. Столь же примечателен человек противоположного склада – перманентно серьезный, коему озорство не пристало, и не смеет счастие внешнее покушаться на мрачность его. Пример тому Буонаротти.

Остается вариант, диаметрально противоположный «нормальному»: смех в горе и – скорбь, горечь раздумий в обстановке благополучия. Хуррамитизм – не постоянная «веселость». Военно-политическое учение, чувство радости он мыслил оружием, нужным в дни невзгод. Радость уместна лишь в горькие дни. Если фортуна тебе улыбнулась, впору думать о серьезных вещах. Подобные Уайльду и Пушкину обыкновенны всегда, и в черные, и в светлые дни. Записной оптимист пошл в жизни обыденной – нужны каторга, голод, чтоб весельем своим выделялся бы он средь мещан. Человек микеланджело-бетховеновского склада временами также слит с окруженьем. Хуррамит несливаем с толпой никогда. И ликованье его, и унынье – равно неуместны в мещанских глазах. И счастье, и горе его – вызывающи.

(Манера поведения антифашистки Эрики фон Брокдорф до ареста мне пока неизвестна. Но на суде и эшафоте была она хуррамиткой, и упоминания здесь заслуживает.)

Мрачная трагедийность ранних произведений Лермонтова объясняется чисто романтической модой – иначе с чего бы холеному барчуку думать об ужасах? Жалкие рассуждения, Лермонтова укладывающие на прокрустово ложе. Следует вспомнить его в ссылке, в тяготах военных походов – тут он брызжет весельем, острит, но нет никакого различья меж ним и угрюмым мальчонкой, что в тиши апартáментов барских недоступен был чувствам мажорным: и тот, и другой – хуррамиты. (Пусть иные здесь видят игру на показ – по себе его искренность знаю, хуррамитом являясь.) Хуррамитизм не столько идеология, сколько состояние духа. Веселье рождается под ударами судьбы, горькие мысли – в благодатной тиши. Хуррамитом нельзя стать, им можно родиться или сыграть в него. Лермонтов не мог возыметь желания сыграть – он и не знал о хуррамитах. Он таковым уродился.

Когда начали четвертовать предводителя хуррамитов Бабека и отрубили руку, он обмакнул другую в рану и размазал кровь по лицу. На вопрос о причинах этого он ответил: «не хочу, чтобы враги видели, как я бледнею». «Страдать, ничем не выказав страдания» – девиз юного Лермонтова. Лучший девиз для Бабека – попробуй найти.

Ровно через тысячелетие с точностью воспроизвелись в Лермонтове все главные особенности хуррамитов – и вышеописанная, и предугадание советизма, и что был прекрасным воином, и что драться пришлось именно с мусульманами, и хождение в атаки «в рядах храбрейших»Из представления Лермонтова к награде генералом Галафеевым. в красной рубашке. И символично весьма, что убийца Лермонтова незадолго до дуэли начинает рядиться мусульманином – бреет голову «под горца» и одевается по восточному, получая кличку «горец». И завершающим штрихом – эта улыбка секунданту за секунду до гибели. Хотя нет, последний штрих – это поведение после смерти: «На кровати в красной шелковой рубашке лежал […] Лермонтов. […] С открытыми глазами, с улыбкой презрения…»Рассказ Н. Н. Голицына, записанный со слов Н. И. Тарасенко-Отрешкова, петербургского знакомого Лермонтова.. Горю приличествует веселье. Хуррамита можно убить, но огорчить невозможно. Ребенку, живущему в холе и неге, было не до смеха. Улыбался загнанным, отверженным, под дулом пистолета. Даже убитым. И наилучшим из хуррамитов наряду с Бабеком называть полагается Лермонтова – первого: как вождя, второго: за то, что чрез тысячу лет, о предшественниках ничего не зная, без примеров и советов, по наитию, дал образец хуррамитского поведения, с раннего детства до последней – буквально – секунды.

 

 

 


Оглавление

6. 21 - 24
7. 25 - 28
8. 29 - 32

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.07: Михаил Ковсан. Кара-н-тин 2 (повесть)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!