HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Серёга Ландик

Эхо светлой печали (Кукла вуду, манускрипт, Гавриил и дурочка)

Обсудить

Пьеса

 

Мистификация в трёх частях, шести действиях и четырнадцати картинах

 

Купить в журнале за июнь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2018 года

 

На чтение потребуется 6 часов 30 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 29.06.2018
Оглавление

12. Картина одиннадцатая. Бабушка берёт ситуацию в свои руки
13. Часть третья. Действие пятое. Картина двенадцатая. Наглядный пример духовного возрождения страны
14. Действие шестое. Картина тринадцатая. Заколдованный круг, или Утро вечера мудренее

Часть третья. Действие пятое. Картина двенадцатая. Наглядный пример духовного возрождения страны


 

 

 

Гостиная в доме, унаследованном НАСТЕЙ. ОЛЕГ, в костюмчике «на выход», критически оглядывает себя в зеркало – он в приподнятом настроении… Со второго этажа выходят НАСТЯ и АНЯ и спускаются по лестнице вниз.

 

ОЛЕГ (весело). Что, продрали светлые очи?

АНЯ. Спасибо, – уже хорошо видим!

НАСТЯ. А куда это мы собрались такие нарядные?

ОЛЕГ. Не закудыкивай…

НАСТЯ. На приём к английской королеве? Или к папе римскому?

ОЛЕГ. Бери выше! Еду на стрелку с влиятельным криминальным авторитетом – большим поклонником живописи и меценатом. Будем решать вопрос по организации выставки моих картин.

АНЯ (садится на диван). Пойдём, Настя, на выставку?

НАСТЯ (садится рядом). Православные активисты опять разгром устроят…

ОЛЕГ. Не факт. Криминальный авторитет обещал для охраны выставки выставить своих бандитов. Гарантирует полный порядок!

НАСТЯ. Так в России же бандиты – все поголовно православные! Разве православные станут с православными биться?

ОЛЕГ. Почему бы и нет? Бойня между православными – старая добрая традиция. Загляни в скрижали истории: иосифляне и нестяжатели, опричники и неопричники, никоновцы и старообрядцы, крестьянские войны, Кровавое воскресенье… Ныне и присно православные колошматят православных. Так что, разрешить бойней разногласия в искусстве им сам Бог велел!

НАСТЯ. Будем надеяться, что православные бандиты накостыляют православным активистам – и искусство будет спасено!

ОЛЕГ. Иначе быть не может. Эти активисты смелые на миролюбивое население стаей нападать. А при достойном отпоре разбегаются как тараканы. А у бандитов есть понятия – за национальную культуру сумеют постоять!

НАСТЯ. Хоть тут культуре повезло…

ОЛЕГ. Да, кстати. В наш город прибыла группа православных паломников во главе с особо почитаемой чудотворной иконой. Говорят, небывалые чудеса творит. Её в церкви для целования выставили… Не хочешь сходить приложиться?

НАСТЯ. Может, хватит уже?! Всю жизнь теперь подкалывать будет! Не боговерка я уже!.. Правда, Аня?

АНЯ (улыбается). Поживём – увидим.

ОЛЕГ (берёт со стола папку). Я сегодня уже не смогу к Ольге сходить…

НАСТЯ. Мы пойдём сегодня с Анютой… Бедная мама – как же ей плохо там…

ОЛЕГ. Да… Психиатрическая больница – не курорт… Будем надеяться, что… Ну, ладно, поехал я… (Направляется к выходу, но у двери останавливается.) Да! Письмо там тебе пришло, Настя. Из-за границы! На столике вон лежит. (Уходит.)

АНЯ (бежит за письмом, приносит его НАСТЕ). На! (Садится рядом.) От кого?

НАСТЯ (рассматривает конверт). Кажется, из Австралии… (Распечатывает конверт, достаёт письмо и пробегает его глазами.) Этого не может быть! Анька, ущипни меня! Да это же от Яна!

АНЯ. Вот! А ты страдала… Ну? Жив-здоров? Клад нашёл?

НАСТЯ. Вот послушай. (Читает.) «Здравствуй, Настенька! Хотел подробно описать приключения и злоключения, случившиеся со мной после памятного забора и лавочки, но потом решил, что расскажу всё при нашей встрече (если тебе будет интересно). А пока сообщаю главное: клад я нашёл! И уже успел частично им распорядиться: у скалистых берегов живописной гавани австралийского побережья ждёт свою хозяйку красавица бригантина – она твоя! И она готова в любую минуту поднять якорь и отправиться за горизонт – в далёкое кругосветное путешествие под белыми совсем как облака парусами! Правда, судно оснащено ещё и современным двигателем – это на всякий случай. От дяди самых честных правил я узнал, что ты уже спасла из плена многоликого барона свою сестрёнку Аню…» (Треплет АНЕ волосы.) Ага, спасла – это она меня спасла! (Продолжает читать.) «…Мои агенты в России свяжутся с вами и обеспечат вам перелёт до Австралии, а в аэропорту Сиднея я встречу вас. Маршрут кругосветного путешествия выберешь сама. Могу предложить 37 параллель южного полушария – путь «Дункана» в поисках капитана Гранта. Да, тут маленькая такая компания – мои друзья и их подруги набиваются в попутчики. Я сказал, что и сам бы не прочь обернуться вокруг земного шарика, но кого брать, а кого не брать, будешь решать ты – это твоё путешествие…» (С видимым смущением.) Ну куда ж я… мы без тебя… И друзьям твоим, и их подругам – всем места хватит... (Продолжает читать.) «…Правда, одного старого «морского волка» я уговорил занять место капитана судна – без него никак нельзя. На этом заканчиваю своё послание, а то не о чем будет поговорить при встрече. А я и бригантина надеемся на скорую встречу. Недаром же поётся в песне: «Так устроен мир, что подолгу не могут корабли у пристани стоять!» Твой, надеюсь, неслучайный знакомый, гражданин мира и вечный странник – Ян». (Бережно складывает письмо, прячет в конверт и прижимает его к груди.) Анька! Разбуди меня – это, наверно, сон!

АНЯ (понуро). Ты в кругосветку отправишься, а я – в детдом…

НАСТЯ. Глупости! Вместе в кругосветку отправимся! Слышала, что Ян пишет?

АНЯ. Барон потерял свою магическую силу, и профессор Преображенский избавился от его гипноза… Все опомнятся и начнут меня искать. Потом узнают, что я уже вылечилась и отправят обратно в детдом.

НАСТЯ. Ни в какой детдом никто тебя не отправит! Всё уже решено. Вот мама выйдет из больницы, и они с папой пойдут тебя удочерять. И я пойду с ними – усестрять тебя. И ты с нами пойдёшь – удочеряться и усестряться.

АНЯ. А вдруг не получится… Ну, что-нибудь не так…

НАСТЯ. Ну что может быть не так? Мама с папой согласны, я согласна, ты согласна – что ещё надо? Приватизируем тебя – вот и всё!

АНЯ. Предчувствия у меня нехорошие… Я боюсь…

НАСТЯ. Дурочка ты, Анька, – хуже меня стала!

 

Звонок входной двери в прихожей.

 

АНЯ (испуганно). Это из опеки! Меня забирать! Не открывай!

НАСТЯ (поднимается). Да не бойся ты: никому я тебя не отдам! Щас гляну…

 

НАСТЯ убегает в прихожую и вскоре возвращается вместе с мужчиной и женщиной – оба в форме судебных приставов-исполнителей.

 

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА (открывает папку с документами). Вы, надо полагать, числитесь дочерью должницы?

НАСТЯ. Какой ещё должницы?

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Той самой, которая числится вашей матерью… Тут ещё числится супруг должницы. Надо полагать, ваш отец?

НАСТЯ. Вы папу имеете в виду?

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Если вы числитесь его дочерью – он, естественно, должен числиться вашим отцом… Где он?

НАСТЯ. А папы дома нет. Он сейчас на сходке криминальных авторитетов – они там решают культурную концепцию страны!

ПРИСТАВ ЩЕНЩИНА. Очень смешно! (Смотрит на АНЮ.) А вот маленький ребёнок у нас не числится.

АНЯ. Это моя сестра!

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Сестра, брат, кум, сват – не имеет значения. Главное, что не числиться.

НАСТЯ. Что вы заладили: числится, не числится!..

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Все люди в определённых качествах и количествах должны где-то числиться; а за ними должно числиться определённое имущество. Это необходимо для упрощения сбора налогов, податей и платежей.

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. И принудительного выселения из данного имущества!

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Это в первую очередь. Поскольку за должницей – вашей матерью – числится этот дом, то вы обязаны немедленно его освободить!

НАСТЯ. С какого перепуга?!

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Да вы не беспокойтесь: мы же вас не на улицу выгоняем. Вам будет предоставлено другое жильё – домик в деревне… (Мечтательно.) Эх, хорошо иметь домик в деревне!.. Правда, состояние домика не совсем… как бы это сказать…

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Не надо вдаваться в подробности… Вопрос ремонта домика в деревне пусть сами решают с местной администрацией.

НАСТЯ. А-а! Вы – риелторы! Ищете пенсионеров и одиноких людей, забираете у них жильё, продаёте, а деньги – себе в карман! Вы ошиблись адресом! Мы ещё не пенсионеры и не одинокие! А значит, у вас нет законных оснований лишать нас жилья!

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Мы хуже риелторов: мы судебные приставы-исполнители. И действуем в рамках исполнительного производства. Этот дом продан с молотка…

НАСТЯ. А я никому его не продавала!

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Не надо включать дурочку!

НАСТЯ. Да как вы смеете так со мной разговаривать!

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Это ты как смеешь препятствовать государственному органу! Мы, между прочим, при исполнении и действуем в рамках закона! Твоя мамаша обанкротилась, а потом решила соскочить… И не придумала ничего умнее, как симулировать психическое заболевание и спрятаться в психушке…

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Только ей это не поможет! Для погашения её долгов дом описан, арестован, выставлен на торги и продан за бесценок…

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА (шипит). По установленным рыночным ценам…

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Именно это я и хотел сказать: цены на недвижимость в минуту продажи резко упали – и приобретателю дома крупно повезло…

НАСТЯ (возмущённо). Да откуда вы взялись, блин, такие умники?! По завещанию бабушки – я наследница всего имущества! Да, я отдала маме деньги, потому что имею право! А дом я не отдавала! И не могла отдать, потому что сама ещё не вступила в права наследства – шесть месяцев ещё не прошло…

 

Приставы озадаченно переглядываются.

 

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Вообще-то, в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, заинтересованное лицо, считающее себя собственником арестованного имущества, – вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи… Вы обращались по этому вопросу с иском в суд?

НАСТЯ. Да откуда мне было знать про ваши махинации?!

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Незнание закона не освобождает от ответственности!

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Верно. Придётся очистить помещение.

НАСТЯ. Нет, не придётся, господа риелторы!

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Мы не риелторы. Мы приставы.

НАСТЯ. Приставы, риелторы, коллекторы – всё равно не пролезет у вас рейдерский захват моего дома! Мы будем держать оборону! У нас есть ружьё и арбалет! И в случае чего – открываем огонь на поражение! Пойдём, Аня, готовиться к обороне.

 

НАСТЯ и АНЯ бегут по лестнице на второй этаж.

 

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Это глупо с вашей стороны! С властью бодаться – себе дороже! Тут вам не заграница, а наоборот… Порядок и справедливость!

НАСТЯ (уже у дверей второго этажа). А кто сунется – получит пулю в лоб и стрелу в сердце! Имейте в виду: мы будем стоять насмерть!

АНЯ. Как на Курской дуге!

 

АНЯ и НАСТЯ скрываются за дверью.

 

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Ни одно выселение без скандала…

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Такая у нас служба.

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Служба… Эти хозяева жизни дома? за бесценок скупают, а ты им тут соломки подстилай – прикрытие обеспечивай.

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. А куда денешься? Сверху ЦУ спустили: обеспечить господину Верхоглядову режим наибольшего благоприятствования… Система!

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Задолбала уже эта система…

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Не можешь изменить ситуацию – измени своё отношение к ней. Не можешь изменить систему – постарайся полюби её. Умные люди уже сделали вид… А вот что нам делать – ума не приложу.

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Звони генералу – пусть присылает ОМОН.

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Начальнику УВД?

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. А что? Мы же помогли его сыночку помещения у конкурентов для бизнеса отжать. Пусть нам теперь помогает.

ПРИСТА-ЖЕНЩИНА. Попробуем…

 

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА, отойдя в сторонку, звонит по телефону… В гостиную входит ОТЕЦ КОНДРАТ, а за ним следует ПСАЛОМЩИК – худощавый молодой человек с жиденькой бородкой, – несущий в охапке принадлежности для проведения обряда освящения дома: святую воду в прозрачной полиэтиленовой бутыли, иконку, маленький сосудик с елеем, библию, крест, лампадку, кадило, кропило (кисть для разбрызгивания святой воды), кропильницу (сосуд для святой воды, куда макают кропило), четыре маленькие свечки, четыре наклейки с изображением креста.

 

ПСАЛОМЩИК. Куда это, батюшка?

ОТЕЦ КОНДРАТ (оглядывает гостиную). Да приткни куды-нибудь покудова… Вон в угол пока, что ли… Или давай уже сразу на стол, что ли… Хоть бы скатертью застелили, что ли… Вот люди!.. Ладно, и так потянет – не себе…

ПСАЛОМЩИК. В угол… На стол… Понял! (Складывает ношу в указанный священником угол, с довольным видом любуется на свою работу, затем из угла старательно перетаскивает всё на стол и снова с чувством исполненного долга любуется на результаты своего труда.) В угол – на стол!

ОТЕЦ КОНДРАТ (подходит к ПРИСТАВУ-МУЖЧИНЕ). Что-то никого не собралось ещё… Вы, стало быть, первые будете?

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. В каком смысле?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Ну, из приглашённых… Верхоглядов грозился, что прибудут важные гости из высшего эшелона власти, знатные бояре и дворяне, деятели науки и культуры, финансисты и банкиры, именитые купцы и владетели природных ресурсов – сливки и цвет федерального православия на обряд освящения дома пожалуют!

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. У нас тут свой обряд – обряд принудительного выселения.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Изгнание бесов, что ли?

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Можно и так сказать…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Ещё один священник будет?

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Мы сами хуже любого священника – приставы мы!

ОТЕЦ КОНДРАТ. А, по долгу службы, стало быть.

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. По долгу, по долгу…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Это хорошо, что вас придумали. А то народ совсем страх божий потерял. Представляете, опять гонения на православную церковь начались! Это чтоб вы в курсе были… Мне по завещанию умирающей покойницы положено миллион отдать, а она ни в какую – хоть ты её убей! Вы могли бы принудительно с неё взыскать? Или мне лучше сразу к коллекторам обратиться? А?

 

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА возвращается, а в гостиную входит АДВОКАТ.

 

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Адвокат Верхоглядова пожаловал. (Кивает на ОТЦА КОНДРАТА.) Что за делегация?

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Говорит, что дом пришёл крестить. А тот… (Кивает на ПСАЛОМЩИКА.) Наверно, его помощник.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Это псаломщик мой. Дьячок, стало быть.

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Ну что там?

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Всё в порядке. Скоро будет ОМОН.

ОТЕЦ КОНДРАТ. ОМОН?

АДВОКАТ (подходит). ОМОН?

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Проблемы у вашего сенатора, господин его адвокат.

АДВОКАТ. Проблемы-то мы и сами создадим кому угодно… Что там у вас?

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Бывшие жильцы наотрез отказываются выселяться из дома. Девушка и девочка забаррикадировались наверху с ружьём и арбалетом.

АДВОКАТ. Это не наши, а ваши проблемы. Вы судебные приставы-исполнители – вот и выселяйте их в принудительном порядке.

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. За нас не беспокойтесь – мы своё дело уже завершаем. Скоро прибудет ОМОН и обеспечит выселение. А вот у вас с господином Верхоглядовым проблемы только начинаются. Дом этот, оказывается, принадлежит не должнице, а её дочери, которая получила его в наследство от своей бабушки. И, кажется, сама ещё не вступила в права наследования.

АДВОКАТ. А вы куда смотрели?

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. Законом предусмотрен судебный порядок освобождения имущества из-под ареста или исключения его из описи. Следовательно, в компетенцию судебного пристава не входит правовая оценка принадлежности имущества тому или иному лицу. Пока ещё никто из заинтересованных лиц в суд не обращался. Так что, с нас взятки гладки! Но такой иск в любое время может поступить в суд…

АДВОКАТ (несколько озадачен). Но ей же не удалось зарегистрировать фирму – юридическое лицо… Пациентка работала на основании свидетельства индивидуального предпринимателя… А значит, отвечает по своим долгам всем своим имуществом – на это и был расчёт…

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Здесь ключевое слово «своим», господин адвокат. Своим имуществом, а не имуществом дочери. А дочь в любой момент может обратиться в суд.

АДВОКАТ. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления… И в случае чего – мы объединим с вами усилия… И не таким церберам намордники надевали… А каких-то сопливых девчонок уж как-нибудь…

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИТА. Её мамаша – должница – в своё время сама работала адвокатом. И, по моим сведениям, неплохим адвокатом.

АДВОКАТ (усмехается). Слава богу, мы живём в благодатное время уважаемых людей! А самое глубокое уважение обеспечивают…

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Деньги и власть!

АДВОКАТ (усмехается). Вот видите – вам даже объяснять ничего не надо.

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Ну, бог в помощь…

АДВОКАТ (ухмыляется). А Бог всегда помогает уважаемым людям!

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА (своему коллеге). Осмотрим пока первый этаж?

 

ПРИСТАВЫ уходят в столовую.

 

ОТЕЦ КОНДРАТ (к адвокату). Гм… гм… Вы, как я понял, адвокатом будете?

АДВОКАТ. Почему – буду? Я и сейчас уже адвокат. И весьма этим доволен!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Ну да… Я это… Проконсультироваться бы… Вляпался я тут в каверзную ситуацию…

АДВОКАТ (оглядывает священника – явно оценивает его платежеспособность). Каверзные ситуации – наша адвокатская стихия! Излагайте.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Вы, наверно, не в курсе, так я вам щас вкратце… Гм… гм… На православную церковь же заново страшные гонения начались! На своей шкуре уже испытал… Отцом Кондратом меня кличут… Я повторялся и буду повторяться: женский пол – это сущее наказание для всего рода человеческого! Вот возьмём её и меня. Я к ей и так уже, и по-всякому – к обоюдному согласию пытался её принудить… А она – ни в какую! Нет – и всё тут! Хоть ты её убей! Так и не уломал! «Я, – говорит, – Гавриила ждать буду!» Да больно ему надо махать крыльями в такую даль! Ни с какого боку к ей не подлезешь! Вот что мне с ею делать?! Всю душу она уже мне истерзала!.. Бабушку свою, видишь ли, она слушается! Да бабушка эта сама психически ненормальная! (Лезет под рясу и достаёт из кармана штанов сложенное вчетверо завещание.) Вот, полюбуйтесь!

АДВОКАТ (берёт документ). Давайте посмотрим… Так… Завещание?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Оно, проклятое!

АДВОКАТ (просматривает завещание). Так… Ага… Угу… Ого! Получается, это вам миллион! Надо же… Архангел Гавриил… Добралась благополучно, встретили хорошо, приступаю к вечному блаженству… Вот как! Предусмотрительно! Ничего не скажешь! (Возвращает завещание законному владельцу.)

ОТЕЦ КОНДРАТ (прячет документ обратно в карман). И что вы на это скажете?

АДВОКАТ. Ничего, кроме того, что уже сказал: предусмотрительное завещание.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Но как же это?.. Там ведь сказано, что деньги я получу только после прилёта архангела Гавриила, который подтвердит пребывание усопшей в раю…

АДВОКАТ. Эта деталь не должна вас смущать, святой отец. Здесь налицо все признаки односторонней сделки, совершённой под отлагательным условием. В данном случае возникновение прав и обязанностей по завещанию ставится в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит… Так что, всё в рамках закона: статьи 154 и 157 Гражданского кодекса Российской Федерации.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Но это же явное нарушение моих прав как человека и гражданина на получение наследства! Это же противоречит всем принципам гуманизма!

АДВОКАТ. Ни в коем случае. За вами сохраняется ваше неотъемлемое право ожидания и надежды на получение упомянутого наследства. А укреплять вас будет ваша вера!.. Церковь ведь тоже не даёт всем полную гарантию на обретение царства небесного, а ставит это в зависимость от определённых условий – многие же факторы учитываются… ОТЕЦ КОНДРАТ. Да я про другое… Я про этого Гавриила архангела… Мы же с вами здравомыслящие люди и хорошо понимаем, что это всё выходит за пределы здравого смысла… Нельзя же потакать больному воображению умирающей покойницы!

АДВОКАТ. Да я-то как примерный безбожник очень даже хорошо вас понимаю, батюшка. Но вот поймёт ли нас судья…

ОТЕЦ КОНДРАТ. А что судья?

АДВОКАТ. Ну, вы же хотели бы признать завещание частично недействительным?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Именно – частично! Про миллион там правильно написано – его надобно оставить. А вот Гавриила этого по возможности желательно устранить… Виду помутнения рассудка умирающей покойницы.

АДВОКАТ. Едва ли православный судья возьмёт на себя смелость подвергнуть сомнению здравый рассудок, как вы говорите, умирающей покойницы. Ведь факт прилёта архангела Гавриила на землю задокументирован авторитетными источниками – это хорошо известные вам Евангелия… Выходит, гипотетически это возможно!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Вот так поворот!.. Неужели ж все судьи православные?

АДВОКАТ. Да вы, батюшка, будто не от мира сего. Власть-то у нас в стране православная. А суд – одна из ветвей власти. Он так и называется: судебная власть. Государственная служба, так сказать, обязывает их быть православными верующими!

ОТЕЦ КОНДРАТ. О господи! (Крестится.) Средневековье какое-то… Докатились! Если ещё и судьи станут архангелов дожидаться, то мы скоро до того дойдём, что «МОЛОТ ВЕДЬМ» применять начнём! Читали, небось?

АДВОКАТ. Да я и сам не одобряю всего этого…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Ну вот! Вы-то вроде как тоже причислены к системе правосудия, а создаёте впечатление вполне вменяемого и адекватного человека…

АДВОКАТ. Адвокатура – не государственная структура. И уж тем более – не структура власти. Мы – общественная организация. Поэтому можем пока позволить себе такую маленькую роскошь, как вменяемость и адекватность…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Да, ситуация… Всем ситуациям ситуация!

АДВОКАТ (хитровато). Именно в таких ситуациях и нужны толковые адвокаты!

ОТЕЦ КОНДРАТ (навострил ухо). Стало быть, есть выход?

АДВОКАТ (заговорщически). Нам нужен судья-вероотступник!

ОТЕЦ КОНДРАТ (испуганно крестится). О господи! Это же какой грех!

АДВОКАТ. Не пугайтесь – это лишь на время судебного процесса… Судья впадает в атеистическую ересь – ни в каких ангелов и архангелов он не верит! Так ему проще будет признать прилёт Гавриила бредовой идеей, а умирающую покойницу невменяемой, ввиду глубокого психического расстройства. Он с чистым сердцем присуждает вам миллион – и вы благополучно его получаете! А потом всё возвращается на круги своя…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Куды-куды?

АДВОКАТ. Судья, потом опомнившись, мучается угрызениями совести, идёт в церковь на исповедь – теперь уже он к вам идёт, батюшка! – и чистосердечно кается в своём вероотступничестве!

ОТЕЦ КОНДРАТ (радостно). Естественно, получает прощение и отпущение грехов – ибо Господь милостив! И наш судья благополучно возвращается в лоно святой православной церкви!

АДВОКАТ. Мы понимаем друг друга с полуслова.

ОТЕЦ КОНДРАТ (вдохновенно). Я вам больше скажу! Это даже хорошо, что судья оступится, а потом покается. Ибо Господь раскаявшихся грешников любит гораздо больше, чем нераскаявшихся праведников! Вот послушайте притчу «О блудном сыне»…

АДВОКАТ. Повременим с притчами – надо ковать железо, пока оно горячо.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Согласен! Я вам потом расскажу эту притчу – поучительная притча! А сейчас надо ковать, ковать и ковать! (С довольным видом поглаживает бороду.) Ты посмотри, как умно всё придумано! Ничего не скажешь! Всё в соответствии с законом и, главное, в согласии с нормами библейской морали!

АДВОКАТ. Осталось только подвигнуть судью на вероотступничество. Тут нужен какой-то катализатор…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Катализатор?

АДВОКАТ. Ну да. Стимулятор, ускоряющий процесс…

ОТЕЦ КОНДРАТ. И что же это может быть?

АДВОКАТ. Нужно дать…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Чего дать? Кому дать?

АДВОКАТ. Денег. Нужно дать судье денег.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Денег?! Судье?!

АДВОКАТ. Деньги – самый проверенный и надёжный катализатор. Получив деньги, судья, терзаемый угрызениями совести, должен пережить сильное душевное потрясение; оно будет настолько велико, что горемычный наш не то что в Бога – во всё человечество веру потеряет… Вот тут мы его тёпленького и возьмём! А далее всё по плану: покаяние, прощение грехов и возвращение в лоно святой православной церкви.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Гм... Неожиданно как-то… Непривычно… Деньги веками в виде добровольных пожертвований стекались в храмы, как реки в моря. А тут в обратную сторону – против течения, выходит. Явное нарушение финансовых потоков…

АДВОКАТ. А что? От вашего храма нашему храму – храму Фемиды, греческой богини правосудия! Думается, она тоже будет рада принять пожертвование.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Из храма истинной веры языческой Фемиде – это уже перебор!

АДВОКАТ. И чем же греческая богиня Фемида хуже еврейского божества Яхве, которому вы поклоняетесь? К тому же вы и сами сомневаетесь, что многоуважаемый Иегова пришлёт Гавриила для урегулирования конфликта. А Фемида уже сейчас готова вам помочь!.. А впрочем, тут никто никого принуждать не собирается. Сами же говорите, что пожертвования – дело добровольное…

ОТЕЦ КОНДРАТ. В данном случае оно, конечно… Фемида будет понадёжнее… Придётся, видимо, дать этой Фемиде. Придётся пожертвовать. Так сказать, от нашего храма вашему храму. Придётся…

АДВОКАТ. Итак, оставим на время Фемиду и направим стопы наши к римскому богу врачевания и медицины Эскулапу!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Куды-куды?

АДВОКАТ. Необходимо собрать в суд доказательства, что у завещательницы и раньше замечались бредовые идеи на почве помутнения рассудка: частенько мерещились всякие там ангелы, архангелы, святители, крестители… Надо будет задним числом заручиться нужными справками, заключениями экспертиз – придётся обращаться в различные медицинские учреждения и комиссии. А там трудится глубоко верующий православный народ! Значит, опять потребуется катализатор… А далее по схеме: отречение, покаяние, прощение, возвращение в лоно православия!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Что, и там тоже все православные?!

АДВОКАТ. А куда ж им бедным деваться? Государственные учреждения – там с этим очень строго…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Господи! Да откудова они только берутся – эти православные?! Полезли изо всех щелей прямо тучами, как тараканы эти!

АДВОКАТ. А что вы хотели? Как говорится, за что боролись, на то и напоролись!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Так вот же! Вот так у нас всегда и получается. Боролись, боролись – и сами же напоролись… Народ-то у нас дикий – меры ни в чём не знает. Правильно говорят: заставь дураков богу молиться, они и лбы себе поразбивают!

АДВОКАТ. Так вы запретите дуракам в Бога веровать.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Оно, конечно, хорошо бы… Но никак не можно: поголовье верующих резко пойдёт на спад – враз инвестиции в церковь многозначительно сократятся. А это контрпродуктивно. На одно государственное финансирование шибко не пошикуешь…

АДВОКАТ. Тогда надо медицину стимулировать.

ОТЕЦ КОНДРАТ. На них же денег на всех не напасёшься! Вот и выкручивайся теперь, как хочешь…

АДВОКАТ. Это не им, а вам, батюшка, наследство получить надо. А без пожертвования римскому богу врачевания Эскулапу – это будет затруднительно... Впрочем, думайте и решайте сами.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Да чего уж там думать и решать… Придётся уж, видно, дать на лапу этому Эскулапу!

АДВОКАТ. Идём дальше…

ОТЕЦ КОНДРАТ. О Господи! Ещё не всё?! Кому там ещё денег надо?!

АДВОКАТ. Надо бы чисто символически умилостивить пантеон русских богов. Кто там у нас – Род, Сварог, Даждьбог, Перун, Велес, Ярило…

ОТЕЦ КОНДРАТ. А при чём тут русские боги?! Они же не православные! Им же не надо отрекаться…

АДВОКАТ. Это верно: русские боги не православные. К большому сожалению, они решили остаться русскими… Но дельце, которое мы с вами запланировали, проворачивать нам придётся на их территории, которую они, что называется «крышуют»… Надеюсь, вы понимаете, о чём я говорю?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Честно признаться, не совсем.

АДВОКАТ (таинственно). Это же вашем еврейском писании сказано: «Не вари козлёнка в молоке матери его».

ОТЕЦ КОНДРАТ (озадаченный). Неужели всё так серьёзно?

АДВОКАТ. Вы себе даже не представляете, насколько всё серьёзно!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Видно придётся умилостивить и русских богов. Раз уж и грекам, и римлянам решили заплатить – заплатим тогда уже и русским. Всё-таки на их территории… А тем более – крышуют…

АДВОКАТ. Ну, и мне небольшой гонорарчик за хлопоты. Много я с вас, так уж и быть, брать не стану. Так – чисто символически…

ОТЕЦ КОДРАТ. Разумеется, разумеется… Я ведь не для себя стараюсь, а ради торжества гуманизма и справедливости…

АДВОКАТ (достаёт визитку). Вот моя визитка. Забегайте, обсудим детали.

ОТЕЦ КОНДРАТ (берёт визитку). Непременно! А заодно и притчу «О блудном сыне» вам расскажу - поучительная притча!.. Знаете, я совсем уже было отчаялся, а тут сам бог мне вас на удачу послал! Да ещё и на такую мудрость надоумил! (Возведя очи к потолку, крестится.) Слава тебе, господи! И премудрости твоей слава!

 

В гостиную входит ВЕРХОГЛЯДОВ, а за ним степенно и важно следуют ГОСТИ.

 

ВЕРХОГЛЯДОВ. Проходите, гости дорогие, проходите!

АДВОКАТ. О, мой главный клиент пожаловал. Всё, батюшка, до скорой встречи.

 

ОТЕЦ КОНДРАТ и АДВОКАТ расходятся.

 

ОТЕЦ КОНДРАТ (потирает руки). Раз пой-шли на дело, та?-ра, та?-ра, та?-ра!

АДВОКАТ (потирает руки). Экспроприация экспроприаторов!

ВЕРХОГЛЯДОВ (гостям). Это и есть мой новый дом, который настоятельно требует православного обряда освящения! (Оглядывает гостиную.) Так… Адвокатура здесь. Хорошо. Церковь на месте. Отлично. А где же телевидение?

АДВОКАТ. Ещё не прибыло.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Непорядок! Была же договорённость с руководством программы «ПРОЖЕКТОР ПРАВОСЛАВИЯ». Значит, не понимают люди, что благосклонность Викентия Верхоглядова дорогого стоит!

 

Дверь открывается – в гостиную, с сумочкой на плече и микрофоном в руке, пятясь задом, входит КАТЬКА, а за нею, с направленной на неё камерой, следует ТЕЛЕОПЕРАТОР.

 

КАТЬКА. И сейчас мы своими глазами увидим наглядный пример триумфального шествия православия по необъятным просторам нашей Родины – от заполярной Арктики и холодных северных морей до самых южных до окраин, от западного Калининграда, перешагнув через Урал, по диким степям Забайкалья до самого-самого Дальнего Востока и Владивостока! Включая, разумеется, Курилы, которые мы никому не отдадим, и Аляску, которую скоро заберём себе обратно… (Поправляет на носу дужку неимоверно огромных очков и внимательно оглядывает присутствующих.) А кто из вас этот… Как его… (Начинает рыться в своей сумочке.)

ОТЕЦ КОНДРАТ (ПСАЛОМЩИКУ). Видал, как выразительно телевидение освещает широту охвата нашей миссионерской деятельности!

ПСАЛОМЩИК (с умилением). Проникновенно говорит! Прямо как в псалме Давида: «Ты уедешь к северным оленям, жаркий Казахстан уеду я!»

КАТЬКА. А, вот! (Вытаскивает из сумочки шпаргалку.) Ви… Викентий Ве… Верхоглядович… Кто тут?

ВЕРХОГЛЯДОВ (поправляет). Верхоглядов! Фамилия такая, а не отчество…

КАТЬКА. Это вы?

ВЕРХОГЛЯДОВ. Докатились! Не знать в лицо известного сенатора и лидера общественно-религиозного движения «УДАР ПРАВОСЛАВИЯ». Вы телевизор-то хотя бы изредка смотрите?

КАТЬКА. Очень изредка. Я не люблю телевидение: там сплошная неправда… Я больше читать люблю. (Поправляет очки.) Преимущественно классику.

ВЕРХОГЛЯДОВ (настороженно). Подождите… А вы, собственно, кто такая?

КАТЬКА. Я с телевидения – программа «ПРОЖЕКТОР ПРАВОСЛАВИЯ». Журналистка Катька. Можно просто – Катерина. Но все меня зовут Катька… Вот послали на задание: православие поднимать… (Заглядывает в шпаргалку.) Репортаж называется: «Триумфальное шествие православия по необъятным просторам нашей Родины».

ВЕРХОГЛЯДОВ (с сомнением). А вы давно в журналистике?

КАТЬКА. Сегодня первый день – после института.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Так я и подумал – посылают чёрт знает кого…

КАТЬКА. Это правда, у меня нет опыта. Но у меня есть огромное желание…

ВЕРХОГЛЯДОВ (перебивает). Ладно. Будем вас учить азам журналистики.

КАТЬКА. Буду крайне признательна.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Значит так. Пока ничего не снимайте – я дам команду, когда снимать… (Идёт к ОТЦУ КОНДРАТУ.) Сейчас мы сделаем вот что. Я встану к телевизионщикам задом – я их не вижу, – а вы ко мне и к ним лицом. И будете говорить мне что-нибудь божественное… Потом, как бы заметив появление телевидения, громко сообщите об этом мне. А дальше я уже сам… Понятно?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Чего непонятного: я – передом к телевизору, вы к ему – задом!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Вот и отлично. (Становится к ТЕЛЕОПЕРАТОРУ и КАТЬКЕ задом, а ОТЦА КОНДРАТА устанавливает перед собой – лицом к себе и телевидению. Оборачивается.) Готово. Камера, мотор, начинаем съёмку!

ТЕЛЕОПЕРАТОР. Снимаю! (Начинает снимать.)

ВЕРХОГЛЯДОВ (делает блаженное лицо). Говорите, говорите…

ОТЕЦ КОНДРАТ. А чего говорить-то?

ВЕРХОГЛЯДОВ (нетерпеливо). Не знаю… Что-нибудь божественное…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Может, псалом?

ВЕРХОГЛЯДОВ (нервозно). Давайте псалом – что угодно… Давайте уже!

ОТЕЦ КОНДРАТ (торжественно). Псалом!

ВЕРХОГЛЯДОВ (теряя выдержку). Да начинайте уже!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Начальнику хора. На Шошанниме.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Что?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Псалом Давида…

ВЕРХОГЛЯДОВ (в тихой ярости). Вы начнёте уже когда-нибудь?!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Гм, гм… (Торжественно читает псалом 68.) «Спаси меня, Боже, ибо воды дошли до души моей. Я погряз в глубоком болоте, и не на чем стоять; вошёл во глубину вод, и быстрое течение их увлекает меня. Я изнемог от вопля, засохла гортань моя, истомились глаза мои от ожидания Бога моего. Ненавидящих меня без вины больше, нежели волос на голове моей; враги мои, преследующие меня несправедливо, усилились; чего я не отнимал, то должен отдать…»

ВЕРХОГЛЯДОВ. Давайте, батюшка…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Да даю же, даю… (Продолжает читать псалом.) «…Боже! Ты знаешь безумие моё, и грехи мои не сокрыты от Тебя…»

ВЕРХОГЛЯДОВ (свирепо цедит сквозь зубы). Сообщайте мне о прибытии телевидения!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Всемогущий Господь, сотворивший небо и землю, милостью своею послал нам на сей день телевидение! Цветное!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Фу!.. (Разворачивается к посланному господом телевидению и делает неимоверно удивлённое лицо.) О! Да никак телевидение к нам пожаловало?! (Идёт на камеру.) Ну вот… Хотелось всё скромненько, без лишней помпы… Но, как видно, шила в мешке не утаишь!.. Ладно. Не выгонять же вас, раз уж пришли. У нас от народа секретов нет! Давайте вместе насладимся торжественной простотой православного обряда освящения моего дома!.. Предугадываю ваш вопрос: вы хотите знать, что же подвигло меня на столь решительное проявление патриотизма? Правомерный вопрос! У народа есть право голоса и право знать! И мы не вправе отнять у православного электората это право!

ПСАЛОМЩИК (торжественно). Псалом Давида!

ВЕРХОГЛЯДОВ (бросает взгляд на ОТЦА КОНДРАТА). Чего он хочет?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Псаломщик? (пожимает плечами). Псалом Давида… видимо…

ПСАЛОМЩИК (вдохновенно читает псалом 51). «Что хвалишься злодейством, сильный? милость Божия всегда со мною. Гибель помышляет язык твой; как изощрённая бритва, он у тебя, коварный! Ты любишь больше зло, нежели добро, больше ложь, нежели говорить правду. Ты любишь всякие гибельные речи, язык коварный. За это Бог сокрушит тебя вконец, изринет тебя и исторгнет тебя из жилища твоего и корень твой из земли живых. Увидят праведники и убоятся, посмеются над ним и скажут: вот человек, который не в Боге полагал крепость свою, а надеялся на множество богатства своего, укреплялся в злодействе своём…»

 

Во время этой декламации происходит немая сцена: ВЕРХОГЛЯДОВ шепчет на ухо стоявшему рядом АДВОКАТУ, который, понимающе кивнув, идёт и шепчет на ухо ОТЦУ КОНДРАТУ, тот, в свою очередь, кивнув, подходит к ПСАЛОМЩИКУ и шепчет ему на ухо. Последний, кивнув и отвесив поклон, умолкает.

 

ВЕРХОГЛЯДОВ (КАТЬКЕ). Небольшая заминка… Церковь порой бывает непредсказуема, но без неё, к сожалению, никак нельзя – главная наша духовная скрепа!.. Так вы спрашиваете, что меня подвигло на столь крайне патриотический поступок? Ну что ж! Вопрос поставлен ребром и требует столь же прямолинейного ответа! Отвечаю. Вот все мы любим говорить о церковности, о православности, о необходимости внедрения в массы религиозности – только ленивый не признался ещё в любви к Владимиру нашему крестителю… И это правильно, пропаганда нужна: без неё не развернуть движение страны назад в прошлое – к преданьям старины глубокой... Но как я всегда в таких случаях говорю: «Хочешь изменить мир – начни с себя!» А многие ли из нас задавались вопросом: какую лепту я лично внёс в это великое дело государственной важности? Часто ли мною посещается церковь? Сколько свечей я там поставил и сколько раз перекрестился? Сколько поклонов отбил перед иконой и много ли святых мощей и других фрагментов мёртвых человеческих тел я там поцеловал? Какое, наконец, количество своих домов я удостоил обряда освящения за текущий отчётный период? И желательно с проведением сравнительного анализа с предшествующим отчётным периодом. Тогда будет видно, что у тебя имеется в сухом остатке: поступательный рост курса твоей религиозности или же неуклонное его падение. Ведь православный электорат вправе потребовать с нас отчёта! Раз уж вы рьяно погнали нас верной дорогой, – скажет он, – будьте любезны, покажите нам личный пример! Явите нам и всему миру наглядный образец нравственной высоты, духовной широты и всеобъемлющей чистоты помыслов!.. Вот и решил я ударить, так сказать, православием и наглядным личным примером по безбожию, всякой ереси, атеизму, либерализму, глобализму, мультикультурализму и запрещённой в России толерантности – во славу духовного возрождения страны!

КАТЬКА. Выражаясь словами персонажа пьесы Островского, вы решили увеличить количество добра!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Именно так! Ведь что такое по сути своей православный обряд? А это не что иное, как видимое проявление невидимого богатства внутреннего мира отдельно взятого индивидуума, показатель его нравственного личностного роста и духовного, так сказать, расширения в объёме!

КАТЬКА. Здорово!

ВЕРХОГЛЯДОВ. А как вы думали! Считайте, что вам крупно повезло: сейчас вы находитесь в эпицентре событий, в самой полной мере отражающих процесс духовного возрождения нашей великой державы!

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА (выходит из столовой, что-то жуёт). Хорошая у них столовая... Кажется, виновник торжества явился.

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА (выходит следом, тоже жуёт). И важные гости с ним, и телевидение тут…

ВЕРХОГЛЯДОВ. Ну что, приступим к делу, господа православные! Ваш выход, отец Кондрат! Можете приступать к обряду освящения моего гнёздышка!

ОТЕЦ КОНДРАТ (переминается). Да у нас тут не совсем…

ВЕРХОГЛЯДОВ. Что такое? Решили, что я мало вам заплатил?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Да нет, пожертвование достойное, грех жаловаться…

ВЕРХОГЛЯДОВ. А что тогда? Святую водицу забыли прихватить?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Скажете тоже! Вон стоит… (Кидает взгляд на стол и видит, как ПРИСТАВ-МУЖЧИНА наливает святую воду из бутыли в кропильницу.) Эй, эй! Это же святая вода для обряда освящения дома!

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. А она что, отравленная?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Какая отравленная! Наоборот – целебная! Святая же!

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА. Так это же наоборот мне будет хорошо! (Выпивает воду и ставит кропильницу на стол.) Тепловата немного.

АДВОКАТ (ВЕРХОГЛЯДОВУ). Маленькое недоразумение… Бывшие обитатели дома – девушка и девочка – отказываются освобождать помещение. Забаррикадировались на втором этаже – ружьём и арбалетом угрожают… Вот приставы и пришли их выселять.

ВЕРХОГЛЯДОВ. А я думаю: откуда приставы?.. И какие проблемы у вас?

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА. У нас проблем нет. Скоро прибудет ОМОН и освободит помещение. А вот у вас могут возникнуть проблемы…

ВЕРХОГЛЯДОВ (АДВОКАТУ). Что всё это значит?

АДВОКАТ. Маленькая неувязочка… Дом, оказывается, принадлежит не самой банкротке, а её дочери.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Постой, постой… Ты что, хочешь сказать, что вся работа по её банкротству проделана напрасно?!

АДВОКАТ. Ну почему напрасно? Всё идёт по намеченному плану. Уладим кой-какие юридические формальности – и все дела. Шероховатости в любом деле случаются. Но из любых ситуации мы всегда выходили с достоинством! Или я не прав?

ВЕРХОГЛЯДОВ (успокаивается). Ну хорошо, хорошо… А сейчас-то что делать?

АДВОКАТ. Подождём бойцов ОМОНА.

ВЕРХОГЛЯДОВ. С ума сошёл? А завтра телевидение на всю страну покажет, как Верхоглядов при помощи ОМОНА в стране духовность возрождает… (Вспомнив про телевидение.) Эй! Вы что там – снимаете, что ли?! Немедленно прекратить! Значит так. Монтаж репортажа будете делать под моим личным контролем! Вам ясно?! (АДВОКАТУ.) Видел, прыткие какие? Глаз да глаз нужен… Нет, ОМОН не годится.

АДВОКАТ. Да без ОМОНА никакую духовность не возродишь… Чуть что – отчуждение земельного участка под строительство храма или передача другого имущества церкви – и сразу же протесты, возмущения… Народ-то несознательный у нас.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Значит, будем внедрять сознательность в умы народа! (Смотрит на ОТЦА КОНДРАТА.) С нами Бог и святая православная церковь! Ну что, батюшка, ваш выход! Двиньте-ка этим строптивым девчонкам достойную проповедь! Вразумите словом божьим заблудшие души! Чтоб устыдились, понимаешь, своего некрасивого поведения!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Что-то я сомневаюсь…

ВЕРХОГЛЯДОВ. Сомненья прочь! Припугните адом! Приманите раем! Или что там у вас в таких случаях полагается – не мне же вас учить! Сейчас вызовем на суд божий… Как старшую зовут?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Настя её зовут. Настасья, значит.

ВЕРХОГЛЯДОВ (кричит наверх). Эй, там, наверху! Настя! Настасья, значит! Выйди-ка… те… на минуту! Разговор есть!

НАСТЯ (выходит на площадку второго этажа и оглядывает присутствующих). Ого, сколько риелторов и коллекторов собралось!

ВЕРХОГЛЯДОВ. На меня надо смотреть – это я вас вызвал! Я – Викентий Верхоглядов. Известный государственный и общественный деятель, сенатор от вашего региона и лидер общественно-религиозного движения «УДАР ПРАВОСЛАВИЯ».

НАСТЯ. Вам повезло в жизни. А я обыкновенная Настя – маленькая хозяйка этого большого дома.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Ошибаешься, Настя. Этот дом – мой. Я его купил.

НАСТЯ. Нет, это вы ошибаетесь – я вам его не продавала. А незаконные махинации вашей компашки буду обжаловать в суде.

ВЕРХОГЛЯДОВ. И этот суд – могу заранее заверить – ты проиграешь! Слишком разные у нас с тобой весовые категории

НАСТЯ. Ничего, у моей мамы подходящая категория

ВЕРХОГЛЯДОВ. Оставим пока вопросы судопроизводства… Кроме юридической стороны – существует ещё и нравственная сторона этого вопроса!

НАСТЯ. Нравственная?!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Я бы даже сказал, духовно-нравственная! Ведь библейские нормы морали в стране у нас пока ещё никто не отменял! О них-то и хочет тебе напомнить отец Кондрат.

НАСТЯ. О, и священный поп туточки – в каждой бочке затычка… И телевидение тут! Обалдеть!.. Ладно уж, так и быть, проявлю толерантность. Прошу вас, гражданин поп! Можете смело выставить своё мнение на весь экран!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Ваш выход, батюшка!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Гм, гм… Смирись и будь покорна божьей воле, дочь моя! Уступи сей дом сопернику твоему и ближнему своему, брату во Христе, рабу божьему Викентию Верхоглядову!

НАСТЯ. А харя не треснет у раба божьего?

ОТЕЦ КОНДРАТ (неуверенно). Да… не должна по идее – Господь милостив…

ВЕРХОГЛЯДОВ. Свинья не выдаст, бог не съест! (Слушает ПСАЛОМЩИКА, который шепчет ему что-то на ухо… Отмахивается.) От перестановки мест слагаемых сумма не меняется… Продолжайте, отец Кондрат!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Священное писание нас учит: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты ещё на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта!.. И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду!.. Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся!.. Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут; но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут…»

НАСТЯ (перебивает). Да читала я уже такую сказку! Если дали по одной стороне морды – надо другую морду сразу подставить… Красивый, конечно, обычай… Только морду почему-то жалко. Обе морды – и ту, и другую жалко!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Ну, к вопросу непротивления злу насилием надобно избирательно подходить… А то и в Толстовскую ересь недолго впасть…

НАСТЯ. А как надобно подходить к заповеди: не пожелай дома ближнего своего?

ОТЕЦ КОНДРАТ. И тут избирательно подходить надобно. С учётом, в первую очередь, воли божией!.. Ты что ж думала, заглянул человек в библию – и сразу все истины постигнул? Нет, этого мало! Тут главное – богословская интерпретация и правильное истолкование слова божия! А на это способны исключительно знающие люди! Их легко можно узнать по облачению… Вот глянь на моё облачение. И сразу видно – я знающий человек! А стало быть, могу истолковать любую ситуацию с учётом воли божией…

НАСТЯ. Ну-ка, ну-ка, ну-ка!..

ОТЕЦ КОНДРАТ. Наша земная жизнь не есть цель, а только средство к достижению цели. Цель же есть вечное блаженство в царстве небесном опосля уже смерти! А чтобы проверить, достоин ли человек этого блаженства опосля смерти – Господь и даёт человеку земную жизнь, а для проверки непрестанно насылает на ево разные испытания…

НАСТЯ. Вона как! А я-то всё не могла понять, для чего это Бог поставил смерть в самый конец жизни, а не вначале её и не посередине.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Мудрость божию невозможно переоценить!.. Так вот. Одних он испытывает бедностью, других же испытывает богатством. Вот и тебе в своё время послал бог и дом большой, и денег немеряно… Но выдержала ли ты это испытание богатством?

НАСТЯ. И что же с моей выдержкой?

ОТЕЦ КОНДРАТ. А вот и вспомни: не утаила ли ты чего от духа святого, подобно Анании и Сапфире, которых Бог за это смерти предал? Не удержала ли у себя денежные средства, отписанные по завещанию особе духовного звания?.. Да только ещё неизвестно, какой мудрости сподобит Господь судебную власть и какой сюрприз приготовит тебе православный судья! Всё это Бог хранит покудова в тайне…

НАСТЯ. Начинается! Виновата ли я, что у ваших ангелов постоянные задержки рейсов из-за нелётной погоды? Прилетит вот Гаврила в голубом вертолёте – вот тогда и приходите, вот тогда поговорим!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Могу и про другое напомнить. Не предлагал ли я тебе провести обряд освящения этого дома, когда он был ещё твоим? С благими намерениями предлагал: чтобы очистить дом от скверны былого присутствия в нём твоего богопротивного деда. Но ты воспротивилась воле божией – заартачилась и фордыбачить стала!

НАСТЯ . Оставьте в покое моего дедушку! А иначе я… Не знаю, что сделаю!

ОТЕЦ КОНДРАТ. А вот у Бога на этот счёт иное мнение… И Господь – тебе в пику! – уже исполнил свою волю. Но как тонко, как филигранно он это сделал! Вначале он направляет в наш город группу паломников, а с ними особо почитаемую чудотворную икону – она сейчас выставлена в храме для целования и преклонения… А по прибытию сюда, икона уже самолично сотворяет великое чудо: дом у тебя отымает и передаёт его в более благонадёжные Верхоглядовы руки. Теперь Господь своего прилежного раба, православного Викентия, и впредь будет интенсивно испытывать богатством, а на тебя, неразумную, наслал он испытание бедностью. Одним выстрелом Бог убывает сразу двух зайцев: и дому этому обеспечивает полноценный обряд освящения, и тебе преподаёт урок за легкомысленное отношение к божьим испытаниям!.. Мы не в силах постигнуть глубину мудрости божией. (Возводит очи к потолку.) Слава тебе, господи! И глубине премудрости твоей слава!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Хорошо излагает чертяка! А какая аргументация! И библейские нормы морали, и воля божия в обоснование положены. Молодец, Кондрат отец!

 

Гости аплодируют.

 

НАСТЯ. Вот невезуха – одолела меня божья воля! И что мне делать теперь?

ОТЕЦ КОНДРАТ. В другой раз повторяюсь: уступи сей дом православному Верхоглядову добровольно, не скорбя, со смирением сердца своего и достойно выдержи посланное Богом испытание. Смирение и только смирение отличает православного верующего от приверженцев других религий. Только смирение даёт шанс на спасение. «Без смирения нет спасения!» – мудро сказал кто-то из православных старцев. Ибо смирение открывает нам путь в царство небесное!

НАСТЯ. А не обманете, дядя поп? Если смирюсь – точно в царство небесное попаду?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Не веришь мне, поверь хотя бы святителю Иннокентию. Он-то врать не станет! Почитай его богословский труд: «УКАЗАНИЕ ПУТИ В ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ». Там он даёт расширенное толкование и богословскую интерпретацию на глубокие слова Иисуса: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною». Вот ты сразу спросишь: а что это значит? Святитель Иннокентий и разъясняет тебе, что первая обязанность православного христианина – отвергнуться себя. Исторгнуть из сердца всё, что привязывает нас к миру. Быть мёртвым для мира. Вторая обязанность – взять крест свой. Под именем креста разумеются страдания, горести и неприятности. Тот несёт крест, кто принимает и безропотно переносит всё, что бы ни случилось с ним в жизни неприятного, горестного, печального, трудного и тяжкого. И потому, обидит ли кто тебя, случилось ли с тобою какое несчастье, или ты, при всей деятельности твоей и неусыпных трудах, терпишь нужды и недостаток, или даже самая бедность и нищета подавляют тебя; или, кроме этого, ты терпишь ещё какую-либо неприятность, – всё это переноси без злобы, без ропота, без жалобы, не считая себя обиженным, и без чаяния за то земной награды; но переноси всё это с любовью и великой радостью. И всегда помни, что все твои беды и страдания – это врата в царство небесное!

ВЕРХОГЛЯДОВ (в восторге). Вот! Вот какого милого и симпатичного человека формирует православная церковь! И наша задача всех поголовно сделать такими! Тогда исчез бы фактор постоянного беспокойства – и мы бы забот не знали!.. Ты посмотри, какую хорошую религию придумали для нас евреи – самим бы нам никогда до этого не додуматься… Не дурак был князь Владимир, когда решил святую Русь оправославить! Не-ет, кто бы что ни говорили там, а православная церковь нам нужна! Надо будет увеличить им государственное бюджетное финансирование. Индексацию пенсий уберём, а сэкономленные деньги направим православной церкви. Она у нас выполняет задачу государственной важности: формирует генетически правильный тип человека! Как это… Гомо Смирениус! Что в переводе с научного означает: Человек Покорный! (НАСТЕ.) Эй! Слышала, что отец Кондрат проповедует, ссылаясь на первоисточники?.. Как там, батюшка, первоисточник называется?

ОТЕЦ КОНДРАТ. «УКАЗАНИЕ ПУТИ В ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ».

ВЕРХОГЛЯДОВ. Автора мне напомните.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Святитель Иннокентий. В миру – Вениаминов.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Слышала, чему святитель Иннокентий Вениаминов в своём первоисточнике тебя учит? Он всё тебе уже разжевал и в рот положил – тебе осталось только проглотить готовое. Получается, чем тебе хуже, тем для тебя же лучше! Чем больше пакостей и гадостей в твоей жизни, тем больше у тебя шансов спасти свою душу и заслужить царство небесное! Выходит, что мы о тебе же заботимся! И не только о тебе одной. Руководство страны проявляет заботу обо всём народе! Власть прилагает максимум усилий, направленных на ухудшение жизни населения страны, делая всё возможное, чтобы облегчить людям путь в царство небесное! Идёт полномасштабная подготовка к переходу страны в загробный мир – именно там сейчас находится зона основных наших геополитических интересов! Семьдесят лет Советская власть кормила нас сказками о светлом будущем. Хватит! Надоело! Сыты по горло мы этими сказками! Народ требует реального счастья! И не в каком-то мифическом будущем, а немедленно – после смерти! И первоочередная задача власти: обеспечить людей достаточным количеством бед и страданий, так необходимых для расширения ворот и облегчения пути в царство небесное! Наш народ этого заслужил!!!

 

Гости аплодируют.

 

ПСАЛОМЩИК. Псалом Давида! (Поёт.)

У народа нет плохой невзгоды,

Каждая невзгода – благодать!

Не дают зарплату больше года –

Надо благодарно принимать…

(Под сердитым взглядом ОТЦА КОНДРАТА умолкает.)

НАСТЯ. Не, чё-то не действуют на меня ваши первоисточники – совсем не хочется страдать!.. А скажите что-нибудь такое, чтоб на меня сразу подействовало.

ОТЕЦ КОНДРАТ (с укоризной). А ведь ещё недавно была ты покорной рабою божией, благоразумной овцою стада Христова и нашей примерной сестрою во Христе. Но совратил тебя лукавый с истинного пути. И, поддавшись искушению сатаны, была уловлена ты в дьявольские сети и встала на путь вечной погибели.

НАСТЯ. Всё было как раз наоборот! Сначала магической силой барона Чёрта я была уловлена в его дьявольские сети, а потом моя младшая сестра спасла меня – и я освободилась от этого жуткого гламура. А вы перевернули всё с ног на голову. Нехорошо обманывать, гражданин поп! Вам сейчас должно быть стыдно!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Полюбуйтесь! Яйца курицу уже учат!

НАСТЯ. А чё я такого сказала? Я только разоблачила поповский обман и наставила вашего батьку на путь истинный. А то он совсем с него уже совратился…

ОТЕЦ КОНДРАТ. Да бесполезно с нею разговаривать – я же говорил…

ВЕРХОГЛЯДОВ. Да… По всей вероятности, субстантивных контактов по всему периметру ожидать в данном случае не приходится. И продуктивной имплементации договорённостей у нас с нею определённо не состоится.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Какое там – она же некрещёная даже!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Так крестить её прямо сейчас – что с ней цацкаться! Детей же крестим насильно. А чего остальных-то спрашивать? Если бы Владимир у каждого спрашивал его желание – Русь до сих пор некрещёной ходила бы! Жили бы как эти вон нехристи: Япония с Китаем – без цивилизационного выбора!

НАСТЯ. Попробуйте, если такие смелые! У нас ружьё залповое и арбалет бронебойный! Кто сунется – пулю в лоб и стрелу в сердце получит!.. Не верю я в Бога!

ВЕРХОГЛЯДОВ. А по какому праву ты в Бога не веришь? Ты что, не в России живёшь? Чтобы сохранить свою национальную самобытность, безусловно, необходимо опираться на традиционные ценности. И в первую очередь – нравственные! А они-то как раз и формируются религиозными взглядами! На всём протяжении тысячелетней истории Россия развивалась именно как православное государство, в основе которого лежали христианские идеи жертвенного служения Богу и спасения души!

НАСТЯ. Сир, я не нуждаюсь в этой гипотезе!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Но это же цивилизационный выбор Владимира! Россия не состоялась бы как тысячелетняя цивилизация без крещения святым князем Владимиром русского народа! Владимир взял на себя смелость сделать такой цивилизационный выбор и определил путь нашего дальнейшего развития на тысячелетия вперёд!

НАСТЯ. Владимир сделал цивилизационный выбор креститься двумя пальцами, а вы без его согласия стали креститься тремя! А католики всё равно вас обскакали! У них ещё более крутой цивилизационный выбор и более продвинутый путь развития – они крестятся аж всей пятернёй! Круче и продвинутей их могут быть только шестипалые!

ВЕРХРГЛЯДОВ. Не морочьте мне голову своими глупостями!

НАСТЯ. Тогда объясните мне, что означают ваши выборные пути? Я лично ни на какие цивилизационные выборы не ходила и ни за какие тысячелетние пути развития не голосовала! Я уже совершеннолетняя и сама сделаю выборный путь моего развития!.. Мой прадедушка воевал на 1-м Белорусском фронте и брал Берлин. По-вашему, я должна ехать туда сейчас и убивать там немцев?

ВЕРХОГЛЯДОВ. Ну, немцев убивать сейчас необязательно – у нас и своих внутренних врагов хоть отбавляй… А вот «Декларацию русской идентичности», принятую на Всемирном русском соборе, ты обязана строго соблюдать! А там, между прочим, ясно написано, что каждый русский должен чувствовать глубинную эмоциональную связь с главными событиями своей истории, к которым в первую очередь относится крещение Руси! А этого за тобой как раз и не наблюдается…

НАСТЯ. Это неправда! Я чувствую глубинную эмоциональную связь с крещением Руси; и воспринимаю это событие нашей истории как великую трагедию. Страшное было время. Огнём и мечом истреблено множество народа только за то, что люди не желали креститься – не хотели предавать родную веру предков. А вы эту масштабную карательную операцию – геноцид народа Руси по религиозным признакам – сделали своим праздником… Просто мы с вами по-разному чувствуем глубинную эмоциональную связь с главными событиями своей истории.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Да какое ты имеешь право вот так понимать главные события истории! Понимание нашей общей истории должно быть исключительно единообразным!

НАСТЯ. Что-то мне подсказывает, что вы не готовы отдать свою жизнь за моё право высказать своё мнение…

ВЕРХОГЛЯДОВ. «Единство истории, единство народа, единство России!» – вот под каким лозунгом проходил Всемирный русский собор! А ты же нагло вносишь раскол в это единство!

НАСТЯ. Да я, в принципе, не против единства. Только хотелось бы, чтобы в основу нашего общего единства была положена моя точка зрения, а не ваша.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Да кто ты такая, чтобы твоя точка зрения… Где ты была, когда православная церковь формировала менталитет русской нации?! Где ты была, когда русская нация в горниле святого православия формировала свой менталитет?! Где ты была, когда церковь ложилась в основу нашей национальной культуры?!

ОТЕЦ КОНДРАТ (патриотически наябедничал). Не помешало бы проверить её на принадлежность к русской нации… Есть подозрение, что она, помимо прочего, ещё и не признаёт православие основой нашей национальной культуры…

ВЕРХОГЛЯДОВ. А это кстати! В «Декларации русской идентичности» дано чёткое определение русского человека. Русским вправе считаться только тот, кто признаёт православие основой своей национальной культуры и не имеет других этнических предпочтений! Теперь каждый гражданин страны может не только сам пройти качественную идентификацию на принадлежность к русской нации, но так же проидентифицировать своих друзей, знакомых, соседей, коллег по работе… наконец своих родных – дедушек, бабушек, родителей, братьев, сестёр, детей, внуков… Вот и ответь нам: ты признаёшь православие основой национальной культуры? Или может быть ты имеешь иные этнические предпочтения?! Мы ждём ответа! И не только мы, здесь присутствующие, – вся русская нация призывает тебя к отведу!

НАСТЯ. Здрасьте, я ваша Настя! Сколько помню себя – всегда русской была; и вдруг какие-то умники порешили, что теперь я уже не русская, потому что они придумали такую декларацию! Хитренькие какие: сегодня они декларацию придумали, а завтра от старости все помрут – и с них как с гуся вода! А я опять крайняя? Как мне объяснять потом своим детям и внукам, почему они иностранцами считаются в своей же стране? А?!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Вот только не надо тут заниматься подменой тезисов! Мы ждём ответа на конкретно поставленный вопрос! Как этого требует декларация!

НАСТЯ. Да что происходит-то? Повторение уроков истории? Гитлер циркулем черепа у людей измерял, чтобы определить их принадлежность к арийской расе, а эти умники решили своей декларацией определять принадлежность людей к русской нации! Даже страшно уже становится!.. Значит, чтобы считаться русскими, теперь все обязаны лобызать ручки у бородатых мужиков в рясах, стоять на коленях перед иконами, бить поклоны и целовать мощи – эти останки человеческих трупов? А с чего вы вдруг решили, что мы не достойны лучшей судьбы?!

КАТЬКА. И что ж потом? За скуку, за мученье,

Награда вся дьячков осиплых пенье,

Свечи, старух докучная мольба,

Да чад кадил, да образ под алмазом,

Написанный каким-то богомазом…

Как весело! Завидная судьба!

ВЕРХОГЛЯДОВ. А вот ваша рифмованная ирония здесь совершенно неуместна!

КАТЬКА. Да это же стихи Александра Сергеевича Пушкина!

НАСТЯ. Я тоже люблю Пушкина! Вот: «Жил-был поп, толоконный лоб. Пошёл поп по базару посмотреть кой-какого товару. Навстречу ему Балда…»

ВЕРХОГЛЯДОВ. Прикуси язык, маргиналка! Ты и так уже наговорила на целый букет статей Уголовного кодекса! Теперь тобой займутся правоохранительные органы! Мало того, что сама свернула с пути развития цивилизационного выбора Владимира, так она ещё и против православной общественности развернула активную экстремистскую деятельность! Отрицание существования Бога! Наглый саботаж духовного возрождения страны! Воспрепятствование проведению православного религиозного обряда! Попрание наших святынь и государственного патриотизма! Оскорбление глубоких религиозных чувств православных верующих!

НАСТЯ (задыхаясь от возмущения). Это я? ваши чувства оскорбляю?! Ну, вы и на-аглые!!! Это вы припёрлись в мой дом без приглашения и устроили тут балаган! Хотели меня насильно крестить, собирались осквернить мой дом своими лицемерными обрядами! Нет! Это не я, а вы оскорбляете мои чувства!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Что?! Какие у тебя чувства, если ты даже некрещённая? Закон стоит на страже исключительно чувств православных верующих, а за их оскорбление сурово карает! А твои чувства не предусмотрены действующим законодательством, а значит, они неправомерны! И любое их проявление должно преследоваться и строго пресекаться органами правопорядка! Посмотрите на неё, люди православные! Надо же до такого додуматься: мы оскорбили её чувства! Смех, да и только! (Смеётся.)

 

ГОСТИ проявляют солидарность и поднимают НАСТЮ на смех.

 

НАСТЯ (с негодованием и обидой). Ах вот, значит, как?! Значит, мои чувства не предусмотрены?! А ваши, значит, предусмотрены?! Ну всё – вы меня достали! Лопнуло моё терпение! Щас я вам устрою, блин, Варфоломеевскую ночку! (Убегает за дверь.)

ОТЕЦ КОНДРАТ. За арбалетом, небось, побежала… И взаправду ведь стрельнет! О господи! Знать бы, в кого прицелится… (Крестится.) Боже, пронеси мимо чашу сию!

ВЕРХОГЛЯДОВ (с натянутой усмешкой). Духу не хватит! Так – блефует…

КАТЬКА. Обидели девушку этим вздором про оскорблённые чувства верующих…

ВЕРХОГЛЯДОВ. Чувства верующих – вздор?! Вы в своём уме?! Клинически доказано, что оскорбление чувств верующих вызывает в возвышенной христианской душе непереносимые душевно-нравственные страдания!

КАТЬКА. Но первоисточники учат нас, что любые страдания – это врата в царство небесное... Странный поворот на сто восемьдесят градусов у вас получается!.. Потому-то истинно верующего христианина по определению невозможно оскорбить!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Позвольте! Но если православный индивидуум не будет оскорбляться поведением окружающих, то каким же образом и сами эти окружающие, и широкие круги общественности смогут узнать о глубокой и беззаветной приверженности индивидуума церковности и православности?! Вот в чём вопрос!

КАТЬКА. По данному признаку и узнают, что его невозможно оскорбить по определению. Если, конечно, этот индивидуум – истинно верующий христианин и следует заповедям Иисуса Христа.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Я вас категорически отказываюсь понимать!

КАТЬКА. Вот это и удручает, уважаемый Викентий Верхоглядович!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Вер-хо-гля-дов! Фамилия такая! А не отчество…

КАТЬКА. Иисус в Нагорной проповеди – в одной из Заповедей блаженствсказал: «Будьте же счастливы, когда вас оскорбляют(!), преследуют и клевещут на вас, обливая вас грязью из-за Меня! Радуйтесь и ликуйте! Велика ваша награда на небесах! Так гнали пророков, которые жили до вас». Видите: индивидуума, который следует заповедям Христа, оскорбить невозможно! И чем больше вы его оскорбляете, тем больше счастья, радости и ликования вы ему приносите! По Евангелию христианин должен любить врагов своих, благословлять проклинающих его, благотворить ненавидящих его и молиться за обижающих его и гонящих его… А если вы способны оскорбляться, то вы не истинно верующий христианин, а только притворяетесь таковым! В таком случае норма закона об оскорблении чувств верующих на вас попросту не распространяется!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Демагогия какая-то! Сплошная демагогия!

КАТЬКА. Если вы учение Христа считаете демагогией – спорить с вами, наверное, нет смысла. Мне бы следовало сейчас сказать «учите матчасть» и на этом прекратить нашу дискуссию… Но я хочу поговорить с вами ещё о «Декларации русской идентичности». Что, действительно существует такой леденящий кровь документ?

ВЕРХОГЛЯДОВ. А что вас, собственно, смущает?

КАТЬКА. А вас разве ничего не смущает?

ВЕРХОГЛЯДОВ. А что меня… НАС должно смущать?

КАТЬКА. Да вот девушка, которую вы обидели… Настя провела аналогию с Гитлером, измеряющим циркулем черепа людей. А это наводит на тревожные мысли…

ВЕРХОГЛЯДОВ (усмехается). Ну… Это уже проблемы ваших мыслей!

КАТЬКА. Потом этот зловещий запрет для русских иметь иные этнические предпочтения… Что это значит? Что именно запрещено делать русскому человеку? Жениться на татарке? Слушать и петь украинские и цыганские песни? Читать не русскую литературу – Данте, Сервантеса, Шекспира, Гёте?.. В таком случае тем более непонятно: как же вам – с такими взглядами! – ещё и удаётся до сих пор считать себя христианами?!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Я вас определённо не понимаю!

КАТЬКА. Но ведь общеизвестно, что христианство – это не признающая этнических границ, наднациональная мировая религия, где, по утверждению апостола Павла, нет ни эллина, ни иудея. Или православие поменяло уже свою ориентацию, решив стать, религией исключительно русского этноса? Но такое православие уже никак не может претендовать на принадлежность к христианству! Вы бы не болтались подобно цветочку в проруби, а причалили уже к какому-то берегу. И прежде чем определять идентичности целых наций – определились бы сначала со своей узкой религиозной идентичностью. А то вы друг дружку понимать скоро перестанете и не сможете между собой договориться. Я уже не говорю о людях, которые наблюдают за вами со стороны…

ВЕРХОГЛЯДОВ. Послушайте, я что-то не пойму, на чьей вы стороне? Вы же работаете на телевидении, в программе «ПРОЖЕКТОР ПРАВОСЛАВИЯ». Вы должны быть щитом и мечом христианства, защищать его со всех сторон!

КАТЬКА. Именно это я и пытаюсь сейчас делать! Как вы не можете понять, что эти ваши… И внушающая тревогу декларация, и леденящая душу статья об оскорблении чувств верующих – всё это… Да любой истинно верующий христианин должен всё это воспринимать не иначе как козни дьявола, который вознамерился таким образом доказать Богу, что христианство в России и в самом деле ещё даже и не проповедано!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Это провокация, господа! Откровенный саботаж духовного возрождения! Предумышленное осквернение наших святынь! Вероломное покушение на православные чувства! Чистый экстремизм! Я обязательно во всём разберусь! Здесь явно чувствуется рука запада! Ты на кого работаешь?! На ЦРУ?! Ты кому продалась с потрохами?! Евросоюзу?! Кто тебя финансирует?! Вашингтон?! Брюссель?! Я вас выведу на чистую воду! Агенты пятой колонны уже и на телевидение просочились!

КАТЬКА. Уважаемый Викентий Верхоглядович! Вы сейчас оскорбили мои чувства человека и гражданина своей страны!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Завтра уже вместе с редактором будете новую работу искать! И обещаю, вы её нигде не найдёте – об этом я лично позабочусь! (ТЕЛЕОПЕРАТОРУ.) Ты что делаешь?! Прекрати немедленно снимать! Ты тоже завтра будешь искать работу! Чёрт знает что творится! Одни там наверху с арбалетами носятся, другие тут внизу крамолу возводят! Явный и неприкрытый экстремизм! Вот оно – племя младое, незнакомое! Вырастили на свою голову поколение! И реформу образования им провели, чтобы лишнего не знали… И откуда они про всё узнаю?т?! Интернет надо срочно запретить!.. Что же дальше со страной-то будет! Бедная матушка Россия – тройка Русь!..

 

На площадку второго этажа выходят НАСТЯ и АНЯ. НАСТЯ предстала в образе ШАХИДКИ – в длинном халате, на голове сконструирован хиджаб, вся она обвешана изделиями пиротехники и проводами, а в руке держит сотовый телефон. АНЯ – с волшебным гребнем в руке... Внизу начались передвижения – ГОСТИ группируются вокруг ВЕРХРГЛЯДОВА, ПРИСТАВЫ устремляются поближе к двери в столовую, а КАТЬКА с ТЕЛЕОПЕРАТОРОМ – к входной двери…

 

НАСТЯ. Всем стоять по стойке смирно и не двигаться! На мне сейчас такой тротиловый эквивалент, что вам мало не покажется! (Угрожающе трясёт телефоном.) Щас, блин, как нажму на кнопку – взлетим все вместе домом на высокий воздух и разлетимся по вселенной мелкими осколками бытия! Нам с сестрой терять нечего!

АДВОКАТ (рассудительно). Международным терроризмом попахивает, однако…

ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА (отвернувшись, тихо по телефону). Товарищ генерал, где ваш ОМОН?! Тут такое творится!..

НАСТЯ. Разговорчики в строю! И никаких телодвижений! Соблюдайте, пожалуйста, этикет… А то щас кнопку – и вдрызг!

 

Внизу все явно перепуганы и стараются не делать лишних движений.

 

АНЯ. Вот так-то лучше будет! Ведите себя, как подобает вести себя побеждённым!

НАСТЯ. Пойдём, Анюта.

 

НАСТЯ и АНЯ спускаются по лестнице вниз. ПРИСТАВЫ, стараясь не обратить на себя внимания, потихоньку ускользают в столовую… Сойдя вниз, НАСТЯ и АНЯ идут в направлении входной двери – НАСТЯ впереди, АНЯ следом. Поравнявшись с ВЕРХОГЛЯДОВЫМ, АНЯ останавливается и манит его пальцем.

 

ВЕРХОГЛЯДОВ (наклонившись к ней, сдавленным голосом). Что тебе, девочка?

АНЯ (втыкает ему в волосы гребень). О-оп!

ВЕРХОГЛЯДОВ. М-м.. (Без чувств сваливается на пол.)

АНЯ. Царство небесное! (Победоносно обходит поверженного кругом, потом выдёргивает из его головы гребень.) О-оп!

ВЕРХОГЛЯДОВ (просыпается, не понимая, почему лежит на полу). Что такое?..

АНЯ. Христос воскрес!

ВЕРХОГЛЯДОВ (по-прежнему ничего не соображая). Во… воистину… во… воскрес… (Встаёт, смущённо озираясь.) Извиняюсь, господа православные… На ходу прямо сон сморил… Видать не выспался… Всё государственные дела – не до сна тут…

НАСТЯ (подойдя к КАТЬКЕ и ТЕЛЕОПЕРАТОРУ, оглядывается). Не балуйся, Аня.

АНЯ (бежит к НАСТЕ). Ну они же первые начали, Настя!

 

Присутствующие поражены случившимся на их глазах – начинается гулкий ропот.

 

НАСТЯ. Я, кажется, дала команду молчать! Или я тихо выражаюсь?

АНЯ. Вам что там, жизнь мёдом кажется? Щас мигом исправим ситуацию кнопкой! И разлетятся ваши святые мощи по небесам! (Слушает наступившую тишину.) Спасибо за понимание.

НАСТЯ (КАТЬКЕ). А ты классная! Я слышала, как ты раба божьего Верхоглядова плющила… Я бы с тобой подружилась.

КАТЬКА. А что? Можно и подружиться.

НАСТЯ. А не боишься? Я же эта… Экстремистка, террористка, радикальная исламистка с протестантским уклоном… Да ещё некрещёная. Короче – политическая!

КАТЬКА. Настоящая?

НАСТЯ. Ну не игрушечная же!

КАТЬКА. Правда, что ли?

НАСТЯ. За базар отвечаю!.. А ты? Сама-то? Каких мастей будешь?

КАТЬКА. Я – Катька… Журналистка… Без опыта работы – сегодня первый день…

НАСТЯ. Я тоже на журфак собиралась поступать, но бабушка пригрозила умереть, если я в медицинский не поступлю… Вот на врачиху пошла учиться.

КАТЬКА. Я не хотела на журфак… Я литературу люблю. Особенно девятнадцатый век – он меня просто завораживает! Но подружка уговорила. Литература, говорит, сейчас никому не нужна – в школах и ВУЗах вместо неё «Библию» и «Богословие» будут преподавать; а в журналистике теперь самые перспективные направления: восхваление власти и пропаганда православной религии. В общем, уговорила меня… Сама она после окончания на восхваление пошла, а я решила попробовать себя в пропаганде… Но, как сама видела, первый же блин – и сразу комом! Нет, не моё это…

НАСТЯ. Выходит, и ты за правду пострадала… Получается, ты тоже политическая.

КАТЬКА. (что-то соображает, потом с восторгом). Получается, что так!

НАСТЯ. Видишь, как удачно мы встретились! Политические сейчас большая редкость. Нас надо в красную книгу заносить и молоко нам бесплатно давать. Нам, политическим, надо вместе держаться – поодиночке нас быстро передавят.

КАТЬКА. Тогда давай держаться вместе! Чтобы не передавили…

АНЯ. Я тоже политическая!

НАСТЯ. Хорошо. Тогда втроём будем вместе держаться. Вместе мы прорвёмся. Главное – никого не бояться и верить в себя!

КАТЬКА. Товарищ, верь: взойдёт она,

Звезда пленительного счастья,

НАСТЯ. Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

КАТЬКА и НАСТЯ (вместе). Напишут наши имена!

ПСАЛОМЩИК (в задумчивости). Оковы тяжкие падут, // Темницы рухнут – и свобода // Вас примет радостно у входа, // И братья меч вам отдадут. (Обнаружив на себе озадаченные взгляды НАСТИ и КАТЬКИ, сильно смущается.) Простите… Как-то непроизвольно всплыл в памяти этот псалом Давида.

НАСТЯ. Чё это он? Странный молодой человек.

КАТЬКА. Любой человек в чьих-то глазах может показаться странным… И это, наверно, хорошо… Было бы странно, если бы все были странно одинаковы…

НАСТЯ. Ну я-то уж точно не одинаковая! Со мной всё время такие странности происходят! Рассказать тебе всё – глазам своим не поверишь! Про куклу ВУДУ, манускрипт, архангела Гавриила, барона Чёрта, воскресшую бабушку… И одного странного странника… Я обязательно тебе расскажу. Мы же с тобой ещё встретимся?

КАТЬКА. Конечно!

НАСТЯ. А давай телефонами обменяемся. Созвонимся и встретимся.

КАТЬКА. Давай. (Достаёт из сумочке телефон.)

 

Обмениваются номерами телефонов.

 

НАСТЯ. А может уступить им свой дом?

КАТЬКА. Зачем?

НАСТЯ. Чтоб подавились!

КАТЬКА. Не подавятся.

НАСТЯ. То-то и оно… А дом нам и самим пока нужен. Родителей-то надо где-то воспитывать. Да, Аннушка?

АНЯ. Воспитаем как-нибудь – глаза боятся, а руки делают!

НАСТЯ. Вот! А так бы бросили всё к чёрту и махнули без оглядки в кругосветку!

НАСТЯ. В кругосветку?

НАСТЯ. Ой, ты же ничего не знаешь! (Мечтательно.) В южном полушарии у берегов Австралии ждёт нас белопарусная бригантина, готовая в любую минуту отправиться за горизонт – в далёкое кругосветное путешествие по 37-й параллели южной широты!

КАТЬКА. Белопарусная бригантина? А где вы её взяли?

НАСТЯ . Да не мы взяли – это Ян! Он клад нашёл – вот и купил. Или построил – точно не знаю…

КАТЬКА. А кто такой Ян? Жених твой?

НАСТЯ (вспыхнув). Почему сразу жених?! Просто через забор помог перелезть!

АНЯ. Ага, а сама исстрадалась вся: как он там – в верховьях Амура?

НАСТЯ. А ты помолчи давай!.. Мы с ним один раз только и виделись… И, наверно, уже больше никогда не увидимся… Всё из-за этих вон уродов, блин!.. Ну ничего. У меня мама классный адвокат – она расплющит их в суде! А мне сейчас противно даже находиться этом смраде…

КАТЬКА. И куда же вы сейчас?

НАСТЯ. А к чёрту на рога!

КАТЬКА. К чёрту?

НАСТЯ. Он сам нас приглашал, когда приходил за книжкой! «Милости просим, – говорит, – если переночевать негде будет». За язык же его никто не тянул. Вот и проверим голубчика на вшивость. А что? Говорят же: наглость второе счастье!.. Правда, мы с Аней ему все планы порушили – злой на нас, наверно… Ну, тут он сам виноват… А с этими… (Что-то тихо говорит КАТЬКЕ и ТЕЛЕОПЕРАТОРУ, потом поворачивается к ВЕРХОГЛЯДОВУ и компании.) Эй, оккупанты! Молите боженьку, чтобы он приготовил вам места? в вашем царстве небесном! Щас мы устроим вам реальное счастье в загробном мире – сразу же после смерти! Наглядным личным примером покажете народу, как хорошо блаженствовать на небесах! А мы с сестрой передумали взлетать с вами на райское небо – нам и на грешной земле хорошо! Жизнь прекрасна! (Сбрасывает с себя наряд ШАХИДКИ – остаётся в джинсах и тельняшке – и начинает размахивать «взрывным устройством».) Эх, дом, мой дом! Так не доставайся же ты никому! (Швыряет «взрывное устройство» в перепуганную публику.) Получи, фашист, гранату от советского солдата!

 

Все, кроме ПСАЛОМЩИКА, падают на пол и закрывают головы руками.

 

Щас отойдём подальше от дома и нажмём на кнопку!

ПСАЛОМЩИК (на удивление спокойно). Добрая девушка, пожалуйста, не нажимайте вашу кнопку.

НАСТЯ (растерянно). Что?..

ПСАЛОМЩИК. Вас же Настя зовут? А девочка – ваша сестрёнка Аня? Не держите на людей зла… Я ничем не могу вам помочь… Но я буду усердно за вас молиться…

НАСТЯ (опешив). А… Ну… На вас лично я… мы зла не держим...

ПСАЛОМЩИК. И на других не держите – сейчас многие сами не ведают, что творят, прельщённые лукавыми речами… Это к нашему времени обращены слова Христа: «Святоши! Вы запираете от людей Царство Небес: и сами не входите, и тех, кто хочет войти, не впускаете». Христос и людей предостерегал: «Оставьте их! Они – слепые вожди слепых. А когда слепой ведёт слепого, то оба упадут в яму». Но люди не хотят слышать Христа, а слушают лукавых учителей… Стремление казаться – а не быть – благочестивыми многим помутило рассудок. Вера в Бога ещё не есть благочестие. В Бога и бесы веруют, но остаются бесами… Псалом Давида гласит: «Веровать в Бога нетрудно. В него веровали и инквизиторы, и Бирон, и Аракчеев. Нет, вы в человека уверуйте! Эта вера доступна тем немногим, кто понимает и чувствует Христа».

КАТЬКА. Боюсь, что вы ошибаетесь, молодой человек. Это не псалом Давида. Вы процитировали слова садовника из рассказа Антона Павловича Чехова. Именно эти слова цензура выбросила из страха перед их гуманистической направленностью. Ведь гуманизм – главный враг христианства ещё с эпохи Возрождения. И зарождался он именно как преодоление христианской идеологии самоуничижения и слепого фанатизма. Вот церковь и считает его глобальной ересью и называет ЧЕЛОВЕКОПОКЛОННИЧЕСТВОМ.

ПСАЛОМЩИК. (дипломатически). Выходит я снова перепутал источники… Знаете, я очень много читаю…

КАТЬКА (с интересом). Вы тоже любите читать?

ПСАЛОМЩИК, Да… Но никак не могу привести всё прочитанное в какую-то систему… И часто путаю и забываю, где я вычитал те или иные слова… (Виновато и застенчиво улыбается.)

НАСТЯ. Будьте счастливы, молодой человек. И по возможности здесь – на земле!

ПСАЛОМЩИК. Думаете, это возможно?

НАСТЯ. Я не думаю так – я абсолютно в этом уверена! Уже совсем скоро я могла бы стать, наверное, самым счастливым на земле человеком! (Вздыхает.) Если бы не нагрянуло духовное возрождение… Пойдём, Анюта.

 

НАСТЯ и АНЯ уходят, но вскоре в проёме двери появляется голова АНИ.

 

ГОЛОВА АНИ. Вставайте уже, а то на вас смотреть противно. Взлетание на воздух отменяется! Бомба эта игрушечная!

 

Голова Ани исчезает, а в проёме двери в столовую, появляется голова ПРИСТАВА-МУЖЧИНЫ.

 

ГОЛОВА ПРИСТАВА-МУЖЧИНЫ (оглядев гостиную). Сами, кажется, ушли… Можно смело выходить!

 

ПРИСТАВ-МУЖЧИНА и ПРИСТАВ-ЖЕНЩИНА смело выходят из столовой, а лежавшая на полу публика начинает шумно подниматься.

 

КАТЬКА (ТЕЛЕОПЕРАТОРУ). Бежим за ними!

ТЕЛЕОПЕРАТОР. Зачем?

КАТЬКА. Интервью возьмём – репортаж сделаем!

ТЕЛЕОПЕРАТОР. Да кому это надо?

КАТЬКА. Мне надо! (Выбегает из гостиной.)

ТЕЛЕОПЕРАТОР. Ну, Катька! (Следует за ней.)

ВЕРХОГЛЯДОВ (не заметив побег телевидения, косится на брошенную НАСТЕЙ пиротехнику). Игрушечная… Хм! (ОТЦУ КОНДРАТУ.) Что-то не нравится мне поведение вашего псаломщика… Уж очень демонстративно он проявляет запрещённую в России толерантность к инакомыслящим слоям населения.

ОТЕЦ КОНДРАТ. Убогий он – рассудком помешан. Сам не ведает, что творит. Приютили вот, а толку, видно, с ево не будет… Поступают сведения, что высказывает пацифистские суждения и почитывает даже экстремистскую литературу: непозволительные высказывания графа Льва Толстого в адрес православной церкви... (Презрительно.) Истину ищет! В психушку будем, наверно, определять… Искать истину за оградой православной церкви – одинаково что жениться на девушке из соседнего села, когда соседка холостая бегает!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Или кушать запрещённые продукты в период импортозамещения. Не надо в психушку – будем привлекать его к уголовной ответственности за экстремистскую деятельность, как вон свидетелей Иеговы – надо же кем-то тюрьмы заполнять. А то, ввиду декриминализации многих преступлений, большой недобор заключённых у нас – будем восполнять экстремистами-пацифистами... Ладно, смертельная опасность миновала – можно смело приступать к обряду освящения моего гнёздышка! (Оглядывается по сторонам.) Не понял! А куда телевидение слиняло?

ОТЕЦ КОНДРАТ. Так вслед за террористками-экстремистками же и рванули когти! Видать, тоже некрещёные…

ВЕРХОГЛЯДОВ. Нет, так работать невозможно! Ну что за страна такая! Вот и возрождай, как хочешь, её духовность – при таком-то отношении к вопросу! Откровенный саботаж мероприятия! И куда органы правопорядка смотрят! (ПРИСТАВАМ.) Ну и где же ваш хвалёный ОМОН? Вот пусть теперь догоняют и водворяют телевидение на место!

 

Дверь распахивается, и в гостиную врываются четыре ОМОНОВЦА – в полной боевой экипировке и с автоматами наперевес.

 

1-Й ОМОНОВЕЦ. Всем на пол – работает ОМОН!

2-Й ОМОНОВЕЦ. Мордой в пол, руки за голову!

3-Й ОМОНОВЕЦ. При сопротивлении открываем огонь на поражение!

4-Й ОМОНОВЕЦ. Оглохли, что ли?! Мордой в пол, сказано! Грабли на затылок!

 

В считанные секунды ОМОНОВЦЫ укладывают всех на пол. 4-Й ОМОНОВЕЦ убегает на второй этаж, 3-Й ОМОНОВЕЦ – в столовую. 2-Й и 1-Й ОМОНОВЦЫ остаются в гостиной.

 

ВЕРХОГЛЯДОВ (возмущённо). Это возмутительно! Что за беспредел?! Да вы знаете, кто я такой?!

1-Й ОМОНОВЕЦ. Захлопнул пасть!

ВЕРХОГЛЯДОВ. Да вы хотя бы догадываетесь, кого мордой в пол уложили?! Я – Викентий Верхоглядов! К вашему сведению, здесь проводится благочестивый обряд православного патриотизма!

1-Й ОМОНОВЕЦ. А ты думал, я за деньги мордой в пол тебя уложил? Хрен ты угадал. На голом патриотизме я тебя по полу размазал.

ВЕРХОГЛЯДОВ. Да вы хотя бы представляете последствия своих действий?!

1-Й ОМОНОВЕЦ. Значится так. Всем слухать меня сюда. Выполняется спецоперация по предотвращению террористического акта. Шибко строптивых имею полномочия в живых не оставлять. А кто ещё гавкнет – башку прострелю. А после разбираться будем. Всосали? (Слушает наступившую тишину.) Вот и хорошо, что всосали. (Смотрит на сброшенное НАСТЕЙ снаряжение.) Что это у них тут валяется?

2-Й ОМОНОВЕЦ. Да хрень какая-то… Пиротехника использованная, гирлянды… (Пинает ногой.) Новый год среди лета встречали, что ли? Придурки!

3-Й ОМОНОВЕЦ (возвращается из столовой). Чисто!

4-Й ОМОНОВЕЦ (возвращается со второго этажа). Чисто!

1-Й ОМОНОВЕЦ (к лежащим на полу). За ложный вызов ответите по закону.

2-Й ОМОНОВЕЦ. Ну что? Докладываем генералу да будем этих паковать?

1-Й ОМОНОВЕЦ (пытается дозвониться). Не отвечает…

2-Й ОМОНОВЕЦ. Звони на мобильник.

1-Й ОМОНОВЕЦ (делает вызов, слушает). И мобила молчит…

3-Й ОМОНОВЕЦ. В сауне, видно, оттягивается.

4-Й ОМОНОВЕЦ. Логично. Телефон в кармане, а карманы вместе с кителем в раздевалке. А он там – оттягивается…

1-Й ОМОНОВЕЦ. Голый и без карманов – сауна же…

ОТЕЦ КОНДРАТ (поднимает голову). Гм… гм… В генеральской сауне следовало бы в обязательном порядке совершить обряд освящения! Ну, в знак почтения к цивилизационному выбору Владимира крестителя и для прибытка пущей самобытности!

 

ОМОНОВЦЫ устремляют взгляды на ОТЦА КОНДРАТА – тот же, по всему видно, был исполнен решимости во что бы то ни стало «увеличить количество добра».

 

А что? Расценки на пожертвования у нас божеские – в других вон епархиях ещё дороже… А у нас для постоянных клиентов предусмотрены хорошие скидки!

ПСАЛОМЩИК(встаёт). Псалом Давида! (С просветлённым лицом поёт.)

Курс окончен. По глухим селеньям

Разлетимся в дальние края.

Ты уедешь к северным оленям,

В знойный Туркестан уеду я…

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июня 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

12. Картина одиннадцатая. Бабушка берёт ситуацию в свои руки
13. Часть третья. Действие пятое. Картина двенадцатая. Наглядный пример духовного возрождения страны
14. Действие шестое. Картина тринадцатая. Заколдованный круг, или Утро вечера мудренее
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!