HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Павел Лаптев

Синий рассказ

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 9.05.2007
Иллюстрация. Автор: Magritte. Название: Notrepr

Коснуться холста, тронуть бирюзой рождающееся море, нанести пену на голые камни и ждать движения этого мира по законам красок и фантазии. Отойти несколько, забыть о лишнем вокруг и снова туда – творить свой образ, своих мыслей, своего видения как должно быть или как есть. Наслаждение мазками, удовольствие от запаха, овладение временем.

Муха села на холст. На самое еще не высохшее солнце – кыш!

Прилипла еще поганка. И той же кистью ее на пол спихнуть.

Фу, гадость, вот и сдохни на полу вся желтая .

Да еще наступить тапкой, падла.

И опять – мазок.

И снова – шедевр.

Шедевр!

Ее улыбка, ну Джоконда – в московской квартире, рядом с Кремлем.

Его огни – ну-ка – выключить свет, выйти на балкон – его огни – не привыкнуть наслаждаться.

Закурить, выпустить дым и ощутить снова свою близость ко власти и свою причастность к Истории.

Уйди, уйди – что эти мухи пристали на краску, на запах, что ли. Они тоже здесь близко к Кремлю, не понимают, дуры.

Но – соточку пора, и творить. Сколько ей дать? Двадцать пять, да; а ей сколько дать, картине – просить двадцать пять баксов, нет – тридцать, пожалуй.

Прошла. Все-таки скорее подделка. Какая гадость пошла эта водовка, травят человека ни за что – один ацетон.

И – коснуться холста, тронуть золотом ее волосы, нанести легкую вуаль света над головой и ждать объяснения своего в любви ей когда проснется она со слезами в глазах, с дрожью в теле, с теплым дымом сигареты. Эх, Сезанн бы видел – оценил бы, а и самому ясно, что шедевр!

И последний штрих – жирно, в нижнем правом углу вывести свою причастность белым: “М.Ш.”

Хватит что ли, вроде как – ну, чего краски изводить, итак какие цены поганцы ломят. Ну, гениально, а! Кто бы знал, да мало и знают, пока мало, на время придет, его время еще не настало, и тогда на весь мир – опять на балкон подышать, душно – сигарету вынуть из пачки, прочитать тысячный раз “соверен“ – на весь мир известность – зажигалкой чиркнуть – и в этом Кремле, а может где и выше – прикурить, затянуться, выпустить дым – заслуженно, но с опозданием – еще затяжка – назовут великим и наградят – пепел щелчком стряхнуть с балкона. Да, подарить себя миру, пожертвовать временем, здоровьем – что водку-то просто так пьет – жертва – оценят, оценят!

Президент уже спит может, или тоже , в муках творческих. Страной руководить – не картину писать – масштаб! Он один, а нас сто пятьдесят миллионов. Смотрит может Борис Николаич в окно сейчас во-он в то, что есть где-то вот недалеко такая величина в искусстве, из этих тысяч одна и никто про нее не знает. Мало кто знает.

Эх, блин, не жалеть себя.

Пойти соточку.

И хорошо ведь – достигнуть этого катарсиса, кайфа от своего творения – дух захватывает от самого себя – творец! Творец своего мира и властитель, куда захочешь мазок – туда и ткнешь. Где критики, ха? А, черт, опять эти мухи, не дают высохнуть, гады. Кыш!

Закрыть балконную дверь от мух.

Сотый раз взглянуть на холст, и от сюда, и ближе, и так. Представить его в эрмитаже, нет – в Лувре, или на Сотбисе.

Тридцать баксов – это сейчас, а через ...Миллионы, эх, нет гения во времени своем.

И эта квартира, так как есть с цитатами великих на стенах, с пейзажами церквей, свечей, святых будет музей вся, и кухня... Сколько там осталось?

Долить из бутылки в кружку, выдохнуть, выпить, закусить куском черного хлеба и опять к картине, нет, на балкон – еще покурить.

Зачастил что-то под конец. Ну и все уж: картина все и родимая все. Отдохнуть уж – закон.

Как та бабка на Арбате: в завод вас нет сталь варить, машины делать, страну-мол подымать, рисульки свои только малевать, вот простота, и ведь самое обидное, что таких миллионы! Рисульки... Сама и песни небось поет и бирюльки любит навешивать – тоже искусство. Да чего, не стал ведь ругаться, мало ли всяких ходят. Просто смешно.

Искусство... Оно заменило рай после изгнания прародителей, тоска наступила, реальность видимая глазами серая и пустая; хочется иллюзий, цвета, красоты.

Пивка бы кружечку.

Оглянуться назад, нет, не оглядываться – затылком ощутить присутствие шедевра, затянуться последний раз, щелчком среднего пальца стрельнуть окурок и наблюдать дугу огонька до самой земли, услышать чью-то ругань внизу и не обратить внимания.

Уйти с балкона, закрыть дверь.

Лечь отдохнуть.

Полежать с круговертью катарсиса в голове, может быть заснуть, заснуть, может не...

Оно как холст – синее небо, натянутое на раму горизонта, мазки Ван Гога, непременно Винсента. “Тео, Тео!“ – слышишь и под ноги взор – где бы трава, а краска. .И ноги отрываешь, и висишь, и летишь уж – куда? И миг – ты птица, и рядом птицы – воронов стая. Ты чувствуешь – свой. Ты видишь вдали других птиц, ты хочешь – есть.

Они сидят у своих полотен, с мольбертами и кистями, в шляпах и без шляп, в фартуках и без фартуков, ближе и ближе. Твоя стая бросается вниз и ты, увидев на одной из картин подсолнухи врезаешься в них клювом.

Ты знаешь, что они нарисованы, но не хочешь верить в это и рвешь и кромсаешь холст.

“Это ты, Тео?“ – спрашивает рядом гусь.

И ты падаешь на землю, нарисованную, еще не застывшую в масле землю и становишься человеком.

“Ты не Тео“, – говорит он тебе и его кисти становятся ножами и он вонзает их в тебя.

И ты бежишь и смотришь – за тобой бегут все – павлины, пингвины, цапли, страусы и вороны летят, и ты бежишь, и не можешь тронуться с места. Страх, страх, безысходность…

Проснуться внезапно, обрадоваться, что это был сон, обрадоваться еще, что сон прошел, понять конец сна, не открывать глаза, потому, что так спокойней. Полежать несколько минут, понять, что все равно нужно вставать, потянуться, открыть глаза, испугаться света, снова закрыть, сесть на кровати, потереть глаза руками, наконец, открыть их, увидеть знакомое, обрадоваться снова, вспомнить, что пора на рынок.

Они забили, куранты, сколько?

Девять. Новый день, прелесть.

Так, одеться, умыться.

Пивка бы кружечку…

– Сколько?

– А ты сколько?

– Твое?

– Мое?

– Правда?

– Да иди ты на…

– Ладно, старик…

Открыть зонт, услышать грохот дождя, ощутить присутствие своих картин за спиной на заборе, наблюдать за промокшими прохожими. Открыть, наконец, еще пивка. Отпить, выпить, допить, бросить к забору “толстяка“

Постоять под дождем, открыть, выпить еще пивка, увидеть черный мэрс, наблюдать за движением черных тел из него, смотреть на приближающиеся фигуры в костюмах, отвести глаза от глаз толстого впереди.

– Сколько, э-э, твое?

Сказать нехотя :

– Мое.

Подождать реакции.

– Десять.

– Чего, – и самому подумать – чего?

– Ты чё, эта, баксов

– Да, – мгновенно ответить, не думая ни о чем. Но вдруг почему-то сказать :

– Пятьдесят!

– Ну-у! – услышать. Выждать тишину, опять услышать:

– Тридцать!

Но почему-то сказать, отпив пивка:

– Иди ты!.. Нет! Не тридцать, не дешевле ста-а!

Увидеть удаляющихся людей, смотреть на уезжающий мерседес, перевести внимание на дождь, на барабан по зонту.

И слиться с дождем этим шумом, этими каплями, срывающимися с зонта, стать дождем, забыть имя свое, забыть, что человек и смотреть как рисует дождь на асфальте, траве, стенах домов и увидеть полотна облаков на небе и картины луж. Кто делает эти краски, где купить эти холсты, сколько стоят эти картины? Тридцать, пятьдесят, сто …

– Сто! – увидеть опять того толстого из мэрса.

– Не продается.- ответить спокойно.

– Как это не продается, ну, блин, сто пятьдесят.

Качать головой.

– Двести.

Качать.

– Ну, сколько?

– Нисколько.

Ощутить удар, почувствовать боль в лице, упасть в лужу, увидеть, как уносят картину, как уезжает автомобиль, увидеть плывущую стодолларовую банкноту. Достать ее из лужи, положить в карман., забрать картины, пойти домой. Нет, не домой, за водкой.

И никогда больше не продавать картины, а на что жить?

Не продавать – насытит, напоит, тот, кто нарисовал сущее. Перекладывание, перемазывание красок его; кто сделает лучше этого дождя, облаков, моря, солнца! Кто напишет лучше эти руки.

Посмотреть миллионный раз на руки, вспомнить ощущение кисти, движение кисти, радость прикосновения к холсту, счастье рождения нового творения.

Никогда не продавать, не оценить…

Прийти в парк, сесть на лавку – уже высохла, долго искать чем открыть, не найдя открыть зубами; долго искать куда налить и не найдя, отпить из горла; долго искать чем закусить и не найдя не закусывать. Одновременно с сигаретой подумать, что это последняя бутылка в жизни, что больше ни-ни.

Посмотреть на лежащие на лавке картины, вспомнить, что вдохновения нет, а есть лишь воля, понять, наконец, что обиды нет, обрадоваться своему призванию, обрадоваться вдвойне своему таланту, выпить за это еще из горла, затянуться еще “совереном“ и – умереть.

Удивиться своему состоянию, почувствовать легкость и страх, встать с лавки, отойти, нет, отлететь, посмотреть на себя со стороны, заметить упавшую из руки сигарету, пожалеть о недопитой бутылке. Увидеть какую-то прохожую, услышать ее крик, наблюдать за подбежавшими прохожими, пытаться им говорить, чтобы не трогали картины. Увидеть, как кто-то ударил кулаком по груди лежащего себя. Почувствовать смену реальности, ощутить полет по ультрамариновому туннелю, осознать бестелесную форму бытия, открыть другой мир. Схватить его краски, созерцать их совершенство, восхищаться мастером, увидеть мастера. В бесконечном свете, в неизреченной радости.

“Где твое ремесло?“ – как будто услышать.

“Там, на лавке в парке“, – как будто сказать.

“Иди же туда“, – окунуться в этот голос.

“Не хочу“, – подумать, и услышать, и увидеть полотна своих дней и удивиться серости тонов их. И увидеть рядом Винсента с перевязанным ухом.

“Ты – доктор Гаше?“ – заметить страдание в глазах. – “Ты не доктор Гаше”.

“Иди же назад“ – снова приблизиться к словам, снова очутиться в лучах, ощутить в груди боль и увидеть над собой прохожих.

– Ну, теперь до ста лет проживет! Эй, художник от слова худо, выпьешь?

Покачать головой, подняться, сесть, почувствовать головокружение, спросить:

– Что со мной?

Услышать:

– С днем рождения, с того света вернулся!

Не обращать внимания на рассматривание прохожими полотен, быть беспристрастным к возгласам восхищения, ответить на “это гениально“:

– Фигня.

Ответить на “сколько за нее хочешь“:

– Не продается.

Подумать, потом ответить на “подаришь?“:

– Конечно! Всем Вам, берите!

Потом улыбнуться и сказать:

– Спасибо.

Потом встать, потихоньку пойти домой, нет, просто куда-то пойти, вдруг услышать сзади голос прохожей: “постойте“, вдруг увидеть ее подбежавшую.

– Вот, возьмите, это от нас, нет, не за картины, просто как от поклонников Ваших. Как Ваше имя, где Вы живете, я Вас провожу.

Улыбнуться какому-то новому видению окружающего, какому-то необъяснимому состоянию, легкости в душе, сидящим на лавке прохожим, этой женщине.

– Имя?.. Не знаю. Настоящее не знаю.

И пойти теперь уже домой, в пустую квартиру, ближе к Кремлю.

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

11.05: Олег Бондаренко. Ужин с гением (одноактная пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!