HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Зоя Матиас

Редкая порода

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 14.08.2007
Иллюстрация. Автор: Wayne Douglas Barlove. Название: "Wild Seed". Источник: imageserver.ru

 

 

Завтра мне исполнится 27 лет, а я так и не научилась бегать по потолку, не умею менять цвет кожи под рисунок стен, я даже не умею просто спать вниз головой, вися на вешалке. Я много чего не умею: воспламенять взглядом, охотиться, летать, менять пол, но... тем не менее, родные меня почему-то любят... а я-то их как!

 

Я открыла глаза и вздрогнула. Прямо передо мной висели большие корявые буквы, усыпанные разноцветными блестками: "С ДНЕМ РАЖДЕНЯ!" Заметив, что я проснулась, мой младший братик по кличке Летун (с одной стороны – милый ребенок, а с другой – так охота его периодически прибить!) бросил свой поздравленческий плакат прямо мне на голову и, хлопая широкими кожистыми крыльями, светящимися розовым в утренних лучах, вылетел в окно. Что категорически запрещалось в нашем доме. У нас было единственное жесткое правило – входить и выходить (а так же вползать и выползать, впрыгивать, выпрыгивать и т.д и т.п.) можно ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ДВЕРЬ!

 

– А иначе, какого черта я их тогда делал вот этими руками?! – рычал вслед очередному нарушителю Эрэр, тряся ладонями, увенчанными внушительными когтями. Папа оч гордился тем, что в течение двух лет (за вычетом полнолуний, конечно) построил этот прочный и теплый домище. И требовал от всех нас только одного. Можно было раскачиваться на люстрах, играть в каминной трубе, главное – всегда пользоваться исключительно дверьми. Остальное все прощалось. Но за спиной Эрэра даже Малеся иногда, торопясь куда-нибудь, сигала напрямик через форточку. Так было удобнее и быстрее.

И только я одна выполняла это немудреное правило. Ну я просто не умела как-то по-другому. Дело тут не в обожании отца и послушании, просто мои конечности могли только ходить. Ну, еще шаркать. Я была генетическим инвалидом. В смысле, доктора не ставили мне такого диагноза, это я сама так себя величала.

Мои родители – совершенства, каждый в своем роде. Папа часто шутил, что Малеся сможет залезть даже в копилку, если захочет. Она могла сделать со своим изящным телом все что угодно – сместить кости, растянуть мышцы на нужную длину, стать плоской или свернуться спиралью. В детстве мы с Эриком с ума сходили от игры в прятки, но нам очень редко удавалось отыскать Малесю из-за ее дара. Благодаря своей гениальной гуттаперчивости она затаивалась в самых невероятных местах. Однажды, когда она была в особенном ударе, даже ухитрилась забраться в щель на полу и прикрыться ковром. Мы нашли ее только потому, что пыль попала ей в нос, и она громко чихнула.

Малеся преподавала танцы, но едва ли кому-то из ее учеников доведется когда-либо сравниться с ней в гибкости и пластичности. Она пробовала взяться и за меня, но вскоре придя в ужас от моей абсолютной корявости, забросила это занятие. Так мне раз и навсегда было возвращено право сутулиться и трескать булочки сколько влезет. Хоть в чем-то повезло.

Эрэр вообще был просто Ваше Идеальное Величество. Седая шерсть казалась жемчужной при свете луны. Ути-пути, какая пошлая фраза, гы гы гы гы… но иначе не скажешь. На всей планете не было оборотня мудрее и смешливее. Когда он смеялся, а делал он это частенько, получался звук, похожий на частое: "Эр-эр-эр-эр". За что друзья и окрестили его Эрэром. А так как его оборотневое имя было сложным и труднопроизносимым, то так его звали все вокруг, даже мы – его дети. Самым главным талантом я считала его умение практически мгновенно входить в доверие любого жителя или гостя нашей Галактики. Он сходу располагал к себе.

Ух и ревновала же его Малеся! Хотя совершенно зря, Эрэр был классическим однолюбом. Но она все равно грозилась обернуться как-нибудь ночью жгутом вокруг шеи и придушить, если он не прекратит очаровывать случайных посетительниц нашей домашней гостиницы. Ах, да, забыла вам сразу сказать! У нас же гостиница. Дело в том, что Эрэр в строительном припадке, напавшем на него два года назад, соорудил нечто невероятное по размерам и формам. С многочисленными башенками и коридорами, больше похожее на сказочный теремок, чем на жилище для среднестатистической семьи с планеты Фарух. Пришлось открывать гостиницу.

 

 

В ванной комнате над раковиной сама по себе быстро двигалась в воздухе зубная щетка, разбрызгивая во все стороны клочья взбитой в пену пасты.

 

– С Днем рождения! Минута и я ухожу – отсалютовала она мне, замерев на мгновение и продолжила телепаться вверх-вниз. Меня всегда удивляло, как можно умываться, будучи невидимкой. Но Эрика, похоже, это совершенно не смущало, он вообще редко "проявлялся". Несмотря на то, что он обладал достаточно привлекательной внешностью, большую часть времени мой старший брат предпочитал быть невидимым. Когда он учился в школе, преподаватели с ума сходили. Трудно было определить, в классе ученик или развлекается где-нибудь в коридоре. Классный руководитель – миниатюрный экзальтированный вурдалак, помешанный на поэзии, часто писал в дневнике Эрика зарифмованные замечания. Что-то вроде: "Завтра, в пол-второго, в среду, жду отца я на беседу!" Эрэр приходил, вежливо улыбаясь, выслушивал взволнованный монолог наставника и парировал:

 

– Я вас очень понимаю и уважаю, но... вы, когда ходили в школу, вас учителя заставляли вынимать клыки на время занятий? Мой сын невидимка. Знаете, как испугались акушеры, когда моя жена рожала? Плюньте вы на его поведение, главное, чтоб аттестат хороший был.

 

А трудно ли иметь хороший аттестат, если ты в любой момент можешь подглядеть в тетрадку отличника и списать все, что надо? В этом смысле я жутко завидовала Эрику. Мы учились в одной школе, я младше его на один год.

 

Приведя себя в порядок, я спустилась к завтраку, где меня уже ждали на столе ореховые пирожные, мои любимые. Малеся всегда печет их на мой день рождения. Поцеловав меня в лоб, она спросила:

 

– Может, отдохнешь сегодня?

 

Но я отказалась. Мне нравилось быть полезной. Какой там отдых, когда в гостинице такой наплыв туристов. Папа наверняка вскочил ни свет, ни заря. Вблизи от нас проходил фестиваль "Модная шкурка", так что номера заполонили различные путешественники, обладающие мехом и шерстью. Эрэр охрип, рассказывая им про местные достопримечательности.

Надо было разнести свежее постельное белье для всех сухопутных, сменить мягкие чехлы на насестах для крылатых, посмотреть, не разбежались ли из клумбы цветы и так далее. А главное, надо было налить свежей воды в бабушкин бассейн. Малесина мама была русалкой. До седых волос она обожала кокетничать и путешествовать. Я любила сидеть на краю ее купальни (в форме сердца! Прикиньте…) и слушать бесконечные рассказы о невероятных приключениях и шашнях с прекрасными незнакомцами, которых бабушка описывала с особым смаком, растягивая слова и многозначительно прикрывая глаза. Ей доставляло искреннее огорчение, что я до сих пор не замужем, и она пыталась научить меня флиртовать. Это удавалось мне с тем же успехом, как и малесины танцы. Единственное, что у меня отлично получалось, это острить как Эрэр, все остальные наследственные штучки были недоступны для моего странного организма.

– Если ты не хочешь носить короткие юбки и корсеты, то надевай на себя, по крайней мере, что-нибудь блестящее! Колечко, сережки. Мужчины, как вороны, обожают все сияющее.

 

Томные вздохи и жеманные улыбочки откровенно смешили меня. Я повторяла их за бабушкой из вежливости, но, в конце концов, окунала лицо в воду, чтобы скрыть смех. Пожилая русалка наотмашь вытягивала меня вдоль спины хвостом и ругалась:

 

– Ты обязательно должна завести кавалера! Это придает женщине красоту.

 

Да я бы с удовольствием завела, но те, в кого я тайно влюблялась, не обращали на меня никакого внимания. О, я их прекрасно понимала. Вот, например, зачем Дэдэ – щеголю и ловеласу с четырьмя длинными прозрачными крыльями – такая неуклюжая двуногая как я? Со мной надо гулять исключительно по земле, строго по парковым дорожкам, никаких изящных перелетов через кусты и газоны. Я ж раба гравитации. И еще у меня откровенная аллергия на цветочные коктейли, которые этот стрекозиный принц поглощает литрами. Мы категорически не подходим друг другу. Тем более что он младше меня на пять или даже шесть лет.

Я все прекрасно понимала, но, тем не менее, это не помешало мне тайком прореветь целый месяц, наблюдая из окна, как Дэд парит над позолоченным фонтаном со стаей сухопарых красоток.

Замечая мои заплаканные глаза, Эрэр оскаливал безупречные клыки:

 

– Опять этот стекозел нектар на моей территории собирает?

 

На самом деле, несмотря на шуточки, он переживал за меня и хотел, чтобы я наконец-то встретила хорошего парня. Но оборотни, вурдалаки и мутанты на меня не западали, а кого-нибудь под стать мне вокруг почему-то не было. Так что вечера я в свои подтридцатние годы проводила возле теле-ящика.

Пару недель назад мне наконец-то посчастливилось. Во время прогулки с бабушкой (по субботам мы торжественно отвозим ее к морю) к ней подплыла ее знакомая старушка с фиолетовым хвостом. В результате, меня и одного из ее многочисленных внуков было решено познакомить. Камиль оказался мрачным и молчаливым русалом. Его в первую же минуту знакомства шокировала моя беспомощность и незащищенность: ни клыков, ни крыльев, ни жабер. И он привязался ко мне, как обычно привязываются к щенку или котенку. Наши свидания проходили по одной схеме – он показывал мне, как правильно нырять, приносил мне жутковатые морские цветы или кружил вокруг моего надувного матраса, наблюдая, чтобы купающиеся не потревожили меня во время солнечных ванн. Еще Камиль классно целовался, правда, периодически увлекался и забывал, что я не могу так долго задерживать дыхание. Приходилось хлопать его по спине, чтоб не лишиться сознания. Домой я приходила под утро, маскировала засосы высокими воротничками и выслушивала бесконечные остроты Эрэра, который жаловался, что с недавних пор решительно не может есть икру:

– Мне кажется, что я пожираю собственных внуков.

 

В общем, в сексуальном плане все было окей, даже очень. Но Камиль не мог по очевидным причинам попить чаю с моей семьей или прогуляться со мной как-нибудь в парке. Работал спасателем по собственной инициативе, совершенно бесплатно. Деньги его абсолютно не интересовали, так как все необходимое ему предоставляло море. Читал кое-как, по складам. А к моему дню рождению преподнес мне бусы из прозрачных гладких камушков и кинжал с рукояткой из розовой ракушки.

 

В привычных хлопотах прошел день. За окнами стало темно, а я все подавала кому-то карты местности, искала ключи и так далее. Вдруг мягкое, но сильное щупальце Наны решительно обвилось вокруг моего запястья.

 

– Пора приводить тебя в порядок! Скоро гости придут.

 

И она утащила меня в свой салончик красоты, где всегда стоял густой запах лака. В течение полутора часов она вертела всеми десятью щупальцами мою бедную голову то в одну, то в другую сторону. Чиркали ножницы, мелькали щипцы, кисточки, гудел фен. Подровняв кончики волос, она закрутила каждую прядь аккуратным тугим колечком, превратив мою голову в шлем. Но этого Нане показалось мало, и она воткнула в каждое колечко по разноцветному перышку! Сопротивляться и возражать было бессмысленно. Она с возникновения нашей гостиницы отвоевала себе право уродовать все, что движется, она называла это "создать новый стиль". Нана пребывала в твердой уверенности, что лучше всех знает, кому что к лицу. Пришлось скроить восхищенную гримасу, чтобы не заслужить от не презрительного взгляда – мол, что бы ты там смыслила в прекрасном, двурукая!

Потайными путями (не дай бог, кто увидит в таком виде!) возвратясь в свою комнату, я плотно закрыла дверь и устроила тихую истерику перед зеркалом. Вернуть волосы в прежнее состояние в ближайшие сутки не было никакой возможности – череп был просто пропитан сверх-прочным лаком. Пришлось смириться. А тут еще бабушка приготовила мне для вечера белое платье в сумасшедших воланах. Нижняя часть была вообще какого-то балетного формата! Надев его, я поняла, что сегодня ничего лучше не ронять, потому что, нагнувшись, я "порадую" всех видом своих трусов. Спасибо, бабушка. Очень секси, прям застрелиться охота. Насколько я помню, в дни рождения у меня хроническая депрессия, потому что все норовят улучшить мой внешний вид. Придать мне грациозности, элегантности, пленительности... вот, до балетной эротики дело дошло. С каким бы удовольствием я осталась в любимых джинсах.

Как и ожидалась, вся семья собралась у лестницы, ожидая, когда я спущусь вниз: красавица Малеся в чем-то алом с сильно обнаженной спиной, Эрэр, кусающий клыком губы, чтобы скрыть улыбку, Эрик, частично проявившийся ради такого случая и явившийся взорам ровно до пояса, и младший братец, как в плащ завернувшийся в свои крылья. Даже бабушку ради такого случая пересадили из бассейна в каталку – сиреневую ванну на обильно изукрашенных серебром колесах. Увидев меня, она восхищенно всплеснула руками, обрызгав близстоящих водой. Мой сволочной братец Летун принялся аплодировать и хлопать крыльями. Все подхватили его и кричали:

 

– С Днем Рождения!!!!! – пока я не спустилась к ним, стараясь сделать это как можно быстрее и мечтая стать невидимой, как Эрик. Настал черед дерганья за уши и поцелуев. Эрэр, облаченный в умопомрачительный светлый костюм с фиалкой в петлице, взял меня под руку, чтобы торжественно отвести к праздничному столу, накрытому в столовой. Если я когда-нибудь влюблюсь, то только в такого, как папа. Не обязательно, конечно, иметь такие же клыки, способные перекусить стальной кабель, прозрачные, как озерный лед глаза и бесшумную поступь. Пусть мой будущий возлюбленный будет иметь хотя бы половину папиного внутреннего благородства и будет уметь весело смотреть на жизнь. Этого бы было вполне достаточно. Только почему-то именно это сочетание редко встречается на нашей планете.

Отодвинув для меня кресло, Эрэр успел наклониться и шепнуть мне на ухо:

 

– Ты похожа на взорвавшийся курятник.

– Спасибо, пап.

– Не переживай, когда все уйдут, я тебя побрею налысо.

– Еще раз спасибо!

– Не расстраивай бабулю. Она для тебя сегодня петь будет.

 

Ну вот, началось... Бабуля обожала петь. К всеобщему счастью, она давно лишилась дара морских сирен и ее пение не представляло опасности. В принципе, все праздники проходят по одной схеме: все едят и пьют, отвешивая комплименты малениному кулинарному дару, потом врубают музыку и начинают танцевать. Как только наступает время медляков, я под разными предлогами стараюсь покинуть комнату. То на балконе подышу, то на кухню за лимонадом схожу, чтобы подвыпившие кавалеры не потащили меня топтаться под люстрой под тягомотную мелодию. Терпеть этого не могу! По-моему, танцевать в обнимку – интимный процесс, с кем попало этого делать не стоит. Сегодня Эрэру удалось отловить меня и вывести в центр зала, за что я в течение трех минут мстительно наступала на его начищенные ботинки.

 

Потом я помогала Малесе загружать в мойку грязную посуду, а Эрэр играл в щелбаны с мальчишками на остаток праздничного пирога. Бабуля качала головой над бокалом вина, все уже думали, что она уснула, и вдруг раздался ее голос:

 

– Пора ей все узнать!

Эрэр отвесил солидный щелбан проигравшему Эрику и, подмигнув мне, сказал:

 

– Мама, о чем вы?

– Не придуривайся. Мне бы хотелось понянчиться с внуками, пока я еще жива. Думаешь, им будет интересно возиться с урночкой для праха?

– Давайте я вас отвезу в спальню, вам надо поспать.

– Не смей! – вдруг ударила бабушка его по рукам, взявшимся было за поручни ее каталки. – Я не могу больше смотреть, как мучится моя любимая девочка! Это изуверство – скрывать от нее правду!

– Мама, – предупреждающе произнесла Малеся и покачала головой. Но в бабушку как бес вселился.

– Я пока еще глава этой семьи! И я знаю, что делаю. Если и в этом году промолчать, то она так и умрет одиночкой. Иди сюда, – поманила она меня рукой.

– Бабушка, что происходит?

– Давно было пора открыть тебе тайну твоего рождения. Около двадцати шести лет назад я с Монолитом – это один из моих кавалеров, я тебе о нем рассказывала. У него спина была невероятно широкой и крепкой, поэтому его так прозвали. Так вот, мы резвились в волнах Зеленого моря во время шторма. Он явно пытался сделать мне предложение, но я все время перебивала его в самый ответственный момент из шалости...

– Бабушка, ты мне о нем уже сто раз говорила...

– Не перебивай! То, что я скажу, навеки изменит твою жизнь. Мы заплыли очень далеко от обитаемых берегов и вдруг увидели обломок космического корабля. В него из последних сил цеплялась женщина, а к ее груди ремнями безопасности был пристегнут младенец. Мы с Монолитом как могли быстро отнесли пострадавшую к береговой охране, но она скончалась, не приходя в себя. Полиции удалось установить, что это потерпел крушение пассажирский корабль из другой Галактики. Он летел на одну маленькую далекую планету под названием Земля. Там живут странные существа, называющие себя людьми. Они очень тонко чувствуют красоту окружающего мира и обладают невероятно нежной и мягкой кожей.

 

И бабушка ласково погладила меня по щеке. Вот это подарок на день рождения! Я просто в шоке…

 

 

Жизнь – штука непредсказуемая. Вот так вот живешь себе, живешь, считая себя двадцатисемилетней неудачницей. А потом – бац! Выясняется, что ты одна из редкой земной породы.

Я перекопала горы информации о людях, недели три практически безвылазно провела в хранилище знаний, изучая историю и культуру Земли. Мне надо было срочно наверстать упущенное. Я ведь ничего не знала о самой себе – крохотной частичке особого общества созданий, способных выживать без когтей и щупалец. А прочитав и просмотрев все, что можно было, я страстно захотела увидеть и поговорить с кем-нибудь из себе подобных. Естественно, бабушка меня горячо поддержала. Но она оказалась единственной.

Поэтому мне, послушной приемной дочери оборотня, пришлось убежать из дома, который я так любила. А вы бы что предпочли делать дальше? Доживать свои дни в теплом и спокойном месте, навеки поставив на себе крест, как на личности, или шагнули в неизвестность?

Итак, мой путь лежал к планете Земля.

 

 

Продолжение следует…

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!