HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 г.

Юрий Меркеев

Одна из десяти жизней

Обсудить

Сборник рассказов

На чтение потребуется 2 часа 15 минут | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за март 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за март 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 6.03.2015
Оглавление

4. Чёрный квадрат Чаликова (часть 2)
5. Верный в малом
6. Одна из десяти жизней

Верный в малом


 

 

 

Бывают в году дни с какой-то особенной чувствительностью к окружающему. Связано ли это с моими жалкими, малоуспешными попытками жить в соответствии с православным календарём с его постами, праздниками, воспоминаниями о жизни святых и рассказами о евангельских событиях, – не знаю. Знаю одно: вот уже на протяжении нескольких лет Страстная пятница для меня, человека невоцерковленного, бывает тем самым днём особенной чувствительности к окружающему, когда всё происходящее вокруг воспринимаешь на редкость остро и проникновенно. Психологически это вполне объяснимо: пощусь я или не пощусь, память в этот день так или иначе направлена на самое, пожалуй, трагическое и жестокое событие в истории человечества – на Голгофу, на Кресс, на муки Христа.

…Накануне Страстной недели мне, в то время безработному, предложили поработать охранником во вновь открывшемся в городе Н. церковном магазине, учредителем которого является Н-я епархия. Директором магазина на тот момент была бойкая, энергичная молодая женщина Галина Сергеевна Фец, которую мы называли просто Галя. До своего директорства он была великолепным мастером по женским модельным причёскам, а параллельно училась на катехизаторских курсах при Сергиевском храме. На курсах она узнала о новом церковном магазине и о вакансии директора, и каким-то образом сумела убедить епархиальное начальство, что она есть именно тот человек, который должен руководить магазином «Мир церковной книги». Помимо книг в магазине можно было купить практически всё овеществлённое в православном мире: иконы, ладанки, цепочки, крестики, лампады, ароматизированные свечи, различные благовония, подсвечники, фонари и много-много всего другого.

О том, что директор Галина, помимо своей решительности, пробивной силы и энергичности, была в глубине души чрезвычайно ранимым, переживающим и мнительно-истерическим существом, я узнал в первый же день своего дежурства, когда после закрытия магазина Галина ушла в свой кабинетик, а через минуту послышались её глухие рыдания, и пространство магазина наполнилось вдруг запахами корвалола и валерианки. Помню, я в тот момент, жалеючи Галину, взвалившую на себя, очевидно, непосильный труд директора магазина, не обладавшую элементарными знаниями бухгалтерии и компьютера, что в наше время для руководителя недопустимо, – так вот, жалеючи Галину, я подумал: «Бедняга пишет в рекламах газет, что в нашем магазине пахнет смирной и ладаном, а на самом деле пахнет здесь валерианой и корвалолом».

Тяжело начиналась её директорская деятельность в церковном магазине. Епархия требовала хорошей ежедневной выручки, оттуда приезжали различные советчики, инспекторы, засылались тайные агенты, для того чтобы проверить, как в магазине клиента встречают, насколько грамотны в вопросах православной веры продавцы, и так далее… В общем, дело, вроде бы, нужное. Магазин-то ведь не простой. Однако, измученная всеми этими проверками и гостями, Галина закрывала магазин минут на пять-десять раньше положенного, уходила к себе в кабинет, ревела там втихомолку, и вновь по отделам разносился лекарственный дух успокоительных капель, перекрывая запахи благовоний, которые мы всякий раз запаливали с утра перед иконой Богородицы.

 

На Страстной неделе в ожидании Пасхи, которая должна была принести магазину хороший доход, Галина слегка ожила, повеселела, дала распоряжение продавцам выставить на прилавки всё, связанное с Пасхой: подарочные наборы, расписные яйца, книги, открытки, – иначе говоря, всё, что можно было сбыть накануне величайшего православного праздника Воскресения Христова. Галина по природе своей была прекрасным, добрым, открытым и отзывчивым человеком, милой, симпатичной молодой женщиной, но то психологическое давление, которое она испытывала, от того что взялась не за своё дело, превратило её в нервное, издёрганное, больное существо, подпавшее к тому же под влияние не очень порядочного священника, возомнившего себя её духовным отцом, то есть, по сути, руководителем её совести. Она то и дело бегала к нему за наставлениями, и вскоре в магазине появилась огромная медная кружка с просьбами пожертвовать на храм, в котором настоятелем был тот самый священник. И вообще, после визитов к «духовнику» она стала более резкой, решительной, властной и нетерпимой ко всему, что касалось денежной выручки магазина и пожертвований на С-й храм. С подчинёнными она стала обходиться круто и бесцеремонно, как полноправная хозяйка какого-нибудь модного куафёрского салона; уже не просила их о чём-нибудь, а приказывала, подкрепляя иной раз свои приказы какой-нибудь меткой цитатой из Священного Писания, явно привитой ей духовным отцом. Чаще всего цитаты были связаны с честностью, прилежанием и преданному служению церкви и Богу. «Верный в малом и во многом верен», – часто говаривала она продавцам.

В общем, под влиянием своего духовника Галина «окрепла духовно и нравственно», возросла в знаниях и стала поучать нас, нанятых работников, коим, собственно, и сама являлась, евангельской мудрости жизни.

 

…В Страстную пятницу я проснулся раньше обычного и долго лежал без сна, вспоминая события страшной казни Иисуса. Прочитав вслух Евангелие в том месте, где описывались пытки и издевательства над Сыном Божиим, я без аппетита выпил чашку чая и отправился на работу. Магазин находился в центре города, и мне необходимо было добираться до него на автобусе. С утра народу в автобусе было немного; впереди меня сидело несколько старушек в платочках, позади группировалась молодежь, ехавшая, очевидно, на учёбу. Кондуктор, как пчёлка-труженица, подходила к каждому пассажиру, «опыляла» его билетами и брала взамен плату. Автобус был коммерческий, а потому платить должны были все, включая пенсионеров. Не раз сталкиваясь с «жалом» такой вот кондукторши-пчелки, пенсионеры предпочитали не спорить и безропотно расставались с суммами, для них, конечно, значительными.

Но это была Страстная пятница. Как я уже говорил – для меня день особой чувствительности к окружающему. Глядя на то, как работает кондуктор, я обратил внимание, что она, строгая на вид женщина, неожиданно склоняется к самому уху старушки, что-то тихо спрашивает её, суёт билет, но денег не берёт и идёт дальше, к другой старушке. Когда кондуктор приблизилась к моей соседке, я услышал, как она тихо спросила: «В церковь едете, бабушка?». И услыхав в ответ такое же тихое: «Да, милая», сунула ей билет и подошла ко мне. Я протянул кондуктору деньги, взял билет, а настроение у меня было такое восторженное, что мне неудержимо хотелось сказать этой женщине что-нибудь приятное, похвалить её за это маленькое доброе дело. На моих глазах тайное благодеяние становилось явным. Я радовался за эту женщину и радовался тому, что увидел этот крошечный христианский подвиг именно сегодня, в день особой чувствительности к окружающему. Однако, подумав, я удержался от похвалы. Я понял, что открыв её благодеяние, я могу попросту спугнуть её, нанятую хозяином автобуса работницу, от сих добрых дел, которые для хозяина являлись не добрыми делами, а элементарным должностным преступлением, за которое в лучшем случае выгоняют с работы. И я, признаться, вдвойне восхитился её смелым поступком. Я смотрел на неё и думал, что она напоминает евангельского мытаря, который по должности своей обязан был собирать с небогатых соотечественников денежную дань, и который, понимая свои грехи, ютился где-нибудь в незаметном уголке церкви и молил про себя Господа: «Будь только милостив ко мне, Боже». Быть может, думал я, не беря со старушек деньги за проезд, она, редко посещающая церковь, словно кается перед Богом: «Прости меня, грешную. Будь только милостив ко мне».

 

Я вышел из автобуса в полном умилении от увиденного и внёс это настроение в магазин. Галина, заметив мою блаженную улыбку, строго спросила, что же меня так развеселило в такой трагический день? И я рассказал ей обо всём, что увидел в автобусе, поведал и о родившейся ассоциации с евангельским мытарем, и вообще обо всём, о чём думал по пути на работу. Слушая меня, Галина мрачнела всё больше и больше. Она задумчиво на меня посмотрела, словно оценивая, насколько я правдив в своём восторге, потом неожиданно резко оборвала: «Чему же ты умиляешься, Андрей? Ведь эта женщина попросту обкрадывала своего хозяина. А знаешь ли ты, что Господь делает с нерадивым работником, вором? Он ссылает в геенну огненную!». Её слова будто опалили меня этой самой геенной. Какой-то внутренний протест в отношении этой властной, напичканной цитатами с чужого голоса женщины, забывшей о том, что руководителем совести в наши дни может быть только сама совесть, а не духовник, родился в моём сердце и с каждой секундой возрастал.

– Верный в малом и во многом верен, – сухо заключила она и прибавила покровительственно: – Как вообще ты можешь быть охранником с такими странными мыслями? Я не понимаю.

Прочитав мне назидание, Галина, довольная собой, ушла в кабинет прихорашиваться для посетителей. А я, смутно помня о том, что евангельское выражение «верный в малом» вырвано из контекста какой-то сложной для понимания притчи, которая даже у святых отцов не имеет единого толкования, взял с полки Евангелие, и, найдя в нём это место в 16-ой главе благовестия от Луки, углубился в чтение.

«Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было, что расточает имение его; и призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? Дай отчёт в управлении твоём, ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? Господин мой отнимает у меня управление домом: копать не могу, просить стыжусь. Знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда оставлен буду от управления домом. И призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла, И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своём роде. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители. ВЕРНЫЙ В МАЛОМ И ВО МНОГОМ ВЕРЕН, а неверный в малом, неверен и во многом. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное? И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше? Никакой слуга не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне».

«Так вот оно что! – чуть не воскликнул я. – Это и есть объяснение любимой цитаты Галины о верных в малом. – Приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители. Не так ли поступила сегодня в автобусе кондуктор, обманывая хозяина не корысти ради, а снисходя к нищенской пенсии старушек?!». Наивный и восхищённый открывшейся мне истиной, я имел глупость вызвать Галину из своего кабинета и при всех продавцах зачитать всё это место из Евангелия вслух, делая акценты на фразах совершенно неоспоримых. Нужно было видеть, что происходило с бедной Галиной во время моего чтения: глаза её налились кровью, по лицу пошли крупные красные пятна, дыхание участилось… Когда же я прочитал последнюю фразу по поводу Бога и мамоны, ясно намекая ей на то, что она забыла о том, что служить нужно не священнику, каким бы значительным и важным он ни казался, не тому, кто называет себя духовником, руководителем совести, а Господу Богу, который в Евангелии выразился по этому поводу очень просто: кто любит Меня, тот исполняет Мои заповеди, – Галина выскочила из магазина, бросив на ходу реплику, что она скоро вернётся. Разумеется, я понял, куда она пошла и зачем – к своему духовному наставнику за советом, что делать со мной, охранником-бунтарём, восставшим на её святая святых: почитание священства.

И я не ошибся. Галина вернулась в магазин подчёркнуто-вежливая и спокойная, и… хладнокровно предложила мне написать заявление об уходе по собственному желанию. Осознавая, что отныне с директором магазина мне уже не сработаться, я решил подчиниться, тем более что зарплата, которую обещали в Н-й епархии, была невелика.

 

Прошёл месяц. Случайно в городе я встретил одну из продавщиц, Наталью, и она поведала мне о том, что вскоре после моего увольнения такая же участь постигла и саму Галину. Епархиальному начальству не понравилось то, как ретиво она взялась за руководство магазином.

Большую медную кружку С-го храма из магазина вынесли, а Галина вернулась на прежнее своё место работы специалиста по модным женским причёскам, куафёрское искусство было ближе её душе. И Галина снова стала прежней – милой, приветливой, открытой, симпатичной молодой женщиной, с которой было приятно поговорить, пошутить, посмеяться. Я виделся с ней после её увольнения и удостоверяю это. Зла она на меня не держала, так же, как и я на неё.

Наталья рассказывала мне, что, когда Галина в последний раз приходила в магазин в качестве директора передать документацию и забрать свои вещи, одета она была с вызовом протестующего существа по самой последней светской моде: в кожаный байкерский костюм с множеством металлических застёжек, в высокие сапоги на огромных каблуках-шпильках, а на голове у неё была причёска, которую раньше шутя называли «взрыв на макаронной фабрике». Выглядела она при этом совершенно счастливой.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за март 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение марта 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

4. Чёрный квадрат Чаликова (часть 2)
5. Верный в малом
6. Одна из десяти жизней

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.09: Борис Чурин. Репка (сказка)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!