HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2019 г.

Никита Николаенко

Английские впечатления

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 27.03.2008
Оглавление

9. Часть 9
10. Часть 10
11. Часть 11

Часть 10


 

 

 

С вагончиком все стало ясно, оставаться в нем мне не хотелось и, бросив сумку на диван в холле, я вышел наружу. Отец с сыном остались располагаться в одной из комнаток, а Мартин последовал за мной, на воздух. Перед вагончиком стояла лавочка, на ней мы и расположились. Вечерело, темнота постепенно накрывала лагерь, свет в пабе стал ярче светить в наступающих сумерках.

Так ты англичанин? – обратился я к нему. В каком городе проживаешь? Много ли в лагере англичан и, вообще, что за люди здесь собрались? Слушая ответы Мартина, я удивлялся все больше и больше. Собеседник быстро уяснил, что со мной надо разговаривать медленно, иногда повторять фразы, которые я не понимал. Итак, постоянно переспрашивая, все ли мне понятно, Мартин рассказывал. Из англичан в лагере только я один, – начал он. Проживал я в Лондоне, работал официантом. Да, – отметил я про себя, – у каждого свои причины оказаться в этом месте. В основном, в лагере живут поляки, их здесь человек семьдесят, еще человек пятьдесят из ЮАР – тут я опять озадачился – их то, какая нужда гонит на другой конец земли? Остальные двадцать – тридцать человек – смешанная компания из разных стран. Из них русских – они всех называли русскими, и украинцев, и прибалтов – человек восемь – десять. Всего, получалось, около ста пятидесяти человек.

А что за работа, где вы едите? – все пытался понять я главное. Здесь и едим, продукты покупаем в городке, там большой магазин, а работаем на полях, завтра сам все увидишь, – улыбнулся Мартин. Дальше он снова переключился на шахматы, а потом принялся рассказывать, что дружит с молодой полячкой, и что каждый вечер, после работы, они делают массаж друг другу. Болтун он, надо сказать, был редкостный. И много здесь молодых полячек? – поинтересовался я. О, много! – подтвердил Мартин. Это я так просто интересуюсь, что бы знать, кто здесь проживает, – на всякий случай, пояснил я. А про молодых полячек мне совсем не интересно слушать.

Скоро из вагончика вышли отец с сыном, и мы втроем, оставив Мартина на лавочке, направились в сияющий светом паб. Да, это был старый заброшенный паб, переделанный, вернее приспособленный на скорую руку под жилье. Полуразрушенная стойка, бильярдный стол, за которым управляющий играл со здоровенным спортивного вида негром. Это, кстати, был единственный темнокожий парень на весь лагерь, все юаровцы были белые ребята. Бильярдный стол был маленький, без луз, не такой, за которым любил играть и много играл я когда-то. Дальше, за стойкой, перегороженные фанерными щитами, а то и просто покрывалами, виднелись жилые комнатки. Основная масса поляков жила там, это можно было понять по разговорам сновавших туда-сюда людей. Мы устроились на длинной лавочке вдоль стены, осваиваясь в незнакомой обстановке. Рядом с нами на лавочке сидела молодая девушка, вся в пирсингах и с черными прилизанными волосами. Что-то она мне сразу не понравилась – больно знакомый типаж, – определил я наметанным взглядом. Ну, как доехали? – обратилась она к нам, по-русски. Да ничего, – вступили мы в разговор. А какие здесь порядки, как работа? – пришла наша очередь задавать вопросы. Подъем в семь часов, в семь пятнадцать от лагеря отходят автобусы, которые развезут вас на поля, – ответила она. Ты тоже работаешь? – спросил я. Нет, я жена управляющего, – важно объяснила она. Расценки, какие? – поинтересовался отец. Расценки такие, – объясняла она. Час работы на поле стоит четыре фунта, при условии выполнения нормы. Четыре, – повторил я про себя. Из газет я уже знал, что минимальная плата в час в Англии составляет восемь фунтов, но это для законопослушных граждан. Деньги выплачиваются в конце недели, – продолжала инструктировать девушка, но первые две недели не выплачиваются, а удерживаются за жилье. За ночевку в лагере вы будете платить по двадцать фунтов за ночь. Чего-чего! – не сдержался я от громкого восклицания. По двадцать фунтов! Да я в Лондоне платил двенадцать, и туда еще стоимость завтрака входила! Тут я вспомнил пресловутую блок-комнату. Ну, кому не нравится, те могут уезжать, – ответила обиженно девушка. Ну-ну, – подумал я про себя, не вступая с ней в больше в разговор.

Игра за бильярдным столом закончилась, управляющий сел к нам на лавочку, и она тут же принялась бурно изображать любовь, повиснув на нем то так, то эдак, и вытягивая губки для поцелуя. Конечно, этот типаж мне хорошо знаком! Смотреть на эту картину мне не хотелось, и я вышел наружу. Ко мне сразу подошла женщина моих лет, то же обратившаяся по-русски, – ну, как Вам тут? Да не очень, – ответил я ей. А Вы кто? Я врач – пульмонолог, из Латвии, – ответила женщина. Здесь уже второй год. Она была русская, не литовка, густые черные волосы опускались до плеч. Еще раз, подумав о том, что у каждого есть свои причины оказаться в этом лагере, я продолжил расспрашивать ее о здешних порядках. Отвечала она охотно, стараясь дать больше информации.

А зимой что здесь делаете? – удивился я. Так же работаем, – объяснила женщина. Снега здесь не бывает, зимой температура пять – десять градусов тепла, а работы хватает. Я, правда, на поля уже не хожу, я в лагере остаюсь, – добавила она. А если здесь задержаться, какие способы для этого есть, легальные? – все расспрашивал я. Кто проживет здесь пять лет, и не попадется, тому дают гражданство, – ответила она. – А кроме? – Можно обратиться с просьбой о предоставлении убежища, тогда они предоставляют жилье, дают пособие, направляют на курсы языка, пока рассматривают прошение. Тянуться это может годами. Вот это звучало уже интересно. Но здесь должна быть хорошая легенда, – пояснила она. А то у нас двое недавно вернулись в Лондон, обратились с подобной просьбой – у нас это называется сдаваться, так их сразу выставили из станы с отметкой в паспорте. Еще бы, – ответил я. Работать-то нельзя по туристической визе! А как вы передаете заработанные деньги домой? Да когда кто-нибудь едет, с ним и передаем, – ответила она. Уже совсем стемнело, и пора было отправляться спать. Решив расспросить женщину завтра поподробнее, я попрощался и направился в вагончик. Украинцы уже спали, я устроился в холле и, загородившись занавеской, сразу заснул крепким сном.

 

Наутро лагерь напоминал растревоженный муравейник. Все куда-то бегали, спеша до отъезда маленьких автобусов, похожих на наши маршрутки, успеть сделать свои дела. Автобусы стояли с работающими двигателями, и короткими нетерпеливыми гудками подгоняли суетившихся людей. Первая моя мысль была о том, что ничего нет на завтрак, а кормить нас явно никто не собирался. С тоской, вспомнив свои поездки на картошку во времена студенчества, где вкусная еда уже ожидала по подъему, я быстро привел себя в порядок, и вышел наружу. Автобусы стояли рядами во дворе, и основная масса людей уже сидела в них. Я направился к головной машине и заглянул внутрь. Сидений не было, люди располагались на каких-то тюках, ящиках вдоль стен. Подойдя к водителю, я обратился к нему, сказав, что по дороге надо будет остановиться у магазина, что мы приехали вчера вечером и не успели купить продукты. Это к старшему, – ответил водитель. Сидевший рядом с ним парень, поляк, сказал по-английски, что никого не интересует, что мы не успели купить продукты. А ты кто – старший? – спросил я у него. Нет, я рабочий, – ответил он. Не лезь в разговор, если тебя не спрашивают, – посоветовал я ему. Тут появился управляющий. Мы без продуктов, надо будет остановиться по дороге, – не столько попросил, сколько сказал я ему. Он кивнул – остановимся! Мы с украинцами погрузились. В машине я перебрался поближе к водителю, что бы, в случае чего, напомнить ему о нас решительным образом. Но этого не потребовалось. После десяти минут довольно быстрой езды по пустому шоссе, колонна заехала на бензоколонку, и водитель показал на небольшой магазинчик, – только быстрее! Я купил каких-то безвкусных булочек и воды, а украинцы ничего не взяли. Еще минут через десять автобусы остановились на краю обширного поля – выходите!

 

На этом месте уже стояли три прицепа от тракторов, заполненные черными пластмассовыми ведерками с налитой на донышко водой. В эти ведерки и предстояло собирать цветы с поля. Это были какие-то кустовые гвоздики, которые я запомнил, наверное, на всю жизнь. Рядом с прицепами прохаживались два англичанина – бригадиры, один толстый и румяный, другой постарше, худощавый. Едва приехав, народ похватал ведерки и веером рассыпался по краю поля. Работа казалась простой – иди, собирай гвоздики, наполняй ведерко, бери следующее. Норма была, если не ошибаюсь, ведер пятьдесят за день. Сразу скажу, забегая вперед, что за время ударной работы в течение полдня, мне удалось собрать только двенадцать ведерок. Да еще собранные цветы необходимо перетянуть резинкой, которые у всех лежали в пакетах за поясом. У нас, их, конечно не было. Втроем мы подошли к англичанину постарше, и я объяснил, что мы новички. Дядька записал в тетрадку наши имена, и крикнул здоровенному негру – тому, единственному темнокожему парню, – Джон, поделись с ними резинками! Тот охотно выдал нам по пригоршне, и отправился догонять других, которые уже углубились далеко в поле. Первые работники, собравшие ведерки, подходили к англичанину, и он записывал в тетрадку выработку. Уяснив ситуацию, я позавтракал одной булкой, запил ее водой, и мы направились догонять остальных.

Погода, как и все эти дни, стояла великолепная – на небе ни облачка. Немного углубившись в поле, мы с энтузиазмом взялись за дело. Но работа, поначалу казавшаяся такой легкой, оказалась сущим мучением – за каждым цветком наклонись, срываться они не хотели, а ведерко никак не наполнялось. Мы с тоской смотрели вслед далеко ушедшим полякам. Скоро мы переменили тактику, присмотревшись, как собирают другие – гвоздики надо было не срывать, ломая стебель и обдирая ладони, а выдергивать с корнем, потом отламывая его. Так собирать стало легче, но дело все равно шло медленно. Через пару часов мы уже основательно наломались, и ругали эти цветочки, на чем свет стоит. Кому они нужны эти гвоздики, кто их покупает? – все спрашивал я себя. Солнце уже жарило немилосердно, и я скинул рубашку, обмотав ее вокруг пояса – позагораю заодно! Еще через час, почувствовав, что сгорел, одел ее снова. После шестого ведра, от моего первоначального энтузиазма не осталось и следа, и я с тоской стал посматривать на далеко разошедшихся по полю людей, наклоняющихся за цветами.

 

 

 


Оглавление

9. Часть 9
10. Часть 10
11. Часть 11

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

04.11: Художественный смысл. Я в ужасе (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!