HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2019 г.

Саша Николаенко

Небесная канцелярия 2

Обсудить

Сборник рассказов

На чтение потребуется 6 часов 20 минут.
Скачать файлом doc, fb2, pdf, txt за 97 руб.:
Сразу после оплаты кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
Или:
Скачать и получить доступ ко всем публикациям месяца в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за апрель 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 6.05.2015
Оглавление

12. Маша
13. Гроб
14. Жди меня

Гроб


 

 

 

Иллюстрация. Название: «Небесная канцелярия». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

 

Сами знаете, как у нас работают почтовые отделения: «Вчера пришло письмо, из Тольятти, что Вася родился, а он, говорят, уж помер».

Бывает, специально отпросишься с работы часика на два пораньше, чтобы получить по извещенью посылку, и стоишь там насмерть, с таким лицом, как будто государственную границу защищаешь, хотя тебя заранее из окошка предупредили, что они в восемь закрываются.

«Мы, говорят, уже через два часа закрываемся! Не вставайте!» – и всё тут. Хочешь – стой, хочешь – поворачивай, а хочешь – молись, чтобы впереди тебя все только за конвертами стояли.

Главное же, чтобы на твою беду не принесли черти какую-нибудь с удостоверением (как будто тут все не инвалиды) или мамашу с коляской… (как будто тут все стоят «просто так» без детей и колясок. Позагорать пришли).

«Господи, помоги мне! Пусть, хотя бы вон та, толстая, стоит за конвертом! И тот, длинный с затылком тоже. Прошу тебя, Господи, помоги!»...

«Помоги мне, а? Не этому! Не этой! А главное, Господи, не тому, вон там: посмотри на него, Господи, какой стоит!.. Ну и рожа (напрасно ты её создал)! Прости ты меня, Господи! Это же даже не дельфин, а целый дельфинарий, с дипломатом... Пингвин! У него же такая трухомордия, что если ты ему поможешь, а не мне, то я даже не знаю…»

И каждый из очереди с верой и надеждой взывает к небесам, стараясь обратить на себе их благосклонное внимание. А гнев их обернуть против прочего человечества.

Пока из подсобного помещения не выйдет уборщица с ведром и веником, и не прижмёт тряпкой очередь к прилавку с открытками.

Думается, что если есть очередь в ад (да и почему бы ей не быть? Любая система подразумевает очередь, если попасть к окошку много желающих), то это очередь такая же, как в наше почтовое отделение…

 

 

*   *   *

 

На самом краю деревне Петелкино Тамбовской губернии у подножия мусорной свалки стоял вагон.

В вагоне жила Тамара Петровна Собакина, бывшая доярка бывшего молокозавода «Русь».

Тамара Петровна жила хорошо. Она не унывала. Она собирала летом грибы и ягоды на опушке железнодорожных путей, продавала на станции, а взамен покупала сахар и соль, варить и солить на зиму. Ещё у неё за свалкой было картофельное поле, и даже парник.

Когда-то был у Тамары Петровны даже хороший сруб (карельской берёзы), яблоневый сад и участок десяти соток, банька, коза и корова.

Был когда-то у Тамары Петровны и сын Сёма.

Хорошо кушал. И учился тоже хорошо. На одни пятёрки. Здоровый был мальчик. (Тьфу-тьфу-тьфу на него). Радость матери.

Но после армии Сёма остался в городе, женился, а потом ещё раз женился и стал в этом городе большим человеком.

 

Однажды Сёма приехал навестить Тамару Петровну, с приятелем. Приятель был как-то не очень (он Тамаре Петровне не понравился) – лысый, толстый, прожорливый, просто кабан (прости господи), а не приятель, а бедный Сёмочка был только после развода, худенький такой мальчик, ребёнок, что сердце матери на него разрывалось смотреть.

Говорил Сёма, что платит теперь жене (она, конечно, оказалась порядочная стерва) алименты, и жить ему совершенно не на что, а надо ещё выплатить за квартиру и машину кредиты.

Сёма кушал в тот раз тоже хорошо, а потом попросил Тамару Петровну продать дом с участком, иначе ему, мол, никак, иначе в следующий раз, говорит, мать увидит у этого порога его голодный труп.

Она подписала бумаги, и сын с этими бумагами и приятелем уехали обратно в город, дав Тамаре Петровне на сборы три дня времени.

А потом приехал один только лысый Сёмочкин приятель и вежливо проводил Тамару Петровну за калитку.

Так что она теперь жила в вагоне, у подножия мусорной свалки, и не унывала. А денег хватало даже на то, чтобы раз в год собрать сыну в город посылку.

Правда, самого сына Тамара Петровна с тех пор больше не видала, ни живого, ни мёртвого.

Но главное все-таки было, что сын жив, и она спасла его от голодной смерти.

И она продолжала спасать своего Сему, пока сама однажды зимой не замёрзла в своём вагоне от холода.

Нашли её только весной. Нашли записанный на бумажке адрес сына, по которому она посылала свои посылки.

Дали телеграмму на этот адрес.

Сын не приехал.

И Тамару Петровну записали в специальном журнале под номером 60996, как неопознанную БМЖ (Хотя у Тамары Петровны был и вагон и сын, но кому охота возиться?) и похоронили за государственный счёт, при помощи трактора. Правда, на холмик установили табличку всё с тем же порядковым номером.

А что?

Разве мёртвым не всё равно, где лежать?

 

 

*   *   *

 

Цвела сирень. В песчаных отмелях Мякининской поймы плескались мальки. Живописные ландшафты и экологическое благополучие гармонично соседствовали под башнями жилого комплекса «Альбатрос» с развитой инфраструктурой района. Асфальтовой радугой вздымался над ржавым водоканалом Строгинский мост. Над безмятежной лазурью Кировского затона плыли ватные облачка.

Семён Петрович Собакин (невысокий мужчина, похожий на толстого дождевого червя), вдовец со скромным капиталом в швейцарском банке и соучредитель благотворительного фонда «Счастливая старость», насвистывая что-то противное, заложив руки за спину, неторопливо шёл по зеркальному холлу ЖК «Альбатрос» вдоль рядов почтовых сейфовых ящиков.

Наконец Семён Петрович оборвал свой противный свист и, вставив электронную «ВИП» карту в идентификатор со своим номером, извлёк из прохладной сейфовой пасти самое обыкновенное почтовое извещение.

Правая бровь вдовца поползла вверх. Левая бровь осталась лежать неподвижно.

Семён Петрович зевнул, поморщился над бумажкой, несколько минут постоял, размышляя, но всё же аккуратно сложил извещение пополам и, опустив его за пазуху, направился к тамбурам центрального выхода.

Семён Петрович прекрасно знал, кто ему посылает и что, и всё это ему было тридцать три раза не надо, однако оставить посылку так, было против его жизненных принципов.

 

Погода пела.

Вытянув губы гузкой и насвистывая в такт воробьям, Семён Петрович неспешно прошёлся по Неманскому и, подойдя к 9-му почтовому отделению, толкнув тяжёлые двери, вступил в помещение.

В отделении было прохладно и сумрачно. Дребезжала лампа. Пахло потом, канцелярским клеем, бумагой и почему-то детством.

Детство Семёна Петровича давно миновало. Можно даже сказать, у Семёна Петровича вовсе не было детства; Семён Петрович был человек, явившийся на свет не младенцем, но готовым учредителем благотворительного фонда «Счастливая старость» со скромными счетами в швейцарских банках.

Извещённый поморщился.

В почтовом отделении работало сразу два окошка. К ним стояли две очереди. Однако одна оказалась на подачу, а другая на выдачу.

Так, сперва было нужно отстоять в первой, чтобы потом можно было отстоять во второй.

Извещённый встал в хвост. Ему было неприятно. Он не любил стоять, когда его вынуждали к этому обстоятельства. Семён Петрович с радостью постоял бы просто так, но стоять за кем-то, вот этого он не любил. Ему хотелось плюнуть в затылок впереди стоящего. Или выстрелить (в зависимости от обстоятельств).

Однако делать было нечего, и Семён Петрович стал.

«Через час закрываемся! Скажите там, чтобы не вставали!» – по обыкновению донеслось из окошечка, и тут же старушонка, стоявшая впереди Семёна Петровича, обернула на него жабье лицо и злорадно проквакала: «Не вставайте, товарищ, у них через час обеденный перерыв…».

(Ква-ква-ква…)

«Чтоб ты провалилась, нечистая сила!» – подумал Семён Петрович, и ему уже захотелось именно стрельнуть, а не плюнуть.

«Я б тебя, ведьму, при других обстоятельствах!» – подумал меценат, но он знал и сам, что сейчас обстоятельства были против него, а потому просто посмотрел на бабульку.

Этого, впрочем, оказалось достаточно (глаза у учредителя были маленькие, но свинцовые, как две канцелярские кнопки). Лицо бабуленции вытянулось. Она обиженно шлепнула губами и отвернулась.

«Тьфу, Кикимора!» – подумал благотворитель.

Очередь не двигалась. Стрелки почтовых часов (как все стрелки часов почтовых отделений) стояли.

Стрелки часов на запястье Семёна Петровича неумолимо приближали почтовое отделение к обеденному перерыву.

«Не успею, чёрт бы из всех драл!» – подумал Семён Петрович, с ненавистью буравя кнопками глаз спины впереди стоявших, и вдруг из окошка высунулась почтовая голова и визгливо осведомилась: «Товарищи, есть кто-нибудь с «Извещением за номером 60996»?

Очередь растерянно переглянулась, достала свои извещения и очки…

Но ни у кого в этой очереди не оказалось извещения за номером 60996, кроме Семёна Петровича Собакина.

Лицо единственного из всей очереди извещённого с названным номером довольно замаслилось. По лбу Собакина пошли розовые волны, и он, выступив из хвоста, отчётливо произнес: «Я!».

«Товарищи, пропустите товарища с номером!» – визгливо прокричала в ответ почтовая голова, и очередь, та самая очередь, которая только что безнадёжно отделяла Семёна Петровича от посылки, с завистью и благоговеньем расступилась пред ним.

«У товарища 60996 извещение...» – с уважением (и даже, кажется, с ужасом) шептала очередь, провожая Семёна Петровича взглядами, и та самая бабуленция, что прежде стояла впереди, быстро перекрестилась Собакину в спину.

Ничто не удивило Семёна Петровича ни в этом благоговенье, ни в этом почтении, оказываемом ему.

Меценат привык к уважению. И заслуживал его вполне.

Голова в окошке протянула за извещением маникюрную гладкую лапку и, отвернувшись, прокричала в глубину служебного помещения: «Людочка! Тут с 60996 извещением!».

«Товарищ, с номером, подойдите ко второму почтовому окошку!» – откликнулась Людочка.

Семён Петрович проплыл обратно, вдоль первой и второй очереди, и даже тут не пришло ему в голову хоть чему-нибудь удивиться.

Семён Петрович даже не вспомнил, что от него не потребовали для проверки паспорт, словно так оно и надо было, и все прочие-остальные люди должны его знать в лицо.

Он нетерпеливо навис над вторым окошечком, и вторая голова почтовой служащей улыбнулась ему масляно и приветливо.

«Пару минуточек обождите, Семён Петрович!» – сказала она, и на миг скрывшись в сумерках, уже буквально через мгновение появилась опять.

«Не затруднитесь пройти, пожалуйста, к служебным дверям, Семён Петрович!» – явно смущаясь, пропищала голова, и в ответ Семён Петрович в недоумении приподнял складки на лбу.

«У вас очень крупная посылка, я выдам из двери» – пояснила просьбу служащая, и Семён Петрович расплылся в ответной понимающей улыбке.

Дверь служебного почтового отделения распахнулась.

Навстречу получателю из распахнутых створок, выехало нечто и в самом деле огромное, обёрнутое крафтом, уставленное печатями и залепленное изоляционной лентой.

 

«Желаете удостовериться в сохранности?» – пискнула голова, показываясь из-за края посылки.

Семён Петрович желал.

Голова засуетилась. Защелкала ножницами, и вскоре упаковочная бумага и скотч свернулись по бортам посылки в рулоны.

Перед меценатом и благотворителем, со скромными счетами в швейцарских банках, стоял очень дорогой, элитный VIР груз 2000.

Шестигранный, полированного массива «Виктория Премиум».

Подчёркивающий высокий статус своего получателя.

 

Хотя…

Разве мёртвым не всё равно, где лежать?

 

Иллюстрация. Название: «Небесная канцелярия». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение апреля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

12. Маша
13. Гроб
14. Жди меня

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.01: Ыман Тву. В рай (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!