HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2019 г.

Саша Николаенко

Небесная канцелярия 2

Обсудить

Сборник рассказов

На чтение потребуется 6 часов 20 минут.
Скачать файлом doc, fb2, pdf, txt за 97 руб.:
Сразу после оплаты кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
Или:
Скачать и получить доступ ко всем публикациям месяца в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за апрель 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 6.05.2015
Оглавление

38. Зло
39. Кот-наследник
40. Дитя

Кот-наследник


 

 

 

Иллюстрация. Название: «Небесная канцелярия». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

 

Жил-был во втором подъезде на шестом этаже длинного дома Виктор Иванович Курочкин. Он ходил в сером пиджаке помятом и в клетчатых рубашках. И у него была жена Маша, у неё была некрасивая бородавка на щеке, а во всём остальном она была красивая и хорошая женщина (Мария Константиновна тоже Курочкина, завлабораторей по анализам районной 62-й больницы).

А сам Виктор Иванович был художником (он в 1966-м закончил Строгановское училище по отделению керамики) и писал на холстах большие зелёные картины, а также картины цвета «Закат» и «Рожь», с видами на речку «Поганку», где была у них с женой старенькая развалюшка с забором.

Сын у них не пил, он у них и не курил даже никогда, но всё равно в девяносто шестом повесился в сарае у друга (там вышла у них какая-то стервозная история с замужней женщиной, этим другом и сыном).

Так что их Саша повесился, не оставив родителям даже записки, а только детские свои чёрно-белые фотографии и ещё две цветных, полароидных, что принесли на поминки Сашины школьные товарищи Лёва Гречкин и дурак Мишка.

Фотографии цветные (дрянь порядочная всё же были эти заграничные полароиды) скоро выцвели и стали бледнее, чем чёрно-белые.

От Саши ещё им достался пластилиновый ослик, скатанный из шариков, с ножками из спичек, и пушка (тоже из пластилина и с ядрами, как хлебные катышки). Пушка и ослик стояли у них на низеньком холодильнике «Лысьва» на кухне.

Ещё у Марии Константиновны в картонной коробке, в шкафу, Сашенькины голубые и розовые вязанные пинеточки, тетрадки с прописями 1-й класс «А» и дневник за 6-й класс «Б», когда они уже переехали, и Сашенька пошёл в новую школу.

А дочка у них (Маечка, красавица) утонула уже давно, (шести лет) в 82-м, в этой самой речке Поганке, где у них развалюха с забором, и которую всё рисовал на картинах Виктор Иванович.

И они с Машей остались одни-одинешеньки жить на белом свете.

Виктор Иванович преподавал в средней 833-й школе рисование в младших классах, а в старших он преподавал черчение (ещё он вёл дополнительные занятия после уроков по рисованию, и кто отстаёт по черчению).

Правда, на них никто никогда не ходил, а на уроках Виктора Петровича приклеивали к стулу клеем «Момент-гарант» и кидались в пиджак тряпкой.

Но они жили, они жили как-то (хотя им по утрам, сразу с Сашеньки, ни разу не захотелось ни проснуться, ни встать), но они себя как-то держали.

Они молодцы. Они заставляли себя друг другом, по очереди: то он всё же крякнет и встанет, то она вдохнет и…

И тут она, Маша (Мария Константиновна), ему говорит, она в тот момент, пока это говорила, его пиджак от мела утюгом отпаривала.

Но тут она поставила утюг на дыбы, и говорит ему: «Витюша!» – она ему говорит.

«У меня что-то больно сегодня весь день вот тут (она ему указала, где у нее болит), и я…»

И всё. И больше она ему ничего не сказала, и она села на стул и умерла.

И больше у него на всём белом свете ни единого человека. А только, знаете, как бывает? – люди.

И больше никого.

Ну ладно. У него было скоплено несколько на сберегательной книжке. У неё ещё то же.

У него ещё оставался, к тому же, кот Маня, Мяунья (которому имя было дано по звуку, производимому его голосом).

Маня, ещё с котятского детства, говорил не простое «Мяу», а «Мяу-нья» и «Ма-нья», в общих чертах у него выходило «Мяунья», (Марек, Мотя, Мармуга, Маргалис, Мурасус, Макарус, Маргалус), и просто, как мы уже говорили Маня. Настоящий породистый кот (неизвестной породы), но серо-буро-рыже-белых полос, с чёрным сердечком на грудке, в белых валеночках и с серым хвостом. Глаза у Мани были жёлтого цвета, но добрые.

Такой был их с Машей совместный кот Маня, и Маня очень любил Машу, и вот, так выходило у Виктора Ивановича, что ради Мани опять ему жить, вставать себя по утрам, варить на двоих геркулесовую кашу и идти на работу по синему хрусткому снегу…

По серой ноябрьской чавкоти.

По жёлтым кленовым коврам.

По запаху зацветавших черёмух.

Невозможно, невыносимо.

«…А летом они с Мяуньей уедут на дачу, и Виктор Иванович снова станет писать свои «Закаты» и «Рожь», а Мяунья будет ловить в камышах лягушек, а в подполе мышь.

А на зиму они обратно в московскую квартиру на свой шестой этаж, в четвёртый подъезд длинного дома», – рассказывал Мяунье Виктор Иванович, когда тот начинал плакать по Маше и ходить по квартире и мякать…

«Мяу-нья»!.. «Мяу-нья»!.. «Мя-ша! Мя-ша…» – заводил похоронку кот, и Виктор Петрович брал похуделого котика на руки и, прижимая к себе, садился на стул, где умерла его Маша.

И так, в таком положении не очень возможно и совсем не хотелось жить, и, наверное, должно было в этот момент произойти хоть что-то хорошее, но что оно могло быть, а, Мяунья?

...А дети рисовали мелом на классной доске свои обычные гадости, стреляли в спину из ручек бумажными катушками, приклеивали учителя рисования «Момент-Гарантом» к стулу, и у Виктора Петровича опустилось в пиджак лицо, и с мелом дрожали у него руки.

 

И он решился, что нужно ему всё-таки просто отравиться. «Газом. Это очень просто выйдет, и получится хорошо, главное, чтобы Мяунью сперва отдать кому-то, в хорошие руки, пристроить его, а потом…» – думал Виктор Иванович, возвращаясь домой с работы, и это его успокаивало, потому что жить очень долго, а так можно раз и всё.

И он дал объявление в газету, что отдаст хорошего кота в добрые руки.

На объявление не позвонили.

Виктор Иванович стал думать дальше и наконец сообразил, что нужно делать.

Он написал в газете, что даст за котом приданое, квартиру, дачу и денег. У него было на сберегательной книжке около двадцати тысяч. И ещё от Машиных оставались.

 

На такое объявление «Добрые руки» сразу, конечно, нашлись, и даже пришли по адресу. И даже не одни.

Но Мяунья забился под шкаф и не вылезал даже при помощи фонаря и швабры.

Наконец, пришла по объявлению вполне симпатичная, немолодая женщина (она Виктору Ивановичу даже показалась чем-то похожа на Машу).

И у неё тоже была бородавка.

И они с ней попили на кухне чай, всё обсудили, как следует, и хотя Мяунья так и не показал носа из-под шкафа, Виктор Иванович и эта дама договорились, пошли в среду (у Виктора Ивановича по средам был выходной) к нотариусу и оформили кошачье наследство как надо.

Провозились, правда, долго, месяца полтора тянулась эта нотариальная бумажная свистопляска. Но наконец все бумаги им выдали с печатями и завереньями на руки, и Виктор Иванович хитростью изловил на кухне Мяунью, запер в переносную корзинку, и пока ехали с Мяуньей в метро и троллейбусе к новой хозяйке, Мяунья кричал истошным голосом «Мяу-нья!», «Ма-ша!» – спасите, помогите! И даже один единственный раз за всю свою котовью жизнь Мяунья крикнул «Мяу!»...

А после он сдался и затих…

А Виктор Иванович плакал и гладил кота по прутьям корзинки…

 

Вот всё так хорошо получилось, кота Виктор Иванович пристроил, и пора было, наконец, «До свидания».

Он попил чаю, взял альбом (это такой толстый семейный у них был альбом, в хорошей с теснением бархатной обложке, с фотографиями, где всё было собрано счастье). И Саша, и Маечка, и Машенька, и Мяунья, и папа Виктора Ивановича, и тёща Елена Николавна, Сашкины классные фотографии... В общем, вся жизнь.

Он подложил себе этот фотоальбом под голову, и он показался ему мягче подушки, и он открутил газу ручки, и распахнул духовку, и он лег на пол, возле старого холодильника «Лысьва», где стоял Санин пластилиновый ослик и пушка, и стал засыпать, потому что у него больше не было сил жить дальше.

И все его, кто были на фотографиях, стали к нему приходить, и они улыбались ему приветливо, и все они, оказывается, ещё были живы, хотя Виктор Иванович не удивлялся нисколечко этому, потому что он так и думал, что где-то то они должны быть, даже если их больше нету...

(Как с Мяуньей, которого больше не было в квартире, а он был в добрых руках, две остановки на троллейбусе от метро Измайловская, в доме №24).

Виктор Иванович не знал, кто может только прийти за ним из этой духовки, но они очень были похожи на всех его людей, без которых он больше не мог, и он лежал на фотоальбоме и улыбался с облегченьем и радостью…

 

И тут телефонный звонок.

Такой оглушительный. Такой треск, и всё звонит, всё звонит, и кто-то такой упрямый попался!…

И все, кто из духовки, вдруг зашипели и обратно попрятались…

От этого звука.

Знаете, в этот момент очень удивительное произошло. Да.

В длинном доме, где жил Виктор Иванович, в тот день проводились профилактические ремонтные работы по газовому обеспечению, и о том висело на подъезде, у домофона, бумажное объявление. Но Виктор Иванович объявления не заметил. Ему было не до того.

И газ по 4-му подъезду перекрыли на три часа с (17.00-19.00), и принесли свои «извините» за временные неудобства.

Да. Такие вот дела.

И Виктор Иванович полежал еще немного, а телефон всё кричит! Все дребезжит, и звук так и впивается в уши. Мешает. Будит.

Он подумал: «Ладно, отвечу, и потом... А то так невозможно…», и он встал и снял телефонную трубку.

А оттуда эта дама, новая хозяйка Мяуньи кричит и плачет, и он сквозь её всхлипы еле что сообразил и собрал…

Она, эта женщина, кричала, что кот у неё умирает. У него изо рта пена идёт, и он лежит под дверью у неё и хрипит.

И побежал Виктор Иванович со всех ног, и пока до метро, пока на троллейбусе (до метро Измайловской от метро Октябрьское поле очень долго, с пересадками), он только молился Маше, молился Саше, молился Маечке, чтобы Мяунья не умер...

И они его услышали. Наверное.

И Мяунья дождался Виктора Петровича, и поехал в переноске обратно, в свою оставленную ему по нотариально заверенному завещанию квартиру.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение апреля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

38. Зло
39. Кот-наследник
40. Дитя

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.01: Ыман Тву. В рай (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!