HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Виктор Нюхтилин

Мелхиседек. Иисус

Обсудить

Философский роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 7.10.2007
Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Часть 2


Особое место в оппозиции Иисусу составляет определенная теологическая позиция, которая говорит о неспособности Бога принимать какую-либо физическую форму. Мы уже об этом говорили. Это – идеологическая натяжка, как единственный способ борьбы с богочеловеческой сутью Иисуса. Наше возражение здесь естественно – если Бог мог создать из ничего все физические формы, то, что может Ему помешать принять одну из них из Себя? Но при любой противоречивости этого нашего предположения, повторимся: что это за Бог, который на что-то неспособен? В общем-то – это крайняя позиция, хотя и понятная. А в любую крайность впадать нельзя, потому что у любой крайности есть противоположная крайность. В итоге рождается только тупик, а не принцип дополнительности. Потому что, если в любом принципе дополнительности две противоположных характеристики идут в явление, несоединимо в нем соединяясь, то крайние позиции, наоборот, раздирают это явление на части, изымая из него какую-то одну характеристику для отдельно-независимого использования. В итоге, после такой обработки, самого явления для понимания больше нет, потому что две противоположные позиции относительно него борются друг с другом, вместо соединения, и оно так и не может восприниматься целокупно. То же самое происходит и с данным теологическим утверждением. С одной стороны оно рождает обязательное положение, при котором можно сказать – не поверю в Бога, если увижу Его (физическая форма, ведь, это, прежде всего, то, что можно увидеть), а с другой стороны порождает оппозицию себе со стороны обывательского материализма – не поверю в Бога, пока его не покажут по телевизору. Соединить эти две крайности нельзя. Но, если мы вчитаемся в них, то увидим, что первая позиция гораздо абсурднее второй. "Не поверю в Бога, если увижу Его". Разве эта фраза, обязательно вытекающая из положения о невозможности принятия Богом физического облика, звучит не странно? Данная фраза может говорить за весь теологический принцип, (правильно и кратко раскрывая весь его смысл), лучше, чем любая конфессиональная критика или борьба. Вот и мы не будем с этим бороться дальше, как с автоматически преодоленным. Мы просто примирим эту позицию с Иисусом – не хотите видеть в каком-либо физическом облике Бога, ну и не надо! Физически облик Иисуса здесь – третьестепенное! Главное – Личность. А Личность, как совокупность духовно-психических качеств – объект не физический. Евангелия дают нам Личность? Дают! Ну, и хорошо. При желании можно понять, что Это – Личность Бога в человеческих категориях. При желании.

Ну, что еще привести в качестве примеров борьбы с Иисусом? Например, можно привести такое обстоятельно выстроенное некими антихристиански настроенными теологами предположение, что Богу гораздо сподобнее было бы явиться людям в лике Царя или другого Повелителя, который, став бы через череду неких политически ангажированных самим же Собой мероприятий, Властителем всех народов Земли, просто утвердил бы Единобожие, и навсегда законодательно ввел бы в обращение среди людей понятия добра. А история с распятием и воскресением слишком хрупка и непредсказуема по последовательности событий и по своим результатам, чтобы видеть в этом Божий замысел. Здесь как бы секретариат советников составляет некий план непременно успешных действий своему высокому шефу. Мол, если бы Бог нас спросил… Честное слово, по поводу ценности такого "спущенного" сверху единобожия и смысла такого вколоченного силовыми министерствами добра, даже изъясняться лень. Но вот по поводу того, что для Бога гораздо приличнее быть Властителем Земли, чем простым плотником. – можно поспорить. Похоже, что быть плотником для Бога выше. Потому что любая, даже самая высшая земная власть – это высота, которая определяется только тем, куда могут вознести подданные. В этом случае у беспредельной высоты Бога появился бы предел. А это – теологический нонсенс. Потому что – дальше (в понимании людей) Богу уже некуда. Но это только с одной стороны. А, ведь, с другой стороны – это была бы человеческая высота. И в чем тогда величие Бога? В том, что он может достичь предела человеческих мечтаний? Здесь – Бога нет, и все перевернуто с ног на голову. Критерий человеческий становится как бы мерилом Величия Бога. Очевидная глупость. А вот в Иисусе, который не хотел никакой власти, потому что знал другую высоту, проявилось именно то, божественное, которое не доступно человеку – равнодушие к власти и свобода от нее. Простой плотник в этом смысле выше царя царей, потому что в сравнении с истинным Величием Бога любой Его возможный земной чин – карикатура, а положение обычного человека, который олицетворяет собой Человека как такового, вне социальной нагрузки данного понятия, не дает даже повода для таких посмешищных сравнений.

Ну, а что касается непредвиденности евангельских событий, приведших к распятию Иисуса, то утверждающие это должны согласиться с нашим утверждением, что они невнимательно читали Евангелия. Напомним – Евангелия написаны людьми, которые (за исключением Луки, который был греком) ожидали царя Израиля, как посланника Бога, который освободит их от Рима и создаст великое государство, где тысячелетия иудеи будут только пожинать плоды славы и труда других народов по завету Иеговы. Они, видя то, что может Иисус, нисколько не сомневались в том, что так оно и будет. Оттяжку времени с Его стороны они воспринимали лишь как простое чудачество. Он им неоднократно говорил, что будет убит и в три дня воскреснет, но они этого как бы и не слышали, потому что в синагогах их учили совершенно другому, тому, что наоборот, – кто-то там будет убит, только не Этот Царь, который отомстит еще всем за евреев, и наведет должный порядок вокруг Себя. Они даже спорили между собой, кому сидеть справа от него (по тем временам это было символом высшей приближенности к Хозяину), а кому слева, и никак не хотели поверить, что предназначение Его прихода совершенно в другом. В этом смысле очень интересен момент взаимоотношений Иисуса с Иоанном Крестителем. Между прочим, Иоанн Креститель – единственный пророк, который предвосхитил буквально за часы приход Христа. Причем это произошло, надо полагать, совершенно невероятным для обоих образом. Как известно, если очень внимательно читать Евангелие от Луки, Иисус был двоюродным братом Иоанна Крестителя, и выходит, что в маленькой Галилее они не могли друг друга не знать, тем более что их матери были дружны. И вот Иоанн начинает свое служение, которое выражается в том, что он крестит людей. Он совершает так называемые баптизмы, смысл которых состоит в том, что, погружаясь в воды реки Иордан, человек совершает символический акт смерти, как отречение от прошлой жизни, и, выходя из вод снова на поверхность, посвящает свою новую жизнь Богу, отрекаясь от старых грехов. Все шло, как шло, люди охотно шли к Иоанну, воспринимая это как еще один обряд очищения, которыми полон иудаизм, как вдруг Иоанн начинает говорить, что вслед за ним придет Христос и даже, что Он уже почти пришел. Народ даже предполагал, что Иоанн это и есть Христос, но Иоанн упрямо твердил – скоро придет Тот, Кому я недостоин даже обувь подавать. Все ждут Христа и попутно совершают модные баптизмы. Иисус тоже пошел совершить крещение. И здесь – очень интересно: как вы думаете, как должна была бы произойти встреча двух братьев на реке Иордан? Родственными приветствиями, вопросами, как поживает дядя или тетя, как здоровье племянников и т.д. Очевидно, перед крещением все так и должно было бы произойти. Но вместо этого Иоанн остолбевает – он вдруг видит оком пророка в двоюродном брате Того, о Приходе Которого предвещал! Что-то чувствуют оба! Потому что Иоанн вдруг говорит Иисусу: "Мне надобно креститься у Тебя", а вместо этого, мол, Ты приходишь креститься ко мне, на что Иисус, который до предстоящего крещения был самым обычным плотником, вдруг говорит в ответ: "Оставь теперь; ибо так надлежит нам исполнить всякую правду". "Тогда Иоанн допускает Его". (Евангелие от Матфея 3:15). Мы приводим этот случай достаточно подробно, с одной стороны, для того, чтобы показать – вот что значит читать Евангелия внимательно. Если это разговор просто пришедшего креститься и Крестителя, то это один случай, а если это разговор двоюродных братьев, для которых одновременно и неожиданно открывается Что-То в их судьбе, то это совсем другое Евангелие, не так ли? А, с другой стороны, теперь понятно, что даже у Иоанна, на глазах которого произошло что-то с Иисусом, вышедшим из воды, что позволило Иоанну говорить о том, что он видел Духа Божия, спускающегося на родственника и слышал Глас Божий, который утверждал, что это Сын Его, даже у Иоанна возникли серьезные сомнения – а не ошибся ли он? Все-таки Христос и сын его тетки Марии…

Здесь мы возвращаемся к тому, с чего начали – откуда пошли сомнения? А сомнения пошли от того, что Христос не делал того, чего ждали от него все и даже сам пророк, видевший момент свершения пророчества! К тому времени Иоанн уже сидел в тюрьме, за то, что влез в семейные дела царя Ирода, и стал его учить с кем тому спать, а с кем не спать, и из заключения он пересылает Иисусу строгий и принципиальный вопрос: "Ты ли Тот, Который должен придти или ожидать нам другого?" (Евангелие от Матфея 11:3). Это Иоанн у Иисуса спрашивает, Которому сам же первый сказал, что Он Христос! Расшифровать этот вопрос можно так (и нужно, вероятно) – чего Ты медлишь?, почему не прогонишь римлян?, почему Ирод до сих пор правит, да еще и твоего брата в тюрьме держит?, Ты будешь, наконец-то, заниматься делом, или мы поищем другого Мессию? Это письмо родственника родственнику. В ответ от Иисуса приходит ответ Христа пророку, где на вопрос, Христос Он или не Христос (посланник Бога людям), дается ответ без ответа в стиле Иисуса, который предполагает, что человеку ответ станет очевиден, если он немного подумает над своим же вопросом сам: "Пойдите и скажите Иоанну, что слышите и видите: Слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют" (Евангелие от Матфея 11:4;5). Здесь, как всегда, выпад Иисуса, который нельзя парировать. Иоанн и раньше знал то, что принесут ему в ответ верные люди. Об этом говорила вся Иудея, вся Галилея, все Десятиградие и все другие регионы Палестины. Но это было даже для Иоанна второстепенным! Главное было – когда возродится слава царства Израиля? Вот такими людьми писались Евангелия, поэтому нельзя автоматически принимать на себя их опыт восприятия событий земной жизни Иисуса. Надо смотреть шире, как не могли смотреть непосредственные свидетели. А если мы посмотрим шире, то увидим, что никакой непредвиденности в событиях не было. Все шло предопределенным образом. Самое нежелательное – впасть в пересказ Евангелий. Пусть каждый прочитает и найдет это сам, мы лишь дадим некие вехи, чтобы заострить зерна внимания на этой предопределенности.

Во-первых – тайна рождения. Не та тайна с ангелами и волхвами, а простая – Мессию ждали, знали из какого он будет рода, и со всеми мальчиками этого рода связывали определенные надежды. По двум родословным Иисуса, которые приводятся в Евангелиях, Он – кандидат в ожидаемого и предсказанного пророками Царя. Но его прозевали! Что, как не вмешательство Бога затмило разум книжников, которые в Иисусе Мессию не увидели, а в Его брате, после убийства Иисуса, увидели, и даже котировали его какое-то время, как долгожданного Христа?

Во-вторых – есть некоторые фразы Христа, которые говорят о предопределенности всего, что должно произойти. Однажды Его спросили – почему слепой слеп, кто согрешил, он, или его родители? Иисус неохотно отвечает – слеп он для того, чтобы Я его излечил, и на нем проявились дела Божьи. То есть, сценарий событий писался еще тогда, когда рождался этот слепой человек. Так же мягко, но непреодолимо спорит Иисус с учениками на тайной вечери о Своей земной судьбе и близкой гибели: "Сын человеческий идет по предназначению" (Евангелие от луки 22:22). Кратко, но емко. А как Иисус буквально посылает Иуду совершить предательство – "что должен сделать, иди делай"! Молчание Иисуса перед Пилатом, это тоже усталая молчаливая подсказка – делай, что должен, смешной человек! Когда возникают попытки сопротивления его аресту, он останавливает Петра: как тогда исполнятся Писания, если Меня не арестуют и не убьют? Особенно показателен въезд Иисуса в Иерусалим на осле. Он уже было вошел в Иерусалим, где Его ждала столь много раз им предсказываемая Собственная смерть, как вдруг остановился и послал учеников по точному адресу, где надо найти, отвязать осла и то-то и то-то ответить тем людям, которые заподозрят их в воровстве. Они пошли по адресу, действительно нашли там осла, и между ними и местными жителями произошел именно тот разговор, который дословно описал им Иисус! Зачем Ему понадобился этот осел? Да он Ему и не нужен был! Он до этого все время пешком ходил! Все дело в том, что в Писаниях этот Его въезд был описан на осле, и он должен был исполниться именно таким образом. Тут же Он со свойственной Ему иронией отвечает одному из фарисеев, который просит Его заставить замолчать ликующий в приветствиях народ: "Если они умолкнут, то камни будут кричать". То есть, если написано в пророчествах, что будут раздаваться крики "Осанна!", то, значит, они будут раздаваться. Если люди замолчат, то по договору-контракту с Провидением их заменят камни. Все должно исполниться в точности…

Здесь, кстати, из истории с ослом, четко виден интересный нюанс исполнения пророчеств о Христе. Иисус не только вписывался в пророческие события, но и направлял их своим вмешательством. Когда у других действующих лиц не хватало чего-то для исполнения предназначенного, он Своим поведением или Своими словами заполняет эту пустоту и обеспечивает тем самым исполнение плана. Делает чужую работу. Почитайте, вы это во многом увидите. Например, если вспомнить этот бестолковый суд над Ним, который сразу же после ареста учинили над ним первосвященник и его люди. Ни одно из лжесвидетельств, которые приносились на этом суде, не оказалось достаточным для осуждения Его по иудейским законам! Даже не это ума не хватило! А ведь долго готовились и решались! Тогда Он нарывается сам, говорит, что Он Христос и Сын Бога, тут-то Его и приговаривают. Такая статья в законе есть! Его судят по Его же показаниям! Это самый уникальный суд в истории! И с Пилатом история о том же. Как мы помним Пилату даже жена строго наказала – ничего плохого не делай Этому Человеку. Вы можете себе представить человека, который пошел бы против жены? Все было на стороне Иисуса в этот момент! Надо было только подружиться с Пилатом, который оказал Ему поначалу явное сочувствие. Вместо этого на вопрос-намек – правда ли говорят, что ты царь Иудейский (мол, скажи, что неправда)? – Иисус отвечает: "Ты сам это сказал". Хуже для Себя он не мог ответить. Это было единственное обвинение, которое по римским законам каралось смертью – политическая оппозиция Единственному Царю, римскому Цезарю. Иисус, кстати, никогда себя царем Иудейским и не называл. Это придумали Иудеи, как единственный способ заставить Пилата убить Его. Если это обвинение подтверждалось, то у Пилата просто не оставалось выбора – или он карает Иисуса, или становится его политическим сообщником, если милует. Зная это, Иисус, вместо того, чтобы хотя бы промолчать, еще и громогласно говорит – даже сам Пилат называет меня царем Иудеи. Теперь у Пилата выхода нет. То есть, и Пилату Он помогает свершить предназначенное одной короткой фразой. Он немногое сказал Пилату в их приватной беседе. И мы этого еще коснемся. Но из того, что Он сказал, одно выделим особо: когда Пилат пытался угрожать Иисусу, напоминая, что Тот находится в руках человека, который на этой территории, как представитель Рима, может все, Иисус ему, как ребенку, разъяснил – ты ничего не сможешь Мне сделать, если это не предназначено тебе свыше, ты исполняешь то, что должен исполнить, ничего не имея против Меня, и не зная, по сути, Меня, а гораздо более виновны и грешны те, кто предает Меня в этой истории. Если говорить о вмешательстве Бога в события тех дней, то, как видим, оно было не только скрытым, но и непосредственным в лице Иисуса. Ничего непредвиденного не могло произойти. Все, как говорится, было под контролем (здесь бы смайлик с форума не помешал).

Здесь кроется простой ответ на недалекий вопрос – как мог Бог позволить, чтобы люди били его и унижали? Он мог этого и не позволить. Он этого и не позволил. Он дал выбор. И люди выбрали. Кроме нескольких единиц, которые не предали. Здесь также надо говорить не о Боге, а о себе самих. Иисус ведь не сделал никакого зла. Он делал только Добро. За что с Ним так поступили? А ни за что! Из-за склонности ко злу. В любом другом случае склонения к злу можно что-то находить оправдывающее. Но если мы так поступили со своим Богом, то, что еще нужно нам, чтобы понять, что зло – в нашем устремлении к противобожному хаосу вечной смерти вопреки Его Природе Творчества и Созидания Вечной Жизни? Убийство Иисуса – законченное и ничем не оправданное зло, зло, чище которого по проявлению самой природы зла, Бог нам не мог дать пережить и осуществить. Ради этого он и допустил, чтобы Его били и унижали. Добровольно. "Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее. Никто не отнимет ее у Меня, но Я Сам отдаю ее" (Евангелие от Иоанна, 11:17-18).

Если вспомнить главное, из-за чего мы на каком-то этапе все это затеяли, то вернемся к тому моменту, когда мы решили, что мало знать о Боге, надо знать и Самого Бога. Узнать Его можно только из Евангелий, через непосредственное знакомство с Иисусом. Другого пути нет. Однако здесь этому знанию существует серьезная препона. Дело в том, что даже никогда ни читавший Евангелий человек, беря их в руки, уже знает заранее, с Кем он там встретится. Образ Христа уже создан кинематографистами, живописцами, писателями, иконами, церковниками и каким-то витающим повсюду в умах осознанием Иисуса неким воздушно-умиротворенным, кротким, печально-горестным и уныло-блаженным персонажем Библии, пострадавшим безропотно за правое дело. С такой уверенной базой читать Евангелия очень легко – они легко вписываются в это представление. Но это – поверхностное чтение. Если читать глубоко, то вырисовывается совсем другой образ.


Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!