HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Роман Оленев

Палата №6

Обсудить

Стенограмма программы "Стоп-кадр"

На чтение потребуется 23 минуты | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 27.07.2014
«Палата №6». Постер фильма Карена Шахназарова

 

 

 

И вновь нам предоставляется возможность коснуться современного российского кино. Буквально недавно вышел в прокат новый фильм Карена Шахназарова[1] «Палата №6». В принципе, Карен Георгиевич режиссёр настолько значительный – без преувеличения можно сказать: мэтр и советского, и уже российского кино, – что заслуживает отдельной передачи или даже целой серии передач. Но сегодня сфокусируем внимание на его тринадцатой картине по знаменитой повести Чехова.

То, что в творческой биографии режиссёра фильм оказался по счёту тринадцатым, обернулось удачей. «Палата №6» уже выдвинута в качестве претендента на «Оскар» в номинации «Лучший иностранный фильм года». И кто знает, может быть, он повторит судьбу легендарной оскароносной картины Милоша Формана «Пролетая над гнездом кукушки». Да и тема сумасшествия, как помним, тоже основная.

Хотя Шахназаров на такие перспективы и не замахивался. «Палата №6» выполнена абсолютно не в голливудской эстетике, в ней вообще нет никакого экшена, одни только диалоги да монологи героев. По форме это очень экспериментальная экранизация классики с просто ничтожным по нынешним меркам бюджетом в пятьсот тысяч долларов, и снята картина в рекордно короткие сроки – всего за двадцать восемь дней. Но при всей скромности затрат фильм получился необыкновенно сильным и с успехом идёт в кинотеатрах.

Вообще, Чехов – он же всегда остаётся актуальным, а тут ещё режиссёр перенёс действие в наше время, а как основной художественный приём выбрал репортажную съёмку. Фильм и начинается так, как будто мы смотрим не художественное кино, а репортаж из провинциальной российской психушки.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– А мечта у вас есть какая-нибудь?

– Есть.

– Какая?

– Ну, пожениться хочу. Девочку хочу найти себе.

– Мечта? Ну, у меня… Понимаешь, вообще-то мечтам лучше не верить. Они всё равно не сбудутся. Поэтому у меня её нет.

– Мечта у меня есть только одна – как бы отсюда выйти.

 

Снимать фильм о душевнобольных людях в реальном психоневрологическом интернате – наверно, нельзя назвать абсолютно новым приёмом, как и репортажный стиль съёмки. Но экранизировать таким образом классику, в частности, знаменитую повесть Чехова, до Шахназарова уж точно никто не пытался. Такая режиссёрская смелость поначалу даже очень сильно насторожила чиновников Минздрава – они были против съёмок в реальной психбольнице. Но потом за режиссёра заступились влиятельные люди.

На самом деле Шахназаров не переступил этических границ. В своём фильме к съёмочному процессу он отнёсся максимально корректно: всех душевнобольных снимали исключительно с их согласия. Да и потом режиссёр избегает акцентов на физиологии безумия. Он не хотел снимать модную сегодня «чернуху», что в условиях провинциальной психиатрической лечебницы абсолютно не являлось проблемой. Но вот телевизионный репортажный стиль ему был важен – важен для усиления реальности.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– Так, кто ещё интересный? А, вот Алёша. Алёш, тебе сколько лет?

– Сорок три.

– Сорок три. А выглядишь как хорошо, молодо. Как себя чувствуешь?

– Хорошо. Я здоров.

– А у нас тогда почему лежишь?

– Меня соседи облучают.

– А как же они это делают?

– У них машинка такая, и они меня облучают.

– А зачем?

– Не знаю. Наверное, не хотят, чтобы я жил.

– Получаются такие злые люди.

– Вроде того.

– Ну а у нас нравится, жалоб нет?

– Нет, нет, у вас больница высшего уровня. Меня Наталья Петровна научила правильно сидеть. Вот так – правильно сидеть.

– Хорошо, выздоравливай давай дальше.

– Наталья Петровна, а это кто?

– А это Панкратов, тоже Алёша. Поступил к нам в одна тыща девятьсот девяносто седьмом году. При поступлении утверждал, что убил Джона Леннона, по личному распоряжению Юрия Андропова.

– Продукция какая?

– Голоса.

– Голоса слышите?

– Слышу.

– Угу. А радостный такой что?

– Голоса хорошие.

– А голоса какие – мужские, женские?

– И мужские, и женские – все хорошие.

– Угу. Ну, хорошо (оборачивается). Ярко выраженная шизофрения.

 

Экранизация «Палаты №6» актуальна по многим причинам, но как минимум, уже потому, что психиатрия со времён Чехова, надо сказать, не сильно-то изменилась. Во всяком случае, это касается такой болезни, как шизофрения. Её причины как не были известны, так и не выяснены. Методы лечения, конечно, поменялись, но вот принципы остались те же – подавление и устрашение. Ну а главное – болезнь по-прежнему остаётся неизлечимой.

Сами психиатры говорят, что тому, кто установит хотя бы причину шизофрении, надо уже при жизни поставить золотой памятник. В этой болезни всё так до сих пор неясно и таинственно, что даже методы диагностики до конца не разработаны. Один из них, например, очень странный и какой-то средневековый: диагноз ставится по специфическому запаху больного.

Кроме того, психиатры утверждают, что абсолютно здоровых людей нет, что у всех в той или иной степени проявлены формы вялотекущей шизофрении. И граница, отделяющая душевно здорового от душевнобольного, очень зыбка.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– Вообще, грань между людьми психически больными и людьми нормальными чрезвычайно иллюзорна. Могу уверенно сказать, что мы все с вами страдаем разными формами психических заболеваний, вялотекущими формами.

– Как же вы ставите диагноз?

– Методик очень много. Ну вот, например, по запаху. Да, шизофреник пахнет. Это похоже на запах прогорклого масла и миндаля.

 

Как вы помните, сюжет чеховской «Палаты №6», по которой снят фильм, во многом строится на том, как доктор Рагин, главврач психбольницы, постепенно сам сходит с ума, и затем его упекают в ту же психушку, где он работал, а на место доктора Рагина приходит бывший его подчинённый, молодой врач-карьерист, которого вы только что видели в исполнении актёра Евгения Стычкина[2]. Вот Шахназаров, приступая к съёмкам фильма, не поленился узнать, а вообще, бывает ли такое, чтобы лечащий врач психбольницы сам стал её пациентом.

Для этого режиссёр объездил множество клиник, но везде его уверяли, что Чехов всё придумал, что такого не бывает. Но так  было до тех пор, пока он не приехал в Ярославль, где в одной из клиник ему признались, что у них лежит бывший главврач. Но, правда, режиссёру его не показали. Так что чеховская повесть вполне современна и реалистична. Шахназаров же усилил всё тем, что историю о судьбе главврача психиатрической лечебницы в российской глубинке перевёл на язык журналистского расследования.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– Это Иван Дмитриевич Громов, мания преследования и… мой предшественник, доктор Рагин, считал его пророком. Скажите, Наталья Петровна, Рагин как себя чувствует?

– Он без изменений.

– Он что, у вас лежит?

– Да.

– Он бывший главный врач?

– Да, бывший главврач. Случаются такие истории.

– А можно с ним поговорить?

– Нет, он не разговаривает.

– Может, можно его как-то увидеть?

– Ну… Если вам так этого хочется, конечно. Наталья Петровна, проводите?

– Да, конечно.

– Если будут какие-то вопросы – я у себя в кабинете. Проводите.

– Проходите сюда, пожалуйста.

– Никита, пройдём со мной.

– Пойдёмте.

 

Режиссёр удивил зрителей не только тем, что экранизировать чеховскую повесть можно в стиле репортажа с закадровым голосом журналиста, дрожанием рук оператора, но и тем, что соединил в фильме реальных больных, непрофессиональных актёров, и актёров, казалось бы, совершенно разной «весовой категории». Например, Евгений Стычкин, снимавшийся до этого, в основном, в мыльно-юмористических фильмах, здесь играет в контрасте с Владимиром Ильиным[3], мастером психологизма. Но смотрится Евгений Стычкин, как видим, насколько неожиданно, настолько и убедительно. Ну а что же касается Владимира Ильина, то он так глубоко погрузился в образ врача, сошедшего с ума, что настоящие доктора психбольницы, где снимался фильм, признавались, что в перерывах между съёмками не всегда могли отличить актёра от своих пациентов.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6».

 

По сути, именно Владимир Ильин и стал для режиссёра тем, если можно так сказать, толчком, благодаря которому он вернулся к затее создания фильма. Почему «вернулся»? А дело в том, что сценарий был написан ещё двадцать лет назад. Времена были тогда уже, в общем, тяжёлые, и фильм должны были продюсировать итальянцы, а на главную роль планировался – представьте себе – Марчелло Мастроянни[4], снявшийся уже на тот момент у Михалкова в фильме «Очи чёрные»[5], тоже по Чехову. Шахназаров не был против кандидатуры великого итальянского актёра, но уже тогда очень не хотел делать фильм историческим и костюмированным, а итальянские же продюсеры, наоборот, настаивали на буквальной реализации чеховского текста. Вот из-за этого общий язык с режиссёром они так и не нашли, и сценарий был отложен до лучших времён. Что, наверное, и хорошо: Масторянни хоть и велик, но в роли провинциального русского врача, ещё и сходящего с ума, явно вызывал бы вопросы.

Потом, когда уже Шахназаров возглавил «Мосфильм» и мог снять картину без иностранных продюсеров, он долго никого не мог представить в образе главного героя, пока не увидел Владимира Ильина, в котором действительно есть всё от чеховского психологически сложного героя, бегущего от пошлости жизни, но к тому же он абсолютно современен. К чему и стремился режиссёр.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6».

 

– Как жаль, что наши горожане тратят свою энергию, сердце, ум на карты и сплетни. Не хотят проводить время в интересной беседе и чтении.

– Андрей Ефимович, какое сегодня число?

– Двадцать девятое ноября.

– А год?

– Две тысячи седьмой.

– Андрей Ефимович, а сколько дней в году?

– Триста шестьдесят пять.

– Андрей Ефимович, а правда ли, что в палате номер шесть живёт замечательный пророк?

– Да, это больной, но интересный молодой человек.

– Да, стареем, Андрей Ефимович. Может, отдохнуть вам? Возьмите отпуск, поезжайте куда-нибудь на месячишко.

– Поезжайте в Анталию. Я в прошлом году так устал, нервы ни к чёрту. Поехал на месяц в Анталию и совершенно переменился.

 

Интересно, что слово «Анталия» – это чуть ли не единственное слово, которое Шахназаров заменил в чеховском тексте, где доктору предлагали съездить в Кисловодск. Но потом режиссёр даже пожалел, что поменял название курорта в стремлении осовременить повесть. Ведь главный принцип фильма – и в этом его уникальность – что при всей современной обстановке чеховский текст остаётся почти неприкосновенным.

Режиссёр считает, что подобный принцип экранизации ещё сильнее даёт понять, насколько чеховское произведение не потеряло актуальности. Из текста не выкидывались даже такие слова, как «извольте», «господа». Сохранность чеховского языка для режиссёра была настолько важна, что сам сценарий фильма выстроен таким образом, что позволил озвучить не только чеховские диалоги, но и чеховские ремарки, то есть, сами описания Антоном Павловичем жизни главного героя. Ну а сделано это посредством того, что чеховский текст вложили в уста персонажей, знакомых главного героя, которые дают интервью, вспоминают о судьбе доктора. Данный приём, ко всему прочему, опять-таки создал эффект достоверности, к которому стремился режиссёр.

Ну а чтобы зритель совсем уж ощутил реальность произошедшей истории, авторы фильма иногда соединяют язык чеховской повести с видеорядом, заснятым другом доктора на самую простую любительскую видеокамеру. В общем, сочетание документальной формы и литературного текста стало ключевым принципом всего фильма.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– А в четыре часа он входил ко мне и говорил: «Дарьюшка, как бы мне пообедать?». После обеда он ходил по комнате, скрестив руки, и думал, думал, думал. В пять часов я к нему обращалась: «Андрей Ефимович, пора ли вам пить пиво?» – «Нет, ещё не время. Погожу, погожу».

 

Вы, конечно, заметили, что на стенах квартиры доктора висят портреты Хемингуэя и Высоцкого. И это не только желание наполнить обстановку конкретными реалиями, показать то, какими ценностями жил главный герой, а и некий намёк на связь инакомыслия с возможностью оказаться в психушке. Ведь известно, что для диссидентов, для которых такие имена, как Хемингуэй и Высоцкий были знаковыми, карательная психиатрия являлась реальной угрозой. Советские органы КГБ с таким энтузиазмом выбрали психбольницы методом расправы с инакомыслящими, что в своё время из-за этого даже поднялся мировой скандал. И Советскую ассоциацию психиатров, пусть и на короткий срок, но исключили из Международного союза психиатров.

В таком свете неудивительно, что чеховская повесть, где главного героя сгноили в психушке, диссидентами понималась по-особому. В докторе Рагине они могли разглядеть и своих инакомыслящих друзей с подобной же судьбой. Ведь главный герой чеховской повести тоже критикует существующий строй, задаёт вопросы, которые не следует задавать, ну и, в конце концов, оказывается в палате №6. Шахназаров же почувствовал, что чеховская повесть и здесь, в общем, не устарела и смотрится вполне как реальная сегодняшняя история. Особенно если постоянно придерживаться максимально репортёрского стиля. Иногда перед нами как бы документ в документе, и внутри интервью звучит ещё и диктофонная запись.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– Тут однажды я записал нас с Андреем Ефимовичем. Просто принёс диктофон для интереса.

– «Однако в какую глушь занесла нас судьба! Досадней всего, что здесь и умирать придётся».

– Это я.

– «Жизнь есть досадная ловушка… В самом деле, против его воли человек какими-то случайностями вызван из небытия к жизни...».

– А это уже Андрей Ефимович.

– «Зачем? Хочет он узнать смысл и цель своего существования – ему не говорят или же говорят глупости; он стучится – ему не отворяют. К нему приходит смерть – тоже против его воли… Прошлое противно, лучше не вспоминать о нём. В настоящем – то же, что в прошлом. Я служу вредному делу, я нечестен. Но ведь сам по себе я ничто. Я только частица необходимого социального зла. Все чиновники, все служащие вредны и даром получают зарплату. Значит, в своей нечестности виноват не я. А время.

 

Сам Шахназаров считает, что инакомыслие, как явление, не исчезло, и отношение в России к инакомыслящим не изменилось, просто на смену одному общественно-политическому устройству пришло другое.

То есть, чеховский мыслящий герой, герой, тоскующий по вечным материям, но потерявшийся в жизни, не перестаёт быть актуальным. Вообще, современность, универсальность Чехова известны, его ставили и ставят по всей Европе и даже в Японии – очень уж остро и художественно затронул тему душевных метаний человека, его конфликта с обществом, одновременной зависимости и отторжения от суеты и пошлости жизни.

И ведь эти темы, они ж никуда не ушли, а наоборот, усилились и приобрели другие формы, особенно в крупных городах. И Шахназаров в своём фильме, почти не изменив чеховский текст, поменял лишь декорации.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6» (вечерние витрины магазинов под оптимистичную музыку сменяются видеорядом под воспоминания героя):

 

– В Москве Андрею Ефимовичу не понравилось. Он говорил, что там одни мошенники и на дорогах пробки страшные. Я возражал, что город Москва – изумительный город. В нём я провёл пять изумительных лет моей жизни. Андрей Ефимович говорил: «Тогда оставайтесь здесь один, а мне позвольте ехать домой».

 

Комментируя свою суперсовременную экранизацию «Палаты №6», Шахназаров говорит о том, какой глобальный идейный кризис переживает сегодня общество. Идеи социализма забыты, христианские ценности тоже переживают явно не лучшие времена, ну а нового-то ничего не появилось. Режиссёр во многом и объясняет сумасшествие героя фильма тем, что в сегодняшней жизни острый дефицит смыслов. Хотя формы – да ещё какие формы – остались.

Но при этом режиссёр не склонен сваливать всю вину на общественное устройство и обстоятельства жизни. Отношение к своему герою у него неоднозначно. Доктор Рагин – это человек, который на каком-то этапе стал равнодушным ко всему, но по инерции продолжал вроде как трезво рассуждать о жизни, лечить больных до тех пор, пока один из его же пациентов, по фамилии Громов, не разгромил в пух и прах всё его благодушное мировоззрение, за которым, как выяснилось, в общем-то, ничего и не стоит.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– Страдание презираете… Прищеми я вам дверью палец, так, небось, заорёте во всё горло.

– А может, не заору.

– Да как же? Вот если разбил бы вас паралич или какой-нибудь дурак и наглец оскорбил бы вас публично, тогда б вы поняли, как это – отсылать других к уразумению и истинному благу.

– Оригинально. Меня приятно поражает в вас склонность к обобщениям. А моя характеристика, которую вы только что изволили сделать, просто блестяща. Признаться, беседа с вами доставляет мне громадное удовольствие.

 

Для режиссёра же фильма громадным удовольствием, по его словам, было работать с чеховской прозой, с его диалогами. А ещё Шахназаров признаётся, что он вдруг, неожиданно для себя обнаружил религиозность писателя. Ну, вообще-то, за Антоном Павловичем, действительно, закрепилась репутация если не вполне атеиста, то человека индифферентного к вопросам веры. Но, в принципе, это не совсем правильная оценка.

Конечно, Чехова не назовёшь христианским писателем, и религиозная тема у него никогда не была основной и не выступала так остро, как, скажем, у Достоевского, который вообще не имеет здесь себе равных, но и в чеховских произведениях поиски веры, тема бессмертия занимают значительное место. И, в частности, в повести «Палата №6».

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– В конце концов, вас заколотят в гроб и бросят в яму.

– А бессмертие?

– Полноте.

– Вы не верите. А я верю. У Достоевского или у Вольтера кто-то говорит, что если бы не было бога, то его выдумали бы люди. А я глубоко верю, что если нет бессмертия, то его рано или поздно изобретёт великий человеческий ум.

– Хорошо сказано. И это хорошо, что вы веруете. С такой верой можно жить припеваючи даже замурованному в стене. Вы мыслящий, вдумчивый человек. При всякой обстановке вы можете находить успокоение в самом себе.

 

 Режиссёр настаивает, что именно в религиозности и есть глубинный смысл повести, а не в том, что в России умного человека всегда могут упечь в дурдом, или что мыслящий человек в российских условиях жизни гибнет. В своих интервью режиссёр утверждает, что «Палата №6» нуждается, прежде всего, в религиозном осмыслении, потому как и сам Антон Павлович, хоть и не был церковным человеком, но верующим человеком был, во всяком случае, стремился к этому.

И действительно, если внимательно читать повесть или смотреть фильм, видно то, как Чехов даёт приговор гуманизму, считая, что он не может заменить веры и не может стать надёжным внутренним стержнем для человека.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– Слабы мы. Был я равнодушен, бодро и здраво рассуждал, а стоило только жизни грубо прикоснуться ко мне, как я пал духом. Слабы мы, дрянны мы. И вы тоже. Вы умны, благородны, с молоком матери впитали благие порывы, но едва вступили в жизнь, как утомились и заболели... Слабы, слабы!

 

То, что удалось экранизировать «Палату №6» только сейчас, а не двадцать лет назад, пожалуй, пошло фильму только на пользу. Ведь тогда, в восемьдесят восьмом – восемьдесят девятом году, тема сумасшедших домов была слишком уж политизирована и сильно ассоциировалась с диссидентством.

Для режиссёра же фильма эта тема хоть и важна, но не является главной. Он вообще уверен, что Чехов не связан с политической конъюнктурой, что он выше и глубже этого, а современен – исключительно современен – именно потому, что поднимает вневременные, вечные вопросы.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– Однажды я спросил у Андрея Ефимовича, верит ли он в бессмертие души. «Нет, уважаемый Михаил Аверьянович, не верю. И не имею основания верить», – отвечал он. Признаться, и я сомневаюсь. Хотя, впрочем, у меня такое чувство, как будто я не умру никогда. Ой, думаю, старый хрен, умирать пора. А в душе какой-то голосочек: не верь, не умрёшь.

 

Замечательный актёр Александр Панкратов-Чёрный[6], ставший для Шахназарова своего рода талисманом ещё с фильмов «Мы из джаза», «Курьер», «Зимний вечер в Гаграх», и здесь очень подходит к режиссёрскому стилю. Ведь Карену Георгиевичу всегда была свойственна комедийная подача даже в разговоре о самых серьёзных вещах. Кстати, то же самое можно сказать и о стиле Чехова. То есть, здесь они совпадают. Хотя в целом «Палата №6» – одно из самых беспросветных произведений мировой литературы.

И так совпало, что мрачность чеховской повести попала в резонанс с сегодняшними настроениями в европейском кино. Ведь посмотрите: почти все фестивальные картины сейчас интересуются не только маргинальными состояниями человеческой психики, но трагическими темами. Тема смерти и того, что ждёт человека за её порогом, звучит всё чаще. И настроение картин по большей части очень пессимистично.

Наверное, поэтому затронутая Чеховым тема смерти, да и конца всего человечества, ещё и переведённая Шахназаровым, по сути, на артхаусный киноязык, оказалась настолько актуальной как у нас, так и за границей. На всех фестивалях оценили минималистично и философски глубокую картину Карена Шахназарова.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– Как-то он мне сказал, что мы все должны рано или поздно погибнуть, не оставив в природе даже отпечатка. И что если вообразить, что если через миллион лет мимо земного шара пролетит в пространстве какой-нибудь дух – он так и сказал: «дух», – то он увидит только глину и высокие утёсы. Всё: и культура, и – как это он сказал? – нравственный закон – всё пропадёт, и даже лопухом не прорастёт.

 

Не правда ли, сам текст этого фрагмента любопытен сочетанием материализма и мистики? Доктор Рагин – он как бы верит и не верит одновременно. А что, для современного человека это довольно обычное состояние. Подобное мироощущение – между верой в некоего высшего духа, верой в бессмертие и отрицанием бессмертия, убеждением, что всё кончится абсолютным нулём, великим Ничто – конечно же, было и личным опытом переживаний самого Антона Павловича.

Исходя из этого, вообще, загадка о человеке в чеховкой постановке, как сказал один из философов, может получить или религиозное разрешение, или никакого. Во втором случае она приводит к самому безнадёжному пессимизму. К какому, собственно, и приходит герой «Палаты №6». Для него жизнь вне бессмертия оказалась не имеющей никакого смысла.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6»:

 

– Весь следующий день Андрей Ефимович ничего не пил, не ел, только лежал на кровати молча. А под вечер у Андрея Ефимовича случился апоплексический удар. Он открыл глаза и сказал: «Миллионы людей верят в бессмертие. А вдруг оно есть?». Дёрнулся и забылся в беспамятстве. Потом пришли санитары, взяли его за руки и за ноги и унесли. Вот и всё.

 

Максимально уходя в своей экранизации от ставшего привычным ещё со школы социального понимания повести – мол, российская действительность во всём виновата, – Шахназаров стремится, насколько это вообще возможно, перевести разговор в религиозную плоскость. Для этого он даже специально выбрал местом съёмок не обычный психоневрологический интернат, а располагающийся на территории древнего монастыря.

Мало того, и начинается фильм с глубокого средневековья, где мы видим среди лесной чащи старца-подвижника и юную монахиню. Эти святые люди и являются основателями монастыря, то есть, будущего психоневрологического интерната.

Особенно режиссёр задерживает наше внимание на юной монахине, которая видит стаю оленей. А между прочим, по тексту Чехова стая оленей – это последнее видение, последний образ, который возникает в сознании героя перед смертью, когда он думает о возможном бессмертии души. То есть, так режиссёр устанавливает тонкую метафизическую связь между двумя героями.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6» (эпизод с монахами, идущими через лес).

 

Ну а всё-таки, для чего режиссёр в разговоре о судьбе несчастного врача, сошедшего с ума, в разговоре о психушке так пристально вглядывается в святую монастырскую предысторию психоневрологического интерната? Очевидно, что не только для заострения духовного кризиса современного общества – то есть, там, где когда-то святые люди основали обитель для спасения душ, сейчас лежат несчастные безумцы, – связь и более тонкая. Монастырь и психушку режиссёр как бы соединяет, поскольку хочет ещё и сблизить такие понятия, как святость и безумие. Сопоставление, конечно, очень смелое, но в чём-то и правомерное.

Говорят ведь, что умалишённые направляются в рай. То есть, так, очень буквально Шахназаров художественно реализует евангельские слова: «Блаженны нищие духом, они Бога узрят». И главным подтверждением в фильме связей таких понятий, как святость и безумие, служит то, что юная девушка-монахиня, которую зритель запоминает в начале фильма, появляется и в конце, но уже в образе пациентки женского отделения, когда она танцует с героем Владимира Ильина в сцене встречи Нового года в психбольнице.

И святую, и безумную героиню играет одна и та же актриса[7]. И выражение глаз, да и всего лица у неё вновь какое-то удивительно блаженно-чистое. Всё это, да ещё и необычная красивая музыка, под которую танцуют безумные герои, выводит финальную сцену как бы в иное измерение.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6» (сцена новогоднего бала).

 

Конечно, у Чехова никаких танцев и никакого монастыря не было. Шахназаров позволил себе своё, авторское осмысление. Хотя, по сути, главное, в чём он пошёл наперекор писателю – изменил финал. Интересно, что эту идею предложил один из пациентов. Он сказал Шахназарову тогда, что не надо заканчивать, как у Чехова, надо оставить героя живым, оставить какую-то надежду зрителю.

Ну а надежда, она живёт, прежде всего, в детских душах, поэтому Шахназаров, помимо того, что оставляет героя живым, добавил и ещё одну вещь. Уже в самых последних кадрах на нас смотрят чистые глаза девочки, соседской девочки, за которой когда-то присматривал герой Владимира Ильина, ещё будучи здоровым.

Сама девочка и стесняется камеры, и буквально пронзает нас своим невинно-недоумённым взглядом. И от такого взгляда зрителю как-то неловко, но и оторвать глаз он не может. Зритель как бы не знает, что при всём этом думать. Но на эмоциональном, на тонком уровне такой необычный финал оставляет сильный эффект. Как, впрочем, и вся экспериментальная по форме и очень талантливая экранизация Шахназаровым повести Чехова.

 

Кадр из фильма «Палата №6»

 

Кадры из фильма «Палата №6» (взгляд ребёнка).

 

 

 

21 октября 2009

 

Источник записи видео: сайт одесского телеканала «АТВ» (atv.odessa.ua, прекратил свою работу в октябре 2014 г.).

 

 

 



 

[1] Карен Георгиевич Шахназаров (род. 1952) – русский кинорежиссёр, сценарист, продюсер (пим. ред).

 

[2] Евгений Алексеевич Стычкин (род. 1974) – русский актёр театра и кино (прим. ред.).

 

[3] Владимир Адольфович Ильин (род. 1947) – русский актёр театра и кино, Народный артист России (прим. ред).

 

[4] Марчелло Мастроянни (итал. Marcello Vincenzo Domenico Mastroianni, 1924–1996) – итальянский актёр, прославившийся благодаря ролям в фильмах Федерико Феллини (прим. ред).

 

[5] «Очи чёрные» – советско-итальянский художественный фильм 1987 года, снятый Н. Михалковым по мотивам рассказов А. П. Чехова (прим. ред).

 

[6] Александр Васильевич Панкратов-Чёрный (род. 1949) – русский киноактёр и режиссёр, Народный артист России (прим. ред.)

 

[7] Роль Дарьюшки в фильме исполнила Анна Юрьевна Синякина (род. 1981) – русская актриса театра и кино (прим. ред.).

 

 

 

Антон Чехов. Палата №6 (+ DVD фильм). Издательство: Проспект, 2010 г.

 

 

 

Антон Чехов. Палата № 6. Повесть и фильм Карена Шахназарова (+ DVD). Издательство: Проспект, 2010 г.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

16.10: Александр Дорофеев. Мореход (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!