HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Анна Останина

Песни русалок

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 24.08.2011
Иллюстрация. Название: "Рассвет над Вама Веке". Автор: Анна Останина. Источник: http://www.newlit.ru/

Оглавление

  1. Русалка
  2. Ресторан
  3. Есть разное время…
  4. История Адама и Евы
  5. Любовь в тростнике
  6. Человек, который шёл к горизонту
  7. Об уличной любви
  8. Сегодня я за зло
  9. Та
  10. Строчки из белого стиха
  11. Конец
  12. Немного о будущем
  13. Любовь и вода


Русалка

Расстёгнутый старый халат 
Отдаёт нафталином, 
Отдаёт тебя в холодное свежее утро без чешуи, 
Подставляешь ветру 
обожжённую красную спину. 
Становишься ступнями на остывшие голыши. 
Пальцами ног 
вытанцовываешь осторожно, 
Руки раскидываешь обнажёнными крыльями врозь. 
И на теле твоём 
найти без труда возможно 
Спелую, отдающую ягодой, красную гроздь. 
И вот измятое 
шёлковой простынёю тело, 
Ещё обвитое сладким запахом сна, 
Которое этой ночью 
стонало и пело, 
Принимает в объятья голубая живая волна.

Ресторан

Сударь, не обессудьте,
Вот ваши жареный карп и молочная каша:
Он смотрит слегка укоризненно левым глазом,
Взбивает она на тарелке воздушные груди,
У этого карпа ведь тоже была мамаша,
Семья, тридцать семь ребятишек, дом – полная чаша,
И вот оказался разом
На вашем блюде.
Я, знаете, тоже смотрела бы укоризненно.
И, может быть, выхватила кость из хребта я даже,
И на дуэль вас вызвала,
Но рыбы с рождения неподточены под речи пафосные,
Их гордый язык не коснется ушных раковин вражьих
Пакостных,
Люди!
Разговаривать с вами он ни за что не будет.
А каша, что взять с неё – дурочка малохольная,
Всё пыжится, тужится, взбивает ладошкой локоны.
Сидите, довольные,
Ничего не знаете, о том, на язык что себе кладёте,
Завернулись в газетно-мультимедийные коконы,
И ручки, хихикая, трёте:
Мол, нас не найдёте!
Приправьте всё это, сударь, разбавленным уксусом,
Горчицей, ванилью, пикантным кетчупом, лишь бы чем-то,
Было бы славно, отдавай рыба рыбой,
но она отдаёт мокрой тряпкой замузганной,
руками сырыми повара, липкой лентой
Я бы нос, сударь, оказавшись на месте вашем, заклеила!
А впрочем, вас же не заставили силой
Прийти-то,
Кушайте, сударь, хороший мой, добрый, милый!
Приятного аппетита!

Есть разное время…

Есть разное время 
– есть для слёз: выть и надеяться, 
А есть для смеха: надорвать 
животики, хохоча. 
Выйди утром ранним на улицу, 
там на солнышке греются, 
Рядом, как две сестрицы, чертовская радость 
и божественная печаль. 
Окунай ладони по очереди: эту, левую, 
В чернейший дёготь, 
а другую, правую, в молоко. 
«Господи, помоги же мне в том, 
что по незнанию своему делаю, 
Делаю – с кровью и желчью, значит; 
одною рукой 
Буду творить 
великих дел бесподобную роскошь, 
Второй – ухвачусь за край, 
чтобы низко не пасть». 
По небесной радуге 
тащит осёл повозку, 
За ним, опираясь на посох, следует пас-
тырь, собирает поданные за день 
к нему прошения, 
Оттого и повозка на бок клонится, 
тяжела. 
Так вот последнее, мой дорогой, 
к тебе обращение: 
Уповай не на милость пастыря, 
а на крепкую спину осла.

История Адама и Евы

У мужчины должна быть женщина, 
(так уж прописано в ветхозаветных источниках) 
Когда наш праотец Адам ещё жил на земле один, 
не из сердца, не из головы и даже не из надпочечника –
а просто из рёберной кости 
создал пару ему Господин. 
Сначала Адам сердился: а много ли толку 
от кости без мозга? К тому же ходить без ребра… 
Но потом гнев на милость переменил, поскольку 
Умела готовить, к тому же была добра, 
Умиляла его слезами 
над убитым мясом, 
И грешок за нею (с кости – что взять нам?) 
был: 
Научилась раньше него говорить –
и пошла точить лясы, 
Ему не понравилось, думал, как наказать –
и побил. 
С удивленьем – а драться совсем не умеет! –
отметил, 
Приласкал побитую, а потом 
приласкал опять. 
И с тех пор началась промеж ними любовь 
и дети. 
Только эту историю не принято вспоминать.

Любовь в тростнике

Тебя кормили сладким густым молоком, 
а меня худосочной травой, представляешь? 
Один из нас убежит теперь далеко, 
останется позади другой, 
в тростниковую трубку на меня сердито лаешь, 
ругаешь старой дурою и брюзгой. 
Я крякаю только, под нос себе напеваю, 
о тебе буду думать только хорошее, 
дотронься, пока горячая и живая, 
пока нам вместе не холодно, 
пока у нас настоящее, а не прошлое, 
пока лежит твоя стая, 
и вожак ещё не встал со своего места. 
На горячих песком засыпанных берегах 
нашла жениха невеста, 
ну а что в этом толку? 
Можно сказать, если только не думать об именах: 
полюбила утица волка. 
Сквозь камыш теперь на нас смотрит дуло, 
выбирает между уткой в яблоках и шубою на плечо, 
я в воздух дёрнулась, хищника обманула, 
оглянулась только взглянуть, как там ты. 
И над сердцем стало радостно, больно и горячо: 
всё-таки утка в яблоках.

Человек, который шёл к горизонту

Прикосновением руки учил ты снег 
таким же быть холодным, 
Бесстрастным словом, что сказал ты вслух, 
учил ты ветер петь с таким же настроеньем, 
Стремлением неистребимым к горизонту 
учил ты жизнь бродить в миру свободно, 
И если бы, казалось, задержался на минуту –
с тобой бы замерло пришедшее мгновенье. 
Меняться будут люди на дорогах, 
что проложу за прожитые годы, 
Закрутятся весёлой каруселью города, 
что выберу пристанищем на срок, 
И ядовитыми цветами прорастут слова, 
что будут мною сказаны когда-нибудь в угоду, 
Но в памяти останется твой путь, 
что тонет в поиске земли – наискосок –
Где будешь ты счастливым.

Об уличной любви

От неё 
всегда пахло 
сладким манящим потом. 
А так она 
обычной уличной девкой 
была. 
Мужчины за ней ходили, 
как на охоту. 
Их жёны желали ей 
грязных болезней 
и прочего зла. 
Блудила она 
где, когда, да и с кем 
попало. 
За расплату брала 
расплющенный 
медный 
грош. 
Считать не умела, 
грамоты вовсе 
не знала. 
В сапожке 
с собою носила 
остренький нож, 
Не для защиты, 
а чтобы чистить 
дарёные фрукты. 
Монахи 
вслух проклинали её, 
а все ж 
Сами за нею тайком 
ходили, 
а рук-то, 
а глаз-то, 
а слов-то –
и что ни возьми, 
все ложь. 
Мужчины её 
называли 
дешёвой шлюхой. 
Их жёны 
в досужих сплетнях –
хуже того. 
Смеялись –
ведь отрастёт 
у гулящей брюхо. 
Куда мерзавка 
денет тогда его? 
Только однажды 
она исчезла. 
Вот было толков 
в январских сумерках 
в пламени 
при свечах. 
Свалили 
в конце концов 
на голодного волка. 
Они зимой 
людоедствуют. 
О мелочах 
быстро забыли 
и выбрали девку 
другую, 
кто-то же должен 
утеху 
толпе доставлять? 
Платье сорвали 
и понесли 
нагую 
по площадям. 
До весеннего солнца, 
знать.

Сегодня я за зло

Прости 
меня. 
Сегодня я за зло. 
А ты 
молчишь, 
Ты – человек с бутылкой. 
Тебя 
с утра 
немного развезло. 
Дрожит 
луна, как 
голубая жилка 
в твоем стакане. 
Что тобой вело? 
Мы слово за слово 
давай не будем 
бряцать. 
Прости 
меня. 
Сегодня я за зло. 
А по-другому: 
нам пора 
расстаться.

Та

Та, 
у которой гусиная мелкая кожа, 
Грешная, может, 
а я утверждаю – святая – душа, 
(Разные люди они, 
только я утверждаю – похожи), 
Прочь уходила 
(но я утверждаю – пришла). 
Та, кто себя продаёт 
каждый день неустанно, 
Думала, что за него –
хоть в огонь, хоть на дно. 
То есть, 
готова сейчас за плиту 
или в ванну. 
Где больше мужества –
это нам знать 
не дано. 
Та, что себе создала 
свой десятый круг ада, 
пьёт свой двенадцатый кофе 
за круглым столом. 
Как ореолы на чашках рисует 
Помадой. 
Будто играет 
в опасные игры 
со злом. 
Больше не хочется 
петь ей 
и даже ругаться. 
Как и когда поняла –
не вернуть ничего? 
Это одно ли и то же –
божиться и 
клясться? 
В общем, 
ей-ей, 
что любила его одного.

Строчки из белого стиха

Я знаю, что богата я –
Мне светит солнце с огненной вершины, 
Мне ветер гладит влажные виски, 
И море ищет долгожданной встречи 
Со мной. 
О чём ещё мне по ночам молиться? 
Чего ещё просить, когда принадлежит 
Мне целый мир? 
Но нет со мной тебя, 
Без этого мне солнце, ветер, море 
Безрадостны. 
И вот проходят дни, 
Как часто солнце провожаю я и с ним 
Привет тебе передаю. 
И с ветром – доберётся ль до тебя? 
И море подождать прошу немного. 
Лишь три заветных просьбы у меня: 
Не обнимай другую никогда 
Так крепко, как меня; 
В глаза ей не смотри с такою теплотой, 
Какую находила я в твоих; 
И иногда в минуту страсти или 
Тоски всепожирающей 
Зови 
Её моим ты именем.

Конец

Отвоевать его не удалось: 
Он поднялся, пальто взял и уехал, 
И с той поры мы с ним всё время врозь, 
И больше моего не слышал смеха 
Никто. Мы утром в разных городах, 
А вечером и вовсе в разных странах. 
Он верит в то, во что я никогда 
Поверить не смогу, зову обманом, 
И повторяю без обиды только «лжец». 
Он из вагона не забыл мне улыбнуться, 
Уехал он и обещал вернуться. 
Но я-то знаю: это был конец.

Немного о будущем

Мне будет 
уже за сорок, 
А ему –
и того будет больше. 
Мы пройдём по пустой аллее 
в разные стороны. 
Он – поднявши ворот, 
только вернувшись из Польши, 
из Америки, из борделя, 
неважно, в сущности. 
Чёрным вороном 
Проскользнёт под (с утра 
непрекращающимся) ливнем. 
А я тихо, с усталостью 
бредущая домой, 
В каком-то вытертом костюме 
спортивном, 
С дочкою под руку – всё-таки выходной 
Закончился. Случайно 
столкнёмся взглядами. 
Узнаем друг друга – ведь, 
сколько бы лет ни прошло, 
Не забыть обоим того, что было. 
Да и надо ли 
Забывать? 
«Как дела?» – «Хорошо». – «Хорошо. 
Это дочка?» – «Дочка». –
«Сколько ей?» –
«Осенью пойдёт в первый класс». –
«Да, осень… Рад за тебя». 
И точка. 
«Может, встретимся как-нибудь, 
есть, что вспомнить о нас?» –
«Может, – отвечу 
без особой охоты, –
А ты и не изменился совсем. 
Как сам?» – «Так, 
на работу – с работы». 
И вот уже больше не видно тем 
Для нашего пустого, 
никчемного разговора, 
Вот и ребёнок за руку потянул вперёд. 
«Я, знаешь, приеду 
теперь не скоро. 
Может быть, несколько лет 
пройдёт». –
«Что ж, удачи». – «И тебе… 
Постой-ка!» –
«Что?!» – «Я только хотел сказать, 
Трудно поверить, 
лет прошло сколько. 
Трудно вспомнить». –
«Да, лучше не вспоминать». 
Но только тут в его глазах я замечу, 
Что для него всё прошлое 
всегда оставалось главным, 
И что он несказанно рад 
нашей встрече, 
Только не знает, как это мне 
объяснить. Забавно. 
И вот под этим 
не успокаивающимся ливнем 
Мы опять, как когда-то, 
разделим наши пути. 
И будет обидно, горько 
и немного даже противно, 
Как же мы оба могли 
до такого дойти.

Любовь и вода

Руки мои, что жаждут прикосновенья, 
не сводите меня, остывая, ночами с ума, 
Не дайте в минуту слабости припомнить сердцу, 
как часто и сладко билось оно. 
Я будто морская волна холодная, разбиваюсь в мелкие брызги 
о берег сама, 
Рассыпаюсь блестящею пеной я по ветру, опускаюсь тихо 
на замершее тёмное дно. 
Мне привидится там, на дне, в темноте между трав морских 
проявившийся профиль твой. 
Мне покажется поцелуем горячим твоим расступившийся 
подо мною мокрый песок. 
Я вольюсь в твоё тело нежными струями, покрывалом 
шёлковым, ласковым повлекусь за тобой 
И усталая, опустошённая, но счастливая у твоих 
тогда замру ног.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!