HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Павел Парфин

Полет на мультикоптере

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 26.02.2008
Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Часть 5


 

 

 

А сразу же после хортарского полудня мы втроем – гетман, уже знакомый мне старзак с блестящей голой головой и я – поднялись на довольно тесную палубу, огражденную с четырех сторон невысокой, в половину моего роста, стенкой. Вид ее не внушал мне доверия – она была шаткой, неустойчивой, как потом объяснили мне, сплетенной из сухих веток местных растений. Но самым поразительным в этой странной конструкции был громадный ярко-желто-голубой шар – тот самый, который, как мне показалось, закрыл собой половину неба. Привязанный к палубе, он неслышно колыхался всего лишь в двух метрах над нашими головами. Подъем на витростате – так назывался дивный шар с плетеной палубой – впечатлил меня сильней, чем полеты в двух других трансформациях мультикоптера.

Мы медленно поднимались в небо, земля плавно уходила из-под ног, немного подташнивало, сердце забилось чаще в ожидании близких чудес, а чудеса – вот они, прямо под нами! Я обмер, целиком отдавшись созерцанию небывалого зрелища. Вон пылающей плазмой золотели созревшие поля; справа от них зеленым межзвездным эфиром, обласканные солнцем Хортары, легли на равнину луга. А еще правей гряда пышных, пышущих первозданной глубинной силой холмов добровольно рассеклась наискось упругим жгутом реки – сине-голубой, словно беерская кровь. Словно моя кровь…

Но и это еще не все! Я вдруг стал замечать, как все так же справа от того направления, куда ветер непреодолимо сносил, казалось, совершенно беспомощный витростат, аккуратные светлые полоски молодой или спелой растительности постепенно начали сменяться темными беспокойными островками. Островов становилось все больше, разрастаясь в размерах, они все плотней прилегали друг другу; в конце концов, от края до края, куда хватало глаз, поверхность планеты оказалась подмятой необъятным колышущимся материком. Так выглядели с высоты 700 метров великолепные леса Хортары.

На высоте 800 метров мультикоптер обрел новую форму и качественно новые возможности летательного аппарата. Теперь это был акваграв. Каюта, в которой мы находились, существенно видоизменилась, приобретя черты и техническую начинку, сделавшие ее похожей на кабины первых моделей гравитационных машин, ходивших на Ихибе около 150 лет назад. В отличие от непрочной корзины витростата корпус акваграва был надежно обшит со всех сторон и герметически закупорен; он представлял собой полусферу, плотно обвитую снаружи несколькими косами жидкости – похоже, эта жидкость была обыкновенной водой. Водяные косы не были однородными, каждая из них, казалось, была сплетена из более тонких струй. Назначение их было очевидным: потоки воды, двигаясь с определенным ускорением по окружности, создавали управляемое гидрогравитационное поле.

Осмотреть очередную технологическую ипостась мультикоптера мне удалось благодаря многочисленным квадролукам, установленным снаружи и обеспечившим великолепный обзор как нашего воздушного пути, так и самого корпуса акваграва. Квадролуки через определенные интервалы времени меняли угол обзора, о чем я неизменно узнавал из непрекращающейся смены путевых голограмм, транслировавшихся на капитанский мостик, по-прежнему совмещенный с каютой для пассажиров.

Еще через одну минуту 40 секунд подъема, продемонстрировав новые достоинства трансформера, мультикоптер превратился в очередной, третий по счету, летательный аппарат. Вне сомнений, новое транспортное средство оказалось несоизмеримо выше классом, чем два предыдущих. Конечно, не имея возможности познакомиться с ним детально, трудно говорить со знанием дела об устройстве летательного аппарата и принципах работы его движителя. Но, начиная с момента третьей трансформации мультикоптера, с моим сознанием вдруг стали происходить странные вещи, напомнившие ощущения, которые испытываешь, перемещаясь в плазбусах. Да, очень похожие чувства, точнее видения – расплывчатые, едва различимые образы детей, по обыкновению пытающихся увлечь меня за собой… Сходство ощущений – новых и тех, о которых услужливо напомнила мне моя память – и еще кое-какие детали во внутреннем обустройстве мультикоптера навели меня на мысль, что третья трансформация, по сути, и является здешним аналогом плазбуса – основного вида транспорта, получившего распространение в наши дни на Ихибе.

Единственное, на что я не смог найти немедленного объяснения, – почему я, находящийся в состоянии, близком к плазмопортации, не утратил способности чувствовать и осмысливать окружающую реальность? Ведь на время, занимаемое плазмопортацией, я должен был расстаться со своим телом – а соответственно со всеми тканями, органами и системами своего организма – и превратиться в персональную генно-математическую формулу – по аналогии с тем, что всякий раз происходило со мной на Ихибе, когда я пользовался плазбусом. Однако я как ни в чем не бывало продолжал здраво фиксировать и анализировать все, что происходило со мной и вокруг. Для меня все так же не составляло труда коснуться рукой внутренней обшивки мультикоптера или, отдыхая, привалиться спиной к его стенке.

Еще раз хочу отметить, что если бы не появление перед глазами знакомых видений детей, неизменно сопровождавших меня в моих перемещениях в плазбусах, я бы вряд ли озадачился вопросом, где я и кто я теперь. Впечатлительный путешественник, чья психика, не выдержав такого многообразия чудес и открытий, испытала вдруг нашествие изощренных галлюцинаций, или уже законченный трансплантируемый призрак – генный код, заключенный в математическую модель.

Но кем бы я ни был в эту минуту, меня очень радовало, что я по-прежнему не потерял остроты наблюдательности – все так же зорок и быстр в осмыслении происходящего. Скажем, я успел заметить, что последняя трансформация мультикоптера произошла сразу же вслед за тем, как второй старзак, бывший с нами в одной каюте, принялся творить необычные вещи. Еще находясь на борту акваграва, задиристо глядя мне в глаза, словно провоцируя на необдуманный, безрассудный поступок (может, мне это показалось?), он трижды странно взмахнул головой – почти полностью голой и гладкой. На ее одинокой макушке торчало лишь что-то вроде обрывка тугого жгута или гибкой плетки – наподобие той, которой атаман ударил лошадь. Тогда я не смог припомнить, был ли этот необычный предмет на голове гологолового старзака в момент нашего знакомства, еще перед стартом, или он появился, когда мы были уже на борту мультикоптера. В следующую секунду старзак замер в нелепой, неудобной позе, закусил в зубах конец этого самого отростка или обрывка, торчавшего из его головы. Любопытно, что в это же самое время гетман занимался своими делами, сосредоточенно следя за полетом; при этом он не обращал никакого внимания на своего чудаковатого товарища. А с тем происходило совсем уж из ряда вон выходящее: на его лице сменилось, наверное, пять или семь выражений, пока он, наконец, не впал в глубокий транс… Когда же старзак бодро вскинул на меня свои сияющие глаза, я увидел себя уже в другом летательном аппарате.

Минуту-другую гетман весело потешался над моей растерянностью, над тем, что я никак не мог взять в толк, кто передо мной – непревзойденный кудесник или безупречный шарлатан. Затем, приняв вновь сосредоточенный вид, гетман принялся обстоятельно объяснять мне, что это не простой старзак, а збручма – носитель образов главных старзакских традиций, прежде всего оружия и транспортных средств.

– При помощи оселедца, который служит одновременно мультисенсорным приемником и передатчиком генерирующих сигналов, – гетман показал глазами на голову збручмы, на которой замер в напряжении, будто ожидая новой команды, таинственный предмет, напомнивший мне плетку, – Крифль поддерживает связь между постоянно меняющейся реальностью и своим продуктивным сознанием.

Услышав, что упоминают его имя, збручма бросил на меня прежний, недоверчивый, взгляд. Я же выразил удивление, что старзаки называют оружие и летательные аппараты "традициями". Обычно, насколько мне было известно из ранней истории бееров, это понятие включает в себя различные устоявшиеся и повторяющиеся из поколения в поколение идеи, взгляды и отношения между соплеменниками, а также укоренившиеся подходы к быту, семье, детям… При слове "детям" я невольно осекся, но гетман вроде бы этого не заметил. На мой вопрос он ответил вначале лишь поднятием строгой, точно хвост плетки, брови – и как ни в чем не бывало продолжил свои разъяснения. Все главное оружие и транспорт у старзаков созданы из универскрама, некоего материального духа, подвластного сложнейшим смысловым трансформациям. К примеру, мультикоптер Крифль перестраивал согласно тем саморазвивающимся энергетическим проекциям этого аппарата, которые хранятся в аскетическом сознании збручмы и были востребованы по мере набора нами высоты. Реагируя на изменения в условиях полета, Крифль отбирал, а затем транслировал на мультикоптер его новую, наиболее подходящую для данной ситуации проекцию и таким образом вызывал необходимую трансформацию аппарата. Или, если быть точнее, трансформацию универскрама, являющегося, как уже было замечено, его образом-материей.

– Универ… скрам-ма? – заикаясь от волнения, переспросил я – окончательно заблудившись в многочисленных терминах, которыми сыпал гетман.

Он прервал свой рассказ, улыбнулся с едва приметной досадой.

– Сожалею, что в моих ответах больше тайн для тебя, чем понятных новостей и открытий. Но со временем жизнь старзаков откроется тебе, станет доступной и явной, как твоя прошлая жизнь на Ихибе.

Он задумался, рассеянно теребя ус, точно засомневался, способен ли я осмыслить важные для него вещи. Наконец, видно, справившись таки с недоверием ко мне, гетман взялся по-новому за свой рассказ:

– Не удивительно, что ты ничего не слышал об универскраме. Хм, его ведь нет на Ихибе. Но чтобы тебе было понятно, о чем идет речь, приведу пример ваших брендов. Можно допустить, что бренд – отдаленный, очень приблизительный аналог универскрама…

Неожиданное сравнение гетмана застигло меня врасплох. Бренд – аналог какого там универскрама? Материи-духа, из которой яко бы можно слепить все, что захочешь? Любую иллюзию… Неужели и здесь, на Хортаре, – то же самое?! Я едва не вскрикнул, осененный вдруг смелой догадкой. Похоже, эти "невежественные, ограниченные создания", какими старзаки предстали передо мной в первые минуты знакомства, оказались искушенней и опытней бееров в искусстве плодить химеры, подобные брендам. Старзаки настолько преуспели в этом деле, что даже изобрели универсальный сырец для химер, а брендарии перенесли в головы отдельных своих соплеменников, коих, подозреваю, несметные полчища…

– …Это никакая не фальш-материя, пригодная для синтезирования чего бы то ни было. Збручма далек от того, чтобы заниматься размножением всевозможных фантомов – фантомов ли идей, фантомов ли чувств или фантомов вещей, – донесся до моего слуха вновь голос гетмана – он безошибочно читал мои мысли. – Но я ни в коей мере не хотел умалить смысл и значение мироустройства, принятого на вашей планете. Мой рассказ подчинен лишь одной цели – при помощи, может, рискованных, но понятных тебе аналогий попытаться объяснить тебе, как устроена наша жизнь. А бренды – первое, что пришло мне на ум.

Из брендов вы, бееры, ежедневно складываете мозаику своей жизни, подобно тому, как это же самое делают старзаки из универскрама. Единственное и важное отличие: бренд – искусственный образ и несуществующая материя, порождение вашего интеллекта, а природа универскрама благословлена Всевышним. Универскрам достался старзакам по наследству. Вместе с нашей прекрасной планетой. Может, поэтому мы называем многие явления, вещи и ощущения, родина которых Хортара, традициями.

Видно было, что гетман порывался сказать еще что-то, но лишь улыбнулся – на этот раз смущенно и чуть виновато, будто и вправду пытался скрыть рвавшуюся из него наружу окрыленную радость. Так улыбаются бойкие по натуре дети, подверженные чрезмерному воспитанию. Так улыбнулся образ ребенка, явившийся мне совсем недавно – в начале полета на третьей трансформации мультикоптера.

 

 

 


Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

19.03: Яла ПокаЯнная. Поверить не могу (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!